Человек без чувства юмора как называется: как назвать человека который не понимает шуток?

Отсутствие чувства юмора – это диагноз

01.04.2010 10:40

Не претендуя на высокий бал IQ, приведу достоверные факты (спасибо Билу Гейтсу, да здравствует Интернет и вообще все японцы) того, что существуют десятки научных теорий смеха и при всех их различиях все они сводятся к одному: смех удлиняет жизнь, развитое чувство юмора помогают людям разрядить агрессию (что очень важно в нашей повседневной жизни), избавляет от стрессов. Из всего сказанного можно сделать логический вывод, что отсутствие чувства юмора, пессимистическое отношение к жизни как таковой «укорачивает, не помогает, не разряжает, не избавляет» и т.д.

Очень любопытная деталь: по статистике 5-летний ребенок смеется 300 раз в день, а взрослый человек — от сила 20. Ученые напрямую связывают это с тем, что взрослые реже попадают в комические ситуации, чем дети. На вопрос, отчего дети растут, а взрослые – нет, удивительный ответ дал профессор Ли Берк.

Эксперименты, поставленные на 16 добровольцах, показали: У людей, ожидающих показа кинокомедии, зафиксировано 87-процентное повышение гормона роста и вырабатывается на треть больше бета-эндорфина по сравнению с теми, кто собирается читать свежую прессу с новостями о политике и катастрофах.

А гормон бета-эндорфин оказывает обезболивающее воздействие на организм и способствует борьбе с депрессией, а гормон роста играет важную роль в поддержании иммунитета.

Ну, это так, к слову, для роста тех самых баллов IQ. А теперь непосредственно о юморе.

Розыгрыши и юмор – это весьма близкие по своему понятию слова. Только, конечно, нужно оговориться, что розыгрыш должен быть милым, безобидным, не унижающим и не оскорбляющим человека. И, безусловно, самый лучший день для всех шуток – это 1 апреля.

Талантливо поставленный розыгрыш надолго запоминается и часто воспринимается людьми как достоверное событие.

Так случилось в середине 80-х годов. В газете «Грозненский рабочий» была опубликована следующее сообщение. Артисты цирка после окончания гастролей в республике при погрузке в вагоны своего реквизиты и животных забыли на перроне клетку с бегемотиком.

И теперь бедное животное мается на жарком перроне от жажды и голода. Сотрудники железнодорожного вокзала призывали жителей Грозного принести бегемотику что-нибудь из еды, при этом отметили, что, по их наблюдениям, он очень любит кильку в томате. Я просто не могла остаться равнодушной к бедам брата нашего меньшего. Пошла в магазин, накупила этих консервов и примчалась на перрон… Единственным моим утешением стало то, что я оказалась далеко не в одиночестве. Сначала мы все ходили по вокзалу в поисках клетки с бегемотом, а когда поняли, что это был розыгрыш, на всех напал безудержный смех. Причем каждый смеялся над самим собой. Никому даже в голову не пришло возмутиться, пожаловаться. И эти 5 минут смеха наверняка продлили наши жизни минимум на год.

Самоирония, должна я заметить, вещь очень полезная, так как она помогает проще относиться к жизни и меньше переживать по пустякам и из-за собственных комплексов.

Нельзя утверждать, что, если человек не понимает или не воспринимает розыгрыш, то он лишен чувства юмора, но включать воображение иногда следует. Разыграли – не понял — оскорбился. И здесь явно чувство собственного достоинства становится естественной реакцией организма на отсутствие собственного чувства юмора. Человек с полным отсутствием юмора – уже сам по себе явление юмористическое.

Можно даже сказать, что чувство юмора – это показатель психического здоровья, но только если само это чувство здорово.

«Улыбайтесь, господа», — говорил барон, тот самый, Мюнхгаузен

Вспомните, розыгрыш нашего фотожурналиста Муссы Садулаева о племени в Зимбабве, предки которого были чеченцами. Он снял на видеокамеру представителя этого племени и тот сказал заученную фразу на чеченском языке. Этот сюжет показали на республиканском телевидении и уже на следующий день в «маршрутках», на рынке, просто на улицах люди обсуждали эту «новость», причем вполне серьезно. И только лишь немногие, нельзя в этом случае сказать, что скептики, но люди обладающие чувством юмора, восприняли это как первоапрельский розыгрыш и были правы.

Американским врачом из Медицинской школы университета Рочестера удалось идентифицировать участок головного мозга, отвечающий за чувство юмора. По словам автора открытия Дины Шибаты, «зона смеха» расположена в нижних отделах лобной доли. Кстати, после микроинсультов, локализованных именно в этом районе головы, человек может быть начисто лишен способности понимать шутки. И в то же время, кто любит посмеяться, реже страдают сердечно-сосудистыми заболеваниями. Сделали выводы?

Можно сказать, что у каждого человека чувство юмора развито как чувство стиля. Оно может быть дано от природы и его не надо развивать. Оно может быть в зародышевом состоянии и его надо чуть-чуть «подкормить» и подкорректировать. Но, здесь, как говорится, чем богаты, тем и рады.

Так бывает тоскливо, особенно на работе, когда все слишком серьезно. Хорошо, что почти в любом коллективе есть человек, который по психотипу шутник (таких не такой уж большой процент, кстати), и он вносит разрядку в атмосферу всеобщей деловитости и серьезности… Но его никто этому специально ведь не учил, и тома с анекдотами он не штудировал… Экспромт и шутка рождаются на кончике языка, а не мучительно и серым веществом мозга… И получается это вследствие способности человека облечь некие обстоятельства и факты в словесную форму и преподнести в виде шутки. Конечно же, этот человек должен быть наблюдательным и немного психологом, чувствительная натура должны быть, творческая даже… Тогда мы и имеем на выходе человека с чувством юмора.

С чувством юмора легче шагать по жизни — это факт. Жаль, что оно не передается с генами или по наследству. Но не стоит отчаиваться — чувство юмора можно воспитать и развивать. И чем раньше начать это «воспитание», тем лучше.

Перефразировав известное выражение, можно сказать, что чувство юмора жить помогает. Оно способствует душевному здоровью: ведь тот, кто умеет над собой смеяться, практически неуязвим.

Бывает, человек и начитанный, и умный, и интересный, но совершенно не понимает шуток. Любая ситуация для него — архиважная. В результате он плавает в проблемах, которые на поверку яйца выеденного не стоят.

Вообще, по мнению психологов, из всех ситуаций, в которые мы попадаем в жизни, 95% случаев не заслуживают того, чтобы смотреть на них серьезно. Однако многие раздувают из мухи слона. Теряют уверенность в себе. Отсюда и другие комплексы. А закомплексованный человек – страшная вещь. Остроумный же человек не поддастся на оскорбления, не позволит негативу завладеть собой и никому не позволит навязать себе какой-либо комплекс. Ведь в его арсенале есть такое оружие, как шутка. Это лучший способ погасить чужую агрессию и разрешить конфликт.

Кроме того, юмор (но добрый, лишенный ядовитого сарказма) помогает самоутвердиться, наладить и улучшить отношения между людьми, а также снять стресс.

Давно замечено, что отличным чувством юмора обладают люди умные, развитые, с воображением. Отсюда вывод – нужно, прежде всего, развиваться умственно, расти в интеллектуальном плане: читать книги (как смешные, так и серьезные), больше общаться с остроумными людьми, заводить новые знакомства, развивать воображение и позитивное мышление, импровизировать.

И помните: чувство юмора — это большой плюс к вашей привлекательности. В конце концов, юмор — это смех, а смех, как известно, лучшее лекарство. Отсутствие чувства юмора хоть и диагноз, но не смертельный приговор. Так что, лечитесь, друзья, лечитесь юмором!

Аза Чимаева

Все права защищены. При перепечатке ссылка на сайт ИА «Грозный-информ» обязательна.


Нашли ошибку в тексте? Выделите ее мышкой и нажмите: Ctrl+Enter

Как называют человека который не понимает шутки

Ответь на вопросы.Дорога в космосС высотою первой встреча…Помню, с мужеством мальцаЯ сперва освоил плечи,Плечи своего отца. После, ростом став повыше

,Под раскат степных громовПутешёствовал по крышамОвцефермы и домов.Вы, друзья, меня поймёте:Разрывая тишину,Я недавно в самолётеBзмыл, как птица, в вышину.Мог разведать все секреты,Звёзды — вот они висят!Пусть меня на борт ракётыХоть сегодня пригласят!(К. Идрисов)у Как произошла первая встреча с высотой?/ Какие ещё были встречи? Какая будет встрёча?/ Объясни значения выделенных слов. Какие слова помогли понятьзначения этих слов?/ Какие выделенные в тексте слова можно заменить словами взлетел,изучил?у Определи главные момёнты в каждой строфё.у Как ты думаешь, полетит герой в космос? Почему?у Нарисуй комикс по сюжету стихотворения. Сделай надписи к каждой​

разбор слова сегодня корень суфикс окончание​

СРОЧНО!!!! 30баллов. ВЫПИШИТЕ НАРЕЧИЯ.ОПРЕДЕЛИТЕ ИХ РАЗРЯД ПО ЗНАЧЕНИЮ

нуите435A. Составьте словосочетания с данными глаголами и словосо-четаниями. Укажите форму зависимого от глагола существительного.​

20 баллов помогите плиз 419В. Что такое генетически модифицированный / измененный организм, или мутант? Приведите примеры. Подберите синонимы к словам

модифицировать, добавить (ген). Определите типы значений глаголов (прямое,переносное) встроить (ген) ,пересадить (ген).​

Дан ряд из 8 чисел.14⠀⠀17⠀⠀8⠀⠀19⠀⠀22⠀⠀16⠀⠀12⠀⠀10Найди:размах ряда чисел:.медиану:.среднее арифметическое:.НазадПроверить​

составить последовательность помагите!​

18) Заполните «Литературную пирамидуу.21. Имя героя литературного произведения.2. Два слова, описывающих героя (внешность, воз-раст, черты характера).

3. Три слова, описывающих место действия.4. Четыре слова, характеризующих проблему (тему)произведения.5. Пять слов, повествующих о первом событии.6. Шесть слов, повествующих о втором событии(что происходит с героем и его окружением походу сюжета).7. Семь слов, повествующих о третьем событии (что предпринимается для ушения проблемы).8. Восемь слов, описывающих решение проблемы.​

Записать высказывания и собственные мысли о достоинстве

Культурный под цифрой 3 быстро даю 20 балов

А если у человека нет чувства юмора, что делать?

     Не все умеют шутить, не все понимают юмор, не все понимают, что они не понимают юмор, а есть люди, которых юмор еще и раздражает. Грустный случай.
     Люди, не понимающие юмора, воспринимают юмор как глупость, особенно если это гипербола или пародия. Они гиперболу принимают за чистую монету и сердятся. Для человека, лишенного чувства юмора, не существует комического. Это, как правило, люди со стандартным «правильным» мышлением. Часто это мелкие и недалекие начальники, которые никогда не шутят, вечно серьезны (или изображают серьезность), суетливы и озабочены, это, наверное, больные люди (в скобках заметим: и социально опасные люди — вампиры — так как они отсасывают положительную жизненную энергию у людей, с которыми общаются, делая окружающих больными, обычно этого не осознавая). Возможно, эти люди росли в атмосфере неоправданной суровости, безразличия, недостатка любви, постоянного дефицита положительных эмоций, в среде без шуток и юмора или в низкоинтеллектуальной среде. Также возможная причина — врожденная личная ущербность.
     Человек, лишенный чувства юмора (у него морщинки не у глаз — «лучики», а между бровями), скучен для окружающих и, скорее всего, не ощущает всей полноты жизни. Даже сам Иегова устами мудрого царя Соломона сказал: «Веселись, юноша, в юности твоей, и ходи по путям сердца твоего». Лишить себя смеха — это злое несчастье, это как потеря способности радоваться жизни. Если человек не хочет обучиться юмору, то его можно только пожалеть. А вот тех людей, которые хотят развить у себя и у своих детей чувство юмора, автор заочно любит и для них написал эту книгу.
     Так что же делать с людьми, начисто лишенными чувства юмора и не желающими его развивать?
     Конституцию они, конечно, не нарушают, но с такими людьми не стоит шутить, не стоит и приставать к ним со смелыми идеями. В лучшем случае — ответом будет непонимание, в худшем — пренебрежение или оскорбление. Может быть, такому человеку обидно, что он не в состоянии понять скрытый смысл и получить удовольствие от шуток и юмора, и он неосознанно мстит за это собеседнику. Порадуйтесь, что вы не такой или не такая, и принимайте этих людей такими, какие они есть. Поищите. Наверняка у них есть и достоинства. В конце концов, они имеют право быть такими, но общаться с ними — сплошное наказание: прописные истины и инструкции типа «Не забудь, переходя улицу, сначала посмотреть налево, а дойдя до середины, посмотреть направо, иначе собьет машина, и ты…». Если есть возможность, пригласите в компанию третьего, остроумного и веселого, как противовес.
     Слава Богу, и таких не много. Для контраста приведу два факта.


Некий предприниматель из Перу — Фелиппе Карбонель — намерен зарегистрировать в очередном выпуске Книги рекордов Гиннесса свое новое достижение: 100 часов (!) непрерывного рассказывания анекдотов и смешных историй (100 часов — это четверо суток без сна или 12 рабочих восьмичасовых дней).


Автор юмористических стихов, молниеносных экспромтов, эпиграмм и метких афоризмов Эмиль Яковлевич Кроткий в последний день своей жизни написал такое двустишие:

Чему дивиться? Врач не Бог.
Пришел. Увидел. Не помог.

И еще одна эпиграмма Э. Кроткого «горе-юмористу»:


  Ваша книжица у всех
Вызывает дружный смех.
Если этой книжкой
Щекотать под мышкой.

     Жаль, что ОГПУ этого замечательного мощного сатирика, насилием и угрозами превратила в юмориста, правда, в хорошего.

Не шуточный диагноз

На Западе клоуны не только смешат людей в цирке, но и лечат их прямо на улице.
Фото: АР

Американским врачам из Медицинской школы университета Рочестера удалось идентифицировать участок головного мозга, отвечающий за чувство юмора. По словам автора открытия Дина Шибаты, «зона смеха» расположена в нижних отделах лобной доли. После микроинсультов, локализованных в этом районе, человек может оказаться начисто лишен способности понимать шутки. В ходе эксперимента добровольцев смешили и изучали изменения, происходившие в их мозгу. Активность в различных отделах мозга фиксировалась при помощи магнитно-резонансной томографии. В будущем такая методика может быть использована психиатрами для оценки тяжести депрессии. Кроме того, именно этот участок мозга отвечает за социальную и эмоциональную оценку и за функцию планирования.

Потеря чувства юмора может быть как врожденной, так и «благоприобретенной». Группа немецких и британских ученых под руководством доктора Дженифер Юкерманн исследовали пациентов клиники Бохум (ФРГ), страдающих хроническим алкоголизмом. Подопытным был предложен ряд остроумных тестов для определения настроения, интеллектуальных возможностей и психомоторных функций. В качестве контрольной группы использовались 29 здоровых людей. Так вот среди пациентов клиники только 68% опрошенных выбрали правильные варианты ответов, а в контрольной группе – 92%. Ученые пришли к выводу: реабилитацию таких пациентов, наряду с их социальной дезадаптацией, затрудняет потеря чувства юмора. Доктор Юкерманн и ее коллеги считают, что необходимы специальные реабилитационные программы, учитывающие эту особенность алкоголиков.

Доктор в клоунском наряде

«Смейтесь чаще и громче!» – призывают людей с избыточным весом специалисты Медицинского центра университета Вандербильта (Теннесси, США). Как показали результаты их клинических исследований, 10–15 минут ежедневного хохота сжигают до 50 калорий – столько содержится в небольшой плитке шоколада. «Мы обнаружили, что смех производит энергию», – ликует руководитель опытной группы профессор Матей Бачовски. По расчетам за год регулярного 15-минутного сеанса смеха можно сбросить до 2 килограммов.

Австрийский психолог Илона Папусек пришла к выводу, что лечение смехом в комбинации с дыхательной гимнастикой – самая эффективная терапия для пациентов с заболеваниями сердца. Коллеги г-жи Папусек из Медицинского центра университета Мэриленда (США) во главе с кардиологом Майклом Миллером установили, что просмотр в кино психологических драм тормозит кровоток на 35%, а смех, спровоцированный комедией, наоборот, на 25% разгоняет кровь. «Эффект забавной кинокартины эквивалентен занятию аэробикой или прохождению курса лекарственных препаратов», – утверждает профессор Миллер.

Смех – не панацея, но, похоже, самое эффективное средство от недугов, подаренное нам природой. Группа врачей из Норвежского научно-технологичного университета в Осло провели тестирование на чувство юмора сорока с лишним пациентов госпиталя Святого Олафа, страдающих хронической почечной недостаточностью и вынужденных регулярно проходить лечение диализом (процедурой очистки крови). Опыт продолжался около двух лет. В итоге выяснилось, что при наличии хорошего чувства юмора риск преждевременной смерти снижается на 30%.

Но самую поразительную связь между смехом и шансами на жизнь обнаружили сотрудники Медицинского центра Ассафа Харофе (Израиль). 33 из 93 женщин, решившихся на искусственное оплодотворение, которых после напряженной операции смешили профессиональные клоуны, успешно забеременели. В аналогичной группе, которую никто не веселил, беременными стали лишь 18 пациенток.

Разумеется, не все российские клиники искусственного оплодотворения в состоянии зачислить в штат клоунов. На худой конец, им можно предложить давать прослушивать пациенткам гомерически смешную песню про Ваню и Зину, смотрящих по телевизору цирковое представление: «Ой, Вань, гляди, какие клоуны! Рот – хоть завязочки пришей!..»

Кстати, молодой Высоцкий был уволен из Театра миниатюр, куда поступил на работу после окончания театрального вуза, с формулировкой – «за полное отсутствие чувства юмора». Через несколько лет над его песнями покатывалась вся страна. Так что диагноз «отсутствие чувства юмора» – не смертельный приговор.

Нет чувства юмора — считай, калека | Архив


На днях в Калининграде побывала народная артистка России Клара НОВИКОВА, которая участвовала в просмотре молодых калининградских талантов — кандидатов для участия в заключительном туре фестиваля «Москва-Ялта-Транзит».


Наш корреспондент встретился и побеседовал с несравненной «тётей Соней» сразу после её выступления на сцене ДК железнодорожников.


— Клара Борисовна, поделитесь своими впечатлениями от общения с калининградской публикой.


— У вас замечательная публика, да к тому же стойкая. Просидеть 4 часа в жару под яркими лампами (концерт снимался для телевидения. — Авт.) и не утратить свежести восприятия — перед такой аудиторией принято снимать шляпу. Я выходила в самом конце программы и грешным делом думала, что не заведу зал. Калининградцы всех принимали хорошо — и профессиональных артистов, и молодых исполнителей.


— А какое мнение у вас сложилось о конкурсантах?


— У большинства, к сожалению, с юмором неважно, а вот в остальном — это просто замечательные ребята.


— Какими качествами должен обладать молодой артист?


— Самое главное — чтобы это была личность. Образованный человек, не очень образованный человек, более умелый, менее умелый — но личность. Как сегодня говорят: с харизмой.


— Чего стоит сегодня стать популярным эстрадным артистом?


— Если вы не имеете в виду финансы, то от многого приходится отказаться. И прежде всего — от желания стать артистом. (Смеётся.) Это, конечно, шутка. Мало кто подсчитывает, сколько это стоит седых волос, морщин, сердечных болей. Если всё это суммировать, то жертвовать приходится многим. Иногда думаешь, стоит ли твоя артистическая жизнь таких жертв?


— Что для российского человека значит юмор?


— Юмор — это защита, это оболочка, за которую прячутся люди, когда им невыносимо тяжело. Существуют такие чувства как обоняние, осязание, зрение. А есть чувство, которое называется чувством юмора. Если у человека этого чувства нет, то он — калека.


— Хватает ли этого чувства нашим политикам?


— Думаю, что хватает. Вне своей работы они шутят, рассказывают анекдоты, и я лично знакома с многими политиками, которые отлично юморят. Часто бываю в компании с Михаилом Горбачёвым — он просто мастак рассказывать анекдоты. Или вот Степашин — как он читает стихи! Знает наизусть огромное количество классики.


— Существует расхожая фраза: поэт в России больше, чем поэт. А юморист?


— Я бы добавила: а юморист — ещё больше, чем юморист.


— У народа не без оснований сложилось мнение, что сообщество этих «больше чем юмористов» раздирают противоречия, оно разделено на кланы, скажем так — не слишком дружелюбно относящиеся друг к другу.


— Увы, это действительно так. И виною всему — отечест.венное телевидение. К сожалению, такой «развод по квартирам» никому не идёт на пользу.

Смотрите также:

Пытаетесь острить по любому поводу? Возможно, вы больны

  • Дэвид Робсон
  • BBC Future

Автор фото, Getty

Есть люди, которых непреодолимо тянет шутить — в любое время дня и ночи. Обозреватель

BBC Future решил разобраться, чем это объясняется.

Супруга Дерека терпела дольше, чем вытерпел бы иной человек, но в итоге все-таки решила позвонить врачу.

Почти еженощно ее муж будил ее, чтоб рассказать очередную шутку, пришедшую ему в голову. Желая наконец-то выспаться, она убедила его записывать остроты, а не делиться ими посреди ночи.

Вскоре Дерек прилежно настрочил 50 страниц шуток такого рода:

«Прихожу я как-то проверять зрение, чтобы получить водительские права. Врач показывает мне буквы, а я такой говорю: «А, Б, В, Г, Д, Е, Ж, давайте мне права уже».

«Как избавиться от голода? Надо отойти от шведского стола».

Его остроты совершенно явно не тянули на талант Оскара Уайльда, но Дерек (имя изменено) радостно хихикал, читая их. Многие шутки были грубыми, и в этой статье мы их приводить не будем.

Несложно догадаться, что после пяти лет выслушивания этих юмористических потуг жена Дерека уже не могла их больше терпеть.

К тому же ее беспокоили и другие странности в поведении мужа — к примеру, склонность воровать конфеты в местных магазинах.

В итоге она договорилась о приеме у невролога Марио Мендеса из Калифорнийского университета в Лос-Анджелесе.

«Во время нашей беседы он шутил так много, что его было трудно прервать», — вспоминает Мендес, опубликовавший отчет об этом случае впрофильном неврологическом журнале.

Автор фото, Thinkstock

Подпись к фото,

Страдающие этим странным расстройством беспрерывно плоско шутят

Мендес диагностировал у пациента морию (патологически повышенное настроение в сочетании с дурашливостью, возбуждением и склонностью к глупым шуткам), вызванную, судя по всему, двумя инсультами, случившимися с промежутком в пять лет.

Так семья Дерека узнала, что на самом деле это нешуточное расстройство. Но при этом оно способно помочь нам понять сложные мыслительные процессы, лежащие в основе обычного человеческого чувства юмора.

Один из первых описанных случаев мории был обнаружен германским неврологом Отфридом Фёрстером в 1929 году при весьма необычных обстоятельствах.

Фёрстер оперировал опухоль у пациента-мужчины. Пациент пребывал в сознании, как это часто бывает при операциях головного мозга.

Когда Фёрстер начал работать с его раковой опухолью, мужчина неожиданно разразился потоком слов, выдавая одну ужасную шутку за другой.

В том же самом году психиатр Абрахам Брилл сообщил о том, что сталкивался в своей практике со схожими случаями: некоторые его пациенты постоянно шутили на абсолютно любые темы, при этом не обязательно будучи пристегнутыми к операционному столу.

С тех пор было описано множество аналогичных случаев. Как ни странно, многие такие пациенты — в том числе Дерек — не смеются над остротами других, хотя свои собственные находят уморительными.

Судя по всему, такое поведение связано с характерными повреждениями лобных долей головного мозга.

Автор фото, Getty

Подпись к фото,

Непрекращающиеся шутки могут стать серьезной обузой для домочадцев

К примеру, Дерек около 10 лет тому назад перенес кровоизлияние в мозг, повредившее правую лобную долю.

После этого случая его поведение изменилось: он стал тщательно обыскивать мусорные баки, чтобы найти утиль, который можно было бы сдать во вторичную переработку.

Однако на том этапе его не очень выраженное чувство юмора оставалось таким же, как и прежде.

Затем, похоже, с ним случился второй инсульт, травмировавший так называемое хвостатое ядро мозга. Этот глубоко упрятанный отдел работает в качестве связующего звена между лобными долями (отвечающими за сознательные, аналитические размышления) и остальным мозгом.

В результате на Дерека напала тяга безудержно шутить, доводившая его супругу до белого каления.

Чтобы понять, каким образом такие повреждения мозга могут стать причиной склонности к плоским шуткам, для начала стоит задуматься над тем, как мозг обрабатывает юмор в целом.

Возьмем анекдот, признанный исследователями из Оксфорда одним из самых смешных в мире:

Три человека на необитаемом острове нашли лампу с джинном, который согласился исполнить каждому по одному желанию. Один захотел вернуться домой. Второй тоже попросился домой. Когда джинн исполнил их желания, третий высказал свое: «Как-то скучно стало. Ящик водки и вернуть собутыльников!»

Пожалуй, бывают анекдоты и посмешнее. Но большинство подобных острот построено на некоем несоответствии финальной фразы ожидаемому развитию событий, и мозгу приходится сделать несколько умозаключений, чтобы понять соль.

Нужно представить себя на месте людей, оказавшихся на необитаемом острове, то, что они чувствуют, когда их сокровенное желание исполняется, а потом нас ждет неожиданная концовка.

Процесс построения нужной логической цепочки раздражает мозговые центры удовольствия, и человек смеется (или хотя бы вежливо улыбается).

«Момент, когда становится понятной суть анекдота, сродни любому моменту озарения», — поясняет Джейсон Уоррен из Университетского колледжа в Лондоне.

Автор фото, Thinkstock

Подпись к фото,

Остроты других не кажутся таким пациентам смешными

Эти мыслительные процессы происходят в районах, расположенных в лобных долях мозга — тех самых отделах, которые отвечают за аналитическое мышление, и повреждения которых наблюдались у Дерека и других пациентов с аналогичным расстройством.

«Они не видят связи ключевой фразы с началом анекдота, поэтому не выказывают удивления», — говорит Мендес.

Но при этом такие повреждения мозга, похоже, нарушают сигнальные цепи, соединяющие лобные доли с центрами удовольствия.

Поэтому хотя остроты других не кажутся таким пациентам смешными, их собственные мысли и чувства, вытекающие из случайных ассоциаций, могут приводить к выбросам нейромедиатора дофамина и вызывать приступы смеха.

По крайней мере, такова теория. И для дальнейшего изучения этого расстройства есть серьезные причины.

Уоррен работает с пациентами с лобно-височной деменцией — она возникает у людей в расцвете сил. Среди ее симптомов — появление трудностей в распознании чувств и мотивации окружающих людей.

«В результате сильно ухудшаются их социальные способности», — говорит специалист. Эти проблемы нередко накладываются на нарушенное чувство юмора.

Один из пациентов, которому Мендес поставил диагноз «мория», страдал и лобно-височной деменцией — хотя эти два расстройства не всегда связаны.

Не так давно Уоррен попросил своих пациентов рассмотреть и оценить разные подборки карикатур, сопоставляя результаты со снимками их мозга.

Выяснилось, что многие из них плохо понимают сложные, неоднозначные шутки, предпочитая юмор погрубее (к примеру, рисунок растерянной женщины, с которой сорвало платье проезжающим автомобилем).

Чем сложнее пациентам казалась эта задача, тем более серьезные повреждения наблюдались в их «юмористической мозговой системе».

Ученый считает, что эти наблюдения могут помочь предсказать приближение заболевания.

Врачам стоит интересоваться тем, не замечала ли семья пациента каких-то перемен в чувстве юмора: это может быть первым признаком расстройства.

«Были случаи, когда о таких изменениях близкие пациента сообщали за годы (в одном случае — за девять лет) до того, как ставился диагноз», — говорит Уоррен.

Не исключено, что удастся даже разработать стандартный тест на чувство юмора, позволяющий отслеживать перемены в социальных способностях таких людей.

Ну и в конце концов это лишний повод задуматься над тем, какую сложную серию умозаключений должен сделать мозг, чтобы понять шутку собеседника.

«Юмор — это очень сложный феномен, но мы зачастую воспринимаем его как данность», — резюмирует Уоррен.

Называют человека который не понимает шуток. Что такое юмор? Почему стоит научиться шутить

«В ком юмор вызывает зло, тому с умом не повезло» — гласит народная поговорка. Действительно, встречая в жизни людей, не понимающих шутки и не умеющих шутить над своими промахами, мы искренне удивляемся. Как можно пережить все жизненные неурядицы, не используя чувство юмора? Ведь улыбка дарит заряд бодрости, поднимает настроение и помогает преодолеть трудности. Более того, уже давно доказано, что продолжительный смех продлевает нашу жизнь до 5 минут. Представьте только, если смеяться каждый день, какими мы долгожителями будем!

Но не всегда получается улыбаться и смеяться, и виной тому зачастую бывает отсутствие чувства юмора, а это влечет за собой и серьезные проблемы в жизни, и болезни.

Что такое юмор?

Специалисты по филологии определяют юмор как способность человека замечать и акцентировать внимание на некоторых явлениях, точнее не на них, а на их комичных сторонах. При формулировании шуток задействуются когнитивные свойства человека. Он должен уметь видеть некоторые противоречия в окружающем его мире. Юмор — это фраза или действие, которое вызывает улыбку, смех. Считается, что тонкое чувство юмора присуще тем, кто умеет шутить весело и без злобы. Иначе это будет уже сарказм.

История возникновения этого слова уходит далеко в античные времена. Тогда в медицине типы темперамента назывались по-другому, в зависимости от того, какая жидкость «преобладает» в человеческом организме. Древнегреческие ученые выделяли четыре её типа: кровь, лимфу и два вида желчи. Все вместе эти жидкости в определенном соотношении носили название «гумор». Это соотношение было определяющим фактором в состоянии здоровья человека и его самочувствии.

Разновидности юмора

Есть несколько видов этого чувства. Юмор по-разному влияет на человека, к которому он обращен, и на того, кто им обладает.

Все эти виды юмора значительно отличаются друг от друга. Но объединяет их одно — смех или улыбка людей, которые являются участниками юмористической ситуации.

Личные качества, помогающие шутить и понимать шутки

Креативность человека никогда ему не вредила. Он умеет видеть ситуацию не так, как все, а по-своему. Те люди, которые привыкли во всем доходить до сути, изучать все закономерности и особенности тщательно, отличаются креативным мышлением. Они способны абстрагироваться от общепринятых шаблонов, общественных стереотипов и традиций.

Если вы искренни и правдивы, вы умеете отличить искренность от лицемерия, ложь от правды, мудрость от глупости. Отличное чувство юмора формируется благодаря этим навыкам. Они дают возможность человеку адекватно оценивать свое поведение, уметь посмеяться над своими промахами и абсурдными ситуациями в жизни.

Независимость от мнения других и смелость в словах и поведении хорошо влияют на развитие чувства юмора. Сила и смелость помогают человеку вовремя выразить свое мнение. Зависимые люди попадают в свою же ловушку. Они, боясь зацепить другого своей шуткой, учатся не замечать смешные моменты, а потом вообще не могут над чем-то посмеяться. Человек без чувства юмора не может видеть и подчеркивать своими замечаниями смешные моменты.

Адекватная самооценка и уверенность в своих силах позволяют смеяться даже над собой без какого-либо внутреннего дискомфорта. Человек, уверенный в себе, может пошутить над собой и сохранить на нужном уровне чувство собственного достоинства. Если же индивид не развивает чувство юмора, в нем копится агрессия и обида по отношению к тому, кто осмелился над ним подшутить.

Каким людям трудно юморить?

Как известно, не все могут тонко и смешно шутить. На то есть свои причины. Существует несколько качеств, которые мешают человеку адекватно воспринимать шутки, смеяться над ними и самому юморить.

  • Люди, не имеющие собственного мнения, у которых мышление стереотипизировано, иногда шутят, но эти фразы или действия не вызывают у других искреннего смеха. Другим они кажутся глупыми или плоскими.
  • Невысокий уровень интеллекта не позволяет людям интересно и тонко подмечать противоречия в жизни, над которыми можно посмеяться. Они просто не способны видеть подобные явления.
  • Человек, который привык «прогибаться», зависеть от другого, не может шутить по причине неискренности своих слов и поступков. Таким людям сложно понять, как развить чувство юмора, так как они не имеют внутренней свободы.
  • Несмелые люди боятся выразить собственное мнение, они постоянно находятся в плену своих страхов, поэтому им некогда шутить.
  • Гордому или неуверенному человеку сложно шутить и смеяться над своими промахами. Таких людей съедает чувство обиды. Неадекватное отношение к себе не дает им возможности подмечать свои ошибки и уж тем более подшучивать над ними.

Прекрасное чувство юмора развивается у тех людей, которые работают над своими личностными качествами и меняют свое поведение.

Значимость человека с чувством юмора

Человек не может постоянно примерять маски. Наша жизнь требует от нас соответствия поведения занимаемой роли. Например, учитель не может на работу прийти в валенках, с непричесанными волосами и выражаться как сапожник при детях. Также ребенок не имеет права в нежном возрасте учить родителей жизни и обзывать их, равно как и мама не имеет права при ребенке распивать спиртное и совершенно о нем не заботиться. Это общепринятые нормы, исключения из которых, к сожалению, существуют.

Все наши роли по-разному давят на нас. Мы одновременно можем выполнять несколько задач одновременно (сын, отец, рабочий; младшая сестра, дочь, мама или учитель, подчиненный, сотрудник и так далее). Варьируя в своих ролях, пытаясь все их сыграть идеально, мы устаем морально. Именно поэтому ценим то общество, где можем оставаться самими собой: посмеяться от души, не бояться быть непонятыми, совершать какие-нибудь необдуманные поступки. Чувство юмора помогает раскрепоститься. Открытый человек привлекает к себе больше внимания, он становится понятен окружающим, с ним хотят взаимодействовать.

Юмор и психология

Наука о душе — психология — структурирует людей, умеющих шутить и понимать шутки. Психологи уже давно подметили, что нет универсальных фраз, которые смогли бы вызвать одинаковый смех у разных людей. Славяне часто не понимают американский юмор, и наоборот. Даже среди представителей одного круга общения сложно рассмешить всех одинаково сильно. На восприятие шутки влияет внутреннее состояние человека и его принадлежность к определенной географической или возрастной группе. Большое чувство юмора у тех, кому все-таки удается рассмешить разнообразную социальную группу.

Культурное окружение также немаловажно. Оно очень сильно влияет на восприятие юмора. Здесь значение имеет пол людей, профессия, уровень образованности и многое другое. Весьма сильно отличаются между собой по восприятию комического возрастные группы. Подростки могут не понять юмора стариков, и наоборот. Именно из-за этих различий сложно оценить, смешная шутка или нет. Важно, чтобы она достигла своего конечного результата — разрядила обстановку в компании или же помогла немного отвлечься от повседневного гнета дел и стрессов.

Мы от рождения умеем шутить?

Ошибочно было бы предполагать, что человек обладает чувством юмора от рождения. Оно развивается в течение жизни. Каждый человек при желании может стать известным остряком, душой компании, но для этого нужно приложить немало усилий. Как и некоторые направленности личности, чувство юмора имеет некую генетическую предрасположенность. В процессе формирования навыков это чувство также должно развиваться и совершенствоваться.

Лучшим условием для этого является здоровая юмористическая атмосфера в семье. Речь идет не о легкомысленности, а об ироничном отношении к окружающей действительности родителей, которые передают свое чувство юмора детям. Ребенок, выросший в такой семье, будет шутить и веселить людей. Это бывает даже при выраженной стеснительности и скромности человека. Иногда юмор может быть защитной реакцией на сложную ситуацию.

Развиваем чувство юмора

Развитие чувства юмора может начинаться с мелочей. Попробуйте оглянуться вокруг, понаблюдайте за тем, что вас окружает, научитесь видеть. К примеру, взгляд может остановиться на нелогичном объявлении. Многие начинают с того, что акцентируют внимание на интересном поведении детей. Малыши непосредственные, они еще не умеют лгать и лукавить. В своих забавах они часто подражают взрослым — родителям, соседям, друзьям семьи. Понаблюдайте за детворой, и вы наверняка увидите в их игре несколько комичных сценок из реальной жизни взрослых. Даже те, кто не слишком одарен предрасположенностью к чувству юмора, могут развить его, пусть и с некоторыми усилиями.

Учимся смеяться с мелочей

«Как развить чувство юмора?» — спросите вы. Это процесс, который не терпит лени и однообразия, а также требует времени. Для начала нужно научиться замечать мелочи. Например, посмотреть на небо: там птицы летят стаей, а одна кружит вокруг них. Казалось бы, ну и что тут такого? И все же улыбка уже может появиться на вашем лице при виде нарушения закономерности. Таких примеров может быть множество. Где-то начальник повел себя вопреки своим принципам, дома родные чудят. Важно останавливаться на этих мелочах и давать себе волю в выражении чувств и эмоций.

Шутка шутке рознь, или нужно ли следить за своими словами?

Несомненно, нужно! Ведь шутки иногда касаются действий и характеристик другого человека. Здесь важно не задеть больное место, не обидеть. Не все поймут шутку о себе, даже если она высказана в положительном ключе. Сначала можно практиковаться на себе, подмечать свои комичные моменты и на их почве хохмить. Это поможет практиковать добрый смех, воспринимать действия — свои и других людей — иронично, а также придаст уверенности в процессе формулирования качественных шуток.

Но не нужно перегибать палку в контроле своих изречений, ведь юмористические шедевры рождаются в расслабленном и уверенном состоянии, поэтому иногда нужно давать волю словам.

Игры и тренинги в помощь

Для тех людей, которые хотят развить чувство юмора, но у них не получается это сделать, есть специальные психологические тренинги. Они бывают разной направленности, но приносят одинаковую пользу в формировании этого чувства.

Кроме психологических методик, существуют еще и другие. Прекрасным способом развития этого чувства будет просмотр, присутствие или участие в КВН. Эта игра изобилует шутками разной тематики. Не нужно стесняться записывать понравившиеся фразы. Потом их можно использовать в жизни.

Где лучше всего шутить?

Чтобы научиться шутить, нужно сначала выбирать знакомую компанию. Это должны быть понимающие люди, которые при возможном промахе не будут унижать или обсмеивать. По прошествии некоторого времени свои шутки можно попробовать в компании уже искушенных юмором людей. Если вы заметите, что вас поняли и оценили (а здесь достаточно улыбки), вам удалось их рассмешить, есть повод для гордости.

Лучше всего шутить в уже подготовленной к веселью компании. Это может быть любой праздник, куда пришли все в хорошем настроении, например, день рождения, Новый год или любая вечеринка.

Использование опыта авторитетов

Для того чтобы научиться качественно шутить, можно выбрать авторитетного весельчака на телевидении и повторять его шутки. Если вы считаете, что пахнет плагиатом, фразу можно видоизменить, не трогая при этом смысл. При таком подражании вы можете произвести впечатление на окружающих без проблем, ведь мало кто будет знать, что это не ваш экспромт. Повторяя шутливые фразы, вы развиваете ассоциативное мышление, которое является основой формирования чувства юмора. Кроме этого, формируется ироничное отношение к окружающим людям, событиям или явлениям, а это путь к качественным шуткам.

Лингвист,
математик,
психолог,
антрополог и биолог рассказывают о смехе крыс,
о смерти от смеха и других явлениях,
с которыми они столкнулись при изучении юмора.

Записала Юлия Богатко. Фотограф Джил Гринберг.

Виктор Раскин

Лингвист, профессор университета Пердью, Индиана.

Про смех нам более или менее все известно: дыхание, работа голосовых связок, польза для здоровья. Но юмор часто даже не сопровождается смехом. Мои друзья-психологи проводили эксперименты по восприятию юмора: людям предлагают оценить какие-то шутки, одновременно записывая реакцию. Так вот, не было особой параллели между тем, нравилась ли им шутка, и интенсивностью смеха. Часто то, что больше всего нравится, вызывает лишь тень улыбки, а хохочут над тем, что нравится не очень. Конечно, в таких экспериментах легко соврать, особенно, если шутка неприличная, а исследователь — женщина. Что касается мозга, то в 1991 году на ежегодной конференции по исследованию юмора психолог Питер Деркс показал одну из первых магнитно-резонансных томографий мозга, сделанную в момент рассказывания шутки: когда мы слышим и понимаем обычное предложение, в темени, как будто лампочка, зажигается эйфория. То же бывает от шоколада и других приятных вещей. Но если тут она просто зажигается, то с юмором происходит так: сначала загорается, потом словно какое-то шебуршение, затем все гаснет, и только потом эта лампочка зажигается снова. Грубо говоря, чтобы понять шутку, нужно сначала потерпеть поражение, а потом воспрянуть. Но, как бы красиво это ни выглядело, заглянуть внутрь мы не можем и видим не дальше электрохимических реакций: про мозг мы знаем многое, а про ум — ничего. Как писал Виктор Шкловский еще в 1920-х годах, трудно изучать что-то, находясь внутри этого.

Юмор интересен тем, что это не просто язык, но еще и разные дополнительные сведения и комбинация данных. Невозможно понимать шутки, если ты не знаешь язык в достаточной степени. Я всегда интересовался формализацией языка и изучаю юмор как прикладной лингвист (что во многом ближе к математике). Когда я развил свою семантическую теорию языка до такого уровня, что стало возможным говорить об использовании компьютера, возникла так называемая Semantic Script-based Theory of Humour — семантическая теория юмора, основанная на скриптах. Идея скриптов пришла в голову одновременно нескольким людям, но мне удалось ее сформулировать как квазиматематическую и потенциально вычислительную теорию для юмора. Смысл в том, что значение любого предложения составляется не только из значений слов. Помимо этого в сознании есть определенные рамки, скрипты, сценарии или ситуации, на которые они накладываются. Кто-то из моих коллег не в контексте юмора говорил о скрипте, например, посещения ресторана: Ты заходишь в ресторан, к тебе подходит человек и спрашивает: «How many?» — «Сколько?» В отрыве от контекста не понятно, сколько чего? Но в свете того, что мы знаем из опыта посещения ресторанов, мы понимаем, что этот вопрос означает «на сколько человек нужен столик?». То есть знакомая ситуация добавляет большое количество информации — без того, чтобы ее нужно было бы проговаривать.

По наблюдению Канта, обязательное условие юмора — это две привязанные друг к другу, но не совместимые ситуации, и удивление. Я же предложил свою — формально лингвистическую теорию этого. Это как бы инструкция к компьютеру: «ищи следующее» — обнаружь одну ситуацию, которая вводится прямо, и, если происходит что-то странное, то ищи другую, также совместимую с этим текстом. Если это знакомая пара скриптов, которые находятся в оппозиции друг к другу, компьютер понимает, что это шутка. Два года назад моя коллега, доктор Джулия Тейлор построила компьютерную систему, которая может с довольно большой точностью определить, является шуткой текст или нет. Словно детектор юмора.

Моя первая книга по юмору исследовала всего одну шутку, хотя там было много других примеров (мне очень понравилась эта идея в книге Ноама Хомского, которую я перевел на русский много лет назад: книга об одном предложении). Я намеренно подцепил какую-то плохонькую из американского сборника 1930−40-х. Пациент стучит в дом врача, ему открывает молодая хорошенькая жена доктора и больной, который потерял голос, шепчет: «Доктор дома?» В ответ жена шепчет: «Нет, заходите». Первый скрипт, который тут возникает, — больной ищет медицинской помощи. Но жена думает, что он шепчет в знак интимности, и сообщает ему, что супруга нет дома, чтобы он заходил с понятной целью. То есть скрипт «доктор» заменяется на скрипт «любовник».

Это самая что ни на есть типичная ситуация: было очень удобно показывать, как скрипты, совместимые с одним и тем же текстом, накладываются друг на друга. В данном случае — одна из самых популярных оппозиций скриптов, а именно — сексуальная. То есть один сценарий нормальный, другой — сексуальный, и происходит переключение. Стоит вспомнить МРТ Питера Деркса. С точки зрения первой ситуации фраза «доктора нет, заходите» не имеет смысла — больному-то нужен доктор. Если бы она сказала: «Заходите, он через пять минут будет» — все было бы нормально. Но она говорит ему нечто бессмысленное для первого контекста. На этом месте человек перестает понимать, что произошло, а через секунду у него складывается другой скрипт: он — мужчина, она — женщина, и так далее. Так получается шутка.

Будучи честным ученым, я сразу начал искать противоположные примеры, и в следующие после публикации теории годы мне не раз приходилось читать лекции о том, что гипотеза несовершенна и протестировать ее можно будет только тогда, когда компьютеры смогут полностью понимать значение каждого слова и иметь всю эту информацию о сценариях. Это было 25 лет назад, а сейчас мы вроде бы как раз там и находимся — теорию можно проверить, что и сделала Джулия в своей диссертации. Но до сих пор сложность остается в том, чтобы идентифицировать и записать систематически все знания, которые часто называют «контекстом», так, чтобы компьютер понимал. (Когда в Советском Союзе был дефицит, невозможно было объяснить американским коллегам шутку о том, что лучший подарок — туалетная бумага и луковица. Тем более, когда объясняешь фон шутки, юмор исчезает.) По сути, исключения, примеры, не укладывающиеся в эту теорию, так и не были найдены. Но я тренирован в философской школе Карла Поппера, а он говорил, что всякая теория — это еще не опровергнутая гипотеза.

Европейское сообщество истратило уже несколько миллионов долларов на то, чтобы создать компьютерные программы, помогающие одиноким и больным людям. Одно из практических направлений нашей работы — как раз на тему Socially intelligent computer. Если удастся получить грант, это будет первое в истории научное исследование юмора в искусственном интеллекте, оплаченное американским правительством.

Порождение юмора — это форма распознавания. Если компьютер умеет что-то делать, то он делает это только на основании полностью прописанных инструкций. Если мы такие сможем создать, значит, полностью понимаем явление. В 1994 году с моей легкой руки люди стали писать компьютерные программы, которые порождали шутки по определенной схеме. Типа такой: сколько нужно поляков (психиатров, феминистов, кого угодно), чтобы поменять лампочку? Я просто задал алгоритм, а группа ученых сделала компьютерную программу, порождающую в рамках этого алгоритма конструкции. Хотя, конечно, это не называется придумать анекдот. И даже если компьютер сможет успешно генерировать тексты, это не значит, что шутка превратится в анекдот и разойдется по свету, как собственно, и в случае, если ее произведет человек — совсем не обязательно.

Для нас по‑прежнему остается тайной, откуда возникают шутки. Когда в СССР были остры политические анекдоты, говорили, что в американском посольстве есть специальный отдел, который придумывает анекдоты с целью антисоветской пропаганды. Хотя сама Америка порождает довольно мало политических шуток, как и нынешняя Россия. Есть теория, что политический юмор возникает при определенном уровне гнета, но, достигая какого-то предела, исчезает. В нацистской Германии последний анекдот был зарегистрирован в 1938 году, и конферансье в кабаре, который его рассказал, исчез в ту же ночь, и больше его не видели. Он сказал: «Хайль кто? Все время забываю фамилию…»

Алексей Редозубов

Специалист по прикладной математике, частный предприниматель, исследователь автономного искусственного интеллекта, автор книги «Мозг напрокат».

Все эмоции, которые мы испытываем, целесообразны с точки зрения естественного отбора. Человек живет в стае, потому что это выгодно: охота проще, стая позволяет вовремя предупредить об опасности. Чтобы заставить людей жить стаей, природе достаточно было «придумать» эмоцию «страх одиночества». Поэтому ребенку плохо, когда родители уходят, и хорошо, когда возвращаются. Многие эмоции нужны для формирования определенного поведения в стае: ревность дает больше шансов воспитывать свое, а не чужое потомство; скука нужна для того, чтобы человек тратил свободное время на какое-то занятие, в идеале, полезное; любопытство толкает нас искать ответ на вопрос и мучает, пока мы не получим опыт.

В стае целесообразно обмениваться мимическими реакциями. Мимика одного вызывает ответную эмоцию у другого. Испуг — это предупреждение об опасности: кто-то вскрикнул, остальные насторожились. Мимическая реакция «смех» присутствует в разных ситуациях, и разные рефлексы ведут к его появлению. Улыбка и плач ребенка формируют наше поведение по отношению к нему. По мимике мы узнаем о его состоянии, а действия, приведшие к положительному состоянию, закрепляются в памяти. Улыбка и смех — признак удовольствия на лице того, кому его сделали. Тот, кто вызвал это удовольствие, увидев улыбку и услышав смех, сам испытает приятное ощущение. Это как в фильме «Мимино»: «Там один хороший человек живет. Мы заедем — ему будет приятно, ему будет приятно, мне будет приятно. Мне будет приятно — я тебя так быстро довезу! Тебе будет приятно». Почему именно улыбка отвечает за эмоцию удовольствия, сложно сказать, но мимических реакций не так много, они даже выглядят довольно похоже, и мы часто считываем их только в зависимости от контекста.

Есть много видов смеха, не сопровождающиеся чем-то действительно смешным. Например, смех от щекотки. Изначально так нас побуждали вычесывать блох друг у друга, но затем волосы на теле исчезли, а рефлексы остались. Истерический смех, опять же, возник из целесообразности: допустим, ты попал в критическую ситуацию, твоя участь предрешена, тебя съедят. Целесообразно сделать что-то неожиданное. Хохот в этот момент вызовет непонимание, озадачит врага. И не исключено, что это сохранит тебе жизнь. Природа такими возможностями не разбрасывается, даже если шанс сохранить жизнь — из тысячи.

Есть и другой смех — реакция на эмоцию «смешно»: когда мы попадаем в нелепую ситуацию, над нами смеются. Это «смешно» изначально возникло оттого, что кто-то вышел за пределы нормы, неправильно поступил. Когда речи еще не существовало, смех над таким человеком вызывал реакцию обиды, обида — эмоция, которая формировала запоминание: лучше ошибку не повторять. То есть смех окружающих учил не попадать в определенные ситуации. Мы получаем удовольствие от осмеяния, становясь учителем, а осмеянный получает знание о том, как не надо поступать. Смех — способ передачи накопленного опыта и правил поведения следующему поколению, при этом достаточно безболезненный. Тут, кстати, сразу становится понятно, почему нам смешно обычно только в первый раз: осмеяние вызывает достаточно сильную обиду, и, как правило, мы учимся сразу. Если это не помогает, продолжать смеяться уже нецелесообразно, надо применять другие методы обучения: заставить, наказать.

Впрочем, если говорить о юморе, в нем присутствует не только смех. Юмор всегда сопровождается эмоцией «красиво». Красиво — это эмоция, которая, как и остальные, формирует у нас память, а память затем заставляет нас поступать определенным образом. И красота также завязана на целесообразности. Так, нам кажется красивым изящный выход из какого-либо положения. Изящный — значит наименее энергозатратный. То есть, когда мы добиваемся результата при минимальных усилиях, это кажется нам красивым. Это помогает нам оптимизировать наши действия, не тупо, допустим, перекладывать что-то с места на место, а искать способы более простого, менее ресурсоемкого решения. Так природа нас учит.

Так же эмоция «красиво» провоцирует нас передавать большее количество информации за более короткий промежуток времени. Речь носит ассоциативный характер — мы ведь не просто используем слова, за каждым из них стоит определенный набор ассоциаций, накопленных с опытом. Когда удается сжать заложенную в фразе информацию, вместо того чтобы долго и занудно что-то объяснять, возникает чувство красивого. Так в литературе, когда длинную фразу удается заменить короткой, возникает игра слов и умножение смыслов.

Воздействие комплекса эмоций на нас увеличивает силу этого воздействия. Как в еде — сочетание нескольких вкусов усиливает ощущение, и возникает кулинария, так и юмор возникает там, где сочетаются эмоции «смешно» и «красиво» — то есть когда, с одной стороны, кто-то попал в нелепую ситуацию или совершил поступок, выходящий за рамки принятого, с другой стороны, красивы или сама ситуация, или выход из нее. Любые шутки в конечном счете раскладываются на эти составляющие. Правда, если мы рассказываем анекдот, то смеются не над нами, а над персонажем, поэтому нам не обидно, но ситуация «нелепого положения» так или иначе присутствует, и смеются именно над ней. Мы шутим, потому что нам приятно, что мы делаем этим приятно другим.

Чувство юмора, то есть умение воспринимать эти эмоции и создавать их, зависит, во‑первых, от того, какие ситуации трактуются человеком как обидные. Обычно они определяются социумом. Скажем, помочиться посреди улицы — где-то это может не вызвать никакой реакции, но там, где так не принято, это будет осмеяно. Во‑вторых, это индивидуальная способность понимать смысл, то есть уметь смоделировать финальную картинку, на которую рассчитывал автор. Поскольку информация в шутке закодирована, нужно предпринять усилие, чтобы раскодировать ее, — что называется «догнать». Иногда для этого необходимо наличие специальных знаний или опыта и представления о культурных особенностях социума. В-третьих, чувство юмора зависит от яркости воображения: когда смысл неявен, нужно додумывать то, что за кадром. То, насколько богатое у нас воображение, сколько ассоциаций мы имеем, будет влиять на наше восприятие смешного. Кроме того, для восприятия юмора нужна еще способность абстрагироваться и воспринимать юмор отдельно от других эмоций. Потому что могут возникать встречные эмоции, подавляющие ощущение «смешно», — над этим нельзя смеяться, это табу. Так же важна степень проницательности — умение предвидеть такое развитие событий, которое приведет к нелепой для кого-либо ситуации, то есть из множества вариантов выбрать тот, что ведет к смешному. Ну и, наконец, опыт. Благодаря ему, в частности, узнавание старых приемов «изящного выхода из положения» в новых шутках снижает степень эмоционального ответа.

Все эти особенности почти полностью объясняют различия в восприятии юмора. Но процесс производства шуток в большей степени зависит от устройства мозга в целом. У меня есть приятель, который сошел с ума благодаря наркотикам. Был талантливым программистом, ленинским стипендиатом, богатым, умным и обаятельным. Теперь он сидит дома, где включены одновременно четыре телевизора. Он задает им вопросы, из разнообразных текстов, который они выдают, получает ответы и продолжает дискуссию. Так сидит и целыми днями беседует с телевизорами. Так вот, способность придумывать смешное — то же самое, что происходит в голове у этого програм­­миста: к нам приходят разнообразные ассоциации, и наш мозг из этого множества выбирает ту картину, которая вызывает наиболее яркую эмоцию. Появится ли среди них интересная мысль, зависит от того, насколько этих ассоциаций у нас много, насколько эти картины нестереотипны. То есть остроумие — это умение генерировать богатый набор ассоциаций плюс нахождение в них неожиданных, тех, что будут нести дополнительную смысловую нагрузку. С другой стороны, ассоциативное поле не может быть слишком уж огромным. Как у этого программиста — дано всего несколько программ, из которых он генерирует ответы. Если бы перед ним был открыт словарь со всеми словами всех языков, это уже было бы невозможно.

Бывает, что эмоция «смешно» появляется и без внешних признаков — таких, как хохот. Дело в том, что все эмоции имеют разную силу. Это как с болью — умеренная вызовет всего лишь мимическую реакцию, сильная — крик. Но мы знаем, что бывает и наоборот: люди (по телевизору мы часто это видим) смеются над чем-то несмешным. Как правило, они уже предварительно «разогреты». Существует эффект остаточного явления — гистерезис — когда нам смешно, это проходит не сразу, и дополнительная шутка, даже слабее предыдущей, вызывает новый смех. Хохот окружающих также его усиливает. Потому что, возвращаясь к стадным отношениям, чем сильнее смеются над попавшим в нелепое положение, тем сильнее предупреждение. Вот почему смех считается заразным.

Вообще, очень близкие аналоги юмора — онанизм и кулинария. Это такое же стимулирование зон (эрогенных и вкусовых), нужных изначально совершенно для другого. Ощущение «смешно» стимулирует нас к тому, чтобы неудачи осмеивались. И когда вместо того, чтобы учить других, мы смеемся ради смеха, мы просто эксплуатируем эту эмоцию для удовольствия.

Реакция на несмешной, идиотский, заумный и хороший анекдот

В опубликованной журналом The Behaviour Analyst весной 2007 года работе американских психологов Роберта Эпштейна и Вероники Джокер «Пороговая теория реакции на юмор» структура всякого анекдота описывается как трехчлен: «подготовка — импульс — реакция», где «подготовка» — это введение слушателя в контекст, в котором шутка покажется смешной; «импульс» — собственно шутка, а «реакция» — смех.

Y: интенсивность реакции
X: время

Сергей Ениколопов

Заведующий отделом медицинской психологии Научного центра психического здоровья Российской академии медицинских наук, исследователь психологии агрессивного поведения и чувства юмора.

Современная психиатрия до сих пор часто ошибается — сплошь и рядом людей не по делу помещают в сумасшедший дом, и наоборот, чтобы убедиться, что болезнь есть, много времени может пройти (и быть упущено). Шизофрения — одно из самых сложно диагностируемых психических заболеваний. Человек может быть очень больным, но хорошо социально адаптируемым. И если он нашел себе нишу, в которой может позволить себе быть странным, то никто и не узнает о его болезни. Много творческих людей больны шизофренией. Способность к творчеству может являться одним из признаков болезни — так называемая опора на маловероятные признаки. Они видят в явлениях то, на что мы не обратим внимание. У меня был пациент, который вышел из дома и пропал. Его жена взволновалась, найдя дома карандаш с двумя крепко привязанными к нему вилками. Оказалось, что больной просто не нашел расчески и придумал свой способ причесаться. Современная постмандельштамовская поэзия вся построена на таких «шизоидных» смыслах, на попытках найти нестандартную метафору. Но прогрессирование болезни разрушает мышление, и в приступообразной форме решения становятся все менее творческими. Так что важно все время улучшать диагностику.

Я давно занимаюсь агрессивными формами поведения, и в ходе исследований обнаружилось, что особенности восприятия юмора могут стать диагностическим инструментарием. Плюс юмор — это форма социальной активности, и если у человека его восприятие нарушено, ему труднее адаптироваться. Иногда он выступает как способ преодоления (когда мы смотрим на себя с иронией), иногда — как форма защиты. В любом случае юмор спасает нас от множества проблем. Нас характеризует не то, как мы генерируем юмор, а то, как мы его воспринимаем. Тем более что часто не понятно, действительно ли человек острит. Мы, допустим, воспринимаем это как смешное, но сам он может быть вполне серьезен. Вот когда мы говорим о человеке с чувством юмора, мы точно знаем, что он хотел пошутить и пошутил.

В ходе наших исследований мы даем оценить людям с различными формами шизофрении и депрессии разные анекдоты. Так вот, нами было замечено, что у депрессивных больных занижено чувство юмора — они неохотно шутят, хотя при этом хорошо реагируют на шутки и даже могут рассмеяться — и что для разных форм шизофрении характерны разные формы юмора: у приступо­образно-прогре­ди­ентных способность к его распознаванию нарушается, что связано с нарушениями мышления и нарастанием паранойяльности. То есть они все воспринимают по отношению к себе. Паранойяльные больные даже могут скрывать отношение к шутке, тематика которой им не нравится.

Обычно то, что называется practical joke (поскользнулся, упал), смешит людей. Но большое количество больных так не считают, поскольку ассоциируют себя с жертвой. Чарли Чаплин, например, всегда воспринимается ими трагически. Зато как шутку они могут более, чем здоровые, воспринимать игру слов.

В исследовании мы выделили пять категорий шуток: юмор нелепости, неприличные анекдоты, юмор, дискриминирующий противоположный пол, сумрачно-пессимистический анекдот и юмор, основанный на противоречии и разрешении. Оказалось, что у больных с аффективными расстройствами (то есть маниакально-депрессивные) подавляется смеховая активность. Но они находят забавными анекдоты, в которых есть смешение стилей. Возможно, это связано с характерной для них легкостью перехода между полярными состояниями. Больным в маниакальном состоянии больше нравятся пессимистичные анекдоты, а вялотекущим шизофреникам не нравятся неприличные, зато особенно хорошо они реагируют на циничные. Если у шизофреников уже начинает сни­жать­ся способность к обобщениям, тогда им нравятся анекдоты, дискриминирующие противоположный пол, — возможно, самый примитивный из видов юмора, а также шутки, основанные на разрешении противоречий. Для приступообразных больше подходят анекдоты, построенные на парадоксе, на разрешении противоречий, и дискриминирующие. Послед­ние две категории также намного меньше остальных помнят анекдоты. И всем почти не нравятся такие анекдоты, где можно идентифицировать себя с жертвой.

Кроме приемов остроумия мы учитывали тематику анекдотов. Среди всех предъявленных можно выделить темы секса, болезни, смерти, алкоголизма и наркомании. Если возможно говорить о предпочтениях в данном контексте, то они были следующие: больные с депрессивным синдромом отвергали шутки про болезнь и смерть, пациенты с нарушением процесса обобщения, наоборот, предпочитали эти темы, но отвергали сексуальный юмор. Больным с приступообразно-прогредиентной шизофренией и с маниакальным синдромом нравились шутки про секс, анекдоты про алкоголь и наркотики.

Это самое начало подобных исследований в России и в мире в целом, и мы еще очень мало знаем о диагностических возможностях юмора, но когда выяснилось, что в целом вялотекущая шизофрения не снижает чувства юмора, а приступообразно-прогредиентная — да, стало понятно, что это направление можно развивать.

Что касается других направлений, которые что называется «на волне» в западной психологии, это, во‑первых, изучение гелатофобии — страха быть осмеянным. Оказыва­ется, довольно много людей не делают чего-то, заранее думая, что это будет выглядеть смешным. И состояния таких гелатофобов часто близки к агрессии — боясь осмеяния, они начинают «нападать» первыми. Другое популярное направление исследований — смехотерапия. Есть онкоцентры, где в штат берут клоунов, чтобы те ежедневно улучшали настроение больным. Но я лично скептически к этому отношусь — никто не знает, всем ли помогает такая терапия. Допустим, психический больной видит, что в его отделении все смеются, а ему не смешно. Тогда он думает, что и эта радость ему недоступна, даже юмора он не понимает, — и возможен суицид. Или вот австрийский психиатр Виктор Франкл, автор парадоксальной интенции (терапевтический прием, заключающийся в том, чтобы пациент осуществлял то, чего он боится), говорил, что эту методику можно предлагать только людям с чувством юмора. Если у вас, скажем, боязнь открытого пространства, соборофобия, и я, как врач, говорю: пойдемте на Пушкинскую площадь, упадем перед поэтом, Пушкин все-таки наше все. Мы идем и падаем. Потом говорю, а давайте на Красной площади упадем — ну просто в знак протеста. Мы и ее пересекаем. И так больной соборофобией вдруг обнаруживает, что запросто преодолел три-четыре площади. Но если он не понимает, как это смешно — упасть на Красной площади, если у него нет чувства юмора, на него это в лучшем случае не подействует.

Илья Утехин

Кандидат исторических наук, старший научный сотрудник Лаборатории когнитивных исследований Санкт-Петербургского государственного университета, доцент факультета антропологии Европейского университета в Санкт-Петербурге.

Каким образом оказывается, что в один прекрасный момент человек начинает понимать шутки? Как он осваивает культурную форму поведения, с ними связанную? Эти вопросы интересовали меня, когда я исследовал детский юмор. Отправной точкой стало любопытство: дети получают огромное удовольствие от рассказывания анекдотов и смеются, даже когда явно не понимают их смысла.

В отличие от спонтанного остроумия, анекдот хорош тем, что преодолевает бедность речи. Это лаконичный и сложный жанр, в котором нужно научиться рассказывать связную историю. Есть много людей, которые могут отвечать на вопросы и к месту рассказать анекдот, но самостоятельный развернутый монолог перед слушателями не входит в репертуар их речевых жанров. Например, в биографических интервью для антропологов информацией является, в частности, то, от какого сюжета к какому переходит рассказчик, как связывает подробности в единую осмысленную историю. Если он затрудняется в построении монолога, то интервьюеру приходится вставлять вопросы, тем самым диктуя направление рассказа. Вот и ребенок, как правило, не может связно и долго говорить, но проявляется в диалоге. Рассказывание историй — важнейший культурный навык, который не вырастает сам по себе. Не-случайно в школе бывают уроки развития речи. Анекдот, среди прочего, служит тому же. И еще он хорош тем, что в нем, кроме той части, которую нужно запомнить дословно, есть и места, где можно и нужно импровизировать. То есть рассказчик, понимающий соль анекдота, проявляет свой артистизм не где попало, а там, где для этого приготовлено место.

Шутка — один из жанров общения. Шутка, законсервированная фольклором в виде анекдота, для своего функционирования требует, чтобы и рассказчик, и аудитория владели форматом рассказывания анекдота. Например, понимали, что есть признаки, указывающие на финал, который, по формату, должен быть смешным. Финал открывает слот для смеха, как бы говоря: вот здесь — смейся! Даже если ты и не понимаешь, что тут смешного.

Часть исследования была связана с тем, что я записывал «одни и те же» тексты, циркулирующие в разновозрастных компаниях, и сравнивал, что дети опускают, меняют и вставляют в повествование. Часто в анекдотах, построенных на каламбуре, ребенок пересказывает содержание, но каламбур донести не может. Ему самому смешно, но соль анекдота потеряна. Что говорит о том, что освоена только форма, без содержания. Смешным вообще может оказываться для ребенка совсем не то, что казалось бы смешным взрослому — или просто человеку, понимающему данный анекдот. Так, например, в моих записях дети отлично рассказывают трехчастный сказочный анекдот, где главный герой («русский») после приключений, с которыми не справились другие герои («немец» и «поляк»), спрашивает «нечистую силу»: «Что тебе надо, нечистая сила?» — а нечистая сила отвечает: «Бумажки». Все вокруг смеются, но когда и рассказчика, и слушателей спрашивали, зачем сидящему в кустах бумажка, выяснялось, что ребенок не понимает, над чем, собственно, смеется.
Рассказывание анекдотов в детской компании — не столько текст, сколько перформанс. Потому интересно исследовать социальное взаимодействие: как взаимосвязаны поведение рассказчика и реакции аудитории. Если тебя издевательски спрашивают, после какого слова смеяться, значит, плохой ты рассказчик. А ведь хорошо рассказывать — почетно. Если партнер по диалогу согласен слушать, то механизм, который регулирует смену очереди говорящего, включается в особый режим: вы ждете, пока я расскажу историю до конца. Детская аудитория очень живая, и если рассказчик плохой, она отказывает ему в кредите доверия и терпения.

Как только прозвучал финал, паузы могут быть весьма красноречивыми: пауза может быть долгой, пока «доходит как до жирафа», или же ребенок понимает и молчит, а потом говорит — нет, ты не так все рассказываешь. В тот момент, когда дети решают, что делать после паузы — рассмеяться или фыркнуть и сказать: «Ты какую-то фигню рассказал», — они смотрят друг на друга. Им нужна социальная санкция на то, чтобы рассмеяться. Даже если я не понял анекдота, но ты смеешься, я тоже рассмеюсь. Ведь и взрослые умеют смеяться из вежливости и скрывать свою непонятливость.

Но, в отличие от взрослых, дети не умеют прицеплять анекдоты к жизненным реалиям, к месту в разговоре. У них анекдот является самостоятельной формой деятельности. Вообще, шутить к месту — искусство взрослых.

Содержание детского анекдота учит смеяться над чем-то и над кем-то — абсурдным, глупым, глупее тебя. Это важное умение. Надо ли говорить, что ребенок часто сам оказывается в положении наивного незнайки, который не вполне еще освоил нормы этого мира и делает что-то такое, что кажется окружающим смешным. Рассказывая анекдот, ребенок оказывается таким взрослым по отношению к героям и готовится к тому, чтобы посмеяться над самим собой, посмотрев на себя со стороны.

Интересно, что сегодня, когда взрослый анекдот как жанр практически умер в нашей культуре, дети продолжают рассказывать свои анекдоты. Вне зависимости от взрослой жизни детские анекдоты транслируются из поколения в поколение внутри детской субкультуры, причем практически в неизменном виде, только герои меняются. И это притом что дети часто рассказывают друг другу «дефектные» версии, где что-то потеряно, а что-то, наоборот, добавлено. Видимо, существует в фольклорном тексте механизм, который отсеивает такие дефекты, и механизм этот связан с социальным взаимодействием рассказчика и «понимающего» слушателя.

Сергей Титов

Доктор биологических наук, профессор Института психологии им. Л.С. Выготского РГГУ.

В мозге юмор «живет», в первую очередь, в центрах, связанных с эмоциями — гипоталамусе, лимбической коре, в некоторых участках базальных ганглиев. Но в этих же центрах расположено управление всеми эмоциями — и положительными, и отрицательными, вот почему они часто путаются. Пример тому — истерический смех от страха или горя — бывает, что люди не могут удержаться от смеха на похоронах близких. Было проведено исследование нарушений чувства юмора при повреждении мозга. У правшей, как известно, левое полушарие логическое, а правое — образно-художественное и эмоциональное (у левшей — наоборот). И восприятие юмора больше страдает при поражении правого полушария. Поскольку при нарушениях левого полушария страдает также и речь, в экспериментах использовался невербальный юмор: последовательность комиксов без названия, каждый из которых состоял из нескольких картинок, образующих рассказ. Последнюю картинку, содержавшую кульминацию шутки, участники должны были выбрать сами из нескольких вариантов. Подавляющее большинство теоретиков юмора считают, что два обязательных его условия — это неожиданность и разрешение. Так вот, больные с поражением эмоционального полушария выбирали правильную концовку хуже, что доказывает, что юмор больше связан с эмоциями. Эти больные могли, например, выбрать концовку, которая содержала неожиданность, но без разрешения, то есть не связанную с предыдущим контекстом — например, человека, поскользнувшегося на банановой кожуре. То есть они предполагали, что должно быть что-то неожиданное и, видимо, связанное с агрессией, но «ненастоящей». Вторая же группа пациентов, с поражением левого, логического полушария, выбирала концовки, которые не содержали вообще никакого несоответствия и служили концом истории, но не логически прерванным (как в юморе). То есть люди, лишенные логики, юмора не улавливают в принципе.

Мимика хорошо развита у мно­­­­гих животных, но настоящий смех Дарвин фиксировал только у обезьян. У них есть так называемое «игровое выражение», напоминающее человеческий смех: рот открыт, но губы прикрыты, ведь открытые зубы — признак агрессии. То есть смех — словно имитация агрессии, форма игры. Вообще, в смехе есть разные компоненты, но улыбка обязательна. Есть эталон настоящей искренней улыбки — так назы­ва­емая улыбка Дюшена. Поднять скуловую мышцу довольно легко, но есть еще окологлазная мышца, которая плохо управляется произвольно. Если она сокращается, так, что вокруг глаз появляются «гусиные лапки», — такая улыбка считается настоящей.

У обезьян выявлены не только улыбка и смех, но и юмор — в нашем, человеческом понимании. Когда их обучали азбуке глухонемых, некоторые начинали острить, и сами смеялись над своими шутками. Например, обезьяне ставили задачу изобразить определенным жестом какой-то фрукт, а другим жестом — его форму. Одна из испытуемых показала треугольное яблоко и сама при этом хохотала. Также смех выявлен у крыс, правда, другой — от щекотки. Крысы часто друг друга щекочут и охотно идут к людям, которые щекочут их, издавая при этом своеобразную ультразвуковую вибрацию.

Щекотка и то, почему она вызывает смех, вообще не очень понятный феномен. Ставились эксперименты со специальной машиной, имитирующей щекотку, — от нее человек смеялся так же, как и от щекотки ассистента. Но самому себя щекотать невозможно. То есть это всегда ответное поведение, вызванное неким внешним раздражителем. Есть мнение, что импульсы, которые идут от щекотки, близки к тем, которые проводят боль. Получается, это имитация боли, а все, что ненастоящее, не опасное — в природе юмора.

При смехе также меняются многие физические параметры организма, причем сходно с изменениями при отрицательных эмоциях, скажем страхе, но в меньшей степени: повышается давление, активизируется потоотделение. Но все как будто придумано так, чтобы смеяться было полезно. Например, гипервентиляция легких при хохоте: хахаха (хохохо, хехехе или хихихи — все равно) — обязательно первая согласная и четкое чередование с гласными, начинается с выдоха, потом воздух заканчивается — глубокий вдох и снова выдох. Отсюда, кстати, выражение «животик надорвать можно»: хохочущий человек часто хватается за живот — придерживает мышцы диафрагмы, которые во время смеха работают гораздо более активно, чем при обычном дыхании. Известные примеры смерти от смеха также объяснимы: при такой сильной нагрузке слабое сердце может и не выдержать. При любом возбуждении усиливается активность симпатического отдела нервной системы, который увеличивает давление и усиливает работу сердца. Иногда при этом возникает стресс, то есть активизируется защита организма, выбрасывается определенная группа гормонов. Смех — это всегда провокатор небольшой стрессорной реакции, но поскольку часто несильной, в целом, это полезная встряска для организма.

Поставьте себя на место шутника.
Необходимо принимать во внимание личность шутника и то, почему он может рассказывать отдельные шутки. Например, отец ребенка может рассказывать группе людей шутки об отцовстве, которые будут иметь смысл только для тех, кто также является отцом. Это может быть связано с тем, что человек хочет шуткой привлечь внимание других отцов, а вы просто не понимаете его шутку, потому что пока не завели детей. То же самое применимо к другим сообществам людей и людям других профессий, так как сначала вам необходимо попытаться воспринять их точку зрения, чтобы полностью понять специфичную для них шутку.

  • Также иногда полезно учитывать чувство юмора того человека, который преподносит шутку. Например шутки человека с бестолковым чувством юмора могут сильно отличаться от шуток людей с колким и остроумным юмором. Если вы научитесь ставить себя на место шутника, вам будет проще понять, как воспринимать конкретную шутку. Зачастую к шуткам совсем не нужно относиться серьезно.
  • Обратите внимание на то, как реагируют на шутку окружающие вас люди.
    Если у вас не получается определить подоплеку шутки, можно посмотреть на окружающих, чтобы понять, как следует на нее реагировать. Часто смех бывает заразительным, и вы сами по себе начнете смеяться, когда обратите внимание на реакцию остальных людей. Оценка реакции окружающих также позволит вам отнестись к шутке менее серьезно, особенно если она понравилась людям.

    • Согласно исследованиям, люди не решают сами, смеяться им или нет. Зачастую смех — бессознательная автоматическая реакция. Именно поэтому очень трудно засмеяться по команде или подделать смех. Обратив внимание на реакцию окружающих, вы сами по себе можете рассмеяться над шуткой, вместо того чтобы сохранять серьезный и сдержанный вид.
  • Научитесь бросать остроумные реплики в ответ на шутки.
    Чтобы пробиться сквозь стену собственной серьезности, бросьте себе вызов и начните отвечать шутникам остроумными фразами или репликами. Для этого можно взять за основу тему или идею шутки и противопоставить ей собственное более смешное или интересное высказывание.

    • Например, ваш коллега мог пошутить о том, как его малыш всегда расстраивается, когда папа уходит из дома на работу. Со своей стороны, у вас есть возможность ответить ему репликой о том, как расстраивается ваша собака, когда вы покидаете ее на целый день. Это смешно, так как ваша шутка основана на первой шутке и сразу ей в противовес рисует в голове забавную картину, как у двери сидит печальная собака, когда вы отправляетесь на работу. Это позволит вам продемонстрировать, что вы не воспринимаете всерьез шутку коллеги и сами готовы повеселиться.
  • Отметайте чужие шутки самоиронией.
    Самоирония возникает тогда, когда вы начинаете высмеивать себя, чтобы вызвать улыбки окружающих. Она также полезна, когда вы не уверены в том, как реагировать на чью-то шутку, или понимаете, что проявили слишком серьезную реакцию на нее. Такой юмор позволяет без труда устранить неловкие моменты и показать, что вы тоже способны смеяться над собой.

    • Используйте самоиронию тогда, когда вам неловко, когда вы не уверены, что следует сказать, или для моментального ответа на чьи-то шутки. Например, ваш друг может пошутить о том, как он безнадежен в отдельном виде спорта или в игре. На что можно ответить самоуничижительной шуткой о том, как вы безнадежны вообще во всем. Это станет забавным ответом на исходную шутку и, скорее всего, позволит рассмешить друга.
  • Некоторые люди легко и смешно шутят, а значит, сразу становятся своими в любой компании. Другие — с трудом проявляют себя и редко когда выдают остроумные реплики. Считается, что остроумие — качество врождённое, однако периодически в Москве открываются школы, которые берутся научить даже самых несмешных людей шутить. The Village с помощью экспертов решил разобраться, от чего зависит наше чувство юмора и зачем оно нам нужно.

    Сергей Коровкин

    кандидат психологических наук, доцент кафедры общей психологии Ярославского государственного университета

    На самом деле всё начинается с простого вопроса: «Зачем нам юмор?» У него есть разные функции — например, гендерная. Скажем, когда мужчина шутит в обществе женщины, он хочет понравиться.

    Мы с коллегами исследовали чувство юмора с точки зрения интеллекта. Сразу оговорюсь, что связь между образованностью и юмором не такая жёсткая. Очень умные люди могут не уметь шутить. Но мы провели сравнение: как люди после просмотра смешных видеороликов решают математические задачи — с очевидным алгоритмом и так называемые творческие, где нет определённой схемы решения. В итоге всем испытуемым удавалось решить быстрее именно творческие задачи с нестандартным подходом. Принцип создания шутки и принцип поиска решения похожи. В любой сложной математической задаче выход кроется в виде неожиданного сочетания ходов, а в шутке — в виде неожиданной комбинации слов. Выходит, в каком-то смысле люди с развитым творческим мышлением — более удачливые шутники.

    Есть ещё одна версия. По сути человеческая улыбка, которая сопровождает шутку, — это смещённая нереализованная агрессия, даже внешне напоминающая оскал. Если мы улыбнёмся бездомной собаке на улице, едва ли она расценит это как проявление дружелюбия. Слово «юмор» возникло только в конце XVIII века, а до этого времени даже в английском языке использовали слово «ridicule». Во французском оно означает «смешной, нелепый», а в английском — «насмешка». Соответственно, юмор считался внезапным проявлением чувства собственного превосходства, агрессивного доминирования. Отсюда и шутки о банановой кожуре: он, глупец, поскользнулся и упал, а я — молодец, стою над этим всем и наблюдаю.

    Юмор — это общечеловеческое приобретение, но у каждой нации он устроен по-своему. Существует такое обособленное явление, как британский юмор: он построен на тонком сочетании слов, на лингвистической игре. Так устроена почти любая шутка с вербальной точки зрения — человек произносит вслух предложение с неожиданным смыслом, формирующимся часто за счёт двусмысленности. Вот пример: «На чемпионате мира по биатлону сборная Германии завоевала Польшу». Здесь два смысла: согласно первому, сборная Германии завоевала медали, а согласно второму — немцы с винтовками на лыжах завоевали Польшу. Подобный переход из одного смысла в другой часто вызывает улыбку.

    Недавние исследования в области МРТ показали, что за восприятие юмора отвечают те же самые зоны, которые отвечают за проявление боли. Это зоны лобных долей, реагирующие, когда что-то идёт не так. Любая шутка — продукт реакции нашей нервной системы на парадоксы. Если в схему мировосприятия что-то не вписывается, ты смеёшься, неосознанно защищаясь от сложности и непонятности.

    Не думаю, что это доказано, но считается, что склонные к переживаниям и депрессиям люди — лучшие юмористы. Нередко люди, известные своим хорошим чувством юмора, могут взять и неожиданно покончить с собой — например, как актёр Робин Уильямс. Под маской юмора и клоунады легко скрыться человеку с тяжёлой депрессией. Но в случае, скажем, интроверта трудно сказать, что причина его замкнутости, а что — следствие. Может, он закрывается от общества как раз потому, что ему сложно коммуницировать и шутить, равно как и проявлять эмоции. Но это не порок и не болезнь — человек и без чувства юмора вполне может прожить.

    Владимир Дашевский

    врач-психотерапевт, бизнес-тренер

    Лично мне нравится теория о том, что юмор — это человеческий способ адаптироваться к реальности. К примеру, чтобы быстро привыкнуть к новой компании, человек стремится разрядить обстановку удачной шуткой.

    Юмор — свойство прежде всего интеллектуально развитых людей. Люди не очень умные чаще всего шутить не умеют и не понимают шуток. Чтобы удачно пошутить, человек должен уметь дистанцироваться и от ситуации, и от самого себя: это некая противоположность эгоизму. Здесь важно обладать самоиронией и способностью посмеяться над собой. Всё это связано с полученным опытом и воспитанием. Мне бывшая жена постоянно твердит, что не может понять: то ли наш сын говорит с ней серьёзно, то ли иронизирует, как папа. Но эта на первый взгляд замечательная способность может обернуться всем во вред, когда шутка и ирония превращаются в злорадство. Тогда человек становится похож, по словам Ницше, на злую собаку, которая, кусаясь, научилась смеяться.

    Если взять примитивные формы юмора (торт в лицо, издёвки над именем и фамилией или цветом кожи), то именно такая шутка превращается в способ подавления. Поэтому так убого шутят в армии, тюрьмах и прочих закрытых сообществах с примитивной иерархией. Мой сын сейчас в армии, и он рассказывал, что его несчастный сослуживец, которому не повезло разбить крышку унитаза — уж не знаю как, — мгновенно стал объектом всех армейских шуток.

    Важно вспомнить о фрейдовском исследовании остроумия как некой сублимации. Иными словами, юмор — способ перенаправить неприемлемые для субъекта импульсы. Когда человек сталкивается с табуированной темой, он шутит, чтобы начать с ней взаимодействовать. К таким темам может относиться что угодно, но чаще всего это вещи, о которых не принято говорить в так называемом приличном обществе или упоминать в разговоре мужчины и женщины. В подобной ситуации удачная шутка как бы снимает негласный запрет.

    Кроме того, шутка — это быстрый способ обратить на себя внимание и выбрать партнёра. Чувство юмора бывает разных уровней, и высокоинтеллектуальная шутка — прекрасный способ выделиться из массы и без длительных ухаживаний заслужить внимание понравившегося субъекта. Женщины, как правило, выбирают мужчин, которые умеют шутить. Такие часто выделяются своей способностью быстро адаптироваться и, что важно, быстро снять общее напряжение, вернуть окружающим ощущение безопасности и комфорта.

    Важно разделять понятия «остроумие» и «чувство юмора». Остроумие — это способность проявлять чувство юмора, «производить» шутки. Чаще всего даже самые меланхоличные и замкнутые люди прекрасно понимают шутки — просто они не привыкли обнаруживать своё чувство юмора.

    Есть девять различных типов юмора. Кто из них ты?

    Спросите большинство людей, что они ищут в партнере, и «кто-то, кто заставляет меня смеяться» или «хорошее чувство юмора», вероятно, будет в верхней части их списка.

    Но кто скажет, что смешно, а что нет? Хорошая шутка о пердеже, например, может легко разделить мнения по поводу юмора (как люди могут не любить шутки о пердеже?), В то время как остроумие или игра слов тоже не все относятся к каламбуру (извините).

    На самом деле, одинаковое чувство юмора так важно, когда дело доходит до поиска подходящего партнера. Специалисты по обработке данных в eHarmony провели исследование в надежде включить результаты в алгоритм сайта, чтобы обеспечить лучшее соответствие профиля в будущем.

    По словам ведущего специалиста по данным Джонатана Бебера, исследование началось после анализа, в котором основное внимание уделялось супружеским парам в первые четыре года брака.

    Getty

    Есть девять факторов юмора. Кто из них ты?

    «Мы спросили их о смехе со своим партнером: они смеялись над одним и тем же? Поделитесь похожим юмором? Вы смеетесь над вещами со своими друзьями, но не над своим партнером? », — сказал Бебер HuffPost Australia.

    «Мы обнаружили, что супружеские пары с одинаковым стилем юмора, как правило, имели более счастливые и успешные отношения в первые несколько лет совместной жизни, и мы хотели углубиться в это.”

    После этого команда провела два месяца,« просматривая клипы на YouTube во имя исследования », чтобы выяснить, сколько на самом деле было разных видов юмора. Их ответ? Девять.

    1. Физический

    Этот стиль юмора, также называемый фарсом, подразумевает физический аспект. Это может быть что угодно, от клоунов до мимов, до забавных выражений лица или падения. Или, другими словами, вся аудитория «Самые смешные домашние видео Австралии».

    BrianAJackson через Getty Images

    «Юмор фарса» — номер 1

    2.Самоуничижительный

    Этот вид юмора является фаворитом среди стендап-комиков, в котором они, по сути, становятся предметом шуток и награждаются смехом.

    Этот стиль получил дальнейшую популяризацию в Интернете, особенно с мемами.

    Джон Роули через Getty Images

    «Самоуничижительный» юмор — номер 2

    3. Сюрреалистический

    Судя по названию, этот стиль юмора может быть довольно странным, показывая нелогичные события, абсурдные ситуации или бессмысленные темы.Или, другими словами, просто глупо. Лучшим примером этого должен быть «Монти Пайтон» … наслаждайтесь.

    RADEK MICA через Getty Images

    Глупая прогулка, кто-нибудь?

    4. Импровизационная

    Комедия без плана. Вы когда-нибудь видели «Чья это линия?» Или «Слава богу, ты здесь?» Вот о чем мы говорим.

    Тот факт, что вы знаете, что этот человек придумывает шутки на месте, делает этот стиль комедии еще более забавным (и впечатляющим, если он делает это хорошо).

    5.

    Wit-Wordplay

    Обычно это игра слов, этот юмор включает в себя искажение языка с юмористическими результатами. (И да, каламбуры попадают в эту категорию. Папы повсюду, радуйтесь.)

    6. Актуальные

    Юмор, основанный на текущих событиях или тенденциях. Ярким примером этого может быть «Субботний вечер в прямом эфире», как и большинство скетч-комедийных шоу или ночных ток-шоу. Такой юмор требует досконального знания того, что происходит в мире (новости, выборы, поп-культура и т. Д.)) и способность придать этому юмористический оттенок.

    Дональд Трамп, Иванка Трамп, Джаред Кушнер, Рик Перри и Стив Бэннон входят в бар, и бар — это земля, он перегревается, и все мы умираем.

    — Оливия Нуцци (@Olivianuzzi) 1 июня 2017 г.

    7. Наблюдательный

    Способность подшучивать над повседневной жизнью.

    Эльва Этьен через Getty Images

    Поймали с поличным!

    8. Bodily

    Ах да, дом старой туалетной шутки.Это все, что связано с пердежом или другими функциями организма. Это вызывающий разногласия тип юмора, который, как правило, популярен среди мужчин и подростков.

    Digital Vision через Getty Images

    Не могу поверить, что мы описали это как «спорный» ?!

    9. Темный

    Этот стиль юмора обычно включает в себя некоторые темные, угнетающие темы, но в этом сеттинге возникают некоторые комичные или необычные ситуации.

    Итак, учитывая нынешний политический климат, вы можете вернуться к анекдоту №7.Или знаете. Этот.

    Может показаться сюрпризом, что в испытании с участием 200 человек eHarmony обнаружил, что темный юмор наименее популярен, в то время как физический юмор оказался на первом месте.

    Говоря это, образованные люди, как правило, находили физический юмор менее забавным, чем остроумие и игра слов, в то время как пожилые люди находили все менее забавным по всем направлениям.

    Но что делать со всеми этими данными?

    eHarmony надеется учесть девять факторов юмора в своем алгоритме в ближайшие шесть месяцев или около того. Надеюсь, это поможет тебе найти своего друга-чудака.

    Хорошее чувство юмора — сила характера и признак психологического здоровья — Quartz

    Юмор присущ во всех культурах и во всех возрастах. Но только в последние десятилетия экспериментальная психология признала это важнейшим фундаментальным поведением человека.

    Исторически психологи отрицательно относились к юмору, предполагая, что он демонстрирует превосходство, пошлость, фрейдистский конфликт идолов или защитный механизм, позволяющий скрыть свои истинные чувства.С этой точки зрения человек использовал юмор, чтобы унизить или унизить других, или чтобы завышать самооценку. Таким образом, это рассматривалось как нежелательное поведение, которого следует избегать. А психологи игнорировали это как достойное изучения.

    Но недавно появились исследования юмора, в которых юмор теперь рассматривается как сила характера. Позитивная психология — область, изучающая то, что люди делают хорошо, — отмечает, что юмор можно использовать для того, чтобы другие чувствовали себя хорошо, для достижения близости или для смягчения стресса.Наряду с благодарностью, надеждой и духовностью чувство юмора принадлежит к числу сильных сторон, которые позитивные психологи называют трансцендентностью; вместе они помогают нам налаживать связи с миром и придают смысл жизни. Признание юмора коррелирует и с другими сильными сторонами, такими как мудрость и любовь к учебе. А юмористические упражнения или упражнения приводят к усилению чувства эмоционального благополучия и оптимизма.

    По всем этим причинам юмор сейчас приветствуется в основной экспериментальной психологии как желательное поведение или навыки, которые исследователи хотят понять.Как мы понимаем, ценим и производим юмор?

    Что нужно, чтобы получить шутку

    Понимание и создание юмора требует последовательности мысленных операций. Когнитивные психологи отдают предпочтение трехступенчатой ​​теории юмора. Чтобы понять шутку, вы должны уметь:

    1. Мысленно представить постановку шутки.
    2. Обнаружьте несоответствие в его множественных интерпретациях.
    3. Разрешите несоответствие, подавляя буквальные несмешные интерпретации и осознавая значение смешного.

    Знания человека организованы в структуры умственной памяти, называемые схемами. Когда мы что-то видим или думаем, это активирует соответствующую схему, то есть наши знания по этой конкретной теме сразу же приходят на ум.

    Например, когда мы видим коров в мультфильме «Дальняя сторона», мы активируем нашу схему коров (первый этап). Но когда мы замечаем, что коровы находятся внутри машины, а люди пасутся на пастбище, в нашем сознании появляются два ментальных представления: то, что наша ранее существовавшая схема мысленно представляла о коровах, и то, что мы представляли из мультфильма (этап второй). .Подавляя представление о реальном мире (стадия 3), мы находим забавной идею о коровах, проезжающих по сельской местности с пасущимися людьми. «Я знаю о коровах» превращается в «Постой, в поле должны быть коровы, а не люди», становится признанием юмора в невероятной ситуации.

    Забавный — это субъективный опыт, возникающий в результате разрешения по крайней мере двух несовместимых схем. В словесных анекдотах вторая схема часто активируется в конце, в виде кульминации.

    Это не смешно

    Есть как минимум две причины, по которым мы иногда не понимаем шутки.Во-первых, изюминка должна создавать другое мысленное представление, которое противоречит тому, которое создается шуткой; треки тайминга и смеха помогают сигнализировать слушателю, что возможно другое представление кульминации. Во-вторых, вы должны уметь подавлять первоначальное мысленное представление.

    Когда шутки увековечивают стереотип, который мы считаем оскорбительным (например, этнические, расистские или сексистские шутки), мы можем отказаться подавлять оскорбительные представления. Другой пример — насилие в мультфильмах; в мультфильмах Roadrunner, когда наковальня попадает в койота, любители животных могут не заметить юмора.

    Эта модель несовместимости может объяснить, почему пожилые люди не понимают шутки так часто, как молодые люди. Из-за спада, связанного с процессом старения, пожилые люди могут не обладать когнитивными ресурсами, необходимыми для создания нескольких представлений, для одновременного удержания их в уме, чтобы обнаружить несоответствие или подавить первое, которое было активировано. Чтобы понять шутку, нужно использовать объем оперативной памяти и функции управления. Однако, когда пожилые люди преуспевают в своих попытках сделать это, они обычно больше оценивают шутку, чем молодые люди, и сообщают о большем удовлетворении жизнью, чем те, кто не видит юмора.

    Однако у юмора могут быть и другие аспекты, в которых пожилые люди имеют преимущество. Мудрость — это форма рассуждений, которая увеличивается с возрастом и связана с субъективным благополучием. Юмор связан с мудростью — мудрый человек знает, как использовать юмор, а когда посмеяться над собой.

    Кроме того, интуиция — это форма принятия решений, которая может развиваться благодаря знаниям и опыту, которые приходят с возрастом. Подобно юмору, интуиция переживает период возрождения в психологических исследованиях теперь, когда она была преобразована в одну из основных форм рассуждений.Интуиция помогает юмору в формировании схемы и разрешении несоответствий, и мы воспринимаем и ценим юмор больше благодаря быстрому первому впечатлению, а не логическому анализу.

    Путешествие во времени

    Это уникальная человеческая способность анализировать время, размышлять о нашем прошлом, настоящем и будущем и представлять детали в этих мысленных представлениях. Как и в случае с юмором, временная перспектива имеет фундаментальное значение для человеческого опыта. Наша способность наслаждаться юмором сочетается с этой умственной способностью к путешествиям во времени и субъективному благополучию.

    Люди сильно различаются по способностям детализировать свои мысленные представления о прошлом, настоящем и будущем. Например, у некоторых людей может быть то, что психологи называют негативной прошлой перспективой — они часто думают о прошлых ошибках, которые не имеют ничего общего с нынешней средой, даже переживая их в ярких деталях, несмотря на то, что настоящее или будущее положительно.

    Временная перспектива связана с чувством благополучия. Люди сообщают о большем чувстве благополучия в зависимости от качества деталей их прошлых или настоящих воспоминаний.Когда участники исследования сосредотачивались на деталях «как» — которые, как правило, выявляют яркие детали, — они были более удовлетворены жизнью, чем когда они сосредотачивались на «почему», что, как правило, вызывает абстрактные идеи. Например, вспоминая неудачные отношения, те, кто сосредоточился на событиях, которые привели к разрыву, были более удовлетворены, чем те, кто сосредоточился на абстрактных причинных объяснениях, касающихся любви и близости.

    Одно исследование показало, что люди, которые используют юмор в позитивном ключе, имеют позитивные взгляды на прошлое, а те, кто использует саморазрушающий юмор, придерживаются негативных перспектив прошлого.Подобные исследования помогают нам понять, как мы думаем и интерпретируем социальные взаимодействия. Такое исследование также предполагает, что попытки использовать юмор в позитивном ключе могут улучшить эмоциональный тон деталей в наших мыслях и, следовательно, наше настроение. Клинические психологи используют юмор как средство повышения субъективного благополучия.

    В ходе текущей недавней работы мы с моими студентами проанализировали оценки студентов по нескольким общим шкалам, которые психологи используют для оценки юмора, потребности в юморе — показателя того, как человек производит или ищет юмор в своей повседневной жизни — и временная перспектива.Наши предварительные результаты показывают, что люди с высоким уровнем юмора склонны сосредотачиваться на положительных аспектах своего прошлого, настоящего и будущего. Те, кто ищет юмора в своей жизни, появляются в нашей выборке для исследования, чтобы сосредоточиться на приятных аспектах своей нынешней жизни.

    Хотя наше расследование все еще находится на ранней стадии, наши данные подтверждают связь между когнитивными процессами, необходимыми для мысленного путешествия во времени и оценки юмора. Дальнейшие исследования временных перспектив могут помочь объяснить индивидуальные различия в обнаружении и устранении несоответствий, которые приводят к забавным ощущениям.

    Научиться уважать смех

    Экспериментальные психологи переписывают книгу о юморе, поскольку мы узнаем его ценность в нашей повседневной жизни и его связь с другими важными умственными процессами и сильными сторонами характера. Как шутят, сколько психологов нужно, чтобы поменять лампочку? Всего один, но он должен измениться.

    Изучение юмора позволяет нам исследовать теоретические процессы, связанные с памятью, рассуждением, временной перспективой, мудростью, интуицией и субъективным благополучием.И это интересное поведение само по себе, поскольку мы работаем над описанием, объяснением, контролем и прогнозированием юмора в зависимости от возраста, пола и культуры.

    Несмотря на то, что мы можем не соглашаться, что смешно, а что нет, психологи-экспериментаторы больше, чем когда-либо, сходятся во мнении, что юмор — это серьезно и актуально для науки о поведении. И это не до смеха.

    Этот пост изначально был опубликован на сайте The Conversation. Следите за @ConversationUS в Twitter.

    The Humor Gap — Scientific American

    Когда комик Сьюзен Прекел выходит на сцену и замечает привлекательного мужчину в аудитории, ее сердце замирает.«К концу моего выступления он сочтет меня отвратительной, по крайней мере, как сексуальное существо», — говорит она.

    За более чем десять лет выступлений в комедийном шоу Нью-Йорка привлекательную высокую брюнетку пригласили на свидание только один раз после шоу. Но мужские комиксы кишат. «Они очень хорошо ладят с женщинами. Я все время это вижу », — говорит Прекел.

    Оказывается,

    комиков, возможно, просто переживают крайнюю версию типичного романтического взаимодействия между мужчинами и женщинами. Хотя оба пола неизменно предпочитают партнера с чувством юмора, существует интригующее расхождение в том, как проявляется это предпочтение.Мужчинам нужен тот, кто ценит их шутки, а женщинам нужен тот, кто заставляет их смеяться. Дополнительный характер этих желаний не случаен. Исследователи подозревают, что юмор имеет глубокие эволюционные корни — в 1872 году Чарльз Дарвин заметил, что шимпанзе хихикают во время игры, — и многие утверждают, что законы естественного отбора могут помочь объяснить сложное чувство юмора, которое мы имеем сегодня.

    Мужчины и женщины используют юмор и смех, чтобы привлечь друг друга и показать романтический интерес, но каждый пол делает это по-своему.По мере развития отношений то, как мужчины и женщины используют юмор, меняется; он становится средством, успокаивающим друг друга и сглаживающим грубые пятна. На самом деле юмор редко бывает вообще по поводу чего-то смешного; скорее, обмен смехом может сблизить людей и даже спрогнозировать совместимость на долгое время.

    Юмор во всех его формах — саркастическом, остроумном, анекдотическом, ироническом, сатирическом — сложен и развит, как язык. Это может быть оружие, используемое для отчуждения, и средство для передачи интереса и информации.Так что, рискуя сплести радугу, пора серьезно взглянуть на юмор.

    Рассмеши меня
    Когда ученые начали наблюдать за тем, как мужчины и женщины выглядят смешными, в дополнение к изучению того, что люди находили смешным, возникли интересные закономерности. «В литературе до 1990-х годов основное внимание уделялось оценке шуток», — говорит Мартин Лэмперт, эксперт по юмору и заведующий кафедрой социальных наук в Университете Святых Имен. «Это была надуманная ситуация, когда испытуемым предлагали шутки, и мы документировали их реакцию.Затем начались эксперименты по производству юмора: испытуемым предлагали придумывать шутки или изучали, как люди веселят друг друга в реальном мире. «Это дало нам гораздо более точную картину происходящего», — говорит Ламперт.

    В 1996 году Роберт Р. Провайн, профессор психологии Университета Мэриленда, проанализировал 3 745 личных объявлений и обнаружил, что женщины ищут партнера, который мог бы рассмешить их вдвое чаще, чем они предлагали в ответ. Мужчины же предложили юмора примерно на треть больше, чем они того просили.Эти открытия были первым важным признаком того, что представители пола подходили к юмору с разных сторон.

    Десять лет спустя Эрик Р. Бресслер из Государственного колледжа Вестфилда и Сигал Балшайн из Университета Макмастера выявили еще одно интригующее гендерное различие. Психологи показали 200 фотографиям мужчин и женщин, каждая из которых сопровождалась забавным или довольно прямым автобиографическим заявлением. Женщины выбирали более забавных мужчин в качестве потенциальных свиданий, но мужчины не отдавали предпочтения забавным женщинам (как это видел комик Прекел в реальном мире).И все же во всем мире представители обоих полов неизменно считают чувство юмора одной из важнейших черт супруга — так почему же такое неравенство?

    «Хотя оба пола говорят, что им нужно чувство юмора, в нашем исследовании женщины интерпретировали это как« тот, кто заставляет меня смеяться », а мужчины хотели, чтобы« кто-то смеялся над моими шутками », — говорит Род А. Мартин из Западного университета. Канада. В 2006 году Мартин, вместе с Бресслером и Балшайном, попросил 127 испытуемых выбрать между парами потенциальных партнеров либо для однодневной встречи, либо для свидания, либо для краткосрочных, либо для долгосрочных отношений, либо для дружбы.В каждой паре один партнер был описан как восприимчивый к юмору участника, но сам не очень забавный, а другой партнер был описан как веселый, но не полностью заинтересованный в собственных остроумных замечаниях участника.

    В любом контексте, кроме дружбы, мужчины предпочитали женщин, которые смеялись бы над их шутками, тем, кто шутил. Однако женщины предпочитали веселых партнеров.

    Тот факт, что мужчина и женщина дополняют друг друга, когда они предлагают и просят юмора, поражает, потому что смех не находится под нашим сознательным контролем, отмечает Провайн.И, как и в случае со многими видами поведения, которые происходят вне нашего понимания, исследователи подозревают, что эти противоположные желания могли возникнуть из-за того, что они служат репродуктивной цели.

    Почему забавные мужчины такие привлекательные
    С эволюционной точки зрения пол, который вкладывает больше ресурсов в развитие потомства, вероятно, будет более разборчивым из двух. У всех млекопитающих более разборчивым полом является самка из-за бремени беременности. Итак, самец должен соревноваться за внимание самки — подумайте об ухаживании самцов с их огромными рогами.Когда самку привлекает впечатляющий исполнитель, она неосознанно реагирует на его генетическое здоровье, тем самым повышая вероятность того, что ее потомство выживет.

    Эту эволюционную силу называют половым отбором, и психолог Скотт Барри Кауфман из Нью-Йоркского университета считает, что она может объяснить, почему юмор так важен на ранних этапах ухаживания и почему мужчины шутят, а женщины их ценят. «Юмор довольно сексуален при первой встрече. Когда у вас нечего делать, остроумный человек, который использует юмор остроумно и оригинально, сообщает довольно много информации, включая интеллект, творческие способности и даже такие аспекты своей личности, как игривость и открытость опыту », — говорит Кауфман, который изучал роль творчества в юморе.

    Эту идею подтверждают исследования, показывающие, что юмор является хорошим показателем интеллекта — высоко ценимой наследственной чертой. Например, в 2008 году Дэниел Хоуриган из Университета Колорадо в Боулдере попросил почти 200 человек создать юмористические высказывания и нарисовать забавные изображения. Те, кто набрал больше очков в тесте на общий интеллект, также были оценены наблюдателями как значительно смешнее.

    Более тонкая проверка гипотезы полового отбора на юмор зависит от того, чего хотят женщины, когда они наиболее плодовиты — во время овуляции.Большое количество исследований показало, что при рассмотрении краткосрочных партнеров овулирующие женщины, как правило, предпочитают мужчин с признаками хороших генов, такими как симметрия тела, мужские черты лица и поведенческое доминирование. Напротив, рассматривая долгосрочных партнеров на любом этапе своего цикла, женщины не проявляют никаких предпочтений, часто выбирая мужчин, обладающих ресурсами (в наше время и в возрасте, что означает деньги) и воспитательными характеристиками — другими словами, хорошими папами.

    Если юмор является признаком творческих способностей и интеллекта и, следовательно, показателем качественных генов, забавные парни должны быть очень желательны для женщин в период овуляции.Исследование, проведенное в 2006 году Джеффри Миллером из Университета Нью-Мексико и Марти Хэзелтон из Калифорнийского университета в Лос-Анджелесе, хотя и не фокусировалось конкретно на юморе, показало, что овулирующие женщины действительно предпочитают мужчин с творческим интеллектом. Сорок одна женщина прочитала описания творческих, но бедных мужчин и нетворческих, но богатых мужчин и оценила желательность каждого мужчины в качестве краткосрочного партнера. Во время высокой фертильности женщины выбирали творческих мужчин примерно в два раза чаще, чем богатые мужчины, для краткосрочного спаривания, но творческие мужчины не отдавали предпочтение долгосрочным партнерам — в точности такая закономерность, как и следовало ожидать.

    Если в ухаживании ценно быть креативным и забавным, то парни должны заставить других хохотать. Вспомните знакомых вам классных клоунов. Были ли они мальчиками?

    И пока мальчики шутят, скорее всего, девочки хихикают. Исследования смеха также позволяют понять важную, эволюционировавшую роль юмора в ухаживании, что обнаружил Провин, когда начал изучать спонтанную беседу в 1993 году. Он пытался изучать смех в лаборатории, но шлепал человека перед телевизором в течение нескольких субботних дней. Эпизоды Night Live не вызывали особого веселья.Провайн пришел к окончательному осознанию: смех по своей природе социальный. Поэтому он отправился, как полевой приматолог, наблюдать за человеческим взаимодействием в городских пространствах: торговых центрах, тротуарах, кафе. Он записал около 1200 эпизодов смеха — комментариев, которые вызвали смех либо у говорящего, либо у слушателя, — и выяснил, какой пол смеется, когда.

    Результаты, возможно, не станут неожиданностью. По данным Provine, женщины в целом смеются намного больше мужчин, особенно в смешанных группах.«И мужчины, и женщины смеются над мужчинами больше, чем над женщинами», — отмечает Провайн. Этот вывод согласуется с идеей, что мужчины занимаются юмором, а женщины, «селекционеры», оценивают его, но, конечно, есть и другие возможные объяснения. Женщины просто менее разборчивы, когда дело касается юмора? Или мужчины смешнее пола?

    Код на смех
    Недавние исследования показывают, что такие возможности маловероятны. Мужчины и женщины неизменно считаются одинаково забавными, когда они соревнуются в производстве юмора.Например, в 2009 году доктор философии Ким Эдвардс. студент факультета психологии Университета Западного Онтарио попросил мужчин и женщин придумывать забавные подписи для однокадровых мультфильмов. Оба пола создали равное количество субтитров с высоким рейтингом.

    В отношении юмора мужчины и женщины тоже равны. В 2005 году психиатр Аллан Рейсс из Стэнфордского университета показал мужчинам и женщинам 30 мультфильмов, сканируя их мозг. Оба пола оценили 24 мультфильма как смешные, и когда их попросили оценить их по степени забавности, они снова согласились.Кроме того, у мужчин и женщин очень мало разницы во времени реакции на понравившиеся им шутки.

    Учитывая одинаковую способность полов к юмору и признательности, тот факт, что женщины больше смеются, а мужчины смеются больше, должен иметь свои корни в чем-то другом, а не просто в том, кто шутит. Фактически, данные Провина также подтверждают эту идею: от 80 до 90 процентов утверждений, вызывавших смех в его полевых исследованиях, вовсе не были смешными. Скорее люди смеялись над банальными фразами типа «Увидимся позже, ребята!» или «Я думаю, что я закончил.Его исследование также показало, что люди, как правило, больше смеются, когда говорят, а не слушают. Многие исследования подтвердили этот вывод, и эксперты считают, что смех говорящего успокаивает его или ее аудиторию и облегчает социальные связи.

    Провин обнаружил одно заметное исключение из правила, согласно которому говорящие смеются больше, чем их аудитория: когда мужчина разговаривает с женщиной, женщина смеется больше, чем мужчина. Разница ощутима: когда Provine усреднял смех в парах из двух человек, говорящие смеялись на 46 процентов больше, чем слушающий.Когда женщина разговаривала с другой женщиной, она смеялась на 73 процента больше, чем ее собеседник, но когда женщина разговаривала с мужчиной, она вызывала на 126 процентов больше смеха. Ораторы-мужчины смеялись меньше, чем ораторы-женщины, но они все равно смеялись на 25 процентов больше, чем их слушатели, когда разговаривали с другими мужчинами. Но в конкретных обстоятельствах, когда мужчина разговаривал с женщиной, мужчины смеялись на 8 процентов меньше, чем их партнеры.

    Тот факт, что женщины так много смеются, когда разговаривают с мужчинами — и они смеются больше, чем мужчины, даже когда говорят мужчины, — предполагает, что здесь присутствует некий инстинкт.Возможно, это отражение женской роли как сексуального селектора, но какими бы ни были корни женского инстинкта смеяться над мужчинами, это работает — мужчины находят женщин привлекательными, когда они смеются. Возможно, это потому, что смех бессознательно сигнализирует об интересе и удовольствии.

    Учтите, что шимпанзе издают смехоподобные звуки, когда их преследуют другие шимпанзе, и, как и в случае с человеческими детьми, преследуемый смеется. Для шимпанзе задыхающийся смех является сигналом для охотника о том, что игра веселая и безопасная.Удовольствие может исходить от предвкушения, как если бы смех посылал сообщение: я собираюсь продолжать бежать, но когда меня поймают, будет очень весело. Поскольку ухаживания обычно преследуют женщин, может ли здесь быть связь? «Я думаю, здесь есть интересная параллель, — говорит эксперт по юмору Мартин. «В обоих случаях смех — это сигнал удовольствия и приглашение продолжить».

    Действительно, исследования показали, что смех — мощное средство измерения уровня влечения между двумя людьми.В 1990 году психологи Карл Граммер и Иренаус Эйбл-Эйбесфельд из Института городской этологии Людвига Больцмана в Вене изучали естественные разговоры в смешанных группах и измеряли количество смеха, исходящего от мужчин и женщин. Позже каждый индивидуум сообщил о том, насколько он был привлечен к другим членам группы. Оказывается, именно количество женского смеха точно предсказывает уровень влечения между обоими партнерами. Другими словами, женщина много смеется, когда ее привлекает мужчина или когда она чувствует интерес мужчины — и этот смех, в свою очередь, может сделать ее более привлекательной для него или сигнализировать о том, что она приветствует его внимание.

    Смешные годы
    По мере того, как влечение переходит в отношения, роль юмора меняется, но не менее важно разделить смех. Многие согласны, что именно та связь, которую создает юмор, делает его таким полезным для отношений, особенно в долгосрочной перспективе. Юмор часто становится личным языком между двумя людьми. Шутка пары может сделать повседневный или напряженный момент веселым.

    Но и здесь роль каждого пола различна — и, что интересно, в некотором смысле мужчины и женщины меняются местами.В отличие от ухаживания, когда мужчины обычно производят юмор, а женщины — ценители, в долгосрочных отношениях использование юмора может быть вредным для мужчин. Однако, когда в роли юмористических партнеров выступают женщины, отношения имеют тенденцию процветать.

    Смешные мужчины, конечно, не обязательно проклятие, но в определенных ситуациях мужской юмор может быть опасен. В 1997 году психологи Кэтрин Коэн из Государственного университета Пенсильвании и Томас Брэдбери из Калифорнийского университета в Лос-Анджелесе проанализировали браки 60 пар за 18-месячный период, используя данные из самоотчетов и аудиозаписей разговоров пар, работающих через определенный период. семейный вопрос.Они обнаружили, что в парах, у которых был серьезный жизненный стресс, например, смерть в семье или потеря работы, использование юмора мужем во время решения проблем было предупреждающим знаком. Эти пары были более склонны к разводу или разлуке в течение 18 месяцев, чем пары, у которых был жизненный стресс, когда мужчина не использовал юмор. Этот результат может означать, что мужчины знают, как и когда снять напряжение с помощью шутки. Время является ключевым моментом. «В частности, с мужским юмором мы видим, что он используется, чтобы избежать проблем или серьезных разговоров», — говорит Мартин.«И если его использовать агрессивно — в поддразнивании или унижении — или в неподходящее время, это может нанести ущерб отношениям».

    Идея о том, что мужской юмор иногда может плохо сказываться на отношениях, подтверждается результатами теста Coping Humor Scale (CHS), разработанного Мартином и психологом Гербертом Лефкуртом из Университета Ватерлоо, который измеряет, насколько человек использует юмор, чтобы справиться с жизнью. стресс. В 1986 году они обнаружили, что мужчины, получившие высокие баллы по шкале CHS, сообщают о меньшем удовлетворении браком, чем их сверстники, которые не так много используют юмор, чтобы справиться с ситуацией.Они также обнаружили, что мужчины склонны использовать более пренебрежительные формы юмора, направленные на других, когда справляются с трудной ситуацией. Лефкур замечает, что если мужчины имеют в виду такой юмор, когда берут CHS, это может объяснить более низкую удовлетворенность отношениями.

    С другой стороны, многие исследования показали, что женщины часто используют самоуничижительный юмор, который может облегчить напряженную ситуацию. [Подробнее о типах юмора, которые предпочитает каждый пол, см. В рамке на странице 71]. Исследование CHS показало, что женщины, которые используют больше юмора для совладания с собой, сообщают о большей удовлетворенности браком.

    Недавнее физиологическое исследование может помочь объяснить, почему. Психолог Джон Готтман из Института Готтмана в Сиэтле проанализировал 130 пар, обсуждая три самых проблемных вопроса. Начиная с молодоженов, пары приходили в лабораторию Готтмана раз в год в течение шести лет и вели частные беседы, в то время как Готтман измерял их физиологические реакции, такие как артериальное давление и пульс, с помощью полиграфа и электрокардиограммы.

    Готтман обнаружил, что снижение частоты сердечных сокращений у мужчин во время этих интенсивных дискуссий было критическим для успешного брака (тогда как частота сердечных сокращений женщин не имела значения).Некоторым мужчинам удавалось успокаивать себя, но следующий лучший способ снизить частоту сердечных сокращений этих мужей заключался в том, чтобы их жены отпускали шутки, чтобы снять напряжение. По словам Готтмана, пары, в которых женщины деэскалировали конфликт таким образом, с большей вероятностью будут иметь стабильный брак в течение, по крайней мере, шести лет исследования, по сравнению с парами, в которых жены не использовали юмор.

    По мере развития отношений мужской юмор становится менее важным — возможно, даже контрпродуктивным в определенных ситуациях, — тогда как женское чувство юмора становится благословением.Во время ухаживания мужчина привлекает женщину, а ее благодарный смех, в свою очередь, привлекает его. Но по мере того, как повышается приверженность, задача становится все меньше о том, чтобы найти партнера, и больше о том, чтобы удержать его. «Здесь речь идет больше о сочувствии и настройке на чувства и взгляды другого», — говорит Мартин. «Цель состоит не столько в том, чтобы развлечь и произвести впечатление, сколько в том, чтобы уменьшить межличностную напряженность, передать понимание, сохранить лицо себе и своему партнеру. Женщины могут быть более искусными в использовании юмора.”

    Конечно, в реальной жизни мужчины и женщины населяют широкий спектр, с гораздо большими индивидуальными вариациями, чем отражаются в тенденциях, обнаруживаемых в лаборатории. Многие люди обладают чертами, противоположными тем, которые обычно ассоциируются с их полом. Но в целом то, как мужчины и женщины используют юмор, выдает его более глубокую цель — помочь нам соединиться и сблизиться друг с другом. Подлинный смех — один из самых честных способов заявить: «Я с тобой».

    Часы Science — шутка внутри вас

    Однажды днем ​​четыре года назад Меридет Гаттис, доктор философии, складывала продукты на кухне, а ее 4-летняя дочь Элла наблюдала за ней.Переложив яйца в холодильник, Гаттис слегка споткнулась на пути к мусорному ведру. Пустая коробка для яиц с закрытой крышкой не грозила ни разбитыми яйцами, ни грязным полом, но Гаттис разыграл ее для развлечения дочери. Она опасно покачнулась, перевернула коробку, осторожно закрепила ее и устроила комически грандиозное шоу облегчения — и все это хихикающей публике Эллы.

    Гаттис, психолог из Кардиффского университета в Соединенном Королевстве, размышлял над фальшивой почти трагедией.Что сделало этот сценарий забавным?

    Двадцать лет назад ученые высмеивали предположение, что изучение юмора имеет научное значение, но сегодня психологи обращаются к юмору как к инструменту изучения развития и познания. У взрослых недостаточное чувство юмора может сигнализировать о различных расстройствах, таких как шизофрения, аутизм и синдром Аспергера, и позволяет по-новому взглянуть на природу этих состояний. У детей развивающееся чувство юмора может служить флюгером для новых когнитивных функций, таких как распознавание преднамеренности и понимание символизма.

    Строительные блоки юмора

    Младенцы проявляют первые признаки веселья в течение первых пяти недель жизни, когда они начинают улыбаться в ответ на воркование и глупое выражение лица своих родителей. Большинство ученых думают, что эти улыбки являются эмоциональным ответом на социальное взаимодействие с разными типами улыбок для разных ситуаций. Peek-a-boo может вызывать один тип улыбки, а другой — щекотать.

    Три месяца спустя появляется смех, вызывающий волнение у родителей, бабушек и дедушек и служащий слуховым свидетельством того, что ребенок наслаждается собой.Такое поведение не относится к юмору, но является строительным материалом для выражения юмора. По мере взросления дети начинают достоверно смеяться и улыбаться в типично «забавных» ситуациях.

    Преобладающее мнение психологов о том, что делает ситуацию смешной, известно как теория несоответствия. Психолог из Итаки-колледжа Барни Бейнс, доктор философии, объясняет это так: «Что-то забавно, когда реальное событие не соответствует вашей ментальной модели того, что должно происходить». Но главное — в деталях, — говорит Бейнс, который изучает юмор 15 лет.

    «Юмор — очень сложная психологическая реакция, она многогранна», — говорит Бейнс. А разделение несочетаемых событий на юмористические и не юмористические ситуации зависит от многих факторов, включая настроение и то, чему дети учатся у других. «Детям нужно учиться юмору. По мере того, как дети становятся старше, их юмор становится более изощренным».

    Итак, когда Элла смеялась над неуклюжими выходками своей мамы, она осознавала несоответствие того, что кто-то отчаянно пытается спасти пустую коробку от яиц от падения.Но Гаттис заметил тонкий излом в этой теории: откуда Элла узнала, что ее мама намеренно шутила с коробкой для яиц, вместо того, чтобы искренне ошибаться относительно ее содержимого или отсутствия такового?

    Как назло, всего за несколько дней до инцидента аспирантка из Кардиффа Елена Хойка (которая получила докторскую степень в июне) обратилась к Гаттису по поводу изучения юмора у детей. Гаттис считает, что этот разговор вдохновил ее по-настоящему обратить внимание на поведение дочери. Эти двое попытались разбить проблему на более мелкие части для изучения.Прошлые исследования показали, что дети в возрасте 14 месяцев могут различать преднамеренные и непреднамеренные действия. Например, одно исследование, опубликованное в 1995 году, показало, что дети в возрасте от 14 до 18 месяцев склонны копировать намеренные действия и исправлять непреднамеренные ошибки. Гаттис и Хойка хотели развить это, чтобы увидеть, могут ли малыши разбирать действия на умышленные шутки или непреднамеренные промахи.

    Для этого необходимо, чтобы они сначала поняли, что шутка каким-то образом отклоняется от нормы — например, попытка написать ластиком карандаша или питье из дна чашки.Во-вторых, дети должны понимать, что кто-то хотел, чтобы это отклонение произошло, что это была не просто ошибка. Наконец, они должны понять, что исполнитель знает, что дети думают, что это шутка. Если все эти познавательные элементы на месте, включите трек смеха; ребенок понимает шутку.

    Чтобы рассмотреть второй этап этого процесса, исследователи разработали способ измерить, знают ли дети, что исполнитель намеревается сделать неправильный поступок. Гаттис и Хойка совершали множество «неправильных» действий, сопровождавшихся либо смехом и улыбкой, либо «Ой!» и морщась.Некоторые считались однозначными шутками: «Сапог надеть — смейся и улыбнись». Другие были недвусмысленными ошибками: напишите не тем концом маркера — «Упс!» А другие были более двусмысленными; питье со дна чашки могло быть ошибкой или шуткой в ​​зависимости от сопутствующих действий исследователя. Поскольку малыши были слишком молоды, чтобы просто сказать исследователям, что они думают, Гаттис и Хойка наблюдали, будут ли малыши копировать или исправлять действия.

    Согласно результатам, опубликованным в журнале Cognitive Development, дети в возрасте от 25 до 36 месяцев успешно прошли тест.Они скопировали все действия, отмеченные смехом, и исправили те, которые сопровождались «Ой!». независимо от того, были ли действия неоднозначными. Группа от 19 до 24 месяцев запуталась в двусмысленных действиях, но даже в этом возрасте дети различали преднамеренные шутки и непреднамеренные ошибки. Результаты показывают, что уже в 19-месячном возрасте дети различают, что кто-то делает что-то неправильно намеренно, и делает что-то неправильно случайно — большой шаг в познании.Понимание того, что другие действуют намеренно, является фундаментальной частью теории разума, или признание того, что другие обладают таким же ментальным присутствием, как и вы.

    «Юмор заставляет вас понять, что люди могут делать что-то неправильно и умышлять, что они ошибаются», — говорит Гаттис. Это легкий вход в двойственность — идея о том, что действие может означать больше чем одно — очень сложная концепция для маленьких детей, отмечает Гаттис.

    Дефицит юмора

    Когда ум не развивается нормально, чувство юмора может нарушиться.Например, одно исследование, опубликованное в журнале Psychiatry Research (том 141, № 2, страницы 229–232), показало, что люди с шизофренией не так хорошо справляются с тестами на понимание шуток, как здоровые участники. Автор исследования Джозеф Полимени, доктор медицины, и его партнер по исследованиям Джеффри Рейсс, доктор медицины, показали участникам различные однопанельные мультфильмы с подписями под ними. Некоторые подписи совпадали с карикатурами, некоторые — нет, и участники пытались определить совпадающие.

    «В целом люди с хорошим чувством юмора неплохо справляются [на тесте]», — говорит Полимени.«Участники с шизофренией чувствовали себя хуже».

    Кроме того, он отметил, что существует «довольно большая разница» между способностями распознавать юмор людей с шизофренией и с биполярным расстройством. По словам Полимени, поскольку эти два расстройства часто ошибочно принимают друг за друга, это может стать инструментом для более точной диагностики, если дальнейшие исследования подтвердят результаты.

    Полимени, психиатр из Университета Манитобы в Виннипеге, считает, что этот дефицит связан с частой неспособностью шизофреников связать точки между связанными идеями.

    «Много юмора связано с ассоциациями», — говорит Полимени. «Когда вы слышите изюминку, все в шутке должно соединиться воедино. Но если одна из ассоциаций не соединяется, понять шутку намного труднее».

    Исследование, опубликованное в апреле в Европейском архиве психиатрии и клинической неврологии, предлагает объяснение: люди с шизофренией не прилагают дополнительных когнитивных усилий, необходимых для понимания шуток. Вместо этого они относятся к ним просто как к неконгруэнтным событиям, никогда не переходя к юмору.

    «Требуются некоторые усилия, чтобы выйти за пределы шутки и проникнуть в ее скрытый смысл, чтобы шизофреники, не прилагающие дополнительных усилий, проявили бы меньше чувства юмора», — говорит Барни Бейнс.

    Сравните это со случаями расстройства аутистического спектра и синдрома Аспергера. Ученые согласны с тем, что у людей с аутизмом и синдромом Аспергера нарушенное чувство юмора, как у людей с шизофренией, но есть множество анекдотов о детях и взрослых с аутизмом и синдромом Аспергера, флиртующими с комедиями.В итоговой статье, опубликованной в 2004 году в Журнале аутизма и нарушений развития (том 34, № 5), Виктория Лайонс и Майкл Фицджеральд, доктор философии, изучают литературу и приходят к интересному предположению: некоторые люди с аутизмом и синдромом Аспергера юмор понимаю — но на математическом уровне. Исследования четко установили, что многие люди с аутизмом и синдромом Аспергера обладают отличными математическими способностями к рассуждению, и эти навыки могут переходить в логические, шаблонные шаблоны определенных типов юмора, таких как каламбур, говорят исследователи.Но даже на этом уровне чувство юмора, кажется, действует больше на интеллектуальном уровне, чем на эмоционально-выразительном уровне, что немного похоже на рисование цифрами. Они поняли, как «работает» юмор, но драма по-прежнему будет ощущаться для них так же, как комедия.

    Пол Розин, психолог из Пенсильванского университета, который в 2006 году выступил соавтором статьи о закономерностях в юморе и музыке в журнале Emotion (том 6, № 3, страницы 349-355), считает, что подобное уравнение понимание юмора может совпадать с как люди с аутизмом обрабатывают музыку.По его словам, они могут абстрагировать отношения между идеями, но им очень трудно вписать эти идеи в социальные рамки.

    «Они так же осведомлены о [юморе и музыке], как и нормальные люди, но не так вовлечены в это, — говорит Розин. По его словам, в этой области он хотел бы видеть больше работы, потому что юмор — это фундаментальная часть общения. «Я думаю, здесь есть что-то действительно интересное».

    Выяснение того, что это такое, поможет ученым и родителям понять, что стоит за смехом или его отсутствием.Бейнс надеется, что однажды юмор можно будет использовать в качестве диагностического инструмента для определения состояний с похожими симптомами. Более глубокое понимание юмора у нормально развивающихся детей поможет психологам взглянуть на когнитивные процессы, которые делают юмор в первую очередь возможным. И родители могут наслаждаться тем фактом, что за фасадом хихикающих их детей скрывается симфония сложного познания.

    6 признаков того, что у вас хорошее чувство юмора

    В один особенно неприятный день несколько недель назад, вместо того, чтобы вызвать дополнительную сессию кикбоксинга или выпить бокал вина, я обнаружил, что вместо этого обращаюсь к двум своим ближайшим друзьям.«Тяжелый день», — быстро написала я в сообщении. «Мне нужно что-то, чтобы подбодрить меня».

    Мой почтовый ящик вскоре был наводнен веселыми заявлениями, гифками и всякими дурацкими шутками. Через несколько минут я обнаружил, что чувствую себя более беззаботно, чем за весь день — и все из-за их врожденной способности точно знать, как меня рассмешить.

    Скорее всего, я не одинок: у всех нас есть тот человек в нашей жизни, который, независимо от обстоятельств, может вызвать улыбку на нашем иначе сморщенном лице.Юмор — желанная черта; мы почти естественно запрограммированы на его поиски. Одно небольшое исследование показывает, что мы способны понимать юмор в первый год жизни.

    Но хотя все мы можем обладать способностями к смешному, нужен особый человек, чтобы заставить всю группу рассмеяться. Вот шесть признаков того, что у вас потрясающее чувство юмора:

    Вы делаете смех своим приоритетом.

    Как гласит старая пословица, «жизнь лучше, когда ты смеешься» — и никто не знает этого больше, чем добродушные люди.Те, у кого хорошее чувство юмора, не только видят ценность в том, чтобы рассмешить других, но и сами отдают предпочтение смеху. В результате они становятся здоровее и счастливее: исследования показывают, что улыбка мгновенно поднимает настроение, а смех снимает напряжение и снимает стресс.

    Вы практикуете принятие себя.

    Не все из нас могут быть похожи на Дженнифер Лоуренс (хотя мы и желаем) — человека, который настолько открыт к своим ошибкам, что публично высмеивает их ловушки, — но люди с беззаботным отношением к себе больше практикуют себя. принятие, чем большинство.Люди с хорошим чувством юмора принимают свои недостатки и отшучиваются (и отпускают) здоровым образом. И другие должны стремиться к этому: принятие себя — ключ к более счастливой жизни, но это не всегда практикуется так часто.

    Вы креативны.

    Чтобы придумать остроумные шутки, заставляющие улыбаться на лицах других, требуется много умственной энергии. Те, у кого хорошее чувство юмора, как правило, более креативны. И это не единственное когнитивное преимущество: одно исследование 2014 года показало, что смех также может улучшить кратковременную память.

    Вы добросовестны.

    Есть грань между доброжелательным юмором и подлыми шутками, и те, у кого хороший юмор, знают разницу. «Большая часть комедии основана на том, чтобы посмеяться над чужим счетом. И я считаю, что это просто форма издевательства в значительной степени», — сказала комик Эллен ДеДженерес CBS News в 2012 году. «Так что я хочу быть примером того, что вы можете будь веселым и добрым, заставляй людей смеяться, не обижая чужих чувств ».

    У вас хорошее физическое самочувствие.

    Смех — действительно лучшее лекарство, и люди с хорошим чувством юмора используют его в своих интересах. Этот смех может стимулировать органы, улучшить вашу иммунную систему и облегчить боль.

    В целом, юмор может принести нам физическую и эмоциональную пользу, по словам Питера Макгроу, доктора философии, доцента Колорадского университета в Боулдере, изучающего эмоции. «Когда все сделано хорошо, юмор может оказать значительное положительное влияние на вашу жизнь», — написал он для Psychology Today.«Развивая лучшее понимание юмора, мы считаем, что сможем предложить способы, которые помогут людям жить лучше — от помощи им справиться с болью и стрессом до поощрения людей использовать юмор для критики брендов, которые сделали им зло».

    Старение для вас — это просто факт жизни.

    В то время как большинство людей недовольны каждым проходящим днем ​​рождения, добродушные люди воспринимают все это спокойно. Те карты «за бугром»? Шутки о том, как выглядеть старше? Детская игра — и такое беззаботное отношение может помочь вам прожить дольше.Исследования показывают, что чувство юмора увеличивает продолжительность жизни на пенсии. Давай, дни рождения.

    Как у тебя сохраняется чувство юмора? Делитесь своими советами в комментариях!

    Это руководство по GPS является частью серии публикаций, призванных вернуть вам равновесие, когда вы чувствуете, что сбились с курса.

    GPS-гиды — это наш способ показать вам, что сняло стресс у других в надежде, что вы сможете найти решения, которые работают для вас. У всех нас есть снимающее стресс «секретное оружие», которое мы вытаскиваем в моменты напряжения или беспокойства, будь то фотографии, которые расслабляют нас или заставляют улыбаться, песни, которые возвращают нас к нашему сердцу, цитаты или стихи, которые создают ощущение гармония или медитативные упражнения, которые помогают нам обрести чувство тишины и спокойствия.Мы рекомендуем вам посетить здесь другие наши GPS-гиды и поделиться с нами своими личными советами по обретению мира, равновесия и спокойствия.

    9 видов юмора, объясненные на английском языке

    Важная часть беглости — умение читать разные виды юмора. Сегодня мы рассмотрим девять различных видов юмора на английском языке. Вы знаете, что значит уметь читать чье-то чувство юмора? Когда мы читаем кого-то, мы можем понять его, не только его очевидные слова, но и все, что они могут подразумевать.Юмор тонкий. Иногда бывает трудно поймать. Каждая культура — от семейной группы до класса, полного единомышленников, города или, возможно, даже целой страны, полной людей, может иметь свое собственное отличительное чувство юмора. Точно так же, как в разных регионах мира есть свои уникальные способы приготовления еды. Мы можем разделять некоторые идеи, но каждая из них по-прежнему уникальна. Вы когда-нибудь замечали это?

    Итак, в этом уроке мы поговорим о множестве различных видов юмора, встречающихся в мире, но с использованием английских описательных слов.Конечно, со многими из них вы будете знакомы, поскольку большая часть человеческих связей — это способность смеяться вместе. Этот урок поможет расширить ваш словарный запас, чтобы вы могли с комфортом обсуждать юмор на английском языке.

    Какой юмор вы считаете самым смешным? Дайте нам знать об этом в комментариях.

    Физический юмор или фарс

    Это, наверное, самый простой способ объяснить. Это физический юмор. Это означает, что кто-то использует преувеличенные или дикие движения тела.Обычно это приколы, розыгрыши и розыгрыши, но это всегда связано с телом или смешным поведением тела. Часто люди получают травмы, они могут поскользнуться и упасть, может быть, на них что-то падает. Иногда на это может быть больно смотреть, но все же это вызывает смех в нас, людях.

    Классическими примерами этого типа юмора могут быть Чарли Чаплин или Три марионетки. Если вам когда-либо нравилось смотреть «Самые смешные домашние видео Америки», это еще один прекрасный пример.Современные «гифки» иногда могут передать этот стиль юмора.

    Примеры:

    Самоуничижительный юмор

    Когда кто-то мастер (или действительно хорош) в самоуничижении с юмором, это означает, что он умеет унижать себя или высмеивать себя с целью развлечь других. Это делается так, чтобы все смеялись, а не чувствовали себя виноватыми. Самоуничижительный юмор заставляет людей чувствовать себя комфортно, потому что этот человек кажется настоящим, скромным и способным стать достаточно уязвимым, чтобы посмеяться над собой.

    Пример:

    «Красота в глазах смотрящего, а жаль, потому что на этой неделе Национальная ассоциация наблюдателей написала мне, что у меня лицо, как у рюкзака, набитого помятыми колокольчиками».

    Чарли Брукер

    Сюрреалистический или абсурдный юмор

    Такой юмор можно найти в рассказе (или фильме) «Алиса в стране чудес». Он берет мир и переворачивает его вверх дном. Результат настолько странный и странный, что для некоторых он оказывается забавным!

    Иногда называют: странный, странный, необычный, странный, причудливый

    Пример:

    Импровизация или импровизация с юмором

    Improv — это форма живого театра, где все создается на месте.Довольно сложно снять комедию в данный момент или на месте, но часто именно неловкость делает ее забавной. Обычно для создания комедии требуется команда актеров, работающих вместе. Субботний вечер в прямом эфире — это шоу, в основе которого лежит импровизационный юмор.

    «Не думай дважды» — недавний фильм о мире импровизационной комедии. Если вам интересно, я бы порекомендовал это проверить. Посмотреть трейлер можно здесь.

    Остроумный или сухой юмор

    Иногда называют: невозмутимый, высокомерный,

    остроумный, ответный (остроумный разговор), остроумный, быстрый, умный, забавный, кривой, саркастический

    Часто бывает труднее всего распознать этот юмор.Это умный юмор, полная противоположность фарса. Остроумный юмор требует, чтобы ваш ум был активным и заинтересованным. Это не всегда может быть смешным «смеяться вслух». Фактически, человек, использующий сухой юмор, часто почти не проявляет эмоций или вообще не проявляет их. Вот почему его часто называют «невозмутимым» юмором. Иметь невозмутимое лицо — значит иметь лицо без эмоций. То, как человек кажется серьезным, — это большая часть того, что делает его забавным.

    Остроумный юмор иногда использует → Ирония, сарказм, сатира, пародия (но не всегда)

    Сарказм иногда может быть большой частью остроумного юмора.Это своего рода юмор, который может задеть чьи-то чувства, если его использовать подло, но при мягком использовании он может быть забавным, не унижая кого-то еще. Много сарказма связано с тоном вашего голоса и использованием иронии. Допустим, вы даете кому-то в офисе знать, что они оставили включенными фары в машине, и этот человек лает вам в ответ: «Отлично, именно то, что мне нужно было услышать в этот прекрасный день». Они используют сарказм, чтобы дать вам понять, что у них действительно плохой день. Это не значит, что они недовольны вами, это просто означает, что у них на самом деле совсем не замечательный день.Сарказм распространен не везде в мире, но очень распространен в Северной Америке. Если вы слышите, как кто-то использует сарказм, не принимайте это на свой счет, потому что речь идет не о вас, а о личности этого человека.

    Пример остроумного юмора с использованием иронии и сарказма:

    «Некоторые приносят счастье, куда бы они ни пошли; другие, когда они идут ».

    — Оскар Уайльд

    Игра слов Юмор или каламбуры

    Иногда называют: «Папа шутит», игра слов

    Игра слов В юморе иногда используются → «каламбуры, фонетические путаницы, такие как ложки, неясные слова и значения, умные риторические экскурсии, необычно сформированные предложения, двусмысленность и говорящие имена персонажей» (из Википедии).Иногда в Википедии просто есть подходящие слова, и поэтому мы просто процитируем их по теме.

    Пример:

    Мне кажется, Габби объяснила это лучше всех! Мы все любим слышать, как Габби рассказывает отличный анекдот, верно?

    Наблюдательный юмор

    Это тип юмора, наиболее часто используемый стендап-комиками. Они находят немного юмора в изучении нашей повседневной жизни. Позвольте мне поделиться небольшим отрывком комика Джима Гаффигана, который объясняет, на что похожа жизнь всех любителей Макдональдса.

    Юмор о горшке

    Иногда называют: юношеский юмор, шутливые шутки, туалетный юмор

    Я не уверен, нужно ли много говорить об этом.

    Чёрный юмор

    Другие слова, чтобы описать это: мрачный, черный, горькое веселье, гротеск или болезненный юмор

    Некоторые люди находят юмор в темных или неприятных местах. Например, «темной» темой может быть смерть. Этот тип юмора, скорее всего, оскорбит других, поэтому лучше всего его проверять на друзьях, которые любят вас безоговорочно.Вы когда-нибудь играли в карточную игру «Карты против человечества»? Это прекрасный пример того, чем упивается темное чувство юмора. Когда дело доходит до этого чувства юмора, нет ничего особенного (недоступного).

    Примеры:

    Вопрос: Почему каннибалы не едят клоунов? Ответ: Потому что у них забавный вкус.

    Вопрос: Что сказал лягушонок Кермит на похоронах Джима Хенсона? Ответ: Ничего

    Заключение

    Спасибо, что прочитали этот мини-урок до конца.Мы надеемся, что вы извлекли что-то полезное из этого урока юмора. Когда вы разговариваете с носителем английского языка, теперь вы поймете, и у вас будут слова, чтобы вызвать его, когда он пытается быть смешным — и, возможно, дать им вкус вашего собственного юмора в ответ!

    В некоторых из них можно найти юмор

    Еще раньше бубонная чума 14-го века, известная как Черная смерть, убила большие слои населения Европы, но также породила острую сатиру церкви и других людей. власти в «Декамероне» Боккаччо.Классический сборник новелл касается группы молодых людей, которые спасаются бегством из охваченной эпидемией Флоренции в поисках вилл в сельской местности (во многом как богатые жители Нью-Йорка, отправляющиеся на вертолете в Хэмптонс во время нынешней пандемии).

    «Их был мир, в котором любой, обладающий хоть немного остроумием, должен был понять, какое удовольствие можно найти во враждебной среде, в которой, казалось, отсутствует благодать Божья, а добрая воля человека была далека от уверенности», — писала Нэнси М. Рил, профессор. гуманитарных наук в Нью-Йоркском университете, по электронной почте.

    Если эти примеры кажутся немного далекими, подумайте, как в дни после терактов 11 сентября Грейдон Картер, редактор Vanity Fair, сказал: «Я думаю, что это конец эпохи иронии». Это заявление продлилось в основном до следующего вечера трансляции «The Daily Show» с Джоном Стюартом, который безжалостно высмеивал массовую панику в стране из-за вездесущего хирона «America Freaks Out».

    Нервный смех

    Не зря смех долгое время считался лучшим лекарством.По словам Скотта Вимса, когнитивного нейробиолога и автора, он высвобождает выбросы дофамина, гормона и нейромедиатора, который сигнализирует об удовольствии и вознаграждении, и исследования показали, что он также может улучшить кровоток, иммунный ответ, переносимость боли и даже сократить время пребывания в больнице из «Ха! Наука о том, когда мы смеемся и почему ».