Книга диана: Книга: «Принцесса Диана. Жизнь, рассказанная ею самой». Купить книгу, читать рецензии | ISBN 978-5-995-50403-0

Какой принцесса Диана была на самом деле: фильмы, книга и подкаст о ней

Четвертый сезон «Короны» привлек больше зрителей, чем телетрансляция свадьбы Дианы в 1981-м, и за одну неделю после премьеры на Netflix его посмотрело 29 миллионов человек. Такие цифры на днях привела британская газета The Sun, в то время как официальные подсчеты самого стримингового сервиса появятся в конце месяца. Многие зрители остались недовольны тем, какой Леди Ди предстала в сериале — в том числе ее брат, граф Спенсер. Вскоре после выхода новых эпизодов «Короны» он напомнил всем, что это все же вымысел, а не реальная история, хотя в шоу много исторических фактов. У британских зрителей вызвали возмущение сцены булимии, у друзей принца Чарльза, по сообщению ряда СМИ, — сам факт того, что трагические события его жизни используются в коммерческих целях.

К какому бы лагерю вы ни относились — поклонников нового воплощения принцессы Уэльской и сыгравшей ее Эммы Коррин или же противников, на Netflix сейчас доступна еще пара фильмов, которые стоит увидеть. Добавляем и свежий подкаст — для тех, кто захочет погрузиться в реальную историю Леди Ди вне экранов.

Книга Diana: Her True Story — in Her Own Words Эндрю Мортона, amazon.com

Diana: In Her Own Words (2017)

Netflix, 113 мин

Скандальная биография «Диана. Ее подлинная история», написанная Эндрю Мортоном и впервые опубликованная в 1992-м, основана на серии секретных интервью, которые принцесса Уэльская дала в Кенсингтонском дворце годом ранее. Записанные тогда кассеты Мортон хранил в тайне до самой смерти Леди Ди в 1997-м и с большими подробностями переиздал книгу 25 лет спустя, в 2017-м. Тогда же вышел одноименный фильм Тома Дженнигса и Дэвида Тилмана, где задействованы и эти записи, и многие другие архивные материалы — начиная с уличных видео, на которых Диану берут приступом журналисты.

Делясь сокровенными мыслями насчет отношений с принцем Чарльзом и вообще, принцесса говорит в фильме и о своих модных выходах. «Черный ведь носят лишь в трауре», — недоумевал Чарльз насчет платья, выбранного Дианой для вечера в Голдсмитс-холле — первого для пары совместного мероприятия после помолвки. «Как по мне, черный был наиболее разумным цветом для 19 лет», — отмечает в записях Диана, настоявшая на своем, в тот момент еще не являясь членом королевской семьи. Спустя годы принцесса не раз повторяла свой выбор и в роковом 1994-м вновь предпочла черный. В день, когда принц Чарльз признается во внебрачном романе с Камиллой Паркер-Боулз в телеинтервью, Диана наденет известное «платье мести» и вновь предстанет на публике в, казалось бы, не самом соответствующем статусу наряде с открытыми плечами.

The Story of Diana (2017)

Netflix, 2 серии по 83 мин

Еще одна премьера, вышедшая к годовщине со дня гибели принцессы Дианы, рассказывает о ней со стороны. Это касается и лиц отдаленных, от говорящих о глобальном феномене Леди Ди журналистов и фотографов, и ее ближайшего круга, в частности, брата, графа Спенсера. «Двадцать лет спустя, я думаю, человек из разряда современников переходит уже в число персон исторических, — говорит он. — И это одна из причин, по которой я решился на рассказ. Диана заслуживает места в истории. И мне кажется важным, чтобы люди младше 35, возможно, ее и не помнящие, знали, что это был не просто прекрасный, но особенный человек».

В мини-сериале, снятом Ребеккой Гитлиц, тоже использовано много архивных записей, в том числе те, что принцесса Диана делала для книги Мортона. Если Diana: In Her Own Words можно счесть экранной исповедью принцессы, в этом документальном фильме ее историю помогают достроить другие. Находясь в центре внимания, Леди Ди предстает глубоко одинокой и испытывает редкое по тем временам давление мира, желавшего отследить каждый ее шаг.

You’re Wrong About (2018–2020)

Apple Podcasts, Stitcher, Google Podcasts

В этом подкасте журналисты Майк и Сара обращаются не только к истории принцессы Дианы, но и к другим значимым персонам — от Кортни Лав и Тони Хардинг до О. Джея Симсона. Осенью 2020-го You’re Wrong About посвящают Леди Ди целый цикл полуторачасовых выпусков — если все документальные фильмы уже пересмотрены и хочется просто послушать живое обсуждение по теме, включайте любой из пяти выпусков при прогулке и где угодно. Авторы подкаста разбирают жизнь Дианы от начала до конца, основываясь и на книгах, и на других источниках, а также добавляют разговору современной контекст.

7 достоверных книг о королевской семье: что почитать | Vogue Ukraine

Последний сезон сериала “Корона”, кажется, вызвал большую, чем любой предыдущий сезон, одержимость выяснить, какие именно ситуации на экране правдивы, а какие приукрашены – особенно, когда речь идет об отношениях принца и принцессы Уэльских. Конечно, у этой конкретной истории есть много сторон – и множество разнообразных рассказов о жизни королевской семьи в целом, – но книги позволяют углубиться в факты и помогают узнать, как все было на самом деле. Обращайтесь к этим 7 биографиям, если хотите проверить правдивость одного из самых популярных сериалов Netflix.

Photo: Des Willie/Netflix

The Diana Chronicles, Тина Браун (2007)

Хорошую работу проделал Эндрю Мортон в своей книге Diana: Her True Story (1992), которая полностью основана на реальных фактах. Несмотря на неоднократные отрицания со стороны дворца, Диана действительно сотрудничала с Мортоном для написания биографии, хотя так ни разу и не встретилась с ним лично. Их общий друг доктор Джеймс Колтерст выступал посредником, передавая записанные на пленку ответы Дианы на заранее подготовленные вопросы Мортона. После ее смерти автор опубликовал полные стенограммы ответов, которые можно услышать в документальном фильме Netflix “Диана: История ее словами” (2017). Тем не менее, рассказ Дианы о том, что случилось с ее браком, – это всего лишь рассказ, и бывший редактор Tatler Тина Браун сопротивлялась порыву агиографии успешнее, чем большинство. В своей книге The Diana Chronicles Браун дает сбалансированное количество информации об эволюции леди Дианы Спенсер от наивной девушки до влиятельного человека в составе королевской семьи. И написала Тина Браун об этом становлении с присущим ей вниманием к деталям, делая биографию принцессы столь же увлекательным чтивом, как и Vanity Fair Diaries.

Photo: Des Willie/Netflix

The Windsor Diaries, Алатея Фицалан Ховард (2020)

Зимой 1940 года высокомерную 16-летнюю аристократку Алатею Фицалан Ховард отправили в Виндзор, чтобы та провела войну со своим дедом. В течение всего своего пребывания там (а в действительности – всю свою жизнь) она вела веселые дневники сплетен обо всех, с кем пересекалась, в том числе о юных принцессах Елизавете и Маргарет, которые стали ее доверенными лицами. “Лилибет сейчас в плохом возрасте, она довольно толстая”, — комментирует она одну из записей, подкрепленную громким смехом, в то время как в другой она сетует на то, что Маргарет “гораздо больше похожа на ту королеву, которую я бы хотела видеть в будущем – она обладает теми легкомыслием и безответственностью, которых не хватает L”. Тем временем, чтобы узнать больше о еще более ранней жизни королевских сестер, обратитесь к The Little Princesses Марион Кроуфорд. Впервые опубликованный в 1950 году, этот якобы “достоверный рассказ” от бывшей гувернантки Элизабет и Маргарет на самом деле лишен скандальных разоблачений. Вместо этого в книге представлена приятная глазу история жизни девочек до и после абдикации, которая безвозвратно изменила их жизни, демонстрируя ранние проявления их совершенно разных характеров.

Photo: Liam Daniel/Netflix

The Other Side of the Coin: The Queen, the Dresser and the Wardrobe, Анджела Келли (2019)

Как известно, королева разрешила Анджеле Келли написать отчет о годах, которые Келли провела в стенах королевского дома, одевая монарха с 1994 года. В результате, The Other Side of the Coin: The Queen, the Dresser and the Wardrobe не только дает захватывающее представление о гардеробе Ее Величества, но и предлагает интимный портрет самой королевы. Среди примечательных подробностей, раскрытых на страницах книги: алмазы королевы полируются джином в преддверии событий; Келли действительно носит обувь для королевы; и Ее Королевское Высочество самостоятельно делает макияж каждый день в году, кроме 25 декабря, когда она обращается за помощью к профессионалу для подготовки к своей рождественской речи, которую транслируют по телевидению.

Prince Charles: The Passions and Paradoxes of an Improbable Life, Салли Беделл Смит (2017)

Книга Салли Беделл Смит Elizabeth the Queen: The Life of a Modern Monarch стала основным источником вдохновения для сериала “Корона”, и по мере того, как принц Чарльз получает все больше и больше внимания в сериале, его фанатам не мешало бы прочитать неотразимую биографию будущего монарха от бывшего журналиста Vanity Fair. Неизбежно много внимания уделяется отношениям Чарльза и Дианы – Беделл предлагает гораздо более сочувственный взгляд на действия принца Уэльского, в отличие от Netflix. Отрывки об эксцентричных увлечениях Чарльза – от гомеопатии до акварели – и его причудливых привычках (он всегда надевает беруши на рок-концертах) не менее интересны.

Photo: Des Willie/Netflix

Princess Margaret: A Life of Contrasts, Кристофер Уорик (2002)

Кристофер Уорик написал единственную достоверную биографию принцессы Маргарет, проводя бесконечные встречи с королевской семьей в Кенсингтонском дворце в процессе подготовки. Опубликованная в 2000 году (и обновленная после смерти Маргарет в 2002 году) биография получилась весьма захватывающей, объединяя воедино детские воспоминания принцессы о переезде в Букингемский дворец; рассказ о ее обреченном романе с Питером Таунсендом; ее тайный роман (а затем и брак) с графом Сноуденом; и ее жизнь на карибском острове Мюстик. Прочтите эту биографию целиком, а затем откройте книгу Крейга Брауна в жанре королевской биографии Ma’am Darling: 99 Glimpses of Princess Margaret. Вот небольшой отрывок из нее: “Принцесса Маргарет родилась в 1930 году. В том же году, когда частью лексики стали слова «стюардесса» и «телеведущий». И умерла в 2002 году, когда впервые появились слова «гуглить», «селфи», «блогер» и «оружие массового уничтожения»…”

Photo: Des Willie/Netflix

Elizabeth: The Queen Mother, Хьюго Викерс (2005)

Если вы успели забыть о королеве-матери, тогда пройдите мимо гигантской (и, честно говоря, довольно предвзятой) официальной биографии Уильяма Шоукросса. Взамен обратите внимание на биографию Elizabeth: The Queen Mother Хьюго Викерса. Одержимый преследователь Виндзоров, со времен его пребывания в Итоне, Викерс описывает сложную жизнь шотландки с детства в замке Глэмис – доме семьи Лайон с XIV века – до ее смерти в возрасте 101 года, когда более 150 000 человек стояли в очереди, чтобы пройти мимо ее гроба в Вестминстерском аббатстве. Интересно, что Викерс затрагивает в биографии печальную судьбу Нериссы и Кэтрин Боус-Лайон, двоюродных сестер Элизабет и Маргарет, которые были отправлены в приют. Хотя для более подробной информации об их жизни и отношениях с королевской семьей нужно будет обратиться к другим источникам.

Photo: Des Willie/Netflix

The Duke: A Portrait of Prince Philip, Тим Хилд (1991)

Каждый, кому интересна сюжетная линия герцога Эдинбургского в “Короне”, должен попытаться достать копию биографии Тима Хилда 1991 года, опубликованную к 70-летию герцога. В течение многих лет Хилд сообщал о деятельности герцога и работал с ним над написанием биографии – присоединялся к нему во время королевских перелетов, наблюдал за ним во время встреч и получал доступ к его личным письмам и дневникам. С кем еще общался Хилд для создания книги? С принцессой Маргарет, королевой-матерью и принцессой Анной. Также следует обратить внимание на недавно выпущенный том Prince Philip Revealed Ингрид Сьюард (который гораздо легче достать) – это тщательно изученный и хорошо собранный портрет супруга Елизаветы II, который занимает свою “должность” дольше всех в истории.

Photo: Liam Daniel/Netflix

Текст: Hayley Maitland

По материалам vogue.co.uk

Принцесса Диана — Принцесса Диана. Жизнь, рассказанная ею самой читать онлайн

Принцесса Диана

Принцесса Диана. Жизнь, рассказанная ею самой

Я мешала всем и всегда, я была ненужной…

Только два человека в этом мире действительно любили и любят меня – Уильям и Гарри. И я люблю только их двоих.

Восторг и приветствия огромных толп, которые собираются посмотреть на меня, – это не любовь, вернее, любовь, но не ко мне самой. Люди любят созданный образ принцессы, которая была Золушкой, и не хотят замечать, что бывшая Золушка несчастна.

Из всего сонма окружающих меня родственников и знакомых меня любят только мои мальчики, причем именно меня, со всеми моими недостатками и достоинствами, просто за то, что я их мама. И я люблю их потому, что они мои сыновья, а не потому, что принцы.

Очень надеюсь, что у них будут жены, которые будут любить просто их, Уильяма и Гарри, а не принцев – наследников короны.

Я часто предчувствовала беду до того, как случалось что-то дурное, могла напророчить чью-то болезнь или даже гибель. Иногда этого побаивались.

Теперь я не чувствую, я ЗНАЮ. Бывает такое, когда нет никаких предпосылок, все почти спокойно, а ты точно знаешь, что сейчас, вот в следующую минуту, произойдет что-то страшное…

Так я знаю, что совсем скоро гибель. У моей машины откажут тормоза, и я получу смертельную травму. Если и выживу, то больше не смогу быть действительно живой, потому что существование под аппаратами на медицинской кровати не для меня.

Чарльз часто спрашивал меня, чего мне не хватает? Действительно, чего мне не хватает для счастья? Постепенно размышления вылились в попытки осмыслить, как можно быть несчастной, имея все – двоих прекрасных сыновей, семью, причем королевскую, всеобщее восхищение, здоровье и весьма привлекательную внешность.

Трагедия детства

Наша семья была самой обыкновенной семьей, близкой к королевскому двору. Эту близость обеспечили принадлежность отца к роду Спенсеров и дружба бабушки Рут Фермой с королевой-матерью. Рут Фермой дружила со старшей Элизабет еще тогда, когда никто не предполагал, что та станет королевой, а потому никто не мог заподозрить мою бабушку в низкопоклонничестве.

Все Спенсеры своенравны, а все Фермои строптивы и властны. О моей маме Фрэнсис говорят, что, когда пристально смотрит своими синими глазами, кажется, будто она больше королева, чем сама королева. Да, из мамочки вышла бы куда лучшая супруга принца, чем я. Будь она на моем месте, Камилла отправилась бы куда-нибудь в Австралию или вообще на Южный полюс уже через пару дней, а не отравляла жизнь столько лет.

Хотя ее собственная мать, наша бабушка Рут Фермой, от неверности мужа претерпела немало. Бабушка была всегда уверена в правильности своих поступков и мысли не допускала о возможности ошибки. Мне бы ее уверенность! Брак бабушки по сути был кошмаром, но она женила на себе дедушку по расчету и жила, прекрасно зная о побочных связях и даже детях своего супруга.

Возможно, поэтому бабушка была крайне возмущена и маминым, и моим поведением. Подумаешь, муж неверен и имеет многолетнюю любовницу! Разве это причина, чтобы страдать булимией, ревновать и тем более разводиться?! В конце концов, можешь поплакать в подушку, но так, чтобы даже горничная не догадалась, а уж за пределами собственной спальни об этом вообще никто ничего не должен знать!

Я сделала все наоборот – вынесла свои страдания на суд общественности, рассказав о неверности царственного супруга, и этим совершенно испортила отношения с бабушкой. Ничего другого ожидать было нельзя, потому что задолго до этого она также вычеркнула из своей жизни мою маму, свою обожаемую дочь Фрэнсис, когда та посмела уйти от мужа к любимому человеку.

Я тоже осуждала маму, сейчас мы с ней в ссоре по другому поводу, но осуждала за то, что она бросила меня. Бабушка же выступила против собственной дочери даже в суде, когда определяли, кто должен опекать детей. При этом бабушку меньше всего волновали чувства детей, для нее было главным, что Фрэнсис, для которой она устроила столь блестящий брак, посмела его разорвать!

Бабушка действительно устроила сначала роман между моими родителями, а потом и их свадьбу. Ей было неважно, что маме всего пятнадцать, что она еще школьница, что у папы тогда была другая, почти невеста. Она решила заполучить для дочери самого завидного к тому времени жениха – Джона Спенсера, который должен со временем стать восьмым графом Спенсером, она его заполучила.

Папа был влюблен в маму по-настоящему, несмотря на ее молодость и разницу в их возрасте в двенадцать лет. Когда маме исполнилось семнадцать, они наконец смогли пожениться. О… это была поистине королевская свадьба, конечно, не такая, как у меня, но бабушка всегда умела блеснуть.

Я больше похожа на маму моего отца леди Синтию, и внешне, и во многом характером. Леди Синтия была удивительно доброй и обожала заботиться о других, ее часто видели в семьях Нортгемптоншира с помощью и утешениями. Но она и слова не могла сказать против дедушки – графа Спенсера. Дедушку Джека боялись мы все, и папа тоже. Мама не очень, но жить в его огромном Элторпе с его 120 комнатами и суровыми условиями без нормального отопления не хотела. Мама говорила, что чувствует себя там так, словно нечаянно осталась в музее, который закрыли на выходной. Именно поэтому мы перебрались к бабушке Рут Фермой в Парк-Хаус в королевском поместье в Сандрингэме. А сама бабушка окончательно переехала в Кларенс-Хаус к своей подруге – королеве-матери Элизабет. Их многолетняя дружба казалась нерушимой. Она таковой и была.

Сначала родители были счастливы, как могут быть счастливы молодые люди, у которых есть любовь, семья, родилась первая дочь и имелись средства на пусть и не королевское, но вполне сносное существование.

Я иногда думала: неужели именно долгое отсутствие сына так испортило их отношения? Когда, будучи уже совсем взрослой, узнала, что отец заставлял маму пройти обследование, чтобы выяснить, может ли она вообще рожать сыновей, не сразу поверила. Но потом, когда мой Гарри родился совершенно рыжим (а он как две капли воды похож на мою сестру Сару) и Чарльз засомневался в своем отцовстве, я поверила, что такой поступок мужа возможен.

Мама родила Сару, нашу рыжую красавицу, крестной матерью которой стала сама королева-мать.

Потом родилась Джейн – умница и отличница, ее крестным отцом стал герцог Кентский.

Потом родился Джон, и это стало сначала радостью, но тут же горем. Джон умер почти сразу. Мама рассказывала, что была в ужасе, потому что ребенка унесли, а ее саму заперли и не выпускали, пока Джона не похоронили. Потом была неудачная беременность, а потом на свет появилась я.

Конец ознакомительного отрывка

Вы можете купить книгу и

Прочитать полностью

Хотите узнать цену?
ДА, ХОЧУ

все книги читать онлайн бесплатно

Объявление автора

Коммерческий автор. На любую новинку может быть открыта подписка, если не написано обратное.
Проды -> по понедельникам, средам и пятницам. В каком порядке читать -> раздел «Обо мне».

Книги

Бесплатно

Бесплатно

Цена
139 RUB

Подписка
99 RUB

50%

Цена
139 RUB

50%

Цена
139 RUB

Цена
139 RUB

Цена
139 RUB

Цена
139 RUB

50%

Цена
139 RUB

Цена
99 RUB

50%

Цена
99 RUB

Цена
139 RUB

Цена
139 RUB

Цена
139 RUB

Цена
99 RUB

Цена
139 RUB

Бесплатно

как принцесса Диана во всем превзошла принца Чарльза

В декабре того же года Ассамблея ООН приняла резолюцию о запрещении применения, накопления запасов, производства и передачи противопехотных мин и об их уничтожении (Оттавская конвенция). Диана не дожила до своего триумфа. Ее гибель в автокатастрофе в Париже усугубила кризис внутри королевского семейства. Появились теории заговора; в ее гибели обвиняли изготовителей противопехотных мин, самих Виндзоров и всех их разом. Другие предпочитали считать виновниками тайные секты или гигантских ящеров. Чарльз, который испытывал не только скорбь, но и чувство вины за провал в роли мужа, винил себя. Он сосредоточился на детях, нуждавшихся тогда в повышенном внимании, переживал вместе с ними их потерю — и не признавал своей.

Тот факт, что несчастный случай избавил принца от постоянного соперничества и конфликта, убрав заодно самое очевидное препятствие на пути к браку с Камиллой, усиливал его дискомфорт. Он болезненно реагирует на обвинения в том, что ему была выгодна смерть Дианы — возможно, именно потому, что в какой-то степени это правда. Пережив боль похорон, после всех бестолковых лет, им предшествовавших, после бесконечных скандалов и расследований, принц наконец пришел к тому, что Николас Соумс называет «широкой, залитой солнцем дорогой… Теперь принц Чарльз — счастливый человек. Его жизнь стала размеренной. И он доволен».

Смог бы Чарльз достичь равновесия, если бы Диана осталась жива? На этот вопрос нет ответа, но существует фактор, который необходимо учитывать. СМИ редко щадят стареющих женщин, скорее всего, они перемололи бы принцессу в пыль, когда ее звездный час прошел бы. Но Диана продолжает существовать в сознании публики и по-прежнему представляет собой угрозу, слишком тонкую и неуловимую, чтобы ее можно было легко устранить. Она стала олицетворением борьбы современности против погрязшего в ограничениях старого, замшелого института, она превратилась в символ женской власти, покорная жена-ребенок выросла в плечистую амазонку, вечно шагающую по минным полям. А с другой стороны, у многих она ассоциируется с матерью Терезой, скончавшейся всего через пять дней после принцессы, 5 сентября 1997 года, и канонизированной в 2003-м.

Принцу никогда не было легко с женой, но сражаться с бесплотным духом еще сложнее. Диана никогда не исчезнет, тихо она не уйдет.

Кэтрин Майер, «Чарльз. Сердце короля». Издательство «АСТ».

Интервью с Дианой Сеттерфилд — Афиша Daily

В издательстве «Азбука-Аттикус» вышел роман «Пока течет река» — третья книга Дианы Сеттерфилд, прославившейся неоготической «Тринадцатой сказкой». Егор Михайлов поговорил с британской писательницей о смерти, прокрастинации и Достоевском.

— Я искал хороший вопрос, чтобы начать разговор, и тут буквально сегодня узнал, что вы к двенадцати годам прочитали чуть ли не всего Достоевского. Как так вышло?

— По четвергам родители водили меня в библиотеку. И библиотекарша заметила, что я читаю очень много. К тому времени, как мне исполнилось 11 или 12, я уже прочитала все детские книги. Тогда она разрешила мне посещать взрослую секцию и выбирать там все, что я захочу. Если подумать, никто не говорил мне, что читать. Учителя в школе, родители — все взрослые просто позволяли мне читать то, что мне захочется. Никто не говорил: о, это тебе еще рано, а вот это как раз. Так что мое чтение было довольно беспорядочным.

Я любила читать книги авторов с — так мне тогда казалось — странными именами. Урсула Ле Гуин, Айзек Азимов — это была научная фантастика, в самый раз для 12 лет. Так что, когда я увидела на полке книги с каким‑то странным именем, которым оказался Достоевский, я решила, что это будет что‑то в том же духе. Взяла одну из книг домой и прочитала. Но это не была книга в том же духе (смеется).

— Если подумать, то связь между этими книгами все же есть: у Достоевского есть книга «Бесы» (в одном из английских переводов — «Possessed». — Прим. ред.), а у Ле Гуин — «Обделенные» («Dispossessed». — Прим. ред.).

— И правда! Знаете, много лет спустя сложно реконструировать, каким был тот опыт чтения. Я ведь с тех пор перечитывала Достоевского, уже будучи взрослой, со взрослым пониманием. Но трудно представить, что в нем нашла 12-летняя девочка, которая жила довольно скромной жизнью, никогда не путешествовала, и в семье все было спокойно. Моя жизнь не была ни драматичной, ни захватывающей. Что я нашла в этих историях? Мне они казались странными: отчасти потому, что они и впрямь странные, но отчасти и потому, что они не предназначены для детей. Но еще они казались мне абсолютно неотразимыми. Бывало, что я читала одну книгу дважды за неделю: дочитывала, тут же открывала снова и читала сначала. Я многого не понимала, но не могла бросить, я читала, читала и читала. Наверное, это говорит кое‑что о Достоевском и о детях.

Писатель, действительно знающий свое дело, может дотянуться до читателей далеко за пределами аудитории, для которой он пишет. Хорошо написанную книгу могут оценить люди, которые вроде бы никак не должны ее полюбить.

А что касается детей, никогда нельзя недооценивать, что может читать ребенок. У Достоевского в книгах есть много того, что мне, взрослой, кажется совершенно неподходящим для девочки, но всех этих взрослых вещей я тогда просто не замечала.

В общем, я обязана доброте библиотекарши, которая нарушила правила и разрешила мне брать книги для взрослых. Благодаря ей я начала читать так, как читаю теперь. Я не помню ее имени, не могу вспомнить, как она выглядела, но, думаю, что она была ключевым человеком, повлиявшим на мою читательскую судьбу. Так что я все еще благодарна этой женщине.

— В моем детстве тоже был такой библиотекарь, боже их благослови.

— Да, это очень, очень важная профессия.

— Вы в детстве уже мечтали стать писательницей?

— Да, мечтала. Правда, когда я была совсем маленькой, я не понимала, что истории придумываются людьми. Они казались мне такими волшебными и реальными, что я принимала их за природные явления, вроде молнии или огня. Я не сразу поверила, когда мне впервые объяснили, что у них есть авторы. Мне казалось невозможным, что сознание человека способно породить целый новый мир. Для такого надо быть богом или волшебником. Но когда я поняла, что книги пишут люди, то решила, что это, видимо, самая поразительная вещь в мире.

Я ведь ценила чтение превыше всего, для меня самым важным в жизни было читать рассказы, растворяться в этих мирах. Поэтому и возможность дарить такой опыт другим людям была самой ценной вещью, к которой я могла стремиться. Понятное дело, мне хотелось писать. Но я прекрасно сознавала, что я не бог и не волшебник, и пришла к выводу, что люди, которые этим занимаются, должны как‑то отличаться. Может, у писателей двенадцать мозгов вместо одного или что‑то в этом роде. Пришлось умерить амбиции.

Я все равно хотела как‑то связать свою жизнь с книгами, поэтому думала стать библиотекарем или работать в книжном магазине, но в конце концов стала преподавательницей французской литературы в университете. Но со временем эта работа приносила мне все меньше счастья. Британские университеты — довольно деморализующие места. В моем университете многие мои коллеги постоянно болели, или стрессовали, или находились в депрессии. Меня такая перспектива не устраивала. И случились две вещи, которые вдохновили на меня на то, чтобы взяться за роман.

Первая была довольно печальной. У меня была кузина почти моего возраста, на пару лет старше, молодая мама с двумя маленькими детьми. И вдруг она умерла — после непродолжительной болезни в расцвете сил. Эта смерть меня потрясла. Помню, как возвращалась домой с похорон в поезде и думала: если ты недовольна своей текущей жизнью, если ты хочешь заниматься чем‑то другим, не жди пенсии, чтобы наконец начать жить. Никогда не знаешь, что случится завтра. И нужно жить жизнь так, как хочешь проживать ее прямо сейчас.

А потом меня пригласили на рождественскую вечеринку. Было чудовищно холодно, ужасный гололед. И половина приглашенных гостей слегла с гриппом. А другая половина и рады бы прийти, но дом находился в низине, и к нему было очень сложно пройти по льду. Все эти люди посмотрели на свои дорогие наряды и высокие каблуки и решили не идти на вечеринку. Просто развернулись и пошли домой. Но я-то была одета правильно: на мне были сапоги с хорошим сцеплением. Я была оснащена, будто в горный поход иду, — вот я и добралась до вечеринки. А кроме меня — еще только одна женщина. Так что вместо большой вечеринки на 40 человек был хозяин и две гостьи. Второй была Вэл Макдермид. Она сейчас очень известна в Англии, пишет полицейские триллеры. Но в то время она только что выпустила первую книгу, которая сделала ее знаменитой и позволила бросить основную работу. Я не говорила с ней о своих планах, мы просто болтали про всякое, но в итоге я поняла: она не богиня, не волшебница, обычный человек, как и я. И если уж ей это под силу, то, может быть, и я смогу.

— Давайте поговорим о вашем новом романе. Обычно читатели пропускают мимо глаз страницы с посвящениями, но я хочу попросить вас рассказать о ваших сестрах, которым посвящен роман. Как они связаны с этой книгой?

— На этот вопрос есть два ответа. Один из них очень специфически связан с одной из моих сестер, а второй касается обеих. Я старшая из трех сестер. Мы всегда были очень близки, и, думается, моя личность была сформирована моими сестрами и их примером. Одна из сестер очень похожа на меня, она тоже заядлая читательница. Мы вместе открыли для себя так много книг, и мы до сих пор разговариваем о книгах каждый раз, когда встречаемся. Если ей нравится роман, она всегда пишет мне или звонит мне и говорит: «Ты должна это прочитать!» Благодаря ей я открыла для себя Уилки Коллинза и много кого еще.

Другая моя сестра отличается от нас, она не так любит книги, но у нее очень острый и практичный взгляд на мир. Если в работе возникает момент, когда мне нужно сказать себе: «Ну же, хватит прохлаждаться. Принимайся за дело, давай свернем эту гору» — это во мне говорит моя младшая сестренка Пола. Я могу подумать о ней и в некотором смысле позаимствовать часть ее практичного духа, чтобы сделать работу. Так что обе мои сестры на меня очень повлияли.

Но для этой конкретной книги особенно важной была моя средняя сестра Мэнди. Когда мне было четыре года, а ей два, у нее обнаружили довольно серьезный порок сердца. Это надолго, почти на десятилетие, изменило ход нашей семейной жизни. Мы стали более тревожными, опекали ее и заботились о ее безопасности. Мы надеялись на лучшее, но не были уверены в том, как все обернется. Врачи настаивали на операции, но не могли ее провести на таком маленьком ребенке. Наверное, сегодня им бы это удалось, но в то время подобная операция была невозможна. Из‑за всей этой ситуации я знала о болезнях, больницах и возможности смерти больше, чем большинство маленьких детей. И я всегда пыталась понять все это, уместить в своей голове.

Как‑то я прочитала в бабушкиной газете заметку об утонувшем мальчике в Америке. Его тело вытащили из воды, он не дышал, пульса не было, зрачки расширены, кожа белая — все признаки смерти. Но час спустя он открыл глаза, задышал и ожил.

Я была в восторге, побежала к бабушке, показала ей заметку и сказала: «Надо объяснить Мэнди, что, если она умрет, ей просто нужно будет сделать то же самое, что и тот маленький мальчик, и просто вернуться к жизни».

Бабушке пришлось объяснять мне, что это так не работает, что если уж человек умер, то он действительно умер навсегда. Я верила своей бабушке, потому что знала, что она никогда не врет, и что она вообще знает все: это же бабушка. Но мне также говорили, что газеты отличаются от книг тем, что в газетах пишут правду, а в книгах выдумки. Я совсем запуталась и не знала, верить газете или бабушке. Мне хотелось, чтобы история в газете была правдой. Поэтому я втайне продолжала лелеять надежду на это. Не говорила об этом ни с кем из взрослых, это была моя личная тайна, детская надежда на то, что даже в самом худшем случае сестра могла бы вернуться.

Моя сестра выросла и выздоровела. Прошло десять лет, и я прочитала другую заметку о ребенке, который утонул и вернулся из мертвых. Но это была другая, гораздо более информативная газета, и в ней объяснялась научная основа феномена нырятельного рефлекса млекопитающих. И эта вторая заметка много лет спустя тоже сильно на меня повлияла. Поэтому, если бы не моя сестра Мэнди, я, пожалуй, никогда бы не написала этой книги. Она выросла из этой детской одержимости, беспокойства и эмоций. Я ведь понимала, что мои родители очень беспокоились о Мэнди, и держала все это при себе, потому что чувствовала, что они и без этого уже достаточно обеспокоены. Вот я и держала эту историю при себе, а она росла и росла во мне все эти годы.

— У вас весь прошлый роман вращался вокруг одного персонажа, а в этом — полдюжины равноправных главных героев и героинь. Насколько сложно писать такой густонаселенный роман? И вообще, что для вас самое сложное в этой работе?

— Очень сложно. Я к тому же еще и переезжала несколько раз, пока писала роман. И каждый раз, когда ты переезжаешь, заметки, которыми увешаны стены, перемешиваются, и это все еще больше усложняет. Но я чувствую, что каждая моя книга всегда оказывается более амбициозной, чем я планировала. Я начала писать «Тринадцатую сказку» и постепенно поняла, что в ней должен быть не один рассказчик, а два, что одна сюжетная линия будет в настоящем, а другая — в прошлом. И все это создавало трудности. Я помню, как думала в какой‑то момент: это слишком сложно для первого романа, не стоило мне в это лезть.

Потом я взялась за роман «Беллмен и Блэк», и очень хотела написать что‑то попроще, потому что писать «Тринадцатую сказку» было иногда сложно просто до слез. Я решила: возьму одного героя, одну сюжетную линию, думала, что так будет легче. Но в итоге концептуально и эмоционально эта книга оказалась очень сложной. Потому что это роман о страхе, и когда ты весь день пишешь о страхе, твой мозг не понимает разницы между реальным ужасом и тем страхом, который ты вызываешь в себе, чтобы правдоподобно описать его. В итоге я обнаружила, что стала плохо спать, сердце бьется чаще. Я проводила много времени в воображаемом состоянии страха, чтобы быть ближе к своему персонажу, но мое собственное тело не знало, что этот страх нереален.

Что касается третьего романа — да, самым сложным было количество разных персонажей. Я теперь думаю, что это хорошо — всегда быть немного более амбициозной, чем хочешь, принимать новые вызовы. Если вы ставите перед собой задачу, разбираетесь с ней и используете этот опыт, чтобы написать вторую, третью, четвертую книгу, вы рискуете просто писать одну и ту же книгу снова и снова. Это может сработать раз или два, но в конце концов вам самому станет скучно.

А если автору становится скучно, то читатель уж тем более заскучает.

Так что теперь я думаю, что каждая книга должна вас пугать, должна быть чуть слишком амбициозной. Это, вероятно, заставит вас плакать, и заставит пожалеть, что вы вообще за это взялись, и заставит проклинать себя за это. Но только это позволит вам быть свежим.

— В таких процессах, наверное, очень многое может пойти не так.

— Да, конечно. Когда я работала над первым черновиком, все постоянно шло наперекосяк. А потом ты переписываешь, переписываешь и переписываешь, пока проблемы не будут решены.

— Кстати, вам нравится переписывать — или вы, наоборот, ненавидите этот процесс?

— Ой, обожаю, я люблю переписывать больше, чем писать. Первый черновик самый сложный; заканчивать тоже очень сложно. Ведь я на самом деле не пишу от начала к финалу, я прыгаю туда и сюда по книге. Так что на конец я оставляю самые сложные фрагменты, все сцены, где черновик вышел так себе, что‑то не работает, надо все переписать подчистую — но я ума не приложу, как исправить положение. Все эти сцены ближе к концу работы лежат и ждут, когда я до них доберусь. Есть у меня плохая привычка прокрастинировать и откладывать сложную работу на конец.

А вот промежуточный процесс переписывания мне очень нравится. Приятно брать черновик, написанный, когда я еще не слишком хорошо знала персонажа (есть приблизительное представление о сюжете, но мельчайших деталей еще нет), а потом вернуться и переписать. И тут будто бы двухмерное черно-белое изображение вдруг становится трехмерным и полноцветным. Когда берешь грубый набросок и дорабатываешь его, по-настоящему оживляешь персонажей — это чудесное чувство.

Первый черновик ведь никогда не бывает хорошим. Мне приходится напоминать себе об этом. Кто‑то однажды сказал: нельзя написать хорошую книгу, если вы не готовы сперва написать плохую. Первый вариант никогда не приносит удовлетворения, потому что вы понимаете, что с ним не так. А затем переписываете, и рукопись понемногу становится книгой, которую вы хотели написать.

— А как вы справляетесь с прокрастинацией? У вас есть какой‑нибудь фокус?

— В моем случае прокрастинация — это страх. Я откладываю вещи, потому что боюсь, что не смогу их сделать. А жизнь научила меня тому, что решения трудных проблем не приходят, когда вы напряжены и напуганы. Поэтому нужно найти способ расслабиться и успокоиться, только тогда решение придет. Трудность в том, что вы вдвойне напряжены: во-первых, потому что времени мало, а во-вторых, потому что проблему нужно решить. Как можно успокоиться и расслабиться, если у меня дедлайн через две недели, а задач еще полно? Поэтому я думаю, что нужно очень хорошо изучить свой собственный ум и выяснить, что помогает вам перейти в креативный режим. Творчество и страх исключают друг друга, а мозг, по мне, от природы настроен на творчество. Вот и нужно находить способы расслабиться.

Иногда людям кажется, что с прокрастинацией нужно бороться, превращаясь в злобную директрису, но это не работает. Потому что от этого ты лишь становишься более напряженным.

Твердишь себе: «Работай! Работай! Работай сейчас же!» — это только усугубляет нервозность. Я знаю, что расслабляюсь, когда гуляю вдоль реки и стараюсь не думать о книге. Я смотрю на реку, любуюсь растениями, наблюдаю за птицами, гляжу на проплывающие лодки — все это успокаивает мой разум и физически расслабляет. И когда это происходит, природная креативность начинает решать проблемы сама собой. Это, конечно, теория, а на практике ее реализовать непросто. Потому что я говорю себе: «Нет, ты должна сидеть за столом, пока не допишешь главу», а это контрпродуктивно. Иногда ваш собственный мозг не лучший советчик. Я себе даже по столу расклеила напоминания: «Если застряла — прогуляйся». Но несмотря на все эти бумажки перед глазами, мой мозг иногда говорит: нет, лучше уж я посижу здесь еще часов пять и помучаю себя. А лучше было бы отдохнуть час, а потом еще за час решить проблему.

— Хотел бы задать вам еще один вопрос про роман «Пока течет река», точнее, про саму реку. Ведь метафора реки — это один из самых избитых тропов в истории литературы; у каждого второго автора река представляет течение времени или еще что‑нибудь. Вы не боялись, обращаясь к этому образу, скатиться в банальность?

— Я много об этом думала. Когда я писала книгу, я поняла, что в ней будет немало метафор, связанных с рекой, и опасалась, что их окажется многовато. Но я обнаружила, что, сопротивляясь им, я затрудняла — вот еще одна водная метафора — поток своего мышления, ставила препятствия на собственном пути. И тогда я подумала: ладно, пусть пишется как пишется, а потом я все перечитаю и решу, какие метафоры оставить, а какие убрать. И в конце концов я почти все оставила.

Все дело в людях, о которых я писала. Думаю, что отчасти я даю голос определенному сообществу, живущему и умирающему у реки. Между рекой и обитателями ее берегов есть тесная связь. Вода важна для вас, мы созданы из воды, нам без нее не выжить. Самые древние цивилизации возникали у воды. Вода настолько фундаментально важна для людей, что мне показалось приемлемым сделать ее и фундаментальной частью языка романа.

А еще мне кажется, что эту историю можно прочитать так, будто ее рассказывает своего рода дух реки — и в этом случае весь этот «водный» язык оказывается совершенно естественным. Были случаи, когда я думала поменять какую‑то водную метафору на другую, и обнаруживала, что другие метафоры выглядели слишком поэтичными, нарочитыми — а метафора воды оказывалась очень простой, естественной, даже обыденной. Люди иногда говорят, что они любят мои романы за лиричность, и я рада, если это так. Но сама я очень привязана к обыденности в языке. И порой метафора воды самая ясная, самая очевидная, самая простая и самая уместная.

— Напоследок спрошу еще вот что. Ваш роман при желании можно прочитать как историю о судьбе — о том, как люди сопротивляются ей, но достигают счастья или по крайней мере спокойствия, только приняв свою судьбу. А вы в судьбу верите?

— Ох, вы первый человек, который спросил меня об этом. Верю ли я в судьбу? (Задумывается.) Знаете, на любой из вопросов, которые вы мне задавали, я была готова ответить, а вот на этот у меня нет готового ответа.

Верю ли я в судьбу? Наверное… (неуверенно) нет, не верю. Я думаю, что каждый день жизнь предлагает нам крошечные возможности сделать что‑то хорошее или плохое. Иногда самая маленькая вещь, случайная встреча или подслушанный разговор между незнакомцами, или фраза из книги поражают нас и могут изменить наш путь, подтолкнуть вас в новом направлении. Иногда мы видим эти развилки, а иногда проходим мимо. Но возможность нового всегда рядом.

Когда мы говорим о судьбе, мы воображаем, что люди одиноки. И поэтому у одного человека одна судьба. Но я думаю, что люди не ходят поодиночке, человеческие жизни взаимосвязаны друг с другом, и каждая новая встреча — это набор новых идей и возможностей. Идея судьбы не соответствует моему ощущению реальности, потому что она предполагает, что каждый человек от рождения до смерти живет по прямой линии, но на самом деле мы ходим по лабиринту, где постоянно сталкиваемся с другими людьми, и выбираем разные пути. Это то, что нас меняет, то, что постоянно дает нам возможность обновления.

Подробности по теме

Большое интервью с писательницей и феминисткой Чимамандой Нгози Адичи

Большое интервью с писательницей и феминисткой Чимамандой Нгози Адичи

«Давайте всех заберем!»: Диана Машкова о своих детях

«Филантроп» публикует главу из книги «Караван счастливых историй», в которой Диана Машкова, руководитель клуба «Азбука приемной семьи» фонда «Арифметика добра», собрала истории 18 приемных семей и в том числе своей.

«Караван счастливых историй» — вторая книга Дианы Машковой об усыновлении, в 2014 году Диана написала роман «Если б не было тебя», основанный на реальных событиях: рассказала о собственном пути усыновления младшей дочери, это одна из первых в России художественных книг, посвящённых теме усыновления.

Диана Машкова, писатель, журналист, мама четверых детей, из которых трое приемных, — о своем пути к усыновлению, любви и сложностях адаптации.

«Классная девчонка, берем и бежим!»

Диана Машкова со своей семьей

«Первый приемный ребенок появился в нашей семье в 2013 году. К тому времени мы с Денисом были женаты уже 17 лет, а кровной дочке Нэлле исполнилось 14. К усыновлению мы готовились целых семь лет. Долго мешали внутренние проблемы – страх не справиться, неуверенность в своих силах, банальные бытовые трудности – сначала нужно было самим повзрослеть, заработать на жизнь, обзавестись жильем, а потом уже принимать на себя ответственность за детей-сирот.

К тому же важно было о многом подумать, многое узнать. С распространенными мифами о «дурных генах» и «страшных болезнях» пришлось разбираться самостоятельно. Постепенно выяснили, что у подавляющего большинства детей в детских домах и домах ребенка стоит «задержка психического развития». Разобрались, откуда это берется. Оказалось, все очень просто — если младенец лишен привязанности, его не берут на руки, не выкладывают на животик, не купают в ванной, очень скоро по своим умениям он будет сильно отличаться от малыша, растущего на маминых руках. Депривация в учреждении успешно делает свое дело. И можно спокойно ставить «умственную отсталость», «олигофрению в степени дебильности» и другие диагнозы. Ребенок старшего возраста находится в детском доме в постоянном стрессе, он занят выживанием, поэтому не может сосредоточиться на учебе, на своем развитии, и, естественно, отстает. А педагогическая запущенность, в свою очередь, тоже нередко превращается в диагноз. В семье, при индивидуальном внимании к развитию ребенка, и ЗПР (задержка психического развития. – ред), и УО (умственная отсталость. – ред.) нередко удается снять. Что касается других заболеваний, генетических в том числе, они не реже встречаются и у «домашних» детей. Вопрос здесь только в компетенциях и ресурсах родителей. По поводу «дурных генов» мы тоже со временем пришли к простым выводам. В формировании генетического кода нового человека участвуют не только мама-папа, но и бесчисленные родственники с обеих сторон. Предугадать, какая именно информация ляжет в основу личности, невозможно. Гарантировать, что есть семьи, в которых никогда не было алкоголиков, а были сплошь академики, тоже нельзя. Значит, еще большой вопрос, что намешано в каждом из нас.

В 2012 году, после того как был принят «закон Димы Яковлева», мы с мужем, наконец, «дозрели» и записались в Школу приемных родителей. Тот период нашей жизни подробно описан в моей книге «Если б не было тебя». Там и о месяцах учебы, и о сомнениях, и о знакомстве с новыми людьми, и о встрече с ребенком. После курса ШПР, где мы постоянно слышали о том, что «все закладывается до трех лет», решили, что, наверное, нужно усыновлять ребенка помладше. Лет до пяти. И столкнулись с забавной ситуацией — большинство сотрудников органов опек отвечали на наш запрос коротко и ясно — «детей нет». Там, где удавалось пообщаться, нам объясняли, что в детских домах в основном подростки, и закрывали тему.

В Москве мы так и не получили ни одного направления на знакомство с ребенком, поэтому решили поехать в родные края. Объездили несколько городов и поселков, оставили везде копии заключения о возможности быть усыновителями. И спустя месяц, когда уже вернулись в Москву, нам позвонили. Предложили немедленно прилететь, чтобы познакомиться с девочкой. Маленькой Даше, нашей землячке, было всего два месяца.

Даша «маленькая»

В тот же вечер мы купили билеты на всю семью, и полетели. При первой встрече с будущей дочкой ни у меня, ни у мужа никакой моментальной любви не случилось. Перед нами была крошечная девочка с круглым личиком и опухшими веками, совершенно на нас непохожая. По медицинской части хватало разных вопросов. Из кровных родителей известна была только мама, на месте папы в свидетельстве о рождении стоял прочерк. Нам рассказали, что у мамы уже довольно давно проблемы с алкоголем, Даша ее пятый ребенок, и ни одного она не смогла воспитывать сама — все дети в приемных семьях. Я никак не могла понять, есть у ребенка фетальный алкогольный синдром или мне просто мерещатся некоторые его признаки. Врачи, к которым мы поехали для независимого обследования, тоже ясности не внесли — «Никто не знает, как и что проявится в будущем. Кот в мешке».

Сомнения разрешила Нэлла, сказала: «Да классная же девчонка, моя сестренка! Берем и бежим». Так мы и сделали.

За что я невероятно благодарна старшей дочери. Кстати, мы никогда не скрывали от нее своих намерений усыновить. Нэлле было 7 лет, когда она впервые услышала о детских домах, детях без родителей. Тогда она сама и предложила: «Давайте всех заберем». Постоянно торопила нас с Денисом, спрашивала, когда же мы перейдем от разговоров к делу. Ей оказалось гораздо легче, чем нам, взрослым, принять идею усыновления. Ребенка не волновали вопросы генетики, наследственности, возможного несовпадения характеров, неизбежных изменений в жизни, ресурсов семьи. Она была любопытна и открыта всему новому. Для нашей дочери, к счастью, оказалось совершенно естественным делиться с другими детьми своими родителями, друзьями, домом и благополучием. Нэлла до сих пор всегда поддерживает нас с мужем в этом вопросе и говорит, что каждый новый ребенок в семье — это интересная и пока непрочитанная книга.

Одним словом, мы подписали согласие на удочерение Даши и нас отправили в Москву за недостающими документами для суда. Прежде чем улететь, мы попытались разыскать кровную маму Даши. Для себя должны были убедиться, что ситуация и правда безнадежна, что даже при помощи со стороны, которую мы могли оказать, она не сумеет воспитывать своих детей сама. Кроме того, хотели собрать хотя бы минимальную информацию – понимали, что когда Даша подрастет, она обязательно задаст нам вопрос о своих кровных родителях. К сожалению, встретиться нам не удалось. По адресу, где мама Даши была прописана, никто не знал, где ее искать. У нас остались в итоге только ее фамилия-имя-отчество, дата рождения и тот самый адрес.

17 сентября 2013 состоялся суд – этот день стал одним из самых важных в жизни нашей семьи. Сразу после заседания суда мы забрали Дашу, сели в поезд и поехали домой, в Москву. Так у нас и появилась потрясающая младшая дочка. Теперь отмечаем эту дату как семейный праздник, второй День Рождения Даши.

Все вопросы, которые были связаны со здоровьем, мы постепенно снимали – делали массажи, корректировали питание, уход, наблюдались у специалистов. И каждый маленький шажок вперед приносит громадную радость. Даша невероятно сообразительная, лучше всех знает, что и где в доме лежит, любит помогать по дому – то она с тряпкой, то посуду пытается мыть, то пылесосить. Я стараюсь поощрять ее природное любопытство и желание помочь. Раньше сама не подозревала, какое это счастье наблюдать за развитием маленького ребенка. Когда Нэлла была маленькой, мы как родители были еще совсем «зеленые», почти не умели наслаждаться общением с младенцем, да и материальные проблемы выбивали из колеи. С Дашей уже все иначе – нам как будто подарили вторую юность, только уже осознанную, зрелую. А любовь, о которой поначалу не было речи, постепенно пришла и стала невероятно сильной, крепкой. Сегодня я лично не представляю себе жизни без Даши, считаю ее абсолютно «своей», а временами совершенно забываю о том, что не сама ее родила.

Программа «выживание»

Постепенно мы с мужем пришли к выводу, что можем пытаться помочь и тем детям, у которых не так много шансов найти семью, как у малышей. Подросткам.

И познакомились с Дашей. Ей было почти тринадцать лет. В ней, как мне показалось с первого взгляда, был заложен огромный потенциал, которым она пока не пользовалась. Даша жила в детском доме с девяти лет, с того момента, когда ее мама попала в тюрьму. День разлуки стал для ребенка катастрофой. Любовь и привязанность у них очень сильная. Контакт с мамой Даша продолжает поддерживать – они переписываются, созваниваются. Даже лишить маму родительских прав дочка в свое время не дала – сама написала заявление в суд о том, что поддерживает с мамой отношения и вернется к ней сразу же, как только истечет срок наказания. Приемную семью Даша начала искать только потому, что невыносимо устала от детского дома. И то поначалу речь шла лишь о гостевом режиме. Мы с Денисом подумали, что если ребенку нужна поддержка, семейное тепло и общение, мы можем это дать. Была надежда, что чувство защищенности поможет Даше успокоиться и переключиться с режима «выживание» на программу «развитие». Нэлла нас поддержала. Мы стали забирать Дашу домой каждые выходные: я приезжала за ней в детский дом в пятницу вечером и привозила обратно в воскресенье вечером. Из совместных выходных мы намеренно не делали праздников. Проводили время, как обычно – готовили, убирались, ходили в магазин, делали уроки, гуляли. Я уже знала к тому времени, что подростки из детских домов часто воспринимают гостевой режим как возможность получить что-то материальное от взрослых – подарки, праздники, развлечения, рестораны.

У большинства детей-сирот, к сожалению, не сформировано иной схемы отношений «взрослый-ребенок». Только потребительская.

Они вырастают с опасной позицией «я несчастный сирота, мне все должны». Тем временем, подросток должен понять, что отношения межу людьми сами по себе намного важнее и дороже денег, что взрослые могут стать надежной опорой в жизни, что они готовы защитить, окружить теплом и помочь в любой ситуации. Но становиться просто банкоматом или кошельком ни в коем случае не должны. Ложные установки – эти и многие другие — успели за четыре года жизни в детском доме сформироваться и у Даши. Было непросто пытаться их менять, но мы решили, что дорогу осилит идущий.

Прошло три месяца гостевого общения, и в одно из воскресений, когда я везла Дашу обратно в детдом, она сказала, что больше не хочет и не может там жить. До освобождения кровной мамы оставалось чуть больше полутора лет. Мы решили, что лучше Даша проведет их в семье, чем в учреждении. Я специально поехала к директору детского дома, хотела посоветоваться, как правильно поступить. Замечательный человек с огромным опытом работы, он сказал, что, к сожалению, нередко родителям после таких драматичных поворотов судьбы не удается восстановиться настолько, чтобы забрать из детского дома и содержать детей. В случае Дашиной мамы, когда речь идет о наркотиках, в принципе прогнозировать что-либо сложно. Бывает, мамы и папы выходят из тюрьмы и возвращаются к прежнему образу жизни, навещают детей раз в полгода, обещают забрать. Дети ждут, но ничего не происходит. В общем, оставлять Дашу в детском доме не было смысла. Внутри семьи мы согласовали, что если она захочет вернуться к кровной маме, и это будет возможно, мы поддержим ее решение и будем помогать.

Даша «Большая»

28 марта 2015 года в детском доме был День Аиста. Так случайно совпало, что именно в этот день я забрала Дашу домой. Так у нас стало две дочки Даши. Младшую мы в семье называем Дасик, старшую — Даша или Даша Большая.

Не буду лукавить – адаптация у нас проходит довольно трудно. Но интересно.

К счастью, Даше удалось встроиться в коллектив новой школы, хотя она панически боялась туда идти. Проблемы с учебой, конечно, никуда не делись, но мы не торопились – было важно, чтобы она почувствовала себя комфортно, смогла наладить с детьми и учителями контакт. Поначалу многие родители, узнав о приходе «новенькой», переполошились — начали звонить директору, выяснять, что это за «детдомовский ребенок» появился в их классе. Но у нас замечательный классный руководитель – после личной встречи с ней удалось сгладить все углы.

До сих пор огромное нежелание учиться, которое происходит от страха, что у нее ничего не получится и от несформированной привязанности к нам, осложняет жизнь. Но я верю, что постепенно это можно будет исправить. К счастью, есть увлечения, которые помогают. Даша с удовольствием ходит на танцы. Осенью занималась в Московской школе радио, куда ее пригласил известный радиоведущий Александр Ветров, за что ему огромное спасибо. Был у нас счастливый период, когда Даша, казалось, уже прижилась, адаптировалась и говорила, что, скорее всего, останется жить с нами, а с мамой будет общаться по выходным. Мы с радостью поддержали такое решение. Но потом ситуация резко осложнилась. Боюсь, сегодня Даша разрывается между двух огней, и это очень сильно отражается на жизни нашей семьи. Внешних же причин нестабильности и нового витка адаптации, думаю, как минимум три. Во-первых, недавно умерла бабушка Даши, и она тяжело перенесла эту потерю. Мы с ней были на похоронах, общались там с большим количеством родственников и, к сожалению, узнали немало болезненных подробностей о семье. Во-вторых, недавно из тюрьмы вышел старший брат Даши, за которого она сильно переживает. И третье — в нашей семье появился еще один ребенок.

Переходный возраст

Пока в течение трех месяцев я приезжала за Дашей в детский дом, успела познакомиться там еще с одним подростком, Гошей. Точнее, это он проявил инициативу и в один из дней сам подошел к нам с Дашей. Сказал, что прочел мою книгу об усыновлении, чем немало меня удивил – подростки в детских домах читают еще реже, чем их «домашние» сверстники. Оказалось, что Гоша пишет стихи, я предложила общаться в социальной сети, мы обменялись контактами. Для ребенка, который всю жизнь с рождения провел в детском доме, Гоша оказался на редкость коммуникабельным и доброжелательным молодым человеком. О его истории ему самому известно не слишком много — отец умер за несколько месяцев до его рождения, а мама написала отказ. В семье к тому времени уже было два старших ребенка. Искать кровную семью Гоша пока сам не хочет.

Гоша

Когда большая Даша стала частью нашей семьи, Гоша начал приезжать в гости по выходным. У Даши в тот период адаптация была в самом разгаре, собственно, как и ревность. О том, чтобы 16-летний Гоша стал ее братом, она даже слышать не хотела и начинала демонстративно хлопать дверями, когда он появлялся в доме. В общем, с Гошей мы продолжали общаться, учились помогать по хозяйству, обменивались рассуждениями о жизни, но как быть дальше, я не знала. С одной стороны, теоретически, мы могли бы его принять, а с другой — сочетание двух непокорных девиц сложного возраста с молодым человеком, тоже весьма изобретательным на разные фокусы, могло в два счета порушить нашу семью. Я решила, что не буду торопить события и пока останусь для Гоши просто наставником – человеком, который поддержит, подскажет, придет на помощь. К концу весны стало ясно, что девятый класс он не окончит — к ОГЭ его не допустили за пропуски и плохую успеваемость. На базе восьмого можно было пойти учиться только на повара, чего он категорически не хотел. Я начала искать училище, которое приняло бы его на коммерческой основе, на желаемую в тот момент специальность – парикмахера. Мы готовы были оплачивать его обучение. Параллельно, чтобы отвлечь подростка от неконструктивных идей, я предложила Гоше писать книгу о его детдомовской жизни. Не сразу, но он увлекся этой идеей. И все больше времени стал проводить с нами. Приходил уже не только домой, но и на все мероприятия клуба — помогал в качестве волонтера. В общем, Гоша стал важной частью нашей жизни, а мы его.

Приближалось лето, Гошу определили в лагерь от детского дома, но не на море, как он надеялся, а в Подмосковье. И мы решили, что надо будет хотя бы на пару недель официально забрать его в гости, чтобы лучше во всем разобраться, понять, сможем ли мы справиться. Документы на гостевой режим у нас были еще в силе, оставалось только оформить все в детском доме. Однако ситуация разрешилась стремительно — нашлась семья, которая приняла Гошу. Встреча случилась в последних числах мая, а в июле подросток уже был в семье. К сожалению, мы с ним прекратили общаться. А через четыре месяца выяснилось, что Гоша возвращается в детский дом. Из всех объяснений, почему, более-менее внятным было только одно – «это не мои люди». Из семьи опекуна Гоша должен был попасть в приют и потом снова в детский дом. Мы с Денисом обновили документы, за несколько дней прошли медицину и успели забрать Гошу в свою семью. Сложно сказать, как все сложится дальше, — прошло слишком мало времени. Но пока все неплохо. Гоша на этот раз настроен серьезно и в плане своего будущего, и в смысле учебы. Собирается сдать ОГЭ. Его теперь интересует другая специальность, которая потребует больших знаний. Мы максимально помогаем. Дай Бог, чтобы не пропали радость общения, взаимное уважение и интерес, которые сейчас у нас есть.

При желании Гоши встать на ноги и найти себя в жизни, это должно получиться. Тем более, когда есть поддержка семьи.

В подростковом возрасте человек занят определением себя и выбором жизненного пути. Какая судьба его ждет, нередко зависит от жизненных обстоятельств, окружающей среды и близких людей. Если у ребенка благополучная семья, где каждый трудится, все уважают и любят друг друга, он может многое для себя пересмотреть. Даже просто наставник – значимый взрослый, который поддерживает и направляет в жизни, хотя и не может принять в семью — для подростка играет громадную роль. Мне искренне жаль, что дети старшего возраста не так часто находят наставников и семьи, как хотелось бы. Ведь в каждом из них пока еще не раскрыт лучший потенциал.

Не сомневаюсь, что все дети, вне зависимости от возраста и индивидуальных особенностей, должны и могут жить в семьях – обычных или профессиональных. К счастью, тому все больше и больше примеров из жизни, о которых хочется рассказать. Что мы и делаем в надежде, что когда-нибудь в нашем обществе станет нормой для каждой благополучной семьи принять ребенка и помочь ему вырасти».

12 лучших книг о принцессе Диане для чтения

Сезон 4 «Корона» дает интимный взгляд на переживания Дайаны, когда она была частью внутреннего круга семьи Виндзор. Чтобы узнать больше, обратитесь к книгам о принцессе Диане. В отличие от большинства других персонажей «Короны», таких как королева Елизавета и принцесса Маргарет, Диана откровенно говорила о королевской власти — и она была невероятно честной.

В начале 1990-х годов Диана рассказала свою историю в биографии, ставшей заголовком «Диана: ее правдивая история — ее собственными словами», написанной Эндрю Мортоном, которая, вероятно, была частью «Короны».Этот бестселлер дал гораздо больше. За годы до и после ее смерти те, кто знал Диану, например, редактор Vanity Fair Тина Браун, ее дворецкий Пол Баррелл, ее бывший любовник Джеймс Хьюитт, ее домработница Венди Берри, ее телохранитель Кен Уорф и ее бывший работодатель Мэри Робертсон — среди прочих — предложили свои идеи в книжной форме. Далее романисты представляют жизнь Дианы в художественной литературе, например, в «Нерассказанной истории». А дети могут познакомиться с Народной принцессой и ее местом в истории с помощью иллюстрированных книг, таких как удачно названная «Кто была принцессой Дианой?».

Вот лучшие книги о принцессе Диане для тех, кто хочет получить дополнительную награду от Crown.

1. Диана: ее правдивая история — ее собственными словами Эндрю Мортон

В начале 1990-х Диана была одной из самых известных женщин в мире, но не могла выражать свое мнение. Ситуация изменилась, когда она сделала запись в этой книге, тайно записывая себя на кассеты, доставленные Эндрю Мортону через посредника. Честная и грубая, эта книга навсегда изменила то, как мир видел Диану и королевскую семью. Начните с книги Мортона о неразбавленной Диане, а затем прочтите энергичную биографию Тины Браун, чтобы прокомментировать все, что Диана сказала в этой книге 1992 года.

2. Хроники Дианы Тины Браун

Через десять лет после смерти Дианы появилась ее окончательная биография, основанная на 250 интервью некоторых из тех, кто знал ее лучше всего. Тина Браун, бывший редактор Tatler и Vanity Fair, пишет книгу со своим фирменным остроумием и вниманием к стилю. «Хроники Дианы» приятно читать, они проникнуты глубоким пониманием Брауна того, как работают королевская семья и СМИ в Великобритании, и как они сосуществуют. Искрящийся и энергичный, это лучший компаньон Crown.

3. Вспоминая Диану: жизнь в фотографиях

Украсьте свой журнальный столик искрой Дианы. В этой книге National Geographic собраны 100 самых знаковых изображений, сделанных любимой фигурой на протяжении всей ее жизни, с детства до ее дней с принцем Уильямом и принцем Гарри. В книге есть комментарии Тины Браун, автора «Хроник Дианы», что делает ее отличным дополнением к ней.

4. Диана: тщательно охраняемая тайна инспектора Кена Уорфа

Кен Уорф видел Диану через взлеты и падения — потому что ему за это заплатили.Уорф много лет служил телохранителем Дианы. Диана: Тщательно охраняемая тайна — это сбалансированная биография, составленная из виньеток из повседневной жизни Дианы. Чтобы увидеть перспективу «мухи на стене» на годы напряженной жизни Дианы в Букингемском дворце, прочитайте проникновенную, но хорошо изученную книгу Уорфа.

5. «Диана, которую я знала» Мэри Робертсон

Мэри Робертсон впервые встретила принцессу Ди еще тогда, когда она была Дайаной Спенсер, 18-летней бросившей школу, которая жила в Лондоне и работала на разных случайных работах — например, присматривала за сыном Робертсона, Патриком.Робертсон не знал, что Диана, которой она платила 5 фунтов в час, была аристократкой, пока случайно не оставила карточку. Американская бизнес-леди и будущая принцесса стали дружбой на всю жизнь. Эта биография дает освежающий закулисный взгляд на молодость Дианы и ее качества, которые она сохранила даже после того, как ее жизнь изменилась.

6. Диана: наконец, полная история Сары Брэдфорд

Сара Брэдфорд построила карьеру, создав убедительные профили одних из самых интересных, но замкнутых фигур в мире: членов королевской семьи.Она написала биографии принцессы Грейс, королевы Елизаветы и, конечно же, Дианы. Диана: Наконец, «Полная история» делает то, что обещает название: она дает точный и хронологический обзор жизни Дианы. Хотя он не обязательно такой красочный, как биография Брауна, он станет информативным спутником «Короны».

7. Кем была принцесса Диана? Эллен Лабрек

Познакомьте юных читателей с принцессой Дианой с помощью этой лаконично написанной книги глав. Продолжите королевскую тему еще одной книгой из серии о королеве Елизавете I.

8. Диана в поисках себя: Портрет обеспокоенной принцессы Салли Беделл Смит


Как показывает Корона, жизнь Дианы была ухабистой. На самом деле, в сериале пропущены некоторые сложные моменты, например, ее одинокое воспитание после развода родителей. Биография Салли Беделл Смитс описывает борьбу Дианы и ее триумфы. Однако биография не является полностью сочувствующим портретом Дианы — она ​​помещает ее во всю королевскую экосистему.

9. Королевский долг, Пол Баррелл

Пол Баррелл имел уникальное представление о характере принцессы Дианы: он работал ее дворецким в течение десяти лет, в то время как она была замужем за принцем Чарльзом и годы спустя.Тина Браун описала Баррелла как «мастера частной жизни [Дианы], совмещая роли П.А., человека Пятницы, водителя, посыльного, наперсника и плачущего полотенца». В этой слезливой игре Баррелл передает повседневное обаяние и доброту Дианы. Прочтите его вместе с книгой Кена Уорфа «Тщательно охраняемый секрет», чтобы узнать, каково это было работать на принцессу Ди.

10. День смерти Дианы Кристофер Андерсен

31 августа 1997 года Диана погибла в автокатастрофе в Париже, Франция, вместе с Доди Аль Файедом и водителем автомобиля Анри Полем. «День, когда умерла Диана» — это подробный обзор событий, которые привели к ее смерти, и их последствий, которые все еще разворачиваются.

11. Нерассказанная история Моники Али

Что бы сделала принцесса Диана, если бы она выжила в автокатастрофе со смертельным исходом? «Нерассказанная история» — это упражнение в ревизионистской истории в том же духе, что и «Родэм» Кертиса Ситтенфельда, заставляет задуматься, повествует историю, которую вы, возможно, пожелали бы сделать «Короне».

12. DK Биография: Принцесса Диана: фотографическая история жизни Джоанны Маттерн

Жизнь Дианы, одной из самых известных женщин в мире, запечатлена на фотографиях.Юные читатели могут познакомиться с Дианой по этим фотографиям и информативным подписям. Не волнуйтесь — вся драма будет рассчитана на детей.

Посмотрите оригинальную историю на OprahMag.com: 12 книг о принцессе Диане, которые заставят вас больше ценить корону.

Принц Гарри вспоминает смерть Дианы в книге для детей, осиротевших из-за covid-19

В эмоциональном вступлении к новой британской детской книге о ребенке, чья мать, важный работник, умирает от COVID-19, Гарри рассказывает о своей собственной горе и опыт потери матери в 12 лет.

«Когда я был маленьким мальчиком, я потерял маму. В то время я не хотел верить в это или принимать это, и это оставило во мне огромную дыру », — написал Гарри, согласно выдержкам из« Больницы у холма », опубликованным в лондонской Times. «Я знаю, что вы чувствуете, и хочу заверить вас, что со временем эта дыра будет заполнена огромной любовью и поддержкой».

Мать Гарри, Диана, принцесса Уэльская, погибла в автокатастрофе в Париже в 1997 году, когда ее преследовала толпа папарацци.

Книга будет выпущена в Британии бесплатно для детей, родители которых умерли, работая во время пандемии.

«Все мы справляемся с потерей по-разному, но когда родитель попадает на небеса, мне говорили, что его дух, их любовь и воспоминания о них — нет», — написал Гарри. «. . . Я считаю, что это правда ».

Принц ранее обсуждал смерть своей матери. Он сетовал на то, как СМИ обращались с Дианой, которую широко любила публика, но преследовали репортеры и фотографы, и сказал, что королевская семья относилась к ней как к чужаку.

В 2017 году Гарри рассказал, что пошел на терапию, чтобы справиться с горем.Он сказал, что был «очень близок к полному срыву», потому что заблокировал свои эмоции.

В интервью Опре Уинфри, которое вышло в эфир в этом месяце, Гарри и его жена Меган, герцогиня Сассекская, раскритиковали отношение к Меган королевской семьи и британской бульварной прессы. Гарри сказал Уинфри, что его «больше всего беспокоит повторение истории».

«Я не могу представить, как это должно было быть для [Дианы], проходящей через этот процесс в одиночку все эти годы назад», — сказал он.«Потому что это было невероятно тяжело для нас двоих».

Он сказал, что смерть его матери сыграла роль в решении пары покинуть Англию и уйти в члены королевской семьи.

«Я определенно чувствовал ее присутствие на протяжении всего этого процесса», — сказал он Уинфри.

Крис Коннотон, автор книги «Больница у холма», сказал, что надеется, что «история поможет немного облегчить некоторые из сложных и ужасных вещей».

В Великобритании один из самых высоких показателей смертности от коронавируса в мире.Страна потеряла более 126 тысяч человек из-за коронавируса. Более 850 из этих смертей произошли от медицинских и социальных работников.

Во всем мире рабочие, находящиеся на переднем крае борьбы с пандемией, заразились вирусом в непропорционально высокой степени. В сентябре Всемирная организация здравоохранения сообщила, что на медицинских работников приходится 1 из 7 случаев коронавируса в мире.

Аудиокнига недоступна | Audible.com

  • Evvie Drake: начало более

  • Роман

  • К:
    Линда Холмс

  • Рассказал:
    Джулия Уилан, Линда Холмс

  • Продолжительность: 9 часов 6 минут

  • Несокращенный

В сонном приморском городке в штате Мэн недавно овдовевшая Эвелет «Эвви» Дрейк редко покидает свой большой, мучительно пустой дом почти через год после гибели ее мужа в автокатастрофе. Все в городе, даже ее лучший друг Энди, думают, что горе держит ее взаперти, а Эвви не поправляет их. Тем временем в Нью-Йорке Дин Тенни, бывший питчер Высшей лиги и лучший друг детства Энди, борется с тем, что несчастные спортсмены, живущие в своих худших кошмарах, называют «ура»: он больше не может бросать прямо, и, что еще хуже, он не может понять почему.

  • 3 из 5 звезд

  • Что-то заставляло меня слушать….

  • К

    Каролина Девушка
    на
    10-12-19

проверенных книг по биографии принцессы Дианы

Есть много авторов, которым выпала честь встретиться с «народной принцессой» и задокументировать биографию принцессы Дианы перед ее смертью.Для тех, кто ее не знал, эти книги восполнят пробелы.

Диана: История принцессы авторов Тима Клейтона и Фила Крейга

Книга, в которой рассказывается о личной жизни принцессы Дианы, рассказанной ее близкими друзьями. В книге рассказывается, как она справлялась с романтическими отношениями принца Чарльза с Камиллой Паркер-Боулз и с тем влиянием, которое на нее оказали папарацци. В книге также есть подборка фотографий.

Хроники Дианы Тины Браун

Тина Браун — бывший редактор журнала Tatler. В этой книге она пишет неоднозначный отзыв о Диане, с которой она дружила.Она дает свое видение жизни Дианы, причин, ради которых она работала, ее отношений и своего отвращения к средствам массовой информации.

Мальчики Дианы, Кристофер Андерсен

Бывший редактор журнала Time, этот автор рассматривает роль Дианы как матери и то, как сильно она любила своих двух мальчиков. Автор рассматривает жизнь мальчиков через пять лет после смерти матери и постоянное присутствие матери в том, чем они занимаются. Это книга о матери, которая умерла молодой, и о ее сыновьях, которые хранят ее память.

Кристофер Андерсен и Кристофер П. Андерсен по мотивам Дианы — Уильяма, Гарри, Чарльза и Королевского дома Виндзор.

Еще одна книга Андерсена, которая дает читателям некоторое представление о потере молодой жизни, принцессы, матери и жены. Любимая икона мира и знаменитость в монархии. В книге рассказывается о том, как монархия справилась со смертью Дианы и как ее сыновьям удалось справиться с ее смертью.

Диана — ее правдивая история своими словами Эндрю Мортон

Это максимально близко, чтобы любой мог добраться до Дианы, и книга основана на ее собственном повествовании событий.В нем собраны любимые цитаты и личные воспоминания Дианы. Используя слова Дианы, автор описывает подробности ее детства, семьи, братьев и сестер, ее юности и того, что она чувствовала, когда ее родители развелись.

Диана от Сары Брэдфорд

Честно написанная биография Дианы, основанная на фактах и ​​личных встречах, а не на выдумках и сплетнях. Этот королевский биограф пишет о ее встречах с Дианой.

Сегодня два сына Дианы олицетворяют ее наследие и то, что осталось после ее жизни, поскольку ее присутствие в их жизни все еще сохраняется.

DianaGabaldon.com


Утвержден 7-й сезон сериала «Чужестранец»!

14 марта 2021 г.

Интересные новости! В воскресенье, 14 марта 2021 года, Starz объявила, что официально одобрила финансирование и планы на 7-й сезон сериала «Чужестранец». Седьмой сезон сериала Starz, основанный на седьмом сезоне бестселлера Дианы «OUTLANDER» по мотивам «ЭХО В КОСТИ», седьмого по счету, будет состоять из 12 серий.

Звезды сериала

Катрина Балф, Сэм Хьюэн, Софи Скелтон и Ричард Рэнкин поделились новостями в новом видеообъявлении STARZ; Нажмите здесь, чтобы просмотреть на Youtube.

Актеры Катрина Балф (Клэр Рэндалл Фрейзер), Сэм Хьюэн (Джейми Фрейзер), Софи Скелтон (Брианна Рэндалл) и Ричард Рэнкин (Роджер Уэйкфилд) объявили в феврале, что в настоящее время снимают шестой сезон сериала в Шотландии и будут возвращаемся в седьмой сезон.

На данный момент дата премьеры 6 сезона не назначена. Когда она будет объявлена, она будет отображаться здесь.

Рональд Мур, исполнительный продюсер сериала, также сказал в интервью, что дополнительный телесериал Outlander может быть в разработке!


Круиз по реке Авалон перенесен

13 марта 2021 г.

Круиз по реке Авалон по реке Рейн (автор которой я — автор) был перенесен с апреля на октябрь этого года из-за продолжающейся пандемии COVID-19.Недельный круиз начнется в субботу, 30 октября 2021 года.

Дополнительную информацию см. На странице моих выступлений. По состоянию на начало марта места еще есть.

Если вы записались на круиз, пожалуйста, свяжитесь с Avalon для получения подробной информации.



Это единственный официальный сайт Дайаны Гэблдон, автора бестселлеров серии основных романов OUTLANDER, серии лорда Джона и других произведений. Все тексты от первого лица написаны Дианой Гэблдон.Текст от третьего лица (обычно) добавляла веб-хозяйка Дианы.

Последний раз домашняя страница обновлялась в пятницу, 19 марта 2021 г., в 9:00 (центральное время) Дианой Гэблдон или Лореттой, веб-мастерицей Дианы. (Извините… 18 марта я забыл добавить ссылку на анонсирующее видео на youtube! Теперь должно работать. — Лоретта)

Когда выйдет следующая книга?

Иди, скажи пчелам, что я ушел (по прозвищу «ПЧЕЛЫ») будет моей следующей книгой, девятой книгой в моей серии основных романов OUTLANDER.Вероятно, он будет опубликован где-то в 2021 году, а точную дату установят мои издатели.

Текущая информация о пчелах размещена на моей официальной веб-странице BEES, где вы также можете получить доступ к образцам отрывков или «Daily Lines».

ПЧЕЛ последует за восьмым романом моей серии OUTLANDER, который впервые был опубликован в США в 2014 году, он же «МОБИ», он же «МОБИ».

Book Ten

После публикации «Пчелы» я напишу десятую книгу (пока без названия), которая станет последней книгой в серии основных романов «Аутлендер», посвященных Джейми и Клэр.Книга Десятая будет еще одним Большим романом, поэтому на ее завершение уйдет некоторое время (по крайней мере, несколько лет).

И у меня есть планы на несколько проектов после Десятой Книги…

Подписаться на Diana Online

Есть несколько способов связаться со мной в Интернете. Помимо добавления новых блогов и информации на эти веб-страницы, я регулярно размещаю записи и общаюсь с читателями на моих официальных страницах в Facebook и Twitter. Чтобы посмотреть видео, посетите мою страницу на YouTube. RSS-канал доступен для обновлений веб-страницы.(Значки, доступные для нажатия, находятся ниже.)

Электронный информационный бюллетень

Хотели бы вы получать по электронной почте периодические обновления Outlander, например информацию о новых выпусках Outlander и Lord John? Посетите страницу регистрации, чтобы начать получать бесплатные электронные информационные бюллетени, распространяемые Random House (США). Дополнительная информация…

TheLitForum.com

Вы также можете присоединиться ко мне в нескольких текущих обсуждениях моих книг и короткометражных художественных произведений на TheLitForum.com. Вам нужно будет создать учетную запись (с именем пользователя и паролем), чтобы присоединиться; просто следуйте инструкциям на сайте.После того, как вы создали свой логин, нажмите здесь, чтобы перейти непосредственно на мой форум Дианы Гэблдон. TheLitForum.com является потомком закрытого форума Compuserve Lit Forum, частью которого я являюсь с конца 1980-х годов (до публикации Outlander).

5 книг о принцессе Диане, которые переворачивают страницы королевской семьи

Книги о принцессе Диане — одни из наших любимых книг. Нет никаких сомнений в том, что любимая покойная королевская особа живет в наших сердцах и умах каждый день, но мы по-прежнему считаем важным время от времени возвращаться к истории принцессы Дианы.В конце концов, мы можем многому научиться из ее невероятной жизни — даже через 21 год после ее безвременной кончины.

Лучшие книги о принцессе Диане

Если вы большой поклонник принцессы Дианы, вполне естественно хотеть покупать каждую книгу, в которой есть хоть малейшее упоминание ее имени. Но лучшие книги о принцессе Диане помещают ее в самый центр ее собственной истории, чего она и заслуживает. Будь то книга, в которой рассказывается о ее личном повествовании посредством собственных интервью, или книга, которая глубоко погружается в ее самые знаковые моменты королевской моды, книги о принцессе Диане, которые стоит прочитать, полностью посвящены новаторской и любимой общественной фигуре, которой она была, когда была. живой.Если вы спросите нас, это лучший способ отдать должное человеку, который коснулся жизней стольких людей за такой трагически короткий промежуток времени.

Спустя более двух десятилетий после ее шокирующей смерти в ужасной автомобильной катастрофе принцесса Диана по-прежнему остается одной из самых запоминающихся и узнаваемых женщин в мире. От ее преданности помощи бедным до ее неустанной работы по устранению стигмы, связанной с людьми, живущими со СПИДом, принцесса Диана была намного больше, чем знаменитость-законодательница мод.У нее была редкая способность ставить себя на место других людей. Учитывая, сколько времени и усилий она вложила в помощь людям, которые больше всего в ней нуждались, неудивительно, почему ею по сей день так восхищаются. Просмотрите некоторые из этих книг о принцессе Диане, и вы сразу же вспомните, почему ее навсегда запомнят как «Народную принцессу».

Прокрутите ниже, чтобы увидеть одни из лучших книг о принцессе Диане, затем нажмите ссылку под своей любимой, чтобы купить ее!

книг | Диана Батлер Басс

Заземление: обретение Бога в мире — духовная революция

HarperOne, 2015

«Заземление» — мудрая и красивая книга.Фактически и местами это почти гимн священному единству физического и духовного в формировании человеческой веры и созревании человеческой души ».
— Филлис Тикл, автор книги «Великое появление

»

«Совершенно великолепно написанная книга о настоящей вере в реальном мире».
— Джеймс Мартин, SJ, автор книги Иисус: Паломничество


Христианство после религии: конец церкви и рождение нового духовного пробуждения

HarperOne, 2012

«Бас снова сделал это! Она на высоте — пророческая, убедительная и, что самое главное, обнадеживающая.”
— ROB BELL

«… важная и животворная книга, написанная… одним из лучших наших религиозных писателей».
— ПАРКЕР Дж. Палмер


Народная история христианства: другая сторона истории

HarperOne, 2009

«… немедленно доступный, чему способствуют частые и хитрые связи с современными контрапунктами. Эта презентация включает в себя множество людей, которые никогда не попадали в «списки власти». Читатели откликнутся на эту инклюзивность и будут благодарны Бассу за то, что он сделал их попутчиками в продолжающейся истории.”- WALTER BRUEGGEMANN

«Басс представляет здесь свежую версию церковной истории… важная книга для церквей сегодня…»
— SOJOURNERS


Христианство для всех нас: как церковь-соседство меняет веру

HarperOne, 2006

ИМЕНОВАННАЯ КНИГА ГОДА АКАДЕМИИ ПРИХОДСКОГО ДУХОВНИКА

«Эта книга настолько полна хороших новостей, что я держу ее рядом с моей Библией. Обладая ясным видением трансформации собрания и способностью распознавать знамения времени, Дайана Батлер Басс — тихий пророк, которого многие из нас ждали. ”- БАРБАРА БРАУН ТЕЙЛОР

«Самая важная книга десятилетия о зарождающемся христианстве и обновлении основных конгрегаций. Увлекательный и ободряющий, обнадеживающий и полезный, наполненный примерами жизненно важных христианских практик, из которых могут извлечь уроки все, кто интересуется будущим церкви ».
— МАРКУС БОРГ


От кочевников к паломникам: истории практикующих общин

Отредактировано Дайаной Батлер Басс и Джозефом Стюарт-Сикингом
Албан, 2005

Авторы книги «От кочевников к пилигримам» — новаторы, представляющие одни из самых динамичных лидеров среди современного духовенства.Их опыт бросает вызов традиционному мышлению и вдохновляет на творческие эксперименты. Эти содержательные эссе оценят по достоинству любой лидер общины, ищущий положительные образцы.


Практикующие конгрегации: представляя новую старую церковь

Албан, 2004

«Диана Батлер Басс представляет новое будущее основной церкви. Она видит лес и деревья, великие традиции и местный приход. Ее видение ясное, ее страсть очевидна, и ее анализ твердый.”- ХРИСТИАНСКИЙ ВЕК

«Это книга, открывающая глаза, книга жизнерадостная. Он рассказывает новую историю, и любой, кто интересуется настоящим или будущим христианской церкви, должен ее прочитать ». — ЛОРЕН Ф. УИННЕР


Мы преклоняем колени: размышления о вере и гражданстве

Джосси-Басс, 2004

«Диана Басс написала трогательную, глубоко личную и провокационную историю своей борьбы за миротворчество посреди патриотизма после 11 сентября.Broken We Kneel найдет отклик у всех, кто пытается жить в Городе Человека и Городе Бога ». — БОБ ЭБЕРНЕТИ

«В книге« Сломанные мы преклоняем колени »Дайана Батлер Басс воплощает свой опыт и любовь к церкви в разговоре с самыми глубокими и актуальными богословскими вопросами, в частности,« Что значит быть верной церковью в мире после 11 сентября. «Пастырские руководители и христиане найдут« Сломленные Мы преклоняем колени »богатыми пастырской проницательностью и пророческими провокациями». — ЭНТОНИ Б.РОБИНСОН


Сила для путешествия: паломничество веры в сообществе

Второе издание, Church Publishing, 2017

НАЗВАНА ОДНОЙ ИЗ ЛУЧШИХ КНИГ ГОДА ИЗДАТЕЛЯМИ ЕЖЕНЕДЕЛЬНО

«Книга, которую вы держите в руках, вызывает такое же изумление, как и книга. Хотя это может быть — и остается — нежным и непритязательным, история, рассказанная на этих страницах, со временем распространяется в душе человека, как слышимая мощная музыка или крепкий ароматный бренди …Strength for the Journey — это sui generis, вещь сама по себе, единственная в своем роде книга ». — ФИЛЛИС ТИКЛ

Приказ церковного издательства


Противостояние вихрю: евангелические епископалы в Америке девятнадцатого века

Oxford University Press, 1995

Лауреат премии Фрэнка С. и Элизабет Д. Брюэр Американского общества церковной истории

«Книга представляет собой блестящее тематическое исследование конфликтов внутри деноминации, занимающей решающее положение в религиозном спектре американского общества и культуры.»- КРЕССЕТ


DVD с охватом духовного пробуждения: Дайана Батлер Басс о динамике экспериментальной веры — DVD

2013

В этом новом выпуске Дайана Батлер Басс развивает идеи, которые она разработала в своей недавней книге «Христианство после религии», исследуя, как христианство может выглядеть «вне религии и вне церкви». Сегменты включают (1) прибытие, (2) вера, (3) поведение, (4) принадлежность и (5) пробуждение.
Продается вместе с печатным руководством «Обращение к духовному пробуждению», 9781606741146. Купите один DVD на класс и одно руководство на каждого участника и руководителя.

.