Конституция смертная казнь статья: Ст. 20 Конституции РФ с Комментариями. Последняя редакция с изменениями на 2021 год

Право на жизнь (ст. 20 Конституции России)

Право на жизнь является важнейшим личным правом человека, приобретаемым им в силу факта его рождения. Конституционное содержание права на жизнь состоит в недопустимости произвольного лишения жизни. Смертная казнь впредь до ее отме­ны может устанавливаться федеральным законом в качестве исключительной меры наказания за осо­бо тяжкие преступления против жизни при предо­ставлении обвиняемому права на рассмотрение его дела судом с участием присяжных заседателей.

На протяжении длительного времени в Российской Федерации смертная казнь не применяется, несмотря на наличие такого вида на­казания в Уголовном кодексе Российской Федерации. Отказ от при­менения смертной казни связан с деятельностью Конституционного Суда Российской Федерации (который в 1999 году принял решение), указавшего на недопустимость применения наказания в виде смерт­ной казни до введения на всей территории Российской Федерации су­дов с участием присяжных заседателей (постановление от 02.02.1999 № 3-П). Последним субъектом Российской Федерации, в котором с 1 января 2010 года должны были вводиться суды с участием присяж­ных заседателей, стала Чеченская Республика. Однако Конституци­онный Суд Российской Федерации в 2009 году своим определением разъяснил невозможность дальнейшего применения смертной казни в Российской Федерации даже при условии повсеместного введения суда присяжных. Это обусловлено сложившимся на протяжении дли­тельного времени конституционно-правовым режимом, в рамках ко­торого происходит необратимый процесс, направленный на отмену смертной казни как исключительной меры наказания, носящей вре­менный характер (определение от 19.11.2009 № 1344-О-Р).

Таким образом, содержание права на жизнь в Российской Феде­рации носит практически абсолютный характер и не подлежит ограничению.

Реализация и защита права на жизнь имеет конкретные времен­ные пределы (начало и конец жизни). Согласно части 2 статьи 17 Кон­ституции России основные права и свободы человека неотчуждаемы и принадлежат каждому от рождения. В связи с этим право на жизнь связывается с фактом рождения человека. Смерть человека наступает в результате гибели организма как целого.

Добровольный уход из жизни человека (эвтаназия) в связи с на­личием неизлечимого заболевания в России запрещен.

Основные законодательные акты:

  • Уголовный кодекс Российской Федерации;
  • Федеральный закон «Об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации».

последние изменения и поправки, судебная практика

1. Каждый имеет право на жизнь.

2. Смертная казнь впредь до ее отмены может устанавливаться федеральным законом в качестве исключительной меры наказания за особо тяжкие преступления против жизни при предоставлении обвиняемому права на рассмотрение его дела судом с участием присяжных заседателей.

Комментарий к Статье 20 Конституции РФ

1. В Конституции право на жизнь провозглашается первым в числе личных прав и свобод. Право на жизнь, естественно, является необходимым условием всех остальных прав и с этой точки зрения высшей личной ценностью. Однако как таковое оно может существовать и в условиях несвободы, т.е. само по себе не предопределяет неотчуждаемость других естественных прав человека и необходимый в демократическом обществе объем их защиты государством.

1.1. Признание прав и свобод, включая право на жизнь, высшей ценностью содержательно обусловлено тем, что Конституция, являясь по своей природе актом ограничения власти именно в целях обеспечения прав и свобод, исходит из уважения достоинства личности. Как правовая категория достоинство личности в контексте конституционного и международного права, очевидно, не стоит в одном ряду с другими личными правами, а является необходимым условием их реализации и защиты*(172), хотя в конституционном тексте охрана достоинства следует за принципиальным провозглашением права на жизнь. Именно признание достоинства, присущего всем членам человеческого сообщества, является, как говорится в преамбуле Международного пакта о гражданских и политических правах, основой свободы, справедливости и всех неотъемлемых прав человека*(173).

Право на жизнь относится к основным неотчуждаемым, принадлежащим каждому от рождения универсальным правам. В их контексте право на жизнь является для Конституции новым правовым феноменом — оно впервые получило в ней конституционное закрепление.

Бесплатная юридическая консультация по телефонам:

Исторически право каждого на жизнь как «гарантированный государством запрет произвольно лишать любого человека жизни»*(174), провозглашенное в ч. 1 комментируемой статьи, свидетельствует об адекватной реакции конституционного законодателя на чудовищные злодеяния тоталитарной власти. Его провозглашение в высшем акте государства имеет защитную функцию и должно обеспечивать невозврат к прошлому в трансформационных процессах, их направленность на становление правового государства в соответствии с решимостью конституционного законодателя (ст. 17 Конституции) гарантировать в России основные права и свободы человека и гражданина согласно общепризнанным принципам и нормам международного права.

1.2. Комментируемая конституционная норма по своему смыслу аналогична положению ст. 2 Конвенции о защите прав человека и основных свобод*(175) (далее — Конвенция), согласно которой «право каждого лица на жизнь охраняется законом». Исходя из того, что российская Конституция признает и гарантирует права и свободы человека и гражданина согласно общепризнанным принципам и нормам международного права, толкование и применение конституционных и конвенционных норм о правах и свободах, в том числе о праве на жизнь, должно соответствовать международно-правовым гуманитарным стандартам. Применительно к названной Конвенции это требует также следования прецедентной практике Европейского Суда по правам человека (далее — ЕСПЧ), который обеспечивает соблюдение обязательств, принятых участниками Конвенции, и является органом, уполномоченным на официальное (судебное) ее толкование (см. комментарий к ч. 1 ст. 17).

1.3. Право на жизнь — как субъективное право каждого — в отличие от других прав, которые согласно Конституции могут быть ограничены федеральным законом в той мере, в какой это соответствует конституционно значимым целям, таким ограничениям не подлежит. Во-первых, потому, что право на жизнь по своему существу исключает какие-либо формы или степени ограничений, а лишение лица жизни не может быть признано адекватным ни запрету отменять права и свободы человека, ни допустимости только таких ограничений конституционных прав, которые не посягают на само существо права и являются соразмерными (ч. 2 и 3 ст. 55 Конституции)*(176). Во-вторых, сам конституционный текст называет провозглашенное в ст. 20 право на жизнь в числе тех, которые не подлежат ограничению (ч. 3 ст. 56 Конституции). И хотя ст. 56 Конституции в целом формулирует обязательные предпосылки, при которых возможны отдельные ограничения прав и свобод только в условиях чрезвычайного положения, вводимого федеральным конституционным законом, сама по себе норма ч. 3 данной статьи имеет более широкую сферу применения. Последнее вытекает из того, что в указанной норме как не подлежащие ограничению, наряду с правом на жизнь, названы и другие права, которые так же, как право на жизнь, носят абсолютный характер, в частности право на уважение государством достоинства личности, не подлежащее умалению ни по каким основаниям, право на судебную защиту и некоторые другие (ст. 21, 28, 46 Конституции России и др.) — в отношении этих прав невозможны ограничения в соответствии как со ст. 56, так и с ч. 2 и 3 ст. 55 Конституции.

1.4. Право на жизнь предполагает не только непосредственно действующий запрет произвольного лишения жизни государством, а также любыми другими субъектами, но и позитивную ответственность государства за защиту жизни индивида. Эта ответственность, которую несет государство как гарант права на жизнь, определяет смысл и содержание законов, деятельность всех уровней публичной власти и реализуется в правосудии (ст. 18 Конституции). Таким образом, само признание такой ценности в качестве конституционной и отнесенной к высшим ценностям (статья 2 Конституции РФ) диктует максимально широкие контуры государственных обязанностей по защите жизни. В них вписывается обеспечение всей системы конституционных гарантий, в частности путем принятия и исполнения законов, направленных на устранение рисков для жизни, возникающих в связи с любыми, в том числе преступными, посягательствами на нее или вследствие неблагоприятных социально-правовых условий.

Защита государством права на жизнь реализуется в сфере любой государственной компетенции, предполагает исполнение этой обязанности всеми структурами публичной власти, востребует ее контрольные функции по отношению к другим субъектам, если их деятельность связана с угрозами для жизни, и, наконец, имеет безусловный приоритет перед целями защиты самого государства.

Право на жизнь обеспечивается на конституционном уровне запретом подвергать человека пыткам, насилию, жестокому обращению, медицинским опытам, а также социальным обеспечением, правом на охрану здоровья и медицинскую помощь, на благо приятную окружающую среду (см. ст. 21, 39, 41, 42 Конституции).

1.5. Отраслевое регулирование конкретизирует конституционно-правовой запрет произвольного лишения жизни и обязанности государства по противодействию такой угрозе. Уголовный кодекс, охраняя право на жизнь, устанавливает уголовную ответственность за причинение смерти, как умышленное (убийство) (ст. 105-108), так и по неосторожности (ст. 109), за доведение до самоубийства (ст. 110), неоказание помощи больному (ст. 124), оставление в опасности (ст. 125) и др., а необходимую оборону признает обстоятельством, освобождающим от ответственности и наказания, лишь в тех пределах, в каких она была адекватна угрозе жизни и здоровью и являлась минимально неизбежным средством их защиты.

Уголовным законодательством предусмотрена также ответственность за такие создающие угрозу для жизни деяния, как: терроризм; захват заложника; угон судна воздушного или водного транспорта (см. КВВТ РФ) либо железнодорожного подвижного состава; нарушение правил безопасности на объектах атомной энергетики, при ведении горных, строительных или иных работ, на взрывоопасных объектах; незаконное обращение с радиоактивными материалами; незаконное приобретение, ношение, хранение, сбыт оружия, боеприпасов, взрывчатых веществ и взрывных устройств; нарушение санитарно-эпидемиологических правил; сокрытие информации об обстоятельствах, создающих опасность для жизни и здоровья людей; экологические преступления.

Уголовно-процессуальный кодекс исходит из недопустимости поставления в опасность жизни и здоровья человека при проведении следственных действий и устанавливает в ст. 9 запрет на осуществление в ходе уголовного судопроизводства действий и решений, создающих опасность для жизни и здоровья его участников. Статьей 1 Закона о Полиции защита жизни от преступных посягательств названа в качестве первоочередной задачи органов внутренних дел в сфере охраны прав граждан.

Уголовно-исполнительный кодекс обозначает своей задачей, в числе других, охрану прав осужденных (ст. 1, ч. 2 ст. 10) и создание условий, исключающих какую-либо опасность для их жизни. Статьей 13 УИК РФ провозглашаются право осужденных на личную безопасность и обязанность должностных лиц в случаях, угрожающих личной безопасности осужденных, незамедлительно принять меры по ее обеспечению, что отражает признание Российской Федерацией положительного обязательства властей по осуществлению оперативных мер, направленных на защиту прав лиц, жизнь которых находится в опасности, с целью избежать реального и непосредственного риска для жизни.

Кодекс РФ об административных правонарушениях также содержит ряд норм, направленных на охрану жизни путем установления ответственности за нарушение правил об охране труда, санитарно-противоэпидемических норм, правил хранения и перевозки огнестрельного оружия и боеприпасов и др.

1.6. Правовые запреты, призванные гарантировать право на жизнь, могут оказаться недействующими, если:

а) государство не обеспечивает публичное, основанное на законе преследование за преступное лишение жизни, что требует профессионализма органов расследования и обвинения и связано с совершенствованием их структуры и функций;

б) не предусмотрены, неэффективны или сами по себе представляют опасность для жизни предупредительные и защитные меры, которые в случае возникновения угроз для жизни должны осуществляться исполнительной властью;

в) не установлены процедуры, обеспечивающие ответственность государства, его органов и должностных лиц за повлекшее лишение жизни применение силы, в том числе за несоразмерное ее применение, даже если признается его абсолютная необходимость.

Соответствующие требования к такого рода мерам со стороны государственных структур вытекают из п. 2 ст. 2 Конвенции. Согласно положениям данного пункта отдельные случаи применения силы, связанные с угрозой для жизни или непреднамеренным лишением жизни, не будут рассматриваться как нарушение международных требований обеспечивать защиту права на жизнь при соблюдении следующих «абсолютно необходимых условий» применения таких мер: они могут осуществляться лишь для защиты от незаконного насилия, для задержания или предотвращения побега лица, заключенного под стражу на законных основаниях, для подавления в соответствии с законом бунта и мятежа. Вместе с тем, исходя из этих условий применения силы со стороны государства, необходимо связанного в первую очередь с предотвращением опасности для жизни, такие меры рассматриваются как исключительные и должны отвечать строгим критериям крайней необходимости в демократическом обществе, причем в узком ее истолковании*(177). Сами по себе такие меры не должны быть направлены на лишение жизни, а только на воспрепятствование незаконному насилию, побегу или мятежу и должны быть соразмерными достижению названных целей*(178). Соответственно и согласно одобренному ООН в 1979 г. международному Кодексу поведения должностных лиц по поддержанию правопорядка применение в этих целях огнестрельного оружия возможно только как «крайняя мера» и только если правонарушитель оказывает вооруженное сопротивление или иным образом ставит под угрозу жизнь других людей при том, что иные меры не могут обеспечить его задержание.

Действующие в России законы «О милиции» (1993 г.), «О внутренних войсках Министерства внутренних дел Российской Федерации» (1992 г.), «Об учреждениях и органах, исполняющих наказания в виде лишения свободы» (1993 г.), «О государственной охране» (1996 г.) также исходят из строго ограниченных возможностей применения силы, связанной с использованием оружия и специальных средств. Это допускается:

а) для защиты граждан от нападения, угрожающего их жизни и здоровью, если другими способами и средствами защитить их невозможно;

б) отражения нападения либо опасности нападения на сотрудников правоохранительных органов, угрожающих их жизни и здоровью, а также для пресечения попыток завладеть их оружием, транспортными средствами и средствами связи;

в) освобождения заложников, пресечения террористических и иных преступных посягательств;

г) задержания преступников, пытающихся скрыться, а также задержания лица, оказывающего вооруженное сопротивление или отказывающегося выполнить законное требование о сдаче оружия, если другими способами подавить сопротивление, задержать лицо или изъять оружие невозможно;

д) пресечения побега задержанных, арестованных, осужденных к лишению свободы и пресечения попыток к освобождению указанных лиц;

е) отражения группового или вооруженного нападения на военные городки, воинские эшелоны, жилища граждан, помещения государственных органов, предприятий и организаций;

ж) подавления сопротивления вооруженных групп.

Этот перечень дается как исчерпывающий.

Однако оценка допустимости (в соответствии с Конвенцией и практикой ЕСПЧ) названных мер, связанных с применением оружия, требует подтверждения не только их законных целей, но и соизмеримости возникающего риска лишения жизни с достигаемым таким образом результатом. Никакой общественный интерес не может оправдать поставление в опасность и тем более лишение жизни лица, не представляющего угрозы для жизни других людей. Нельзя оправдать такие меры, если они применяются для воспрепятствования побегу лиц, не совершивших тяжких преступлений. Право на жизнь утрачивает свой неотчуждаемый характер только в ситуации, когда лицо умышленно посягает на жизнь других и, предотвращая эту опасность, приходится прибегнуть к применению силы.

Эти подходы не могут не признаваться и в случаях, когда проводятся антитеррористические операции. При этом согласно практике ЕСПЧ государство, наряду с контролем за соответствием используемых силовых мер потребностям защиты от противозаконного насилия, должно также уделять внимание расследованию обстоятельств, связанных с подготовкой и проведением операций, чтобы свести к минимуму возможность смертельного исхода в результате применения силы*(179).

В то же время из признания за правом на жизнь и его государственными гарантиями высшего места в иерархии прав и свобод, а также из ст. 18, 46 и 53 Конституции следует обязанность государства обеспечивать судебную защиту от незаконного поставления в опасность права на жизнь, включая гарантии привлечения к ответственности по суду должностных лиц государства за непосредственное применение силы и соответствующие незаконные приказы об этом, а также возмещение вреда, причиненного подобными незаконными действиями (см. п. 5 резолютивной части Постановления КС РФ от 31.07.1995 N 10-П*(180)).

2.1. Часть 2 комментируемой статьи программирует отказ от применения в России смертной казни — этот отказ представлен конституционным законодателем в качестве одной из его целей. Одобренный в 1993 г. текст Конституции исходил из того, что в федеральном законе данная мера наказания может быть установлена лишь на ограниченный период времени — впредь до ее непременной отмены.

Таким образом, в перспективе законодатель был ориентирован на устранение смертной казни из закона и практики. Поэтому нельзя согласиться с мнением о том, что Конституция предопределяет свободу усмотрения для законодателя по поводу сохранения в России такой меры наказания. В момент принятия Конституции были существенно сужены допустимые рамки использования данной исключительной меры наказания: она могла предусматриваться только за особо тяжкие преступления против жизни — во всех других случаях в силу Конституции она была исключена из уголовного закона.

В то же время сама модальность ч. 2 комментируемой статьи, не обязывающей, а лишь в исключительных случаях допускающей при определенных процессуальных гарантиях — не созданных еще — возможность такой меры наказания, означает, что отказ от нее теперь в отсутствие таких гарантий является реальностью. Сохранение же смертной казни в качестве меры наказания, напротив, нереально без предоставления обвиняемому права на рассмотрение его дела судом с участием присяжных заседателей, т.е. без соблюдения введенных Конституцией дополнительных условий. На момент принятия Конституции суд присяжных, вводившийся поэтапно, был учрежден лишь в 10 субъектах РФ, и, следовательно, это условие не могло считаться уже выполненным. При таких обстоятельствах от законодателя требовалось больше усилий для того, чтобы сохранить смертную казнь, обеспечивая соблюдение при этом процессуальных конституционных гарантий. По существу, вынесение приговоров с назначением такого наказания с момента принятия Конституции являлось ее нарушением.

С точки зрения неотъемлемого права на жизнь и запрета ограничения этого права (см. выше) смертная казнь ни в каких случаях не может быть адекватным наказанием, так как при самой тяжкой вине в момент назначения такого наказания судом оно больше не может рассматриваться как мера, которая обеспечивает предотвращение и абсолютно необходимую защиту от опасности для жизни. Цель наказания изобличенного преступника не может оправдать лишение его жизни, исходя из критериев правомерного применения насилия со стороны государства, сформулированных в международном гуманитарном праве.

2.2. Отмена смертной казни в России состоялась в соответствии с буквой и духом Конституции в рамках объективного конституционно-правового и международно-правового развития. В 1966 г. Россия вступила в Совет Европы, подписав Конвенцию о защите прав человека и основных свобод, и приняла на себя обязательство в течение года подписать и в трехлетний срок ратифицировать также являющийся ее составной частью Протокол N 6 о запрете смертной казни, который внес существенные изменения в ст. 2 Конвенции, исключив для стран — участников этого международного договора возможность предусматривать в своем законодательстве смертную казнь за любые преступления, кроме совершенных во время войны или при неизбежной угрозе войны. Подписание данного Протокола и введение моратория на применение смертной казни в мирное время является одним из условий членства в Совете Европы и обычной его практикой при принятии новых членов.

Указом Президента РФ от 16.05.1996 N 724 Россия подтвердила эти свои намерения со ссылкой на то, что ст. 20 Конституции допускала применение смертной казни лишь временно, и в 1997 г. подписала Протокол N 6. При этом в соответствии с обязательствами РФ, взятыми ею при вступлении в Совет Европы, с августа 1996 г. (по распоряжению Президента) в России не исполнялись приговоры к смертной казни, а уже в июне 1999 г. Указом Президента были помилованы также все ранее осужденные к этой мере наказания (более 700 человек), которым смертная казнь была заменена на лишение свободы пожизненно или на неопределенный срок.

В 1999 г. мораторий на исполнение смертной казни дополнительно получил существенное конституционно-правовое обоснование в решении КС РФ. Исходя из временного, переходного характера конституционной нормы, допускавшей смертную казнь впредь до ее отмены лишь при предоставлении обвиняемому в особо тяжком преступлении против жизни права на рассмотрение его дела судом присяжных, и учитывая, что такие суды существуют и действуют лишь в 10 из 89 субъектов РФ, Конституционный Суд не мог не оценить отсутствие этой процессуальной предпосылки как исключающее применение наказания в виде смертной казни к любому лицу, в том числе и при рассмотрении его конкретного дела с участием присяжных, (Постановление от 02.02.1999 N 3-П*(181)). Иное противоречило бы принципу равенства перед законом и судом, требованию законного состава суда для каждого дела и могло бы привести к тому, что обеспечение права на справедливое правосудие перед законным судом дискриминировало бы тех, кому предоставлялась возможность воспользоваться судом с участием присяжных, в их конституционном праве на жизнь в сравнении с другими виновными в аналогичных же преступных деяниях.

В результате в Российской Федерации действуют два моратория на применение смертной казни, введенные Президентом и Конституционным Судом. Дальнейшее развитие в этом направлении предполагает принятие парламентом РФ — Федеральным Собранием — закона о ратификации Протокола N 6, проект которого был уже дважды отклонен нижней палатой парламента. Необходимо также внесение соответствующих изменений в УК, с тем чтобы уже не применяемая судами смертная казнь — как альтернативная мера наказания наряду с предусмотренными за те же деяния иными санкциями — была исключена из текста закона. Однако невнесение таких изменений в УК не означает, как нередко утверждают, что после введения судов присяжных на всей территории РФ (до 2010 г. отложено их образование в Чеченской Республике) применение смертной казни в России станет возможным.

Из ч. 1 ст. 17 и ч. 4 ст. 15 Конституции Российской Федерации во всяком случае вытекает, что законодатель в области прав человека не может принять регулирование, расходящееся с международно-правовыми нормами, и должен соблюдать также нормы действующей для Российской Федерации Венской конвенции о праве международных договоров 1969 г., предусматривающей в ст. 18, что государство, подписавшее договор под условием его ратификации, также до ее совершения или официального отказа от договора, обязано воздерживаться от каких бы то ни было действий, которые лишали бы договор его предмета и цели. Названная обязанность возлагается на все органы государства, которые в данном случае после подписания Протокола N 6 не вправе — в нарушение Венской конвенции — рассматривать применение смертной казни как возможное де-юре или де-факто, поскольку это явно противоречит предмету и цели названного Протокола. Таким образом, запрет на применение смертной казни обоснован в правовом отношении самой Конституцией, а также действующими международными договорами РФ.

Мораторий на исполнение смертной казни является правоприменительным актом, основанным на Венской конвенции, с одной стороны, и на обязательствах РФ, которые закреплены в ее Конституции, — с другой. Следовательно, несмотря на то что Протокол N 6 не ратифицирован, суды не вправе применять смертную казнь в соответствии с духом и буквой действующих для Российской Федерации международных договоров. Конечно, нератификация названного Протокола свидетельствует о том, что в России существуют проявляющиеся во всем мире опасные социальные и правовые заблуждения относительно смертной казни, для которых характерны ложные представления об эффективности жестоких наказаний в борьбе с преступностью или их значении для защиты жертв преступлений.

До сих пор в УК не внесены соответствующие изменения, и в его тексте по-прежнему среди возможных видов наказания фигурирует смертная казнь (ст. 44, 59), что повлекло включение в новый УПК дополнительных процедур для уголовных дел о преступлениях, с которыми УК связывает возможность применения смертной казни (например, требование единогласия при назначении ее судом). Направленность таких нововведений на гуманизацию процессуального регулирования не служит заменой конституционно-правовых обязанностей России по отмене смертной казни. Тем более что, согласно ст. 3 Протокола N 6, отступления от его положений не допускаются, а Совет Европы уже предупредил государства, не только являющиеся его членами, но и имеющие в нем статус наблюдателей, что они будут лишены своего статуса в этой организации, если не исключат практику применения смертной казни.

Пути решения проблемы наказания в виде смертной казни в России



В рамках настоящей статьи исследована проблема применения наказания в виде смертной казни в России и предложены пути ее решения.

Ключевые слова: смертная казнь, мораторий на смертную казнь, судебная ошибка, суд присяжных заседателей, Конституция РФ, Конституционное Собрание.

Изначально Конституция современной России [1], принятой всенародным голосованием 12.12.1993, в своей части 2 статьи 20 закрепила возможность применения смертной казни (до ее отмены) при определенных условиях, а именно при ее установлении федеральным законом в качестве исключительной меры наказания за особо тяжкие преступления против жизни и при предоставлении обвиняемому права на рассмотрение его дела судом с участием присяжных заседателей. Таким образом, признавая за федеральным законодателем дискреционные полномочия окончательного отказа от применения смертной казни, Конституция РФ, однако, предусматривает и дозволение на ее применение при соблюдении определенных условий.

В настоящее время сложилась такая ситуация, что основу недопущения применения смертной казни в России ставится не обязанность России ратифицировать Протокол № 6 [2], не демократические ценности и гуманистические идеи, проповедуемые ею, а лишь сомнительное [5, с. 11] формальное ее членство в Совете Европы. Эта позиция лишний раз свидетельствует о реальности опасений по поводу возврата к применению смертной казни в Российской Федерации, поскольку это непозволительно лишь в силу членства в Совете Европы, выход из которого с учетом известных последних событий не так уж и иллюзорен.

На наш взгляд, с представленными тезисами и аргументами можно согласиться частично. Нельзя однозначно утверждать, что в России отсутствие фактического применения и исполнения в настоящее время смертной казни связано только с членством в Совете Европы. Да, в 1997 г. мораторий был наложен именно из-за вступления в Совет Европы, но с тех пор многое изменилось, значительно изменилась вся правовая система России. Смертная казнь не исключается из видов наказаний, предусмотренных УК РФ [3], но возможность значительных изменений ее применения или полной отмены в случае выхода России из Совета Европы, также вероятна, как и возврат полноценного применения и исполнения смертной казни.

По мнению автора настоящей статьи, решение проблемы применения наказания в виде смертной казни в России должно приниматься на общегосударственном уровне, однако, по нашему мнению, в настоящее время необходимость в однозначном принятии решения, применять смертную казнь или нет, стоит достаточно остро.

При любом из принятых решений, действующее законодательство России требует серьезных корректировок. В том случае, если будет принято решение о сохранении смертной казни в виде наказания и ее применение, необходимо существенное совершенствование уголовно-процессуального законодательства в России. Вызвано это тем, что самым весомым аргументом против смертной казни является наличие судебных ошибок, которые в случае смертного приговора необратимы.

По большей части против смертной казни выступают те, кто переживает за то, что суд может допустить ошибку и казнить невиновного. Согласно мировой практике, такие опасения имеют право на жизнь; можно привести массу случаев, когда казнь была осуществлена в отношении лиц, которые впоследствии были признаны невиновными. Судебная ошибка является ужасным, но вполне закономерным явлением. Человек всегда совершал, совершает и будет совершать ошибки, вне зависимости от сферы деятельности.

Установление ошибочности квалификации, как правило, влечет за собой необходимость изменения квалификации. Переквалификация преступного деяния может повлечь различные последствия. В случае же смертной казни самое негативное последствие — это исполнение приговора в отношении невинного лица.

В наиболее правильном смысле судебная ошибка в делах о смертной казни представляет собой акт правосудия, которым осуждается к смертной казни лицо, не являющееся субъектом того преступления, за которое и назначается смертная казнь (хотя, возможно, и виновный в других преступлениях), при условии отсутствия вины органов предварительного следствия и самого суда. Нельзя считать судебной ошибкой осуждение, наступившее в результате преступной деятельности лиц, осуществляющих предварительное расследование и (или) правосудие. По сути дела, здесь речь будет идти об убийстве, орудием которого выступает система реализации уголовной ответственности, и лица, виновные в фабрикации дел, фальсификации доказательств, вынесении заведомо неправосудных приговоров и т. д. подлежат такой же ответственности, как убийцы.

Только при сведении к минимуму судебных ошибок возможно реальное применение смертной казни в России. По мнению автора настоящей статьи это вполне реально. Это возможно, если информацию предоставит непосредственно человек, который принял психотропно-фармакологические препараты, положительно влияющие на самоконтроль. Такие препараты могут использоваться без каких-либо пагубных последствий для здоровья.

Однако, из-за этого определенным образом нарушаются человеческие права. Но если сравнивать два нарушения: допрос человека под наркозом и казнь невиновного, то лучше выбрать первый вариант. Для каждого приговоренного к смерти должна быть проведена подобная процедура допроса; полученные результаты будут выступать в качестве доказательств либо его виновности, либо невиновности, то есть это так или иначе обезопасит невиновного от смертной казни. Кроме того, при аресте у каждого человека, являющегося невиновным, должно быть право на обращение с требованием проведения допроса с помощью такого препарата. В некоторых случаях может быть поставлен вопрос о том, чтобы к уголовной ответственности привлекались лица, которые незаконно арестовали и использовали незаконные методы ведения следствия. Приговоренные по ошибке к смертной казни могут пройти проверку на полиграфе, с них может быть снята информация посредством гипноза и т. д.

Тем не менее, если давать однозначный ответ на вопрос, отменить ли окончательно смертную казнь в России или сохранить, автор настоящей статьи считает, что необходимо ее отменить. Обусловлено это следующими существенными основаниями:

– смертная казнь — необратима. Как бы ни совершенствовалось российское процессуальное законодательство, вероятность судебной ошибки будет существовать всегда. И даже то условие, что смертная казнь может быть назначена судом с участием присяжных заседателей, не исключает возможность судебной ошибки, так как присяжные и суд опираются на факты и доказательства, полученные во время следствия, которые могут оказаться ошибочными, недостоверными, добытыми с нарушением процессуальных норм и т. п.;

– казнить человека — негуманно. Каждый имеет право на жизнь, так прописано в Конституции РФ, это является основополагающим принципом Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод относительно отмены смертной казни. Ясно, что лицо, совершившее особо тяжкое преступление, само поступило не гуманно, но в современном цивилизованном обществе принцип «око за око» не может быть применим;

– смертная казнь не является сдерживающим, устрашающим фактором и не ведет к исправлению. Особо тяжкие преступления, как правило, совершают лица, которые не задумываются о последствиях совершаемого ими деяния, поэтому смертная казнь для них никак не может являться сдерживающим фактором. Смертная казнь, по сути, преследует только одну цель — максимально наказать особо опасного преступника, восстановить социальную справедливость, но никак не достигает две другие цели наказания: исправление осужденного и предупреждение совершения новых преступлений.

Исходя из этого, автор настоящей статьи считает необходимым полностью отменить смертную казнь в России. Для этого, в первую очередь необходимо изменить Конституцию РФ, исключив из нее ч. 2 ст. 20. Исходя из положений главы 9 Конституции РФ предложения о поправках и пересмотре положений Конституции Российской Федерации могут вносить Президент Российской Федерации, Совет Федерации, Государственная Дума, Правительство Российской Федерации, законодательные (представительные) органы субъектов Российской Федерации, а также группа численностью не менее одной пятой членов Совета Федерации или депутатов Государственной Думы (статья 134).

При этом, положения главы 2, в которой содержится статья 20, не могут быть пересмотрены Федеральным Собранием. Предложения о пересмотре осуществляется только Конституционным собранием, которое может быть созвано только при том условии, что предложение о пересмотре Конституции РФ будет поддержано тремя пятыми голосов от общего числа членов Совета Федерации и депутатов Государственной Думы.

Конституционное Собрание либо подтверждает неизменность Конституции Российской Федерации, либо разрабатывает проект новой Конституции Российской Федерации, который принимается Конституционным Собранием двумя третями голосов от общего числа его членов или выносится на всенародное голосование. При проведении всенародного голосования Конституция Российской Федерации считается принятой, если за нее проголосовало более половины избирателей, принявших участие в голосовании, при условии, что в нем приняло участие более половины избирателей.

Таким образом, отмена смертной казни в России на уровне Конституции возможно только при принятии новой Конституции путем всенародного голосования. Учитывая те тенденции, что процент населения России, выступающего за полную отмену смертной казни, постепенно растет, принятие новой Конституции без возможности применения смертной казни достаточно реально.

Помимо этого, необходимо внести поправки в УК РФ о признании утратившей силу статьи 59, а также п. «н» статьи 44 УК РФ. Это можно сделать путем обращения в Конституционный Суд Российской Федерации о несоответствии статьи 59 УК РФ Конституции РФ. В соответствии с частью 1 статьи 96 Федерального конституционного закона «О Конституционном Суде Российской Федерации» [4] правом на обращение в КС РФ с индивидуальной или коллективной жалобой на нарушение конституционных прав и свобод обладают граждане, чьи права и свободы нарушаются законом, примененным в конкретном деле, и объединения граждан, а также иные органы и лица, указанные в федеральном законе.

Так же, суд при рассмотрении дела в любой инстанции, придя к выводу о несоответствии Конституции Российской Федерации закона, подлежащего применению им в указанном деле, обращается в Конституционный Суд Российской Федерации с запросом о проверке конституционности данного закона.

Таким образом, в рамках конкретного дела, любой гражданин, объединение граждан, либо суд может обратиться в КС РФ о рассмотрении им статьи 59 УК РФ на соответствие Конституции РФ. Конституционный Суд Российской Федерации, рассмотрев данное обращение, выносит решение либо о несоответствии, либо соответствии. Если принято решение о несоответствии, то Федеральное собрание РФ должно внести необходимые поправки в УК РФ (статья 80 Федерального конституционного закона «О Конституционном Суде Российской Федерации»).

После того, как статья 59 УК РФ и «н» статьи 44 УК РФ будут отменены, необходимо исключить все упоминания о смертной казни из других статей УК РФ и других нормативно-правовых актах, в которых они содержаться.

Автор настоящей статьи считает, что альтернативой смертной казни является пожизненное лишение свободы, которое и применяется в настоящее время за те преступления, за которые могла бы быть назначена смертная казнь в силу действующего моратория.

Таким образом, отвечая вопрос, нужна ли смертная казнь в качестве вида наказания или нет, на наш взгляд — нет. И дело, конечно же, не в участии России в Совете Европы, а в гуманности и праве каждого на жизнь.

Литература:

  1. Конституция Российской Федерации (принята всенародным голосованием 12.12.1993) (с учетом поправок, внесенных Законами РФ о поправках к Конституции РФ от 30.12.2008 № 6-ФКЗ, от 30.12.2008 № 7-ФКЗ, от 05.02.2014 № 2-ФКЗ, от 21.07.2014 № 11-ФКЗ) // Собрание законодательства РФ. — 2014. — № 31. — Ст. 4398.
  2. Протокол № 6 к Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод относительно отмены смертной казни (ETS № 114) (Подписан в г. Страсбурге 28.04.1983) (с изм. и доп. от 11.05.1994) // Российская газета. — 1995. — 5 апреля.
  3. Уголовный кодекс Российской Федерации от 13.06.1996 № 63-ФЗ (ред. от 04.11.2019) // Собрание законодательства Рос. Федерации. — 1996. — № 25. — Ст. 2954.
  4. О Конституционном Суде Российской Федерации: федеральный конституционный закон от 21.07.1994 № 1-ФКЗ (ред. от 29.07.2018) // Собр. законодательства Рос. Федерации. — 1994. — № 13. — Ст. 1447.
  5. Сауляк О. П. Обязана ли Россия отменить смертную казнь: конституционные и международно-правовые аспекты проблемы // Мировой судья. — 2010. — № 5. — С. 11–13.

Основные термины (генерируются автоматически): Российская Федерация, смертная казнь, Россия, казнь, УК РФ, Совет Европы, судебная ошибка, Конституционный Суд, всенародное голосование, Конституционное Собрание.

панацея от преступности или нарушение Конституционного права на жизнь? – тема научной статьи по праву читайте бесплатно текст научно-исследовательской работы в электронной библиотеке КиберЛенинка

СМЕРТНАЯ КАЗНЬ: ПАНАЦЕЯ ОТ ПРЕСТУПНОСТИ ИЛИ НАРУШЕНИЕ КОНСТИТУЦИОННОГО ПРАВА НА ЖИЗНЬ?

Д.О. Колесникова, студент

Ростовский филиал Российской таможенной академии (Россия, г. Ростов-на-Дону)

Б01: 10.24411/2500-1000-2018-10133

Аннотация. Статья посвящена исследованию вопроса об обоснованности существования в действующем уголовном законодательстве смертной казни. Автор высказывает позицию о том, что наличие данного вида наказания противоречит конституционно закрепленному праву на жизнь, обращает внимание на тот факт, что смертная казнь не оказывает влияния на динамику преступности, в том числе убийств. Обращается к зарубежному опыту и говорит о том, что в ряде зарубежных стран смертная казнь исключена из системы уголовных наказаний. Делает вывод о необходимости отказа от смертной казни на законодательном уровне, посредством внесения соответствующих изменений в конституцию РФ и Уголовный кодекс.

Ключевые слова: смертная казнь, право на жизнь, принцип гуманизма, Конституция РФ, уголовное наказание.

Сегодня проблема применения смертной казни как исключительной меры наказания за совершенные преступления активно обсуждается не только в России, но и практически во всех странах мира, в которых концепция гуманизма как мировоззренческой основы прав человека получила широкое распространение.

Наша страна приняла общемировую тенденцию по отмене данного вида наказания, ратифицировав такие международно-правовые акты как Конвенция о защите прав человека и основных свобод от 4 ноября 1950 года, Международный пакт о гражданских и политических правах от 16 декабря 1966 года, Второй Факультативный протокол от 1989 года к Международному пакту о гражданских и политических правах, Резолюция Экономического и Социального Совета ООН от 25 мая 1984 года, именно поэтому в Конституции Российской Федерации 1993 года была создана правовая основа для отмены смертной казни. В ч. 2 ст. 20 Конституции РФ говорится, что этот вид наказания впредь до его отмены устанавливается федеральным законом в качестве исключительной меры за особо тяжкие преступления против жизни при предоставлении обвиняемому права на рассмотрение его дела судом с

участием присяжных заседателей. Исходя из данного положения видно, что сохранение в законодательстве России смертной казни носит временный характер. И это неслучайно.

Среди основных прав человека, которые согласно ст. 17 Конституции РФ принадлежат каждому от рождения и неотчуждаемы, самым важным является право на жизнь. Это также вытекает из содержания ст. 2 Конституции, которая признает человека, его права и свободы высшей ценностью, а их признание, соблюдение и защиту — обязанностью государства.

Смертная казнь регламентируется в ст. 59 УК РФ и включена в санкции пяти статей Особенной части УК РФ за совершение преступлений, описанных в ч. 2 ст. 105, ст. 277, ст. 295, ст. 317, ст. 357 УК РФ. В «лестнице» наказаний она занимает последнее место, т. е. признается законодателем самым строгим наказанием [ 1].

«В России сложился конституционно-правовой режим на протяжении длительного времени, в результате которого граждане РФ получили право не быть приговоренными к смертной казни», — сказал председатель Конституционного суда Валерий Зорькин на сессии VII Петербургского международного юрфорума. По его

мнению, этот процесс приобретает необратимый характер [2]. Также президент РФ В.В. Путин неоднократно подчеркивал в своих выступлениях, что государство не должно присваивать себе право лишать человека жизни [3].

Однако сейчас у судов нет юридических барьеров для неприменения смертной казни, а для окончательного решения вопроса нужен лишь легитимный подход. Сегодня ситуация со смертной казнью выглядит так: с одной стороны, возможность применения смертной казни прямо закреплена в ст. 20 Конституции РФ и в УК РФ, с другой — она не может назначаться и исполняться в связи с принятым определением Конституционного Суда РФ [4, с. 198].

Основными аргументами за отмену смертной казни можно выдвинуть следующие тезисы:

1) противоречие наличия этого вида наказания содержанию выше указанных статей Конституции и ратифицированных международных НПА.

2) при смертной казни преступник будет незаслуженно избавлен от страданий, и только отбывание пожизненного лишения свободы обеспечит претерпевание тех страданий, которые соответствовали бы характеру и степени общественной опасности совершенного преступления, обеспечили бы реализацию справедливости. Таким образом, можно сказать, что необходимым является наличие пожизненного лишения свободы как замены смертной казни в системе уголовных наказаний, как это было сделано в других странах.

Удивительным является тот факт, что на протяжении уже почти 20 лет смертная казнь на практике не применяется, но юридически возможность ее назначения допускается как Основным, так и уголовным законом. Необходимо учитывать, что на момент принятия Конституции и Уголовного кодекса жизнь в стране и криминогенная обстановка заметно отличались от нынешней. Преступность в 1990-

2000 гг., по сравнению с советским периодом, достигла невероятных размеров, поэтому считалось, что наличие смертной казни необходимо, т.к. она поможет сдержать преступность. Однако статистика последних десятилетий показывает нам, что наличие (отсутствие) смертной казни не оказывает влияния на динамику преступности. Более того, в последние годы отмечается неуклонное снижение количества зарегистрированных преступлений, несмотря на почти двадцатилетнее неприменение смертной казни. Статистика убийств в России с 1999 г. по 2017 г. сократилась чуть более, чем в три раза: в 1999 г. было зарегистрировано 31140 убийств, то в 2017 г. — 9738 убийств и покушений на убийство в совокупности. Сокращение показателей зарегистрированных преступлений наблюдается на всей территории Российской Федерации, в каждом федеральном округе: Центрального (-8,4%), Северо-Кавказского (-5,5%), СевероЗападного (-4,9%), Сибирского (-4,7%), Дальневосточного (-5,1%), Приволжского (-3,3 %), Южного (-2,4 %) и Уральского (1,8 %) [5].

Говоря о влиянии смертной казни или отсутствии этого влияния на криминогенную обстановку, необходимо не только сравнивать показатели за продолжительный отрезок времени внутри страны, но и сравнивать их с показателями других стран. Так как в России на практике смертная казнь не применяется, ее нужно сравнивать со страной, в которой смертная казнь, наоборот, применяется как вид наказания. Примером такой страны могут быть США. В ниже приведенной схеме рассматривается количество преступлений, за которые предусмотрен данный вид наказания.

Проанализировав показатели, можно заметить, что применение и отказ от применения смертной казни не оказывают существенного влияния на криминоген-ною обстановку внутри страны.

Количество убийств и покушений на убийство в России и

США

35

30

25

5- 20

£ 15

■а 10

23,4 …** 31,8

15,6 14,7

15,6 -1*……….. 14 3 ……….

— V 9,7

1990 г. 2000 г. •••*•• Россия — 2011г. ♦—США 2017 г.

Рисунок 1.

Необходимо обратить внимание и на то, что большое количество общественно опасных противоправных деяний, запрещенных под угрозой применения к преступнику смертной казни, совершаются спонтанно, когда субъект не задумывается о последствиях. Следовательно, нельзя сказать, что смертная казнь может являться мерой устрашения. Кроме того, исследователи обращают внимание на тот факт, что системы уголовных наказаний ряда европейских стран не содержат смертной казни [6, с. 250]

В связи с этим, можно уверенно говорить о необходимости пересмотра положений о применении смертной казни.

Из сказанного можно сформулировать следующие рекомендации:

1) смертную казнь необходимо рассматривать как вид жестокого, негуманного, унижающего достоинство наказания, нарушающее естественное и неотчуждаемое право человека на жизнь;

Библиографический список

1. Подройкина И.А. Теоретические основы построения системы наказаний в уголовном законодательстве России: дис. д-ра юр. наук. — Омск, 2017.

2. Зорькин: мораторий на смертную казнь приобретает необратимый характер / Интернет-издание, справочно-правовая система Право.ру // https://pravo.ru/ — 2017. — 17 мая.

3. Малышкина И. Владимир Путин: После Белгорода я задумался о моратории на смертную казнь // Комсомольская правда — 2013. — 25 апреля.

2) согласно ч. 1 ст. 20 Конституции РФ никто не вправе лишать человека жизни, а значит, и государство не может присвоить себе право и возможность совершать это;

3) внести изменения в вышеупомянутую ст. 20 Основного закона, а именно: исключить ч. 2 ст. 20 или заменить ее содержание обратным, т.е. написать в ней о невозможности и запрете применения смертной казни;

4) внести изменения в уголовный закон в соответствии с изменениями Конституции.

Принятие подобных мер устранит противоречие в законодательстве и повысит авторитет Российской федерации на международной арене как государства, которое ставит перед собой приоритет признания, соблюдения и защиты прав и свобод человека.

4. Уголовное право в 2 т. Т.1 Общая часть: учебник для бакалавров / отв. ред. И.А. Подройкина, Е.В. Серегина, С.И. Улезько. — 2-е изд., перераб. и доп. — М.: Издательство Юрайт, 2013. — 587с.

5. Портал правовой статистики Генеральной Прокуратуры Российской Федерации // http://crimestat.ru/

6. Подройкина И.А. Зарубежный опыт и преемственность при построении системы наказаний в России // Бизнес. Образование. Право. Вестник Волгоградского института бизнеса. 2012. № 4 (21). — С. 247-250.

THE DEATH PENALTY: PANACEA AGAINST CRIME OR A VIOLATION OF THE

CONSTITUTIONAL RIGHT TO LIFE?

D.O. Kolesnikova, student

Rostov branch of Russian customs academy

(Russia, Rostov-on-don)

Abstract. The article is devoted to the study of the validity of the existence of the death penalty in the current criminal legislation. The author argues that the existence of this type of punishment is contrary to the constitutional right to life and draws attention to the fact that the death penalty does not affect the dynamics of crime, including murder. Refers to foreign experience and suggests that in a number offoreign countries the death penalty is excluded from the system of criminal penalties. He concludes that it is necessary to abolish the death penalty at the legislative level by making appropriate amendments to the Constitution of the Russian Federation and the criminal code.

Keywords: death penalty, right to life, principle of humanism, Constitution of the Russian Federation, criminal punishment.

По вопросу о возвращении смертной казни в России

В связи с трагедией в Саратове
снова поднят вопрос о возвращении смертной казни, причем поднят он как рядовыми
гражданами, так и нашими коллегами депутатами. Безусловно, нельзя игнорировать
чувства жителей города, вместе с тем, для возвращения смертной казни нет
правовых оснований.

Я выступаю категорически против
возвращения смертной казни в современные правовые реалии.

2 февраля 1999 года
Конституционный суд Российской Федерации вынес Постановление № 3-П, в котором
признал неконституционным возможность вынесения смертных приговоров в отсутствие судов присяжных во всех регионах страны. Данный запрет имел
временный и исключительно технический характер (однако, он был оформлен де-юре)
и вопрос о смертной казни нельзя было назвать полностью решенным, поскольку она
закреплена в статьях 44 и 59 УК РФ, а порядок её исполнения предусмотрен в главе 23 раздела VII Уголовно-исполнительного кодекса Российской Федерации.

19 ноября
2009 года Конституционный суд РФ своим Определением № 1344-О-Р «О разъяснении пункта 5 резолютивной части Постановления Конституционного Суда
Российской Федерации от 2 февраля 1999 года № 3-П» еще раз подтвердил
невозможность назначения смертной казни. Суд мотивировал это тем, что положения
пункта 5 резолютивной части Постановления Конституционного Суда Российской
Федерации от 2 февраля 1999 года № 3-П в системе действующего правового
регулирования, на основе которого в результате длительного моратория на применение
смертной казни сформировались устойчивые гарантии права человека не быть
подвергнутым смертной казни и сложился конституционно-правовой режим, в рамках
которого — с учетом международно-правовой тенденции и обязательств, взятых на себя Российской Федерацией, — происходит необратимый процесс, направленный на отмену смертной казни, как исключительной меры наказания, носящей временный
характер («впредь до её отмены») и допускаемой лишь в течение определенного
переходного периода, то есть на реализацию цели, закрепленной статьей 20 (часть
2) Конституции Российской Федерации, означают, что введение суда с участием
присяжных заседателей на всей территории Российской Федерации, не открывает
возможность применения смертной казни, в том числе по обвинительному приговору,
вынесенному на основании вердикта присяжных заседателей.

Конституционный
Суд РФ также указал, что Российская Федерация связана требованием статьи 18
Венской конвенции о праве международных договоров не предпринимать действий,
которые лишили бы подписанный ею Протокол № 6 его объекта и цели до тех пор,
пока она официально не выразит свое намерение не быть его участником (то есть
пока не будет отозвана подпись под данным документом). Поскольку основным
обязательством по Протоколу № 6 является полная отмена смертной казни, то в России с 16 апреля 1997 года (даты подписания Протокола) смертная казнь
применяться не может, то есть наказание в виде смертной казни не должно ни назначаться, ни исполняться.

Указ Президента Российской Федерации от 16.05.1996 г. № 724 • Президент России

<p>У К А З

                  ПРЕЗИДЕНТА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ


    О поэтапном сокращении применения смертной казни в связи с
                 вхождением России в Совет Европы

     В соответствии с рекомендациями Парламентской Ассамблеи Совета
Европы  и  с  учетом  положений  статьи  20  Конституции Российской
Федерации  о  временном  характере  применения  смертной  казни   в
качестве исключительной меры наказания за особо тяжкие преступления
против жизни  п о с т а н о в л я ю:
     1. Правительству   Российской   Федерации   в   месячный  срок
подготовить  для  внесения  в  Государственную  Думу   Федерального
Собрания   Российской   Федерации   проект  федерального  закона  о
присоединении Российской Федерации к Протоколу N  6  от  22  ноября
1984  г.  к Европейской конвенции о защите прав человека и основных
свобод от 4 ноября 1950 г.
     2. Рекомендовать   палатам  Федерального  Собрания  Российской
Федерации:
     ускорить принятие  Уголовного  кодекса  Российской  Федерации,
Уголовно-процессуального    кодекса    Российской    Федерации    и
Уголовно-исполнительного кодекса Российской Федерации;
     обсудить при   рассмотрении   проекта    Уголовного    кодекса
Российской Федерации вопрос о сокращении составов преступлений,  за
совершение которых может быть назначена смертная казнь.
     3. Министерству   внутренних   дел   Российской   Федерации  в
3-месячный срок подготовить и  внести  в  Правительство  Российской
Федерации   предложения   о   приведении  условий  содержания  лиц,
осужденных к смертной казни, и лиц, которым смертная казнь заменена
пожизненным   лишением   свободы,  в  соответствие  с  требованиями
Минимальных стандартных правил обращения с  заключенными,  принятых
Организацией Объединенных Наций.
     4. Рекомендовать Генеральному прокурору  Российской  Федерации
усилить  надзор  за исполнением законов об условиях содержания лиц,
осужденных к смертной казни, и лиц, которым смертная казнь заменена
пожизненным лишением свободы.
     5. Настоящий Указ вступает в силу со дня его подписания.


     Президент Российской Федерации                       Б. Ельцин

     Москва, Кремль
     16 мая 1996 года
     N 724

</p>

Депутаты-коммунисты требуют вернуть в России смертную казнь


Члены фракции КПРФ в Государственной Думе во главе с руководителем фракции Геннадием Зюгановым внесли на рассмотрение палаты проект обращения к Президенту РФ о возобновлении применения в России смертной казни в качестве исключительной меры наказания. Публикуем текст документа


Вносится депутатами


Государственной Думы


Г.А. Зюгановым, Н.В. Коломейцевым,


И.И. Мельниковым, Ю.П. Синельщиковым,


Н.М. Харитоновым


Обращение Государственной Думы к Президенту Российской Федерации В.В. Путину о необоснованном приостановлении действия части 2 статьи 20 Конституции Российской Федерации, устанавливающей возможность применения в Российской Федерации в качестве исключительной меры наказания смертной казни


Уважаемый Владимир Владимирович!


В соответствии со статьей 20 Конституции Российской Федерации смертная казнь впредь до ее отмены может устанавливаться федеральным законом в качестве исключительной меры наказания за особо тяжкие преступления против жизни при предоставлении обвиняемому права на рассмотрение его дела судом с участием присяжных заседателей. Уголовный кодекс Российской Федерации предусматривает смертную казнь как один из видов наказания за следующие преступления: убийство с отягчающими обстоятельствами, посягательство на жизнь государственного или общественного деятеля, посягательство на жизнь лица, осуществляющего правосудие или предварительное расследование, посягательство на жизнь сотрудника правоохранительного органа, геноцид. Однако суды Российской Федерации на протяжении последних двадцати лет эту меру наказания не назначают в связи с якобы существующим мораторием на ее применение. Между тем каких-либо правовых препятствий для применения этой меры наказания в настоящее время в России нет.

Так, Всеобщая декларация прав человека 1948 года, в разработке которой активно участвовал СССР, запрет на применение смертной казни не вводит. Международный пакт о гражданских и политических правах 1966 года, который является юридически обязательным документом для России, не предусматривает отмену смертной казни. Статья 6 указанного Пакта гарантирует право на жизнь, но признает смертную казнь в качестве допустимого исключения в осуществлении этого права. Европейская конвенция о защите прав человека и основных свобод 1950 года, являющаяся для России юридически обязательным документом, также не предусматривает отмену смертной казни. Статья 2 указанной Конвенции, в которой закрепляется право на жизнь, гласит: «Никто не может быть умышленно лишен жизни иначе как во исполнение смертного приговора, вынесенного судом за совершение преступления, в отношении которого законом предусмотрено такое наказание». В 1983 году Россия подписала Протокол № 6 к Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод относительно отмены смертной казни, но не ратифицировала его. Основная аргументация российских законодателей при отказе ратифицировать указанный Протокол № 6 изложена в постановлении Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации от 15 февраля 2002 года № 2483-III ГД: «Разгул преступности, безнаказанность и вседозволенность криминальных элементов, неэффективность деятельности судебной и правоохранительной систем лишают граждан Российской Федерации уверенности в том, что государство может их защитить…


У законопослушных граждан возникают страх и безысходность, потому что преступники, с легкостью отнимающие жизни у наших сограждан, убивающие ни в чем не повинных детей, могут уйти от наказания, соответствующего тяжести их злодеяний, и через короткое время оказываются на свободе, продолжая угрожать жизни людей».


Президент Российской Федерации Б.Н. Ельцин 16 мая 1996 года издал Указ № 724 «О поэтапном сокращении применения смертной казни в связи с вхождением России в Совет Европы». Принято считать, что этот нормативный акт ввел мораторий на смертную казнь. Однако в данном Указе палатам Федерального Собрания Российской Федерации лишь рекомендуется «обсудить… вопрос о сокращении составов преступлений, за совершение которых может быть назначена смертная казнь». Постановлением Конституционного Суда Российской Федерации от 2 февраля 1999 года № 3-П установлен запрет на назначение наказания в виде смертной казни до появления на всей территории Российской Федерации судов с участием присяжных заседателей. С 1 января 2010 года суд присяжных начал функционировать в Чеченской Республике, последнем субъекте Российской Федерации, где такие суды не были введены. В этот день истек срок введенного моратория, но 19 ноября 2009 года Конституционный Суд Российской Федерации вынес Определение № 1344-О-Р, в котором было отмечено, что в течение десяти лет в Российской Федерации действует комплексный мораторий на смертную казнь и за это время сформировались устойчивые гарантии права не быть подвергнутым смертной казни и сложился легитимный конституционно-правовой режим, в рамках которого – с учетом международно-правовой тенденции и обязательств, взятых на себя Россией, – происходит необратимый процесс, направленный на отмену смертной казни как исключительной меры наказания, носящей временный характер и допускаемой лишь в течение некоторого переходного периода. Однако какого-либо запрета на применение исключительной меры наказания данный документ не содержит. При этом Конституционный Суд Российской Федерации ни одним из своих решений не признал неконституционными статьи Общей и Особенной частей Уголовного кодекса Российской Федерации, предусматривающие возможность применения наказания в виде смертной казни.


Депутаты Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации полагают, что в условиях роста рецидивной преступности и усиления террористических угроз должны быть устранены препятствия для вынесения и исполнения приговоров, назначающих наказание в виде смертной казни.


Государственная Дума просит Вас, уважаемый Владимир Владимирович, принять меры по возобновлению практики назначения и применения наказания в виде смертной казни в России в соответствии с Конституцией Российской Федерации и законодательством Российской Федерации.

Фонд конституционных прав

Текущие тенденции в Соединенных Штатах демонстрируют решительную поддержку смертной казни. Согласно опросам общественного мнения, за последние 20 лет поддержка смертной казни ни разу не опускалась ниже 57 процентов. По некоторым опросам, он достиг 80 процентов. В течение 1990-х годов два штата (Нью-Йорк и Канзас) решили восстановить смертную казнь, но ни один штат не отменил ее. Смертная казнь пользуется широкой поддержкой населения.

Любые законы и дела о смертной казни должны соответствовать конституционным стандартам.Восьмая поправка к Конституции США запрещает «жестокие и необычные наказания». Пятая и 14-я поправки требуют «надлежащей правовой процедуры». 14-я поправка также обещает «равную защиту закона». Шестая поправка гарантирует каждому обвиняемому справедливое судебное разбирательство. Любой подсудимый может обжаловать смертный приговор по тем или иным основаниям. Апелляционные суды внимательно изучают дела о смертной казни, чтобы убедиться в соблюдении надлежащих процедур и конституционных стандартов.

Высшая апелляционная инстанция — U.С. Верховный суд. За этим судом остается последнее слово по вопросам конституционного права США. Он вынес несколько важных постановлений по делам о смертной казни.

После отклонения других законов о смертной казни как неконституционных, Верховный суд в 1976 году в деле Грегг против Джорджии оставил в силе один тип закона о смертной казни. Этот тип требует отдельного судебного разбирательства по делу о наказании после обвинительного приговора. В судебном процессе о наказании присяжные рассматривают смягчающие факторы, которые, как правило, оправдывают поведение, и отягчающие факторы, которые делают преступление более серьезным.Суд может вынести смертный приговор только в том случае, если отягчающие обстоятельства перевешивают смягчающие. Это означает, что только самые развратные убийцы могут быть наказаны смертью.

Верховный суд также рассмотрел обжалование смертной казни на основании расовых предубеждений. Одно исследование, представленное суду, показало, что в Джорджии черных, убивавших белых, приговаривали к смертной казни в семь раз чаще, чем белых, убивавших черных. В 1987 году в деле Макклески против Кемпа Верховный суд 5–4 голосами постановил, что простого статистического отклонения недостаточно для отмены смертной казни.Для этого ответчик должен продемонстрировать, что государство каким-то образом поощряло результат или что в конкретном случае действительно имела место расовая дискриминация. Поскольку ответчик не представил таких доказательств, суд оставил смертную казнь без изменения.

В делах, последовавших за МакКлески, Верховный суд ограничил количество апелляций на смертную казнь. Противники смертной казни выступили с критикой этих решений, заявив, что сокращение времени апелляционного процесса повысит вероятность казни невиновного человека.По данным Информационного центра по смертной казни, с 1973 года из камер смертников было освобождено около 70 заключенных, поскольку ДНК или другие доказательства доказывают их невиновность. Сторонники смертной казни говорят, что многие заключенные злоупотребляют апелляционным процессом, подавая необоснованные апелляции просто для того, чтобы отсрочить казнь. Они отмечают, что процесс обжалования в среднем длился около 20 лет. Они говорят, что даже несмотря на то, что суд ограничил количество апелляций, этот процесс является самым обширным и тщательным в мире, длится много лет и стоит миллионы долларов.По их словам, этот процесс гарантирует, что ни один невиновный человек не будет казнен.

Сегодня смертная казнь, кажется, прочно укоренилась в Соединенных Штатах. За последние 20 лет было казнено около 500 заключенных. В 1997 году было казнено 74 человека. Около 3300 заключенных в настоящее время ожидают своих апелляций в камерах смертников.

Но возникают новые проблемы против смертной казни. На этот раз от международного сообщества. Многие страны призывают Соединенные Штаты подписать договоры против смертной казни.Если правительство США подпишет какой-либо договор, запрещающий смертную казнь, он станет обязательным для всех штатов. В статье VI Конституции США говорится, что все ратифицированные договоры «являются высшим законом страны; и судьи в каждом штате должны быть связаны этим, несмотря ни на что в Конституции или законах любого штата ».

Сторонники смертной казни категорически против любого договора, запрещающего смертную казнь. Они считают это наказание подходящим для убийства и разумным ответом на все еще высокий (хотя и снижающийся) уровень убийств в Соединенных Штатах.Они рассматривают эти договоры как угрозу демократическому праву любого государства применять смертную казнь.

Международная тенденция против смертной казни

Столь решительная поддержка смертной казни контрастирует с международными тенденциями. Применение смертной казни сокращается во всем мире. В 1981 году смертная казнь была запрещена в 27 странах. К 1998 году это число возросло до 63. Более 40 других стран строго ограничили смертную казнь: они либо ограничивают ее преступлениями военного времени, либо не применяют ее в течение 10 или более лет.Соединенные Штаты и 90 других стран в настоящее время все еще применяют высшую меру наказания.

По данным Международной правозащитной организации Amnesty International, в 1997 году правительства 40 стран казнили немногим более 2000 заключенных. Более 80 процентов этих казней произошло всего в четырех странах: 1644 в Китае, 143 в Иране, 122 в Саудовской Аравии и 74 в США. Считается, что Ирак казнил сотни политических заключенных, но это не подтверждено.Кроме того, в 1997 году во всем мире суды приговорили к смертной казни почти 4 000 человек.

В мае 1998 года Палата общин Великобритании проголосовала за принятие Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод. Помимо прочего, эта декларация прав человека требует от тех, кто ее подписывает, отменить смертную казнь за все преступления против гражданского населения. Среди крупнейших европейских стран сегодня только Россия отказывается отменить смертную казнь, в основном из-за серьезной проблемы преступности, которая возникла после распада Советского Союза.

Региональные и международные декларации против смертной казни обязывают страны с ними соглашаться. Тридцать две страны подписали и ратифицировали один из этих документов — Международный пакт о гражданских и политических правах. Пакт защищает основные права и конкретно запрещает смертную казнь для несовершеннолетних правонарушителей. В 1992 году Сенат США ратифицировал этот пакт, но только после того, как оставил за собой право казнить несовершеннолетних правонарушителей.

В 1998 году Комиссия ООН по правам человека проголосовала за то, чтобы страны, применяющие смертную казнь, приостановили исполнение уголовных приговоров в качестве первого шага к их полному прекращению.Этот призыв к отмене смертной казни, хотя и не имеет обязательной юридической силы, отражает точку зрения большинства крупных стран мира.

Критика США

Соединенные Штаты давно отстаивают права человека. Но в 1998 году Комиссия ООН по правам человека опубликовала язвительный доклад. Он критиковал Соединенные Штаты за недавнее увеличение количества смертных приговоров и казней. Особо осуждались казни женщин, умственно отсталых лиц и несовершеннолетних правонарушителей.В докладе осуждается подписание Соединенными Штатами Международного пакта о гражданских и политических правах и сохранение права казнить несовершеннолетних правонарушителей. Эта оговорка, как он заявил, нарушает цель договора. Кроме того, согласно отчету, смертная казнь в Соединенных Штатах несправедливо применяется к непропорционально большому количеству меньшинств и бедных, которые часто не получают надлежащего юридического представительства.

Должностные лица США быстро назвали отчет ООН неточным и несправедливым, потому что он «не учитывает должным образом наши обширные гарантии и строгое соблюдение надлежащей правовой процедуры».Они утверждали, что Комиссии по правам человека следует уделять больше внимания расследованиям в таких странах, как Китай, который обычно нарушает базовые процессуальные нормы и дает приговоренным к смертной казни мало времени для подачи апелляции.

Несовершеннолетние и смертная казнь

Конвенция ООН о правах ребенка запрещает как смертную казнь, так и пожизненное заключение без возможности освобождения за преступления, совершенные несовершеннолетними в возрасте до 18 лет. Сегодня только шесть стран мира приводят в исполнение такие приговоры: Иран, Нигерия, Пакистан, Саудовская Аравия, США и Йемен.

В 1988 году по делу Томпсон против Оклахомы Верховный суд США прекратил казнь преступника, совершившего убийство в возрасте 15 лет. В заключении суда говорилось, что казнь преступников за преступления, совершенные в возрасте до 16 лет, является неконституционным. Он заявил, что смертная казнь «нарушит цивилизованные стандарты приличия» и, таким образом, нарушит запрет Восьмой поправки на «жестокие и необычные наказания». Суд постановил, что подросткам до 16 лет, как правило, не хватало опыта, образования и интеллекта, чтобы полностью осознавать последствия своих смертоносных действий.В нем говорилось, что они более восприимчивы к импульсивным побуждениям и влиянию сверстников, чем взрослые. Хотя пять судей проголосовали за прекращение казни, только четыре судьи согласились с мнением суда. Это сделало Томпсона «мнением большинства», которое имеет меньший вес, чем мнение пяти или более судей.

В следующем году Верховный суд рассмотрел возможность казни 16- и 17-летних. В двух делах (Стэнфорд против Кентукки и Уилкинс против Миссури) суд 5–4 голосами поддержал эти казни.Суд установил два критерия неконституционного наказания: либо наказание должно было считаться «жестоким и необычным» в 1789 году, когда была принята Конституция, либо оно должно нарушать «развивающиеся стандарты приличия, которые отмечают прогресс зрелого общества. ” Суд пришел к выводу, что казненные 16- и 17-летние не прошли ни один тест. По общему праву в 1789 году 15-летние считались взрослыми. Что касается современных стандартов, суд обратился к законам штата и федеральным законам. В то время только 15 штатов отклонили смертную казнь для 16-летних и только 12 запретили ее для 17-летних.Не видя национального согласия против смертной казни, суд оставил ее в силе.

Примерно в половине штатов в настоящее время разрешена смертная казнь для убийц, которые убивают в возрасте 16-17 лет. С 1985 года в Соединенных Штатах были казнены девять несовершеннолетних преступников. Это составляет более половины казней во всем мире. Хотя на момент совершения правонарушений всем девяти было 17 лет, к моменту казни они уже достигли совершеннолетия.

Случай Джозефа Кэннона типичен.В 17 лет Кэннон убил Энн Уолш. На слушании приговора его адвокат указал, что подросток получил серьезные травмы головы после того, как в 4 года его сбила машина. Начиная с 7 лет, его отчим часто избивал и подвергал сексуальному насилию. В 15 лет ему поставили диагноз психоза после попытки самоубийства. Прокурор подчеркнул жестокость преступления. Мать-одиночка восьми детей, Уолш взяла бездомного подростка. Когда она однажды вернулась домой, Кэннон пытался изнасиловать ее и выстрелил в нее шесть раз.Суд счел, что отягчающие обстоятельства перевешивают смягчающие, и приговорил его к смерти. Кэннон оставался в камере смертников в тюрьме Техаса в течение 21 года, подавая апелляции в суды штата и федеральные суды.

Смертная казнь для таких, как Джозеф Кэннон, совершающих ужасные преступления в подростковом возрасте, вызывает резко противоположные мнения. Мириам Шехейн, президент организации «Жертвы преступлений и снисхождения», утверждает: «Если кто-то совершает преступление, совершенное взрослым, он действует как взрослый и должен нести ответственность.С другой стороны дебатов, Национальная коалиция за отмену смертной казни утверждает: «Когда мы как общество приговариваем ребенка к смерти. . . мы поддаемся ошибочному представлению о том, что некоторые дети не подлежат искуплению ».

В интервью 1998 года накануне казни Джозеф Кэннон, которому тогда 38 лет, сказал: «Да, в детстве я был опасен. Мне стыдно за то, что я умру. Меня будут ненавидеть.

Для обсуждения и написания

1. Считаете ли вы, что Джозеф Кэннон должен был избежать казни
? Почему или почему нет?

2.Как вы думаете, почему Соединенные Штаты, почти единственные в
странах мира, по-прежнему применяют
смертных приговора?

3. Апелляционный процесс по делам о смертной казни
в США иногда занимает 20 лет. В Китае иногда
человека казнят заключенных на следующий день после вынесения приговора.
Какая система ближе всего к вашему мнению о том, как следует рассматривать
апелляций о смертной казни? Почему?

Дополнительная информация

Закон

Институт правовой информации в Корнеле

Веб-сайт Центра правосудия Университета Аляски, Анкоридж

Медиа

U.С. Новости онлайн

Суд ТВ

Линия фронта

NPR

Обсуждение нации

13.01.98

11.02.97

02.06.96

Правительство

Статистика смертной казни Статистического управления юстиции

Отдельные лица и организации против смертной казни

Американский союз гражданских свобод

Кампания за отмену смертной казни

Ресурсный центр тюремных активистов

Сеть смертной казни Разработана и поддерживается сетью национальных организаций, выступающих против смертной казни.

«Дело против смертной казни» Хуго Адама Бедо

Профилактика смертной казни для лиц и организаций

Правосудие против преступности Разговоры

Справедливость для всех Организация, выступающая за смертную казнь.

Интернет-страница профи Уэсли Лоу о смертной казни

«Речь в защиту смертной казни» Джона Стюарта Милля

ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ: Конвенция ООН о правах ребенка

США подписали, но U.Сенат США еще не ратифицировал Конвенцию ООН о правах ребенка, которая содержит следующую формулировку:

.

Ни смертная казнь, ни пожизненное заключение без возможности освобождения не назначаются за преступления, совершенные лицами моложе восемнадцати лет. . . .

В этом симуляторе сторонники и противники предстанут перед слушанием в сенатском комитете по международным отношениям, чтобы выступить за и против ратификации конвенции. Затем комитет проголосует, рекомендовать ли ратификацию Сенатом в полном составе.В случае ратификации конвенция станет законом на всей территории Соединенных Штатов.

Разделите класс на пять ролевых групп, перечисленных ниже. Каждая группа должна использовать статью и другие источники, чтобы подготовиться к своей роли в моделированном слушании в Комитете Сената по международным отношениям.

Комиссия ООН по правам человека : Конвенция должна быть ратифицирована, что позволит Соединенным Штатам соблюдать нормы международного права, осуждающие приговаривать несовершеннолетних к смертной казни или пожизненному заключению без возможности освобождения.

Штат Техас : Конвенцию не следует ратифицировать, поскольку каждый штат и его жители должны демократическим путем решать, выносить ли смертную казнь.

Национальная коалиция за отмену смертной казни : Конвенцию следует ратифицировать, поскольку несовершеннолетние правонарушители не несут такой же ответственности, как взрослые, за свои преступные действия.

Жертвы преступлений и снисхождения : Конвенцию не следует ратифицировать, потому что некоторые несовершеннолетние правонарушители настолько опасны и лишены угрызений совести, что с ними следует обращаться как со взрослыми.

Комитет Сената по международным отношениям : Члены должны подготовить вопросы, чтобы задать их группам, выступающим перед ними. Затем они проголосуют за или против рекомендации ратификации конвенции в полном составе Сената. Наконец, каждый член должен объяснить свой голос.

Конституционность смертной казни в Америке

Оспаривание смертной казни

1960-е годы поставили под сомнение основополагающую законность смертной казни. До этого Пятая, Восьмая и Четырнадцатая поправки интерпретировались как разрешающие смертную казнь.Однако в начале 1960-х было высказано предположение, что смертная казнь была «жестоким и необычным» наказанием и, следовательно, неконституционным согласно Восьмой поправке. В 1958 году Верховный суд постановил в деле Trop v. Dulles (356 U.S. 86), что Восьмая поправка содержала «развивающийся стандарт приличия, который ознаменовал прогресс зрелого общества». Хотя дело Тропа не рассматривалось как смертная казнь, сторонники отмены смертной казни применили логику Суда к казням и утверждали, что Соединенные Штаты фактически достигли такого уровня, что их «стандарт приличия» больше не должен допускать смертной казни.(Бом, 1999)

В конце 1960-х годов Верховный суд начал «тонкую настройку» порядка применения смертной казни. В связи с этим в 1968 году Суд рассмотрел два дела, посвященных дискреционным полномочиям прокурора и присяжных в делах, караемых смертной казнью. Первым делом было дело США против Джексона (390 U.S. 570), где Верховный суд заслушал аргументы в отношении положения федерального закона о похищении людей, требующего, чтобы смертная казнь выносилась только по рекомендации присяжных. Суд постановил, что такая практика была неконституционной, поскольку она побуждала обвиняемых отказаться от своего права на суд присяжных, чтобы гарантировать, что им не будет вынесен смертный приговор.

Другим делом 1968 года было дело Уизерспун против Иллинойса (391 U.S. 510). В этом деле Верховный суд постановил, что простые оговорки потенциального присяжного заседателя по поводу смертной казни не являются достаточным основанием для того, чтобы помешать этому лицу участвовать в работе присяжных по делу о смертной казни. Присяжные могут быть дисквалифицированы только в том случае, если прокуроры смогут доказать, что отношение присяжных к смертной казни не позволит ему или ей принять беспристрастное решение о наказании.

В 1971 году Верховный суд снова обратился к проблемам, связанным с ролью присяжных заседателей и их дискреционными полномочиями в делах о смертной казни.Суд принял решение Крэмптон против Огайо и МакГаута против Калифорнии (объединено в соответствии с законом 402 U.S. 183). Ответчики утверждали, что это было нарушением их права Четырнадцатой поправки на надлежащую правовую процедуру для присяжных иметь неограниченную свободу усмотрения при принятии решения о том, должны ли обвиняемые жить или умереть, и такая свобода действий привела к произвольным и произвольным приговорам. Крэмптон также утверждал, что определение его вины и приговора в ходе одного обсуждения было неконституционным, поскольку присяжным по его делу было сказано, что обвинение в убийстве первой степени приведет к смертному приговору.Суд, однако, отклонил эти требования, тем самым одобрив неограниченное усмотрение присяжных и единовременное разбирательство для определения вины и вынесения приговора. Суд заявил, что принятие решения о вынесении смертного приговора «выходит за рамки нынешних человеческих способностей».

Приостановление смертной казни

Вопрос о произвольности смертной казни снова был передан в Верховный суд в 1972 году в делах Фурман против Джорджии, Джексон против Джорджии и Бранч против Техаса (известное вместе как историческое дело Фурман против Джорджии.Джорджия (408 США 238)). Фурман, как и МакГаута, утверждал, что дела о смертной казни приводят к произвольным и произвольным приговорам. Фурман, однако, был вызовом, предъявленным в соответствии с Восьмой поправкой, в отличие от Макгауты, который был требованием надлежащей правовой процедуры Четырнадцатой поправки. Решением Фурмана Верховный суд установил стандарт, согласно которому наказание было бы «жестоким и необычным», если оно было слишком суровым для преступления, если оно было произвольным, если оно оскорбляло чувство справедливости общества, или если оно было не более эффективным, чем менее суровое наказание.

В 9 отдельных мнениях и 5 голосами против 4 Суд постановил, что статут Грузии о смертной казни, который дает присяжным полную свободу действий при вынесении приговора, может привести к произвольному вынесению приговора. Суд постановил, что схема наказания, предусмотренная статутом, была «жестокой и необычной» и нарушала Восьмую поправку. Таким образом, 29 июня 1972 года Верховный суд фактически аннулировал 40 статутов о смертной казни, тем самым смягчив приговоры 629 заключенным, приговоренным к смертной казни по всей стране, и приостановил смертную казнь, поскольку существующие законы больше не действовали.

Восстановление смертной казни

Хотя отдельные мнения судей Бреннана и Маршалла заявили, что смертная казнь сама по себе является неконституционной, в целом по делу Фурман постановил, что конкретные законодательные акты о смертной казни неконституционны. Этим постановлением Суд, по сути, открыл государствам возможность переписать свои статуты о смертной казни, чтобы устранить проблемы, упомянутые в деле Фурмана. Сторонники смертной казни начали предлагать новые законы, которые, как они считали, положат конец произволу при вынесении смертных приговоров.Во главе штатов стояла Флорида, которая всего через пять месяцев после Фурмана переписала свой закон о смертной казни. Вскоре после этого еще 34 штата приняли новые законы о смертной казни. Чтобы устранить неконституционность усмотрения неуправляемого жюри присяжных, некоторые штаты отменили все это усмотрение, назначив смертную казнь для лиц, осужденных за смертную казнь. Однако эта практика была признана неконституционной Верховным судом в деле Вудсон против Северной Каролины (428 U.S. 280 (1976)).

Другие штаты стремились ограничить это усмотрение, предоставив руководящие принципы вынесения приговора судье и присяжным при принятии решения о назначении смертной казни.Руководящие принципы допускали введение отягчающих и смягчающих обстоятельств при определении приговора. Эти регулируемые дискреционные законы были одобрены в 1976 году Верховным судом в делах Грегг против Джорджии (428 США 153), Юрек против Техаса (428 долларов США 262) и Проффитт против Флориды (428 США 242), которые вместе именуются Греггом. решение. Это знаменательное решение гласило, что новые законодательные акты о смертной казни во Флориде, Джорджии и Техасе являются конституционными, таким образом восстанавливая смертную казнь в этих штатах.Суд также постановил, что смертная казнь сама по себе является конституционной в соответствии с Восьмой поправкой.

В дополнение к руководящим принципам вынесения приговоров, три другие процессуальные реформы были одобрены судом в Грегге. Первый — это раздвоенные судебные процессы, в которых отдельные этапы судебного разбирательства касаются определения вины и наказания. Только после того, как присяжные определили, что подсудимый виновен в убийстве, караемом смертной казнью, они решают на втором судебном заседании, следует ли приговорить подсудимого к смертной казни или приговорить к меньшему тюремному заключению.Другой реформой стала практика автоматического апелляционного пересмотра обвинительных приговоров и приговоров. Последней процедурной реформой Грегга стала проверка соразмерности, практика, которая помогает штату выявлять и устранять несоответствия в приговорах. Посредством этого процесса апелляционный суд штата может сравнить приговор по рассматриваемому делу с другими делами в штате, чтобы определить, является ли он несоразмерным.

Поскольку эти реформы были приняты Верховным судом, некоторые штаты, желающие восстановить смертную казнь, включили их в свои новые законы о смертной казни.Однако Суд не потребовал, чтобы каждая из реформ отражалась в новом статуте. Таким образом, некоторые из полученных в результате новых законодательных актов включают вариации процедурных реформ, обнаруженных в деле Грегга.

Десятилетний мораторий на казни, начатый решениями Джексона и Уизерспуна, закончился 17 января 1977 года расстрелом Гэри Гилмора в штате Юта. Гилмор не оспаривал свой смертный приговор. В том же году Оклахома стала первым штатом, принявшим смертельную инъекцию в качестве средства казни, хотя прошло еще пять лет, прежде чем Чарльз Брукс стал первым человеком, казненным с помощью смертельной инъекции в Техасе 7 декабря 1982 года.

Источники

Amnesty International, «Список стран, отменивших смертную казнь и сохраняющих смертную казнь», Отчет ACT 50/01/99, апрель 1999 г.

Д. Бейкер: «Описательный профиль и социально-исторический анализ женских казней в Соединенных Штатах: 1632–1997»; 10 (3) Женщины и уголовное правосудие 57 (1999)

Р. Бом, «Поиски смерти: Введение в теорию и практику смертной казни в Соединенных Штатах», Anderson Publishing, 1999.

«Смертная казнь в Америке: текущие споры», Х.Бедо, редактор Oxford University Press, 1997.

К. О’Ши, «Женщины и смертная казнь в США, 1900–1998», Praeger 1999.

W. Schabas «Отмена смертной казни в международном праве», Cambridge University Press, второе издание, 1997 г.

«Окончательное решение общества: история и обсуждение смертной казни», Л. Ранда, редактор, University Press of America, 1997.

В. Стрейб, «Смертная казнь для женщин-правонарушителей с января 1973 года по октябрь 2010 года», Северный университет Огайо, 2010 год.

В этот день Верховный суд временно признал смертную казнь неконституционной.

29 июня 1972 года Суд постановил сложным постановлением «Фурман против Грузии», что применение смертной казни по трем делам было неконституционным. Суд разъяснил это постановление в более позднем деле в 1976 году, вернув смертную казнь в списки при других обстоятельствах.

Споры о том, является ли смертная казнь жестоким и необычным наказанием, восходят к отцам-основателям.Восьмая поправка к Конституции гласит, что «не требуется ни чрезмерного залога, ни чрезмерных штрафов, ни жестоких и необычных наказаний».

В 1789 году, во время дебатов по Биллю о правах на Первом Конгрессе, один аргумент касался размеров смертной казни. Сэмюэл Ливермор из Нью-Гэмпшира предположил, что «иногда необходимо повесить человека, злодеи часто заслуживают порки и, возможно, отрезания им ушей».

«Но разве нам в будущем воспрепятствовать применять эти наказания, потому что они жестоки? Если будет изобретен более мягкий способ исправления порока и удержания других от совершения его, Законодательное собрание будет очень благоразумно принять его; но до тех пор, пока у нас не будет уверенности в том, что это будет сделано, мы не должны ограничиваться принятием необходимых законов любыми заявлениями подобного рода », — сказал Ливермор.

Первый Конгресс занял более умеренную позицию, когда предложил ратифицировать Восьмую поправку к Биллю о правах. Он также выразил обеспокоенность по поводу произвольного и несоразмерного применения суровых наказаний.

Верховный суд первоначально рассмотрел эти факторы так, как они применялись бы во времена Основателей. В 1879 году суд постановил в деле Уилкерсон против Юты, что смерть в результате расстрела допустима, но он согласился с тем, что старые английские методы казни, когда заключенных «заживо забивали, обезглавливали и четвертовали», публично рассекали и сжигали заживо, были неконституционными.

Затем, в 1910 году, Суд расширил свои критерии в деле Weems v. United States, которое не относилось к смертной казни, но все же рассматривало жестокие и необычные наказания. Судьи сослались на более раннее дело о смертном приговоре In re Kemmler от 1890 года, в котором говорилось, что первое использование электрического стула было конституционным согласно 8-й и 14-й поправкам. Позже суд постановил, что допустимо казнить человека электрическим стулом во второй раз после неудачной первой попытки.

Однако в 1972 году Суд изменил направление в деле Фурман против Джорджии, когда в очень сложном постановлении раздельный суд вынес решение о неконституционности применения смертной казни по трем делам.

Фурман, вооруженный грабитель, споткнулся во время бегства с места происшествия, в результате чего его пистолет выстрелил и убил жертву. Суд также рассмотрел два аналогичных дела в решении Фурмана. Суд подал по одному абзацу на каждое постановление, и каждый из девяти судей написал свое собственное мнение.

«Суд считает, что вынесение и приведение в исполнение смертной казни в этих случаях представляет собой жестокое и необычное наказание в нарушение Восьмой и Четырнадцатой поправок. Таким образом, приговор по каждому делу отменяется, поскольку он оставляет без изменений вынесенный смертный приговор, и дела возвращаются для дальнейшего разбирательства », — говорится в кратком заключении.

Только двое судей считали смертную казнь неконституционной при любых обстоятельствах. Но в результате решения Фурмана был введен четырехлетний мораторий на все казни до тех пор, пока в суде не появятся дополнительные указания.

В 1976 году в серии решений, названных делами Грегга, Суд подтвердил, что смертная казнь была законной в Соединенных Штатах, но при определенных обстоятельствах. Он отверг автоматический приговор к смертной казни и заявил, что смертные приговоры не могут характеризоваться «произволом и капризом». Постановление привело к использованию государствами отягчающих и смягчающих обстоятельств при назначении смертной казни.

В последующие годы Суд исключил определенные классы людей от смертной казни, в том числе умственно отсталых и несовершеннолетних.Он также исключил изнасилование и тяжкое убийство как преступления, караемые смертной казнью.

Смертная казнь в Верховном суде

14 марта 2019

Является ли конституционным казнь заключенного, который не помнит преступление, которое он совершил? Или человек, который может испытывать мучительную боль во время казни? Эти вопросы были подняты делами, которые рассматривались в Верховный суд в этот срок; К ведущему Джеффри Розену, чтобы обсудить их, присоединились Джон Бесслер из юридического факультета Университета Балтимора и Ричард Бротон из юридического факультета Университета Детройта Милосердия.Эти два ученых рассматривают прошлое и настоящее смертной казни, находят точки согласия между сторонниками и сторонниками отмены смертной казни и предсказывают, что новый состав Суда будет означать для будущего смертной казни.

ПОЛНЫЙ ПОДКАСТ

УЧАСТНИКИ

Джон Бесслер — адъюнкт-профессор права юридического факультета Университета Балтимора, где он читает курсы по смертной казни, гражданскому процессу, международному праву в области прав человека и адвокатским навыкам.Он является советником юридической фирмы Berens & Miller, P.A. и является адъюнкт-профессором Юридического центра Джорджтаунского университета. В 2018 году он был приглашенным ученым / научным сотрудником Центра по правам человека Юридического факультета Университета Миннесоты, а ранее занимался частной практикой в ​​гражданском судебном процессе. Он написал девять книг, шесть из которых посвящены смертной казни, в том числе совсем недавно «Смертная казнь как пытка: от темных веков до отмены смертной казни».

Ричард Бротон — заместитель декана по академическим вопросам и адъюнкт-профессор права юридической школы Мерси Университета Детройта, где он преподает курсы конституционного права, смертной казни, уголовного права и процедуры.Ранее он работал в Уголовном отделе Министерства юстиции, где он консультировал старших руководителей Министерства юстиции и федеральных прокуроров по вопросам федерального уголовного и конституционного права, возникающим в федеральных делах о смертной казни, а также в качестве помощника генерального прокурора Техаса по вопросам столицы и после вынесения приговора. Судебный процесс.

Джеффри Розен — президент и главный исполнительный директор Национального конституционного центра, единственного учреждения в Америке, уполномоченного Конгрессом «распространять информацию о Конституции Соединенных Штатов на беспартийной основе.”


Дополнительные ресурсы


Этот эпизод был разработан Дэвидом Стотцем и продюсером Джеки Макдермотт. Исследования предоставили Лана Ульрих, Джеки Макдермотт, Бен Робак и Мэдисон Поултер.

Оставайтесь на связи и узнавайте больше
Вопросы или комментарии о шоу? Напишите нам по адресу [адрес электронной почты защищен]

Продолжите сегодняшнюю беседу в Facebook и Twitter, используя @ConstitutionCtr.

Подпишитесь, чтобы получать еженедельник «Конституция», нашу электронную сводку новостей и дебатов по конституции.лы / конституция еженедельно.

Подпишитесь на подкаст We the People и наш спутник, Live at America’s Town Hall, в Apple Podcasts, Stitcher или в вашем любимом приложении для подкастов.

РАСШИФРОВКА

Эта стенограмма может быть не в окончательной форме, точность может отличаться, и она может быть обновлена ​​или изменена в будущем.

Джеффри Розен: [00:00:00] Я Джеффри Розен, президент и главный исполнительный директор Национального центра конституции, и добро пожаловать на еженедельную выставку дебатов по конституции «Мы, народ».Национальный конституционный центр — это беспартийная некоммерческая организация, учрежденная Конгрессом для повышения осведомленности и понимания Конституции среди американского народа. Сегодня мы сосредоточимся на смертной казни и Верховном суде. в этот срок суд заслушал несколько важных дел о смертной казни, а недавно вынес решение по делу Мэдисон против Алабамы и вскоре вынесет решение по делу Баклью. Здесь, чтобы рассказать нам об этих случаях и обсудить будущее смертной казни в Верховном суде, два ведущих ученых Америки по этому важному вопросу.Джон Беслер — адъюнкт-профессор права юридического факультета Университета Балтимора, где он преподает смертную казнь, гражданский процесс, международное право прав человека и навыки юриста. Он советник юридической фирмы «Баренс и Миллер». Он также преподает в Юридическом центре Джорджтаунского университета и написал шесть книг о смертной казни, в том числе последнюю книгу «Смертная казнь как пытка от темных веков до отмены смертной казни». Джон, здорово, что ты с нами.

Джон Бесслер: [00:01:14] Ага.Спасибо, что пригласили меня.

Розен: [00:01:15] И Ричард Бротон — заместитель декана по академическим вопросам и адъюнкт-профессор права в Школе права Милосердия Детройтского университета. Он преподает конституционное право, смертную казнь, уголовное право и процедуры. Ранее он работал в уголовном отделе Министерства юстиции, где консультировал старших руководителей департаментов юстиции и федеральных прокуроров по вопросам федеральной смертной казни. Он также работал помощником генерального прокурора Техаса по вопросам столицы и судебного разбирательства после вынесения приговора.Ричард, большое спасибо за то, что присоединились.

Ричард Бротон: [00:01:43] Спасибо, что пригласили меня. Рад быть здесь.

Розен: [00:01:45] Замечательно. Что ж, давайте начнем с дела Мэдисон против Алабамы. Верховный суд недавно 5 голосами против 3 рассмотрел вопрос о том, может ли государство наложить окончательное наказание на осужденного, который не может вспомнить свое преступление из-за слабоумия, и купить 5 голосами против 3, мнение судьи Елены Каган к которому присоединился председатель Верховного суда Робертс, большинство членов Суда заявили, что отсутствие памяти о преступлении не может быть тестом и не является тестом, и ответ не влияет на причину отсутствия памяти, будь то психическое заболевание. или возрастное слабоумие.Судья Каган писал, что важно то, имеет ли заключенный рациональное понимание того, что с ним происходит и почему, а не то, есть ли у него какие-либо особые воспоминания или какое-либо конкретное психическое заболевание. Ричард, почему бы нам не начать с тебя? Не могли бы вы рассказать нам немного о фактах дела Мэдисона и о задержании судьи Кагана?

Бротон: [00:02:44] Конечно. Так было в Алабаме. Вернон Мэдисон был осужден за тяжкое убийство в Алабаме после убийства полицейского после домашнего спора, а годы спустя его психическое состояние начало ухудшаться, и у него развилось состояние, известное как сосудистая деменция.Таким образом, он утверждал, что не может вспомнить совершение преступления, за которое он был осужден и приговорен к смерти, и он утверждал, что его казнь в Алабаме нарушит запрет Восьмой поправки на жестокое и необычное наказание, и поэтому при вынесении решения по делу Суд пришлось вернуться к паре предыдущих прецедентов Восьмой поправки — дело под названием Форд против Уэйнрайта и другое недавнее дело под названием Панетти против Куортермана, которое имело место за пределами Техаса, и, как вы сказали ранее в этих делах, Суд разработал это стандарт, в котором говорилось, что государство не может казнить кого-то, чье психическое состояние было настолько искажено психическим заболеванием, что он или она не имеет рационального понимания причин казни этого человека государством.Таким образом, основываясь на этом конкретном стандарте, Верховный суд в этом деле, разделив голосование, решил вернуть дело обратно в Алабаму для рассмотрения состояния Мэдисона в свете этого, в свете этого стандарта Восьмой поправки, сформулированного Фордом и Панетти. .

Розен: [00:04:15] Джон, судья Елена Каган была весьма яркой в ​​своем мнении по делу. Она написала: «Ты помнишь свой первый день в школе? Наверное, нет. Но если бы твоя мать спустя годы сказала тебе, что тебя отправили домой за то, что ты ударил одноклассника, тебе не составило бы труда понять эту историю, и точно так же, если бы ты каким-то образом потерял сознание. преступление, которое вы совершили, но позже узнали, что вы сделали, вы вполне могли оценить желание государства наложить штраф.»Расскажите нам о конституционной основе, на которой она считает, что центральный вопрос заключался в том, имеет ли заключенный рациональное понимание того, что с ним происходит, представляет ли это какой-либо прогресс в законе или применение существующего закона, а также почему председатель Верховного суда Робертс присоединился к судье Кагану и что сказали три несогласных во главе с судьей Алито?

Бесслер: [00:04:59] Да, я имею в виду, что это очень интересное мнение. Во-первых, очень интересным был устный спор Брайана Стивенсона.Я имею в виду факты этого дела, очевидно, очень ужасное преступление, как сформулировал Ричард, но то, что мы имеем здесь, — это кто-то, кто сейчас приговорен к смертной казни, перенес серию инсультов, последний, я думаю, в 2016 году, и это сосудистая деменция. прогрессирующее состояние, так что это человек, который, знаете ли, находится в очень маленькой камере, но не знает, как пользоваться тем же туалетом, что и в его собственной камере, страдает недержанием мочи, не может читать алфавит после буква G, и МРТ показывает, что у него слабоумие, невнятная речь, он слепой.Итак, первый вопрос, на который обращено внимание Елены Каган, заключался в том, соответствует ли конституция восьмой поправке казнить кого-то, кто просто не помнит о преступлении, и Суд пришел к выводу, что это конституционно и фактически в устной дискуссии, что было очень — было бы очень интересно послушать, долго шла дискуссия о том, как преступники часто говорят, что не помнят преступления. Теперь, конечно, у нас есть кто-то, кто явно — преступление было совершено 30 лет назад, и с тех пор многое произошло, включая развитие сосудистой деменции.И поэтому одна из вещей, о которых люди говорили, например, об устной аргументации, это болезнь Альцгеймера и слабоумие, а также прогрессирующая природа этих заболеваний. Итак, первое, что Суд говорит: нет, это нормально казнить кого-то, кто не помнит, но затем Суд продолжил, но вы не можете казнить кого-то, кто не имеет рационального понимания того, почему его казнят , и я бы сказал, что это действительно продолжение того, что Суд обсуждал в деле Панетти против Куортермана. В том случае Суд говорил о ком-то, у кого были серьезные заблуждения, проистекающие из тяжелого психического расстройства, и в этом случае мы говорим об этой идее слабоумия.Таким образом, этот принцип является продолжением, возвращаясь к делу Форда, в котором говорилось, что сумасшедший не может быть казнен, это было в случае 1986 года, а дело Панетти было в 2007 году. закон. И на самом деле в последнее время появилось много прецедентного права, которое в контексте смертной казни рассматривает вопрос о том, где люди имеют либо интеллектуальные нарушения, либо какие-то интеллектуальные или психические проблемы. Итак, дело Аткинса против Вирджинии в 2002 году — в нем также говорилось, что в соответствии с Восьмой поправкой неконституционно казнить лиц с ограниченными интеллектуальными возможностями.Таким образом, несогласие на самом деле было сосредоточено в значительной степени на том, как оно чувствовало, что большинство не следовало правилам Суда и было поднят вопрос, который, по мнению несогласных, им не следовало поднимать. Я думаю, что между большинством и несогласным мнением по этому поводу было много споров. По мнению большинства, эти вопросы непосредственно относятся к тем вопросам, по которым Верховный суд предоставил сертификат, и поэтому они были готовы взяться за эти вопросы.

Розен: [00:08:22] Ричард, как говорит Джон, несогласие судьи Алито было сосредоточено на том, был ли вопрос о том, мог ли обвиняемый понять свое преступление, новым вопросом, рассмотренным ниже, или нет; Судья Алито настаивал, что первоначальная мольба была сосредоточена только на том, помнил ли обвиняемый о преступлении.И вы оба говорили о деле Панетти 2007 года. Это было решение 5-4, написанное судьей Энтони Кеннеди, который сейчас на пенсии. Итак, расскажите нам подробнее о поломке Суда. Имеет ли значение то, что главный судья Робертс, выступавший против Панетти, присоединился к судье Кагану здесь? И что это говорит о будущем смертной казни в Верховном суде?

Бротон: [00:09:05] Это действительно хороший вопрос. Я думаю, что мы еще не знаем, какое будущее ждет смертная казнь в Суде.Мне кажется, что председатель Верховного суда Робертс может позиционировать себя как судья Кеннеди в делах о смертной казни; то есть, он может занимать позицию в тех случаях, когда в особенно вопиющих случаях или особенно проблемных случаях он может быть готов как бы отойти от консерваторов в конкретном случае, но в целом он все равно, я считаю, очень категорически против судебных усилий по отмене смертной казни. Итак, Робертс, я думаю, и опять же, как я уже говорил ранее, я думаю, что, возможно, еще слишком рано говорить, но мое мнение основано на его предыдущих голосах по другим делам о смертной казни, мы на самом деле не говорим об аболиционисте здесь, в Главе. Судья Робертс.Мы не видим, чтобы кто-то вроде как переходил от сторонников сохранения смертной казни к тому, чтобы кто-то был категорически против нее. Я думаю, что мы, возможно, просто видим, что в особо проблемных делах или делах неосмотрительного типа или с дискретными конституционными проблемами Робертс может, по крайней мере, быть готов встать на сторону более либеральных членов Суда, но он не зайдет слишком далеко. Я всегда чувствую, что это как бы там, где судья Кеннеди был в суде, и вполне может быть, что именно такую ​​позицию планирует занять Робертс, но сейчас слишком рано говорить об этом, учитывая недавний уход судьи Кеннеди.Так что нам придется … нам нужно увидеть еще несколько случаев, чтобы быть уверенным.

Розен: [00:00:03] Джон, ваши мысли о главном судье Робертсе. Вот интересная статистика: за последние полтора года с момента утверждения судьи Кавано, главный судья присоединился к либеральным судьям в не менее чем трех решениях 5-4 и совсем недавно приказал по-новому взглянуть на умственную компетентность смерти. рядового заключенного, но также и решение, блокирующее закон Луизианы, требующий от врачей, делающих аборт, добиваться допустимых привилегий.Для сравнения, в предыдущие двенадцать лет своего председательства, с 2005 по 2017 год, глава предоставил либералам пятый голос только в четырех случаях. Как вы думаете, насколько важным является голосование в Мэдисоне?

Бесслер: [00:00:41] Ну, я имею в виду, я думаю, что факты Мэдисона, очевидно, очень тревожные с точки зрения, вы знаете, мысли о казни кого-то с деменцией, но, знаете, я думаю, что Джастис Я думаю, Робертс является институционалистом, и я уверен, что он обеспокоен институциональной целостностью Суда, возможно, особенно после слушаний в Кавано, чтобы убедиться, что этот Суд не выглядит слишком политическим и поэтому одним из Я думаю, что интересно подумать о том, что вы говорите о судье Кеннеди, конечно, часто ссылаясь на понятие достоинства.Он сделал это в деле [Обергефелла], деле о равенстве в браке, но также и в этой области права, в частности, которую мы рассматриваем сегодня. Дело Форда против Уэйнрайта в 1986 году — на самом деле это было мнение большинства, авторами которого является судья Маршалл, и в этом случае он конкретно ссылается на концепцию достоинства, которая лежит в основе Восьмой поправки. Я думаю, что понятие достоинства, конечно же, отсутствует в самой Конституции, но оно отражено в Восьмой поправке, названо Пробным камнем Восьмой поправки, и поэтому я думаю, что в подобном случае это может быть проблемой, которая вы знаете, судья Робертс думает и, возможно, принимает на себя, как сказал Ричард, мантию судьи Кеннеди в отношении некоторых из этих дел.Судья Кеннеди был хорошо известен проблемой умственной отсталости и был очень обеспокоен казнью людей с умственной отсталостью, и об этом он писал пару раз в Суде.

Розен: [00:01:03] Спасибо за это. Ричард, давайте обсудим эту конституционную основу решений Форда и Панетти и то, считаете ли вы ее правильной. Как говорит Джон, конституционное достоинство и порядочность были очень важны для судьи Кеннеди, и в случае с Панетти он сказал, что Восьмая поправка запрещает казнь безумных, потому что это оскорбило бы человеческую порядочность, не служившую целям возмездия, или, как он писал, возможность осознания заключенным серьезности преступления и цели общественного оправдания ставятся под сомнение, если психическое состояние заключенного настолько искажено психическим заболеванием, что его осведомленность о преступлении и наказании имеет мало или не имеет никакого отношения к пониманию те концепции, которые разделяет сообщество в целом.Итак, во-первых, считаете ли вы, что этот акцент на человеческой порядочности или достоинстве правдоподобно или правильно отражен в Восьмой поправке? И теперь, когда судья Кеннеди ушел из Суда, ожидаете ли вы, что большинство членов Суда продолжат его принимать?

Broughton: [00:02:04] Так что это, безусловно, правда, поскольку Джон говорит, что судья Кеннеди посвятил не только часть своей юриспруденции о смертной казни концепции достоинства, но также, как Джон упомянул другие области конституционного судопроизводства.В этой конкретной области, опять же, я не уверен, насколько широко я бы прочитал позицию судьи Кеннеди о роли достоинства и значении Восьмой поправки. И причина, по которой я говорю это, заключается в том, что, несмотря на то, что он занимал эти позиции в некоторых делах о смертной казни и, безусловно, написал некоторые из самых важных решений за последние пару десятилетий, ограничивающих сферу применения смертной казни, я думаю о такие дела, как Ропер против Симмонса, Кеннеди против Луизианы. Он не хотел соглашаться с более широкими нападками на смертную казнь.Он никогда не присоединялся ни к одному из них — ни к одному из этих более обширных вызовов конституционности смертной казни как таковой. И по этой причине я всегда скептически относился к тому, что судья Кеннеди в конечном итоге проголосует за нечто вроде судебной отмены смертной казни. Но я думаю, что в этой конкретной области, вы знаете, в делах типа Панетти, в таком деле, как Мэдисон, вид чувств Кеннеди в отношении достоинства и его роли в конституционном судебном решении в более широком смысле, я думаю, определенно получил широкий голос.Я просто не знаю, насколько широко я бы прочитал это конкретное мнение в отношении дел о Восьмой поправке более широко.

Розен: [00:03:58] Джон, аналогичный вопрос к вам. Мы поговорим о судье Кавано чуть позже. Он не участвовал в деле Мэдисона, потому что не участвовал в суде, когда дело было проинформировано и аргументировано, но считаете ли вы, что отставка судьи Кеннеди коренным образом изменит судебную практику в отношении смертной казни?

Бесслер: [00:04:17] Ну, я имею в виду, я думаю, что многие люди действительно надеялись, прежде чем судья Кеннеди ушел в отставку, что он может сделать более решительное заявление против смертной казни.В деле Кеннеди против Луизианы, о котором упоминал Ричард, судья Кеннеди в какой-то момент сказал, что применение смертной казни чревато падением и жестокостью, на предотвращение которых была рассчитана Восьмая поправка, но в этом случае он этого не сделал, вы знаете, очевидно. , вынести какое-то постановление против смертной казни как таковое и заявить, что оно было неконституционным. Единственные из судей в Суде, которые до сих пор были готовы занять ту позицию, в которой судьи Уильям Бреннан и Тергуд Маршалл, как известно, не согласились во многих случаях и заявили, что смертную казнь следует рассматривать как нарушение Восьмой поправки как таковое.Самое близкое, что мы видели в последнее время, было разногласие в «Глоссип против Гросса», на самом деле у нас было два разногласия по этому делу, и одна из защит была написана судьей Сотомайор, и она сосредоточилась на риске физической мучительной боли и фактически сказала: что в этом случае метод казни подвергался риску — был химическим эквивалентом сожжения на костре. Таким образом, она была обеспокоена физическим, мучительным аспектом смертной казни в протоколе смертельной инъекции Оклахомы. Но к несогласию судьи Брейера, к которому присоединилась только Рут Бадер Гинзбург, оба эти судьи фактически призвали к полному брифингу о конституционности смертной казни, что действительно вернет нас обратно к временам Фурмана против Джорджии, когда Верховный Суд объявил смертную казнь неконституционной, которая действовала всего четыре года, пока Грегг против Джорджии не восстановил применение смертной казни в Соединенных Штатах в 1976 году.Так что я думаю, что здесь возникает вопрос, что означает отставка судьи Кеннеди для Суда. Я не уверен, что мы можем так внимательно читать чайные листья, чтобы знать. Вы знаете, я думаю, мы должны учитывать контекст, в котором сейчас Америка со смертной казнью, и это … будущее трудно предсказать, но я думаю, что мы должны думать о международном масштабе. Итак, в Европе нет смертной казни. В Европе больше нет смертной казни. Это зона, свободная от смертной казни, и у нас есть ряд стран по всему миру, которые больше не применяют смертную казнь.Конституционный суд ЮАР отменил смертную казнь еще в середине 1990-х годов. Так что я думаю, что мы должны учитывать отношение США к остальному миру, и мы видим множество резолюций в Организации Объединенных Наций, призывающих к мораторию на смертную казнь. Я думаю, что будущее трудно предсказать.

Розен: [00:06:59] Что ж, Джон, ваше упоминание о необычайно болезненных методах казни вводит наш второй случай, который называется Баклью против Пресайта, который обсуждался 6 ноября, и вопрос в Баклью заключается в том, есть ли план Миссури использовать инъекцию пентобарбитала для выполнения отсроченной казни г-наБаклью мог нарушить Восьмую поправку, потому что он страдает редким заболеванием, которое, по словам его адвокатов, означает, что он мог бы задохнуться от собственной крови, если бы был использован этот метод, и он предполагает, что альтернативные методы, включая использование газа, могут быть предпочтительнее. Ричард, не могли бы вы рассказать нам о фактах дела Баклью, о том, что мистер? Есть претензии Баклю, а также о вмешательстве судьи Кавано в устный спор?

Бротон: [00:07:53] Конечно. Итак, Баклью — это случай из Миссури.Мистер Баклью был осужден за убийство бывшей девушки. Он похитил и изнасиловал девушку, а затем во время перестрелки ранил полицейского. У него заболевание, и я не врач, поэтому я могу все испортить, но оно известно как кавернозная гемангиома и, по-видимому, вызывает рост наполненных кровью опухолей в верхней части его тела. Он утверждает, что казнь, которую Миссури рассматривает для него, приведет к сильной или мучительной боли и что это нарушит Восьмую поправку.Я думаю, что в деле Баклю интересно то, что он не утверждает, что не может быть казнен в штате Миссури. Он просто утверждает, что этот конкретный метод казни был бы неконституционным, и он предложил альтернативу, хотя и не использованную государством, и что альтернативой является использование газообразного азота или удушения азота. Еще одна интересная вещь в этом деле: как вы упомянули, судья Кавано действительно участвовал в устной дискуссии и задавал несколько острых вопросов, в частности, к генеральному прокурору штата Миссури.Но одна из вещей, которые беспокоили Кавано, заключалась в том, не нарушит ли создание такого рода сильной боли Восьмую поправку; если бы была такая боль, нарушило бы это Восьмую поправку? И даже если есть боль, сколько боли потребуется, прежде чем может произойти нарушение Восьмой поправки, и причина, по которой он, как вы знаете, задал это таким образом, заключается в том, что генеральный солиситор штата Миссури, казалось, сказал, что даже если есть некоторая значительная боль, которая не нарушит Восьмую поправку, но в конечном итоге приведет к тому, что судья Кавано признал, что существует предел количества боли, которую государство может причинить, то есть, если боль достаточно, она больше не будет продвижение или достижение какой-либо законной пенологической цели, что нарушило бы Восьмую поправку, то есть, опять же, государство не может причинять боль просто ради причинения боли.Так что, я думаю, это было главной заботой судьи Кавано в данном случае.

Розен: [00:10:47] Джон, вы отметили, что судья Сотомайор утверждал, что сжигание на костре, несомненно, было бы нарушением Восьмой поправки и что наказания, причиняющие подобную боль, также являются неконституционными. Судья Стивен Брейер подчеркнул этот момент в устной дискуссии. Он сказал, что все согласятся, что сожжение кого-то на костре нарушит конституцию, так почему бы заключенному не оспорить метод смерти, который вызывает такое же физическое ощущение для осужденных, и судья Кавано, похоже, сочувствовал этой линии аргументов .Он спросил, вы говорите, что даже если метод причиняет ужасную и жестокую боль, вы все равно можете это сделать, потому что альтернативы нет? Расскажите нам о том, что сказал Верховный суд о том, когда боль может стать настолько сильной, что может представлять собой жестокое и необычное наказание, и каковы стандарты для определения того, существует ли эта боль, и насколько важно, чтобы существовала какая-то альтернатива?

Бесслер: [00:11:41] Да, это действительно проблема, которую судья Сотомайор в своем несогласии в Glossip vs.Грубый случай 2015 года фактически вызвал споры с большинством, и это то, что мнение большинства в Glossip, по сути, решило, что вам недостаточно показать, что метод казни сам по себе был жестоким и необычным — вы должны были показать, что был какой-то альтернативный метод, который можно было бы использовать, и это, очевидно, ставит адвокатов в очень трудную ситуацию, вероятно, с этической точки зрения, потому что их в основном просят оговорить, что существует другой метод казни, с помощью которого их клиенты могут быть казнены .Итак, с момента восстановления смертной казни в 1976 году Суд уже давно заявлял, что если смертная казнь является конституционной, то должен быть способ ее исполнения. Но по этому поводу существует давняя история разногласий. Я думаю, что одна из вещей, которые были упущены в этой дискуссии, — это проблема психологических мучений, связанных с применением смертной казни. суд в двух делах — в деле Базе против Риса, в котором оспаривался протокол смертельной инъекции Кентукки — протокол смертельной инъекции трех препаратов, и в деле Glossip vs.Грубое дело оспаривало протокол в Оклахоме, Суд, похоже, сосредоточил внимание, как луч лазера, на: будет ли эта мучительная физическая боль в момент смерти? И это для меня упускает из виду более широкую картину психологических пыток, которые могут быть связаны со смертной казнью. Итак, одна из интересных вещей, на которые я недавно смотрел, была в Алабаме, штате, где применяется смертная казнь, откуда исходит дело Мэдисона. Верховный суд Алабамы сам заявил, что психологическая пытка определяется как где-то осознание их надвигающейся смерти, но когда они бессильны предотвратить эту смерть, и это кажется мне очень применимым принципом, о котором следует думать, когда вы думаете о людях, ожидающих смертной казни.Я думаю, что в случае Мэдисона он явился буквально через полчаса после казни, прежде чем Верховный суд США вынес решение о приостановлении его действия. Во многих из этих случаев есть люди, которые находятся в камерах смертников не только потому, что вы знаете год или два, но буквально на десятилетия. Я думаю, что судья Брейер в одном недавнем деле писал о заключенном, приговоренном к смертной казни, который находился в камере смертников в течение 40 лет, и поэтому этот вопрос находится в центре внимания Верховного суда США. Первоначально искал, который, как мне кажется, находился в камере смертников около 17 лет.С тех пор у нас был подан ряд так называемых исков Лэки, но Верховный суд США еще не рассмотрел этот вопрос о психологических пытках, хотя США, ратифицировав конвенцию против пыток, запрещают как физические или психологическая пытка, не обязательно только физическая, она также может быть психологической. Так что Суд просто, я думаю, не полностью рассмотрел вопрос о моральных пытках, связанных со смертной казнью, на данном этапе.

Розен: [00:14:51] Ричард, сначала давайте сосредоточимся на стандарте Суда для определения того, существуют ли альтернативы физическим пыткам.Во время устной беседы и председатель Верховного суда Робертс, и судья Алито задавали сложные вопросы адвокату мистера Баклю. Судья Алито сказал: «Откуда Баклью знать, что казнь с применением смертельного газа вызовет меньше проблем, чем смертельная инъекция?» Главный судья Робертс спросил: «Как это может быть разумной альтернативой, если она никогда не использовалась раньше? Мне кажется, что если у вас есть метод, который не использовал ни один штат, опасность возрастает». Так к чему они там стремились? Каков стандарт Glossip для определения того, нужен ли вам альтернативный метод, и как вы должны доказать, что он, вероятно, причинит меньше боли? А затем, рассказав нам об этом, вы могли бы сказать нам, сколько судей, по вашему мнению, могут с пониманием отнестись к вопросу, поднятому Джоном, о рассмотрении как психологических, так и физических пыток?

Бротон: [00:15:44] Верно.Итак, я думаю, вы знаете, что в конечном итоге будет решаться это дело — по вопросу о том, когда заключенный должен или должен утверждать альтернативный метод казни и когда это будет необходимо. Что интересно в позиции главного судьи Робертса здесь, так это то, что она восходит к его позиции в Glossip, которая заключается в том, что если смертная казнь является конституционной, то есть если мы собираемся сказать, что государство может приводить в исполнение смертный приговор, оно должно есть способ сделать это. Таким образом, если один конкретный метод признан недействительным или нежелательным, то у государства должен быть какой-то способ исполнения наказания.И я думаю, что это конкретное понятие глубоко укоренилось в допросе главного судьи Робертса по делу Баклью. Что касается развала в Суде, я не уверен, что это будет более успешным для Баклю, чем иск Glossip в том случае, но определенно есть раскол среди судей по этому конкретному вопросу. И, как я уже сказал, я думаю, что Баклью в конечном итоге может внести немного больше ясности, я имею в виду, предполагая, что Суд достигнет существа дела, внесет немного больше ясности в пост Glossip об обстоятельствах, при которых потребуется альтернативный метод казни с точки зрения психологической боли, психологической пытки.Безусловно — я думаю, что Джон, который много писал об этом, прав, — если бы американский народ рассматривал вынесение смертной казни как пытку, он определенно мог бы быть более склонен противодействовать этому. Я просто не уверен, что значительное число людей так считают, и, конечно же, в тех местах, где смертная казнь остается относительно популярной, она, вероятно, не рассматривается таким образом, но я также думаю, что важно, что Верховный суд последовательно отклонял эти жалобы сокамерников на длительное пребывание в камерах смертников, и он упомянул дело Лэки.Было множество других дел, которые поступили в Суд, поднимая это, то, что мы называем иском Лэки, и Суд просто как бы постоянно отклонял эти дела и на самом деле не проявлял никакого интереса к этому вопросу. Итак, теперь будет справедливо сказать, что мы не всегда можем многое сказать о существе вопроса, исходя из простого факта, что Суд отказывается рассматривать дело или отклоняет то, что мы называем certiorari. Тем не менее я считаю важным то, что Суд постоянно отклонял рассмотрение этих исков по существу.Это не означает, что Суд не заинтересуется этим вопросом в какой-то момент в ближайшем будущем — вполне возможно, но, безусловно, в течение последних двух десятилетий Суд не проявлял особого интереса к этому вопросу. .

Розен: [00:18:52] Джон, давайте поговорим о будущем смертной казни. В таких статьях, как «Аномалия казней: положение о жестоком и необычном наказании в 21 веке», вы утверждали, что, поскольку смертной казни нет места в цивилизованном обществе, будь то Африка или Америка, она должна идти по стопам, позорный столб и столб для порки.Подобно тому, как американское общество больше не терпит обрезания шампуней или клеймения рук, оно не должно больше терпеть казней. Правильно ли, что на данный момент не похоже, что в Верховном суде есть что-то близкое к большинству голосов на этой должности, и если вы посмотрите на будущее смертной казни в Верховном суде, как далеко вы могли бы? видите, как это происходит, и какие направления, по вашему мнению, наиболее вероятно будут двигаться в направлении борьбы со смертной казнью?

Бесслер: [00:19:45] Ну, я думаю, есть несколько проблем.Один из них — подумать о том, что происходит на законодательном уровне штата, и вы увидите там какие-то действия. Были предприняты некоторые усилия, в том числе некоторые довольно консервативные законодатели, чтобы отменить смертную казнь, и поэтому вы видите некоторые действия на законодательном уровне, но вы также все еще наблюдаете этот толчок судебного разбирательства в Верховном суде США и приглашение судьи Брейера. и судью Гинзбургом, чтобы снова провести своего рода всестороннюю экспертизу смертной казни и связанных с ней проблем, вы знаете, не только того факта, что существует риск физической мучительной боли, но также и этой проблемы феномена камеры смертников с длительным сроком службы. люди сталкиваются с длительными периодами времени в камерах смертников, а также с проблемами произвола и расовой дискриминации, связанными со смертной казнью.Так что я думаю, что единственный способ, которым поддержка, своего рода смертная казнь, полностью отменяется в Соединенных Штатах, — это для Верховного суда США просто объявить это неконституционным. Один из моментов, который я хочу отметить, заключается в том, что, как вы знаете, мы уже избавились от несмертельных телесных наказаний в Соединенных Штатах, и поэтому, возвращаясь к делу под названием «Джексон против Бишопа» в 1968 году, судья Блэкмун когда он был в 8-м округе — не в Верховном суде, а в 8-м округе, где он написал заключение, объявляющее использование плети неконституционным в Арканзасе, и сказал, что использование плети и порка в тюрьмах унижают человека, которого бьют, но также и того, кто его бьет, и поэтому я думаю, что когда вы думаете о том, что в нашей стране уже считается нарушением Восьмой поправки применение несмертельного телесного наказания, это может быть только вопросом времени в Суде приходится сталкиваться с проблемой психологических пыток, связанных со смертной казнью.Я говорю это, потому что, когда вы думаете о чем-то, что уже считается актом психологической пытки — классический пример — инсценировка казни, именно здесь вас заставляют поверить, что вас вот-вот казнят. Таким образом, если симулированная казнь или имитация казни уже считаются психологической пыткой, то нужно хотя бы задать вопрос, не должно ли что-то более суровое также подпадать под эту рубрику. До настоящего времени Суд рассматривал пытки и смертную казнь в отдельных юридических разделах, но мне интересно, если в какой-то момент Суд не возьмется за дело и не решит этот вопрос о психологических пытках, потому что это неизменная характеристика смертная казнь, предполагающая использование угроз смертью как часть процесса, в результате которого лицо в конечном итоге будет казнено в качестве основного обвинения.Есть смертный приговор и неминуемая угроза смерти, ведущая к самой казни. Итак, судьи меняют свое мнение, и я думаю, что одна из вещей, которые вы оглядываете назад на судью Блэкмуна, он первоначально написал, что он был против смертной казни, но он проголосовал за сохранение смертной казни, потому что он сказал, что существует разница между смертной казнью. судья и законодатель, но позже передумал и сказал, что это неконституционно. Так что это сложно предсказать.

Розен: [00:00:25] Ричард, у вас есть действительно интересная статья под названием «Федеральная смертная казнь: козырь и обеспечение соблюдения гражданских прав» в обзоре американского законодательства в прошлом году.Вы говорите, что общественная поддержка смертной казни высока и, возможно, даже занижена, и что смертная казнь, скорее всего, не будет отменена Верховным судом в ближайшее время. В то же время вы критикуете президента за призывы и его позиции, которые часто были спорными, безрассудными и противоречащими действующему законодательству, например, за призыв к казни сержанта Боу Бергдала. Вы говорите, что эффективная реформа могла бы состоять в повышении легитимности смертной казни, показав, что она совместима с режимом гражданских и конституционных прав; в частности, вы предлагаете Конгрессу внести поправки в федеральный закон о смертной казни, чтобы сделать больший акцент на преступлениях, основанных на гражданских правах, включая дело Дилана Руфа, человека, который был осужден за расстрел 9 человек в церкви в Чарльстоне, Южная Каролина.Расскажите нам подробнее обо всех этих действительно интересных аргументах и ​​о том, как, по вашему мнению, реформа смертной казни может привести к смертной казни, которую вы называете ограниченной и эффективной в период сомнений.

Бротон: [00:01:32] Конечно. Так что общественное мнение относительно смертной казни всегда было нестабильным. Я считаю, что в наши дни он остается относительно высоким, хотя он ниже, чем был в прошлом. На самом деле, я думаю, что в некоторых недавних опросах он действительно немного повысился. В конечном счете, я не уверен, насколько полезен опрос общественного мнения из-за того, как задаются вопросы.Я имею в виду, что в опросах общественного мнения обычно задается общий вопрос, но в действительности то, как мы решаем, кому будет вынесена смертная казнь, очень и очень отличается. Мы рассматриваем отдельные случаи. Мы оцениваем силу доказательств. Мы рассматриваем отягчающие и смягчающие факторы, применимые к отдельным случаям. У нас больше нет обязательной смертной казни. И меня иногда беспокоит, что опрос общественного мнения по этому вопросу может создать иллюзию того, что респондента просят решить, следует ли приводить в исполнение обязательную смертную казнь.Итак, у меня есть некоторые опасения по поводу опроса общественного мнения по вопросу о смертной казни, но, тем не менее, он, кажется, остается относительно стабильным; не так много, как было в прошлом, но относительно стабильно в пользу смертной казни, и я думаю, что в некоторых юрисдикциях это число может быть даже больше, а в отдельных случаях может быть даже больше, и поэтому я говорю Возможно, правда, что в некоторых случаях опросы могут недооценивать поддержку смертной казни в конкретном случае, когда убийство является особенно жестоким или вопиющим — у вас могут быть люди, которые в целом могут быть либо против смертной казни, либо как бы безразличны или агностичны по отношению к смертной казни. наказание, но кто бы мог подумать, что в особо вопиющем случае смертная казнь может быть по крайней мере допустимой, если не уместной.Что касается президента Трампа, посмотрите, на протяжении всей своей взрослой жизни он много говорил о смертной казни. Он сделал ряд противоречивых публичных заявлений о смертной казни. У меня нет особых проблем с тем, что президент выражает всеобщую поддержку смертной казни. Я считаю, что это вполне уместно для президента. Меня беспокоит то, что президент займет позицию в конкретном деле с участием конкретного человека, чье дело еще не прошло протокол пересмотра смертной казни Министерством юстиции.Меня беспокоит то, что это может создать впечатление, будто министерство юстиции будет связано словом президента, а не тщательным изучением фактов и обстоятельств каждого конкретного дела, как это действительно происходит в федеральных делах о смертной казни. следует определить. Согласно протоколу министерства о смертной казни, именно генеральный прокурор, а не президент и не отдельный федеральный прокурор, а Генеральный прокурор решает, будет ли применяться смертная казнь в конкретном случае.Генеральный прокурор получает подробные консультации по этому поводу и информацию от людей в Министерстве юстиции, от экспертов по смертной казни в департаменте, от федеральных прокуроров, от людей в своем офисе, а затем он в конечном итоге звонит после тщательного изучения всех доказательств. и все отягчающие и смягчающие факторы, а также все факты и обстоятельства данного дела. Я думаю, что это такой процесс, который может помочь вселить в общество уверенность в применении федеральной смертной казни, но меня беспокоит, что это доверие будет подорвано, если возникнет ощущение, что Министерство юстиции просто делает то, что делает президент. публично заявляя, что ведомство должно делать.Так что меня беспокоят публичные заявления президента. И, наконец, что касается федерального уголовного законодательства, то это уже тот случай, когда ряд преступлений против гражданских прав в соответствии с федеральным уголовным законодательством карается смертной казнью, и одно из тех преступлений, которые я отметил в своей статье, которые не караются смертной казнью, — это преступления, предусмотренные федеральным уголовным законодательством. к закону о преступлениях на почве ненависти, так называемому Закону Шепарда Берда. И я просто предлагаю, чтобы добавление положения о смертной казни, которое обсуждалось в Конгрессе в то время, и было даже предложение добавить положение о смертной казни в этот закон, добавление чего-то подобного не противоречило бы существующей схеме гражданских прав. правоприменения, которое, как я уже сказал, уже содержит некоторые капитальные положения и может в некоторой степени способствовать укреплению доверия общественности к федеральной администрации в связи с его смертью.

Розен: [00:00:29] Что ж, пришло время подвести итоги этой чрезвычайно яркой дискуссии. Джон, первый для вас, и я думаю, что нам следует вернуться в Мэдисон, скорее, к делу Мэдисона, и я собираюсь спросить вас: вы верите, что казнь Вернона Мэдисона, человека, страдающего слабоумием и долговременной памятью потеря нарушит Восьмую поправку, и почему или почему нет?

Бесслер: [00:00:55] Я знаю. То есть, я думаю, что — я давно противник смертной казни, и это не секрет.Думаю, название моей книги «Смертная казнь как пытка» указывает на это. Так что я человек, который считает, что смертная казнь должна быть объявлена ​​неконституционной как нарушение Восьмой поправки. Я думаю, что это просто еще один пример случая, когда мы не должны казнить этого человека из-за отсутствия достоинства, связанного с ним, из-за жестокости казнить кого-то, кто по сути не знает, что происходит с точки зрения его текущего статуса. , из-за его износа.Но я действительно думаю, что нам нужно подумать об этом в более широком масштабе, и Восьмая поправка давно читается, с 1958 года, читается в соответствии с развивающимися стандартами приличия зрелого общества. И я думаю, что общество эволюционировало. Мы должны думать о более широком вопросе пыток и пыток, которые раньше рассматривались как нечто, что воздействует главным образом на тело, и с тех пор, как США подписали конвенцию против пыток, другие страны присоединились к этому. Более 150 стран являются участниками конвенции против пыток.Международное сообщество и Соединенные Штаты взяли на себя обязательство не применять ни физических, ни психических, ни социальных / психологических пыток. И я думаю, что у вас уже есть определение состояния психологической пытки в виде смертной казни, которое заключается в том, чтобы заставить кого-то осознать его неминуемую смерть, но сделать его беспомощным, чтобы предотвратить эту смерть, и когда у вас нет необходимости проводить казнь, потому что у нас есть жизнь без права досрочного освобождения, у нас есть возможность задерживать людей, заключать людей в тюрьмы, смертная казнь просто не нужна, и она настолько произвольна, она просто действительно стала несовместимой с верховенством закона, и одна из вещей, которые Меня больше всего беспокоит расовое неравенство, связанное со смертной казнью, и я действительно недавно вернулся, посмотрел историю Четырнадцатой поправки, которая, конечно, является поправкой, которая применяет Восьмую поправку к штатам и Четырнадцатую. поправка была внесена после принятия Закона о гражданских правах 1866 года, и этот Закон о гражданских правах 1866 года требовал одинаковых наказаний между черными и белыми, и мы просто не видели этого в нашей стране.Мы никогда не видели системы смертной казни, которая действовала бы без дискриминации по своему характеру. И это дополнительная причина, по которой я считаю, что смертная казнь должна, как вы сказали, как я писал в той статье, пойти путем порки и в конечном итоге отменить.

Розен: [00:03:43] Ричард, последнее слово к тебе. Верите ли вы, что казнь Вернона Мэдисона, страдающего слабоумием и имеющего длительную потерю памяти, нарушит Восьмую поправку или нет, и почему или почему нет?

Бротон: [00:03:57] Что ж, я скептически отношусь к его утверждениям.Я хотел бы узнать больше, прежде чем окончательно это решить. Я, конечно, могу представить себе обстоятельства, при которых я поддержал бы его утверждение. Но, как я уже сказал, я скептически отношусь к этому аргументу на основании Восьмой поправки, просто потому, что достоинство личности — вот что должно преобладать. У меня нет проблем с признанием и уважением присущего человеку достоинства, но я также верю в моральную свободу воли и идею о том, что то, что на самом деле мы пытаемся сделать в этих случаях, — это попытаться сделать это правильно, и мы пытаемся отдать должное в конкретном случае.Что касается смертной казни в более широком смысле, то не секрет, что я был частью так называемого механизма смерти. Я участвовал в ряде случаев смертной казни, я в целом поддерживаю смертную казнь, но не во всех случаях. Я думаю, мы можем использовать систему справедливого индивидуального определения, чтобы решить, уместно ли добиваться смертной казни в данном случае, и нам не обязательно применять широкую смертную казнь. У нас может быть относительно ограниченная смертная казнь, которая будет справедливой при ее применении, которая будет эффективной и служит целям правосудия.Итак, я снова поддерживаю смертную казнь, но, тем не менее, я считаю, что мы должны сделать все возможное, чтобы обеспечить справедливое и эффективное исполнение смертной казни. И, наконец, я бы сказал, что сторонники и сторонники отмены смертной казни не собираются прийти к согласию по главному вопросу, но как только мы придем к пониманию того, что в Соединенных Штатах, по крайней мере, в обозримом будущем будет применяться смертная казнь, даже если это довольно ограничено, и даже если это только в нескольких юрисдикциях, что в Соединенных Штатах будет применяться смертная казнь, я думаю, есть многое, с чем аболиционисты и сторонники все еще могут согласиться.Можно согласиться с тем, что обязательной смертной казни быть не должно. Мы можем согласиться с тем, что должны быть индивидуальные приговоры и учет отягчающих и смягчающих обстоятельств. Мы можем согласиться с тем, что должен быть справедливый процесс, отделенный от политики, для принятия решения о том, когда прокуроры будут добиваться смертной казни в конкретных случаях. Теперь мы можем прийти к разным выводам, позициям по конкретным правовым вопросам и по конституционным вопросам в частности, но я думаю, размышляя о разработке и разработке эффективной смертной казни в этой стране, как только мы поймем, что будет некоторая ограниченная форма смертной казни. , Я думаю, есть многое, о чем мы можем договориться.

Розен: [00:00:55] Большое спасибо Ричарду Бротону и Джону Бесслеру за подробное, вдумчивое и очень яркое обсуждение смертной казни и будущего Верховного суда. Домашнее задание, Мы, люди, слушатели, как только мнение Баклю придет к вам, прочтите большинство, прочтите особое мнение, если оно есть, и напишите мне и скажите, какое из них вам кажется более убедительным и почему. Джон, Ричард, большое спасибо за то, что присоединились.

Бесслер: [00:01:23] Спасибо.

Бротон: [00:01:24] Спасибо.

Смертная казнь в США

Законы о смертной казни

Конституция • Конгресс • Исполнительная власть • Федеральные суды • Правительства штатов

Введение

Большинство разговоров о смертной казни, которые мы слышим, касается практики правительств штатов. Государства традиционно несут ответственность за полицейскую деятельность и преступления / преследование, и большинство уголовных процессов проводится в судах штатов.

В федеральном правительстве тоже есть смертная казнь — за федеральные преступления. Он использовался гораздо реже. Фактически, при Обаме федеральное правительство приостановило федеральную смертную казнь (формальный мораторий на казни), чтобы пересмотреть эту практику. Обзор был вызван получившей широкую огласку неудавшейся казнью в Оклахоме, где заключенный пришел в сознание и проявил признаки боли во время казни.

Федеральная смертная казнь недавно привлекла внимание общественности, поскольку 25 июля 2019 года министерство юстиции президента Трампа заявило, что США.Правительство С. возобновит казни.

Однако большинство дел, которые попадают в федеральную судебную систему, касаются смертной казни штата. Конституция налагает ограничения на процессы уголовного наказания штатов (Восьмая и Четырнадцатая поправки), поэтому во многих случаях отдельные лица бросают вызов конституции в отношении практики применения смертной казни. Например, в октябре 2018 года Верховный суд оценил оспаривание заключенного метода казни штата (Bucklew v. Precythe) и оспаривание заключенного его государственной казни на основе его психического состояния (Madison v.Алабама). В предстоящий период Верховный суд оценит состояние подхода Канзаса (или его отсутствия) к разрешению защиты в связи с невменяемостью в деле о смертной казни (Kahler v. Kansas).


Юридический ландшафт

Какие законы касаются смертной казни в Соединенных Штатах?

Конституция

Смертная казнь федерального правительства против штата

Законодательные полномочия — часть Конституции (статья I) дает Конгрессу право принимать законы, касающиеся определенных «федеральных» вопросов или вопросов, вызывающих озабоченность государства.Эти полномочия перечислены / перечислены в Статье 1 (в Разделе 8) (и называются «Перечисленные полномочия»). В конце списка говорится, что Конгресс, кроме того, имеет право принимать любые законы «необходимыми и правильными» для выполнения остальных законов («Необходимая и надлежащая статья»).

В связи с вышеуказанными положениями смертная казнь на федеральном уровне выносится за преступления, которые по своей сути являются федеральными. Перечисленные полномочия включают, например (неполный список):

  • преступлений, «совершенных в открытом море»,
  • «организация, вооружение и дисциплина, ополчение» и
  • (наиболее масштабное), регулирующее торговлю с иностранными государствами, между штатами и с индийскими странами

Десятый Поправка к Конституции гласит, что у штатов есть все полномочия, специально не предоставленные федеральному правительству.Это концепция «федерализма». Федерализм — это код автономии штатов (по всем вопросам, не относящимся к федеральному).

Общие полномочия в отношении преступлений и наказаний традиционно являются государственной властью. Это большая часть того, что мы называем уголовным правом. Поскольку власть полиции традиционно является «местной» или контролируемой государством, смертная казнь чаще всего выносится правительством штата. При приведении в исполнение смертной казни государства должны соблюдать защиту Конституции, Билля о правах.

Защита в Билле о правах:

Восьмая поправка защищает людей от «жестокого и необычного наказания.«Это относится как к федеральному правительству, так и к правительствам штатов. Многие люди оспаривают смертную казнь с помощью 8-й поправки. Смотрите дела в судебном разделе.

Шестая поправка гарантирует, что ответчик имеет право на то, чтобы обстоятельства дела решали присяжные, а не судья. «Ринг против Аризоны» — это дело Верховного суда, в котором это применялось к смертной казни (см. Раздел «Судебная практика»).

Четырнадцатая поправка включает право на соблюдение процессуальных норм.Надлежащая процессуальная процедура обеспечивает справедливость в процессе, в результате которого может быть отнята чья-то жизнь, свобода или права собственности. Оно включает, например, право на справедливое судебное разбирательство и право выступать против вас свидетелями. Что касается смертной казни, вопросы надлежащей правовой процедуры иногда рассматриваются в соответствии с 8-й или 6-й поправкой.


Конгресс

Федеральное правительство проводит гораздо меньше казней, чем правительства штатов. С 1977 года было казнено 37 федеральных властей и 1453 казни в штатах (по данным Информационного центра по смертной казни).

Мы вкратце излагаем здесь законы о федеральной смертной казни досрочно и о современной федеральной смертной казни.

Досрочная федеральная смертная казнь:

Закон о преступлениях 1790 года был первым законом, разрешающим федеральную смертную казнь. Федеральные преступления, караемые смертной казнью, включают государственную измену, подделку федеральных документов, убийство, обезображивание лица и грабеж в федеральной юрисдикции или в открытом море.

В 1897 г. был принят «Закон о сокращении числа случаев применения смертной казни».Это сузило количество федеральных преступлений, за которые может быть назначена смертная казнь, а также сделало смертный приговор вариантом для присяжных, а не обязательным. В соответствии с этим законом смертная казнь на федеральном уровне применяется гораздо реже.

Расширенное исполнение федеральных законов

На протяжении ХХ века восприятие смертной казни в обществе росло и падало. В то время как некоторые штаты отменили смертную казнь, федеральное правительство начало больше влиять на федеральные правоохранительные органы.Целью (иногда политической) было жесткое противодействие организованной преступности.

Конфликт с государствами на месте казни

Когда штаты начали отмену смертной казни, а федеральное правительство продолжило, возникли практические трудности. Если человека приговорили к смертной казни за федеральное преступление в штате, где не проводятся казни, где должна быть казнь?

В 1930-х годах федеральное правительство во главе с генеральным прокурором с жесткой политической программой борьбы с преступностью казнило кого-то за федеральное преступление в Мичигане.Мичиган был первым штатом, отменившим смертную казнь. Проведение казни в штате вызвало споры. Сегодня существует закон, предписывающий, чтобы в случае казней по федеральному закону в штате без смертной казни судья должен определить штат, в котором исполняется смертная казнь, для наложения наказания. Однако практика осуждения кого-либо с потенциальным смертным приговором в штате без смертной казни по-прежнему вызывает споры, потому что федеральное правительство по существу игнорирует законы штата. См. Обсуждение генеральных прокуроров в разделе «Исполнительная власть».

Временное прекращение казней

Общественное неприятие смертной казни достигло пика в 1960-е годы. Активисты во главе с NAACP подали серию юридических оспариваний смертной казни, которые заполнили суды и привели к задержкам. Федеральное правительство провело свою последнюю казнь в 20 веке в 1963 году. В 1972 году Верховный суд постановил, что смертная казнь в том виде, в котором она применялась в Грузии, была неконституционной, но суд не объяснил, почему именно. Это решение оставило неясным для всей страны смертный приговор.См. «Фурман против Грузии» (Судебная секция). Федеральное правительство не принимало закон о возобновлении смертной казни до 1988 года.

Современная федеральная смертная казнь:

Закон о борьбе со злоупотреблением наркотиками 1988 года, первый закон о смертной казни после многих лет неиспользования, установил смертную казнь за умышленное убийство, связанное с «продолжающейся преступной деятельностью» или тяжким преступлением, связанным с наркотиками. Закон был принят во время «войны с наркотиками», и объявленный процесс был направлен на рассмотрение решения по делу Furman v.Грузия (см. Судебный раздел).

Федеральный закон о смертной казни 1994 года установил дополнительные категории, в отношении которых может применяться смертная казнь. Эти преступления делятся на три категории: (1) убийства; (2) шпионаж и измена; и (3) преступления, связанные с незаконным оборотом наркотиков. Закон также установил процедуры для исполнения федеральной смертной казни. Этот закон был частью Закона о борьбе с насильственными преступлениями и обеспечении правопорядка 1994 года.

Закон о борьбе с терроризмом и эффективной смертной казни от 1996 года утвердил смертную казнь для U.Гражданин С. признан виновным в применении оружия массового поражения. Он также реформировал (существенно ограничил) процесс, с помощью которого гражданин мог подавать апелляцию в федеральный суд на том основании, что суд штата отнесся к его делу несправедливо. Эта апелляция, называемая хабеас корпус, используется в качестве крайней меры для лиц, приговоренных к смертной казни, и выявила серьезные ошибки в делах, приговоренных к смертной казни в штатах.

Закон США об усовершенствовании и продлении полномочий в отношении ПАТРИОТОВ 2005 года установил новые процедуры смертной казни для лиц, осужденных за терроризм.

Полный список федеральных преступлений, за которые может быть назначена смертная казнь, см. В Информационном центре по смертной казни.


Президент и исполнительные органы

Министерство юстиции играет важную роль в исполнении смертной казни. Это потому, что поверенные в Министерстве юстиции представляют правительство в отношении лиц, обвиняемых в преступлениях. Если федеральный закон допускает смертную казнь (см. Раздел «Законодательство»), Министерство юстиции решает, будет ли оно требовать смертной казни в конкретном случае.

Генеральный прокурор, глава Министерства юстиции, возглавляет федеральное правительство в принятии решения о процессе, определяющем, когда будет применяться смертная казнь и насколько агрессивно.

Генеральный прокурор Джанет Рино

В 1995 году в связи с новой практикой федеральной смертной казни, связанной с Федеральным законом о смертной казни, тогдашний генеральный прокурор Джанет Рино ввела в распоряжение Министерства юстиции процедуры, которым должно следовать при обращении за смертной казнью:

Протокол о смертной казни — это набор правил, которым следует правительство при принятии решения о применении смертной казни в конкретном случае.Как впервые было опубликовано AG Janet Reno, все дела, в которых прокурор США решает добиваться смертной казни, должны быть одобрены Генеральным прокурором и должна быть проведена надлежащая оценка дела. Как упоминалось в разделе «Законодательство», федеральная смертная казнь может вызвать споры, если ее применять в штате, где не применяется смертная казнь. Протокол при Джанет Рино признал различие в законах штатов и в итоге стал реже добиваться смертной казни в штатах, которые отменили смертную казнь.Протокол также позволил сделать сделку о признании вины в качестве обходного пути для прокурора США, чтобы избежать требования смертной казни.

Генеральный прокурор Джон Эшкрофт, сторонник смертной казни, вступивший вместе с Джорджем Бушем в 2001 году, изменил Протокол о смертной казни, чтобы поощрять его использование. Он накладывает ограничения на сделки о признании вины, которые позволили прокурорам США уйти от требования смертной казни.

Генеральный прокурор Альберто Гонсалес, также назначенный Джорджем Бушем, ясно дал понять, что федеральная смертная казнь должна применяться последовательно по всей стране.Это снова сделало более трудным избежать попытки федерального правительства применить смертную казнь даже в штате, который ее отменил.

Генеральный прокурор Эрик Холдер, назначенный Бараком Обамой, лично выступал против смертной казни. Он поставил под сомнение и приказал пересмотреть его использование, но он также одобрил федеральное преследование смертной казни в нескольких случаях. В 2015 году Холдер приказал отменить смертную казнь по всей стране после ошибки казни в Оклахоме. Он отложил казни до тех пор, пока Верховный суд не рассмотрит эту практику.Суд подтвердил это (см. Glossip v. Gross в судебном разделе).

Генеральный прокурор Джефф Сешнс, назначенный Дональдом Трампом (а затем замененный), является откровенным сторонником смертной казни. Вот статья с критикой его действий в качестве генерального прокурора Алабамы с требованием смертной казни.

Генеральный прокурор Уильям Барр, сменивший Джеффа Сешнса при Трампе, также поддерживает смертную казнь. 25 июля 2019 года Барр официально объявил о прекращении приостановления федеральных казней.В том же пресс-релизе говорится, что США будут использовать пентобарбитал для казни. Наркотик стал причиной нескольких неудачных казней в прошлом, и правительство, вероятно, столкнется с судебными исками, оспаривающими его использование.

Действующий Федеральный протокол о смертной казни. Вы можете прочитать текущие правила здесь.

См. Эту статью Тиршвелла и Герцберга, где описывается федеральная смертная казнь, которая была полезна при создании этого отчета.


Федеральные суды

Справочная информация о смертной казни в Верховном суде:

In Weems v.США (1910 г.), Верховный суд постановил, что защита от жестокого и необычного наказания означает, что «наказание за преступление должно быть градуировано и соразмерно преступлению». Дело не было приговором к смертной казни, но оно установило правило соразмерности.

В деле Furman v. Georgia (1972 г.) Верховный суд постановил, что смертный приговор, вынесенный произвольно (без рациональных стандартов для определения того, когда он должен быть вынесен), нарушает запрет 8-й поправки на жестокие и необычные наказания.Пятеро судей, составляющих большинство, полагали, что дело Фурмана было одним из тех произвольных / несправедливых, но они не пришли к единому мнению относительно того, почему. Судьи написали несколько согласий и несогласий. В Фурмане мужчина совершил убийство во время ограбления, когда он споткнулся, и его пистолет выстрелил, убив жертву. После Фурмана штаты широко переосмыслили и пересмотрели свои законы о смертной казни. Только в 1976 году, когда произошла следующая серия дел, Верховный суд разъяснил конституционность смертной казни.

В 1976 году Верховный суд вынес решение по «делам о смертной казни»:

  • Грегг против Джорджии
  • Проффитт против Флориды
  • Юрек против Техаса
  • Вудсон против Северной Каролины
  • Робертс против Луизианы

После того, как Фурман, рассматривая эти дела вместе, Суд постановил руководить штатами в отношении что конституция разрешает в отношении смертной казни. Он заявил, что нация по-прежнему поддерживает смертную казнь как метод наказания, как в целях возмездия (чтобы отомстить тому, кто совершает наиболее тяжкое оскорбление человечества), так и в целях устрашения (заключение, что кто-то может рассмотреть вопрос о смертной казни до совершения преднамеренное убийство, хотя никакие эмпирические исследования этого не показали).Суд установил правила процедуры судебного решения, необходимые для вынесения смертного приговора. Законы штата, определяющие, каким образом дело может привести к смертной казни, должны включать в себя несколько этапов, которые должным образом сужают человека сначала до состава преступления, имеющего право на вынесение смертного приговора, а затем до типа лица, особенно заслуживающего наихудшего типа наказания. наказание (некоторые государства используют «отягчающие обстоятельства» для последнего анализа).

Другие недавние дела, устанавливающие границы смертной казни:

Смертная казнь для лиц с ограниченными интеллектуальными возможностями не допускается:

In Atkins v.Вирджиния (2002), Верховный суд постановил, что смертная казнь недействительна для лиц с умственными недостатками. Суд признал уменьшение вины этих лиц и заявил, что стандарты приличия не оправдывают смертную казнь в таком случае. Суд заявил, что при определении соразмерности наказания следует учитывать стандарты сегодняшнего дня, а не стандарты того времени, когда была принята 8-я поправка. В нескольких более поздних случаях было рассмотрено, как определить, есть ли у кого-то умственная отсталость, которая может претендовать на эту защиту.

Несовершеннолетним не допускается смертная казнь:

В деле Ропер против Симмонса (2005 г.) Верховный суд постановил, что смертная казнь недействительна для несовершеннолетних. Это нарушает 8-ю поправку, потому что приговор к смертной казни несовершеннолетнему не соответствовал национальным стандартам приличия. Суд указал на количество штатов, которые его запретили (на тот момент 30).

Смертная казнь не допускается только за изнасилование:

В деле Кеннеди против Луизианы (2008 г.) Верховный суд постановил, что смертная казнь недействительна для лица, признанного виновным в изнасиловании ребенка, когда смерть не была вызвана, и смерть не была предполагаемым результатом.Это нарушает 8-ю поправку, потому что приговор не был соразмерен преступлению. Это решение означает, что смертный приговор не может быть вынесен тому, кто не совершал убийства.

Смертная казнь без умышленного убийства, разрешенная в случае совершения тяжкого преступления:

В деле Тисон против Аризоны (1987 г.) Верховный суд постановил, что смертная казнь может быть назначена лицу, причастному к преступлению (присутствовавшему и содействовавшему в совершении преступления), в котором произошло убийство, независимо от того, совершил ли это лицо или имел намерение вызвать убийство, при условии, что лицо было существенно причастным к преступлению и проявляло безрассудное пренебрежение к человеческой жизни.Это правило очень спорное.

Присяжные должны принять решение по фактам для определения смертного приговора:

В деле Ринг против Аризоны (2002 г.) Верховный суд постановил, что решение о вынесении смертного приговора должно выноситься на основании фактов присяжных, а не судьи. Аризона утверждала, что судья должен иметь возможность определять «отягчающие обстоятельства», чтобы применить наказание к смертной казни после того, как присяжные вынесут решение о преступлении, караемом смертной казнью. Но суд не согласился. Право на решение жюри таких важных фактов является гарантией 6-й поправки.

Способ исполнения:

Допускается некоторый риск боли.

В деле Baze v. Rees (2008 г.) Верховный суд постановил, что смертельная инъекция допустима и не является жестоким и необычным наказанием. Восьмая поправка запрещает пытки, в том числе «умышленное причинение боли ради боли». В этом случае был поставлен под сомнение метод смертельной инъекции, состоящий из трех препаратов, потому что введение лекарств может привести к ошибке и, следовательно, к боли.Суд постановил, что метод казни является неконституционным только в том случае, если он сопряжен с «существенным риском причинения серьезного вреда» или «объективно недопустимым риском причинения серьезного вреда». Короче говоря, государство должно избегать излишней жестокости, пытаясь избежать боли и стараясь обеспечить быстрый процесс, но ему не нужно принимать какие-либо предложенные альтернативы, если альтернатива не проверена (доказана исследованиями) на то, чтобы быть равно эффективной и не имеющей собственной обеспокоенность.

В деле «Глоссип против Гросса» (2015 г.) Верховный суд подтвердил применение смертельной инъекции из трех препаратов, аналогичной той, что была в деле Базе выше.Суд рассудил, что, поскольку смертная казнь является конституционной, «должны быть конституционные средства ее исполнения». В нем было вновь заявлено, что вынесение смертного приговора связано с некоторым риском боли, а метод смертельной инъекции, распространенный сегодня во многих штатах, — это все усилия штатов по обеспечению быстрой и безболезненной смерти. Несогласие судьи Брейера заставило Суд вернуться к вопросу о том, является ли смертная казнь конституционной.

Мнение Glossip начинается с истории способов казни.Для тех, кто заинтересован в его прочтении, пролистайте первые четыре страницы («Syllabus», который является резюме).


Правительства штатов

государства определяют свои собственные категории преступлений. Во всех штатах степень убийства варьируется от непреднамеренного до умышленного и ужасающего. Самые жестокие виды убийств — это убийства, за которые в рамках Конституции США государство может требовать смертной казни.

  • Некоторые штаты запретили смертную казнь в конституциях своих штатов.Мичиган, первый штат, отменивший смертную казнь, фактически конкретно заявил об этом в своей Конституции, в то время как в других штатах суды постановили, что смертная казнь нарушает конституцию штата.
  • В некоторых штатах смертная казнь запрещена законодательными актами.
  • В некоторых штатах до сих пор применяется смертная казнь.

См. Здесь, чтобы получить информацию по штатам (из Информационного центра по смертной казни). Нажмите на этот сайт, на котором много информации о смертной казни.

31 штат, разрешающий смертную казнь, должен соответствовать требованиям Конституции. Таким образом, любые законы штата (определения убийства, допускающие смертную казнь или процедуры, связанные со смертной казнью) не должны нарушать ограничения, обсуждаемые в разделе «Судебная практика».

Здесь вы можете увидеть карту штатов, где применяется смертная казнь, а также информацию по конкретным штатам о методах казни и недавних законах, касающихся смертной казни (от Национальной конференции законодательных собраний штатов).

Смертная казнь — Конституционные возражения против смертной казни — Поправки, необычные, суд и законы

Представление о том, что смертная казнь представляет собой жестокое и необычное наказание, могло бы показаться неотъемлемой частью аргумента аболиционистов, но конституционность смертной казни практически не вызывала возражений до конца двадцатого века. В течение многих лет запрет Восьмой поправки на жестокие и необычные наказания ассоциировался с пытками и варварскими наказаниями, а не со смертной казнью.В 1967 году общенациональный мораторий на смертную казнь дал судам время проверить ее конституционность. Наконец, Верховный суд США в деле Фурман против Джорджии (1972 г.) установил, что некоторые законы о смертной казни действительно представляют собой жестокое и необычное наказание из-за произвольного способа их применения.

Пятая и Восьмая поправки являются ключом к дебатам о конституционности. Восьмая поправка, наиболее часто цитируемая в аргументах против смертной казни, запрещает жестокие и необычные наказания.Пятая поправка предусматривает, что никто не может быть «лишен жизни … без надлежащей правовой процедуры». Он также предусматривает, что ни одно лицо «не может быть привлечено к ответственности за преступление, караемое смертной казнью» без предъявления обвинения большим жюри, и запрещает человеку «дважды подвергаться опасности для жизни» за одно и то же преступление. Эта формулировка, в дополнение к ограниченному списку дебатов по этому вопросу при написании Билля о правах и его обычному использованию в то время, убедительно свидетельствует о том, что создатели предполагали, что смертная казнь будет законной при соблюдении процессуальных прав.Действительно, во время принятия Восьмая поправка запрещала только такие беспокоящие формы смертной казни, как распятие или сожжение на костре. Несогласие главного судьи Уоррена Бергера в деле Фурмана, по сути поддерживающее применение смертной казни, было основано на его понимании мягкости формулировок Пятой поправки.

Однако Фурман не был предводительницей смертной казни. Несмотря на необычную победу сторонников отмены смертной казни, решение не объявляло всю смертную казнь неконституционной как таковой.Несколько штатов быстро разработали новые законы, исправляющие недостатки, отмеченные Фурманом. Новые законы были быстро проверены. В 1976 году Суд внезапно отменил мораторий на исполнение смертной казни, оставив в силе некоторые новые законы о смертной казни. Закон штата, поддержанный в деле Грегг против Джорджии, стал образцом для более поздних законов о смертной казни. Как описано у Грегга, типичная смертная казнь должна включать двухчастное судебное разбирательство. Первая часть определяет вину, вторая — этап вынесения приговора. Во время вынесения приговора жюри оценивает смягчающие и отягчающие обстоятельства, чтобы определить, является ли смертная казнь уместной или следует назначить менее строгий приговор, обычно пожизненное заключение.Во Флориде принята трехчастная система, в которой консультативное жюри дает рекомендации судье, который затем принимает решение о наказании после взвешивания смягчающих и отягчающих обстоятельств.

Несмотря на то, что после 1964 года казни были ограничены только осужденными за убийства, в период с 1930 по 1960-е годы изнасилования явились причиной большого числа казней. В 1977 году Суд исключил смертную казнь за изнасилование, установив, что наказание было слишком суровым для преступления и, следовательно, неконституционным. К концу двадцатого века смертная казнь была конституционно приемлемой только за уголовное убийство.Смертная казнь даже была признана неконституционной для лица, причастного к тяжкому преступлению, во время которого убийство совершено кем-то другим. В других постановлениях Суд также постановил, что Восьмая поправка не запрещает казнь умственно отсталого человека, хотя умственно отсталость является смягчающим фактором для рассмотрения жюри. Более того, Суд также оставил в силе смертный приговор несовершеннолетнему, которому на момент совершения преступления было не менее 16 лет.

Следует ли отменить смертную казнь?

Студенты U.Средние школы S. могут получить бесплатный цифровой доступ к The New York Times до 1 сентября 2021 года.

В июле в США была проведена первая казнь на федеральном уровне за 17 лет. С тех пор администрация Трампа казнила 13 сокамерников, что более чем в три раза больше, чем федеральное правительство за предыдущие шесть десятилетий.

Смертная казнь была отменена в 22 штатах и ​​106 странах, но все еще законна на федеральном уровне в Соединенных Штатах. Допускает ли ваш штат или страна смертную казнь?

Считаете ли вы, что правительствам должно быть разрешено казнить людей, осужденных за преступления? Оправдано ли это когда-либо, например, за самые ужасные преступления? Или вы категорически против смертной казни?

В «Ускоренной серии казней», столкнувшейся с небольшим надзором Верховного суда »Адам Липтак пишет о недавних казнях на федеральном уровне:

В 2015 году, за несколько месяцев до своей смерти, судья Антонин Скалиа сказал, что не удивится, если Верховный суд отменил смертную казнь.

В наши дни, после назначения президентом Трампом трех судей, либеральные члены суда потеряли всякую надежду на отмену смертной казни. Перед лицом необычайной серии казней на федеральном уровне за последние шесть месяцев им пришлось задаться вопросом, готов ли суд играть какую-либо роль в делах о смертной казни, кроме ускорения казней.

До июля 17 лет не было казней на федеральном уровне. С тех пор администрация Трампа казнила 13 заключенных, что более чем в три раза больше, чем федеральное правительство казнило за предыдущие шесть десятилетий.

Далее в статье объясняется, что судья Стивен Дж. Брейер выразил несогласие в пятницу, поскольку Верховный суд расчистил путь для последней казни эпохи Трампа, пожаловавшись на то, что он недостаточно решил правовые вопросы, которые задавали заключенные. Статья продолжается:

Если судья Брейер звучал грустно, то это потому, что всего несколько лет назад он надеялся, что суд пересмотрит конституционность смертной казни. В 2015 году он изложил свои аргументы в виде серьезного несогласия, которое, должно быть, было в голове у судьи Скалии, когда он делал свои комментарии несколько месяцев спустя.

Судья Брейер написал в этом 46-страничном несогласии, что он считает «весьма вероятным, что смертная казнь нарушает Восьмую поправку», которая запрещает жестокие и необычные наказания. Он сказал, что оправдания приговоров к смертной казни были частыми, что смертные приговоры выносились произвольно и что система правосудия, основанная на смертной казни, омрачена расовой дискриминацией.

Судья Брейер добавил, что нет оснований полагать, что смертная казнь сдерживает преступление и что длительные задержки между приговорами и казнями сами по себе могут нарушать Восьмую поправку.По его словам, большая часть страны не применяла смертную казнь, и Соединенные Штаты стали исключением в международном масштабе, приняв ее.

Судья Гинзбург, умерший в сентябре, присоединился к инакомыслию. Двое других либералов — судьи Сотомайор и Елена Каган — несомненно, сочувствовали.

И судья Энтони М. Кеннеди, который до своего выхода на пенсию в 2018 году имел решающее голосование во многих тесно разделенных делах, написал мнения большинства в нескольких решениях 5 к 4, которые налагают ограничения на смертную казнь, включая те, которые запрещают казнь несовершеннолетних правонарушителей и лиц, осужденных за иные преступления, кроме убийства.

В июльском эссе «Смертная казнь может гарантировать, что« правосудие свершилось »», Джеффри А. Розен, в то время исполнявший обязанности заместителя генерального прокурора, приводит судебное дело о смертной казни:

Смертная казнь — сложная проблема для многих американцев по моральным, религиозным и политическим причинам. Но с юридической точки зрения это просто. Конституция Соединенных Штатов прямо предусматривает «тяжкие» преступления, и Конгресс санкционировал смертную казнь за серьезные федеральные правонарушения с тех пор, как президент Джордж Вашингтон подписал Закон о преступлениях 1790 года.Американский народ неоднократно ратифицировал это решение, в том числе посредством Федерального закона о смертной казни 1994 года, подписанного президентом Биллом Клинтоном, казни Тимоти Маквея на федеральном уровне при президенте Джорджа Буше и решения Министерства юстиции президента Барака Обамы о применении смертной казни. против бомбардировщика Бостонского марафона и Дилана Руфа.

Студенты, прочтите статью полностью, а затем сообщите нам:

  • Поддерживаете ли вы применение смертной казни? Или вы считаете, что его нужно отменить? Почему?

  • Как вы думаете, служит ли смертная казнь необходимой цели, например сдерживанию преступности, оказанию помощи семьям жертв или отправлению правосудия? Или смертная казнь «жестока и необычна» и поэтому запрещена Конституцией? Это неправильно с моральной точки зрения?

  • Существуют ли альтернативы смертной казни, которые, по вашему мнению, были бы более подходящими? Например, является ли пожизненное заключение без возможности условно-досрочного освобождения достаточным приговором? Или это все еще слишком сурово? Как насчет восстановительного правосудия, подхода, который «учитывает причиненный вред и стремится к соглашению всех заинтересованных сторон — потерпевших, правонарушителя и общества — о возмещении ущерба»? Какие еще у вас есть идеи?

  • Обнаружены огромные расовые различия в применении смертной казни.Например, чернокожие люди чрезмерно представлены в камерах смертников, и недавнее исследование показало, что «подсудимые, осужденные за убийство белых жертв, были казнены в 17 раз чаще, чем те, кто был осужден за убийство чернокожих жертв». Изменяет ли эта информация или усиливает ваше мнение о смертной казни? Как так?

  • Федеральный закон о смертной казни запрещает правительству казнить психически больного заключенного; однако во время недавних казней Кори Джонсона, Альфреда Буржуа и Лизы Монтгомери их группы защиты, семьи и другие лица утверждали, что у них были умственные отклонения.Как вы думаете, какую роль должна играть история инвалидности или травмы в том, как кого-то наказывают или реабилитируют после совершения преступления?

  • Насколько мы должны опасаться казни неправомерно осужденных людей? Проект «Невинность» доказал невиновность 18 человек, приговоренных к смертной казни, которые были оправданы с помощью анализа ДНК. Вас беспокоит справедливое применение смертной казни или возможность казни невиновного человека системой уголовного правосудия?


О мнении учащегося

• Найдите в этой колонке все наши вопросы «Мнение учащегося».