Можно ли умереть от боли: Две смерти без боли. Как работает паллиативная помощь в Швеции и в России

Две смерти без боли. Как работает паллиативная помощь в Швеции и в России

«Ей не было больно, вы молодцы»

Когда Вера и Йохан познакомились, ее отец и его мама уже болели раком, но были в ремиссии. Они долго решали, где съехаться: у него в Стокгольме или у нее в Москве. У обоих была хорошая работа, обоим не хотелось оставлять семью. «В итоге мы просто кинули «камень — ножницы — бумага», и я проиграла», — смеется Вера. В 2019-м она получила вид на жительство и переехала к мужу. И тогда же их родителям одновременно стало хуже. «Все это время я как бы находилась в двух реальностях», — вспоминает Вера.

Гунилла и Хайнц прожили вместе больше полувека. Вера говорит, что они были «счастливыми европейскими пенсионерами»: путешествия, бридж по четвергам, книжный клуб по пятницам, всегда вдвоем. Выбор сына они приняли автоматически и сразу полюбили невестку — дети жили в другом городе, но часто бывали у родителей.

Сначала у Гуниллы перестал видеть один глаз — ей дали специальную повязку, как у пирата. Потом стало сложно ходить — ей привезли ролятор (что-то вроде ходунков), а затем и коляску. А чтобы было удобнее, «под коляску» расширили дверные проемы в туалете и «подогнали» под нее обеденный стол. «Все это делалось быстро и без единой бумажки, — говорит Вера. — Не было никаких «актов принятых работ». Когда Гунилла ослабела и больше не могла самостоятельно мыться, ей стали помогать женщины из специальных служб.

Все эти вроде бы мелочи отражают принципы паллиативной помощи. Во-первых, если есть возможность, лучше как можно дольше оставлять пациента дома, в родных стенах. Во-вторых, нужно сделать максимум, чтобы его жизнь оставалась комфортной. В-третьих, это помощь не только больному, но и его близким: нельзя усложнять все бюрократией. А если пожилому человеку трудно ухаживать за своей женой, это нормально. Вера говорит, что у них не было решения вроде «с сегодняшнего дня нам нужен паллиатив». Все это просто автоматически интегрировалось в жизнь — от меньшего к большему, в зависимости от состояния свекрови. «Врачи все время спрашивали Хайнца: «Вы справляетесь?» Постепенно они стали приходить, сажать ее на стул с утра, вечером класть в постель и так далее».

Летом 2019-го Гунилла еще могла ходить с ролятором. Но уже в сентябре она в какой-то момент стала задыхаться и не смогла проглотить еду. Ее отвезли в больницу — не хоспис и даже не паллиативное отделение, обычный стационар. Но в Швеции даже там можно быть с близкими круглосуточно, и муж ночевал в ее палате. «Мы были уверены, что ее выпишут и она еще поживет, — говорит Вера. — Через пару дней повезли Хайнца в лес за грибами, чтобы как-то его отвлечь. На следующий день я испекла пирог, и Гунилла успела его поесть. А через несколько часов умерла».

© Алексей Дурасов/ТАСС

Вера рассказывает, что после ухода близкого врачи говорят важные слова: «Мы сделали все возможное, ей не было больно, вы были вместе до последней минуты, вы молодцы». И это поддерживает и «закрывает основные гештальты»: люди не думают, что человека можно было спасти, что они не успели сказать что-то важное и что они в чем-то виноваты. И еще одно важное: на следующее же утро из их дома забрали коляску и ролятор, «чтобы у Хайнца не было этого на глазах».

Сейчас Хайнц уже чуть-чуть ожил. Два месяца назад Вера родила дочь — они с мужем надеются, что внучка поможет свекру прийти в себя. «Это была первая смерть, которую я видела, — говорит Вера. — Но это был лучший вариант из возможных. Гунилла ушла в спокойствии, в чистой красивой палате, без боли. И мы были рядом».

«Хоспис — это как признание, что близкий человек умрет»

Родители Веры жили в паре часов езды от Москвы. Когда Александру Ивановичу стало хуже, его удалось зарегистрировать в столице: здесь помощь онкобольным все же лучше. Но сложности были — от проблем с покупкой лекарств до необходимости ездить в онкодиспансер каждое утро. «Папа был таким мужчиной-мужчиной. Которому не больно, который все сделает сам, — говорит Вера. — Он считал, что его лечение — мужское дело, и до последнего не давал нам ему помогать. Возможно, это давало ему жизненные силы…»

Александр Иванович был физиком, ученым и преподавателем, как она говорит — «чокнутым профессором», больше всего любившим что-то чертить и выводить какие-то формулы. Он мог починить абсолютно все, решить любую проблему. «А мы вокруг него — три блондинки, — говорит Вера. — Мама — музыкант, сестра — художник, ну и я — менеджер…» Своей болезни он стеснялся, считал ее слабостью, чем-то «немужским». И ходил на работу до тех пор, пока вообще мог ходить.

Уже после его смерти мы пришли к нему в институт и увидели, что у него были спланированы лекции на декабрь-январь. Очки лежали на раскрытом блокноте…

Поэтому он категорически отказывался ложиться в больницу: ему важно было думать, что он «поболеет и пойдет на работу». Но в какой-то момент из-за боли стало невозможно спать и даже переворачиваться с одного бока на другой. Выписанные обезболивающие не помогали. И в семье решились попробовать паллиативную помощь.

© Алексей Дурасов/ТАСС

В благотворительном фонде помощи хосписам «Вера» всегда говорят: «Хоспис — это жизнь на всю оставшуюся жизнь». В семье Веры это знали, давно читали Facebook директора Московского многопрофильного центра паллиативной помощи Департамента здравоохранения Москвы (ЦПП) Нюты Федермессер и вроде бы понимали, что хоспис — это не «изба-умиральня», как думают многие. И тем не менее они боялись даже произносить это слово.

Это звучит как признание того, что твой близкий умрет. Когда ты обсуждаешь с папой или мужем хоспис, ты как бы начинаешь с ним прощаться

Этот страх немного «снял» визит врача выездной паллиативной службы. Он сразу вколол больному морфин, и Александру Ивановичу стало легче. «Трудно сказать, почему морфин не выписали в онкодиспансере, — говорит врач ЦПП Василий Шутов. — Возможно, не смогли оценить интенсивность болевого синдрома. Еще бывает, что за препаратами приходят родственники, а врачи не приезжают к пациенту на дом и попросту его не видят».

А еще первые 20 минут врач говорил с отцом о его работе, «вернул его в нормальную жизнь». Даже лучшие врачи часто просто не успевают психологически поддержать пациента. В менее удачных случаях все бывает еще хуже — Вера говорит, что часто к ее отцу «относились как к просителю с талончиком». В паллиативной медицине достоинство пациента, в каком бы состоянии он ни был, — это главное. На следующий день семья поехала в хоспис.

«Как будто страдания перед смертью — это обязательная галочка»

«Мы ехали и говорили: папа, ты только посмотришь. Даже боялись называть это место хосписом, говорили «паллиативная помощь», — рассказывает Вера. Но место с пугающим названием оказалось «островком Швеции в российской медицине».

В хосписе пациенты должны чувствовать себя как дома. Не как в больнице. Поэтому там всюду стоят цветы. И переговариваются попугаи. А в хосписе, в который приехала семья Веры, жили две кошки. «Мы тоже кошатники, — рассказывает она. — Дома кошка по вечерам звала папу спать. Папа смотрит телевизор поздно вечером, она приходит и мяукает ему в лицо. Он говорит: «Что, спать?» И она ведет его в спальню. И в хосписе для нас это был крутой психологический пунктик: кисонька пришла, она спит. Уютно».

Спецпроект на тему

При этом домашняя обстановка сопровождается профессиональным уходом. Здесь у пациентов специальные кровати — такие, чтобы можно было легко приподнять голову или прямо в постели отвезти человека погулять. Здесь вовремя дают обезболивающее. Здесь берут на себя уход — и семья может думать не о смене подгузников, а о том, чтобы подержать за руку напоследок. «Кто-то из знакомых нам сказал: «А что, вы сами не можете ухаживать за папой?» В России очень сильна эта установка: как же я отдам своего близкого? Я должен сам заботиться и страдать! — говорит Вера. — Как будто эти неудобства и страдания перед смертью — это какая-то обязательная галочка. Но этим мы делаем уходящему только хуже».

В сентябре этого года мэр Москвы Сергей Собянин принял решение обеспечить паллиативных пациентов бесплатными медицинскими изделиями на дому. Со следующего года москвичи при необходимости смогут получить на время кровати, коляски, специальные матрасы и другие вещи, которые помогут заботиться о лежачих больных, если им важно оставаться дома (вне зависимости от того, есть ли у человека статус инвалида). Еще в прошлом году для этого нужно было оформлять инвалидность, чего Александр Иванович категорически не хотел.

© Алексей Дурасов/ТАСС

Отец Веры умер на пятый день в хосписе. Все это время семья была с ним в одной палате. «Папа всегда любил выпивать за столом и веселиться, — рассказывает Вера. — Напоследок он съел два блинчика и выпил две рюмки кагора, врач разрешил». Потом у него начался жар, и он постепенно переставал дышать. Все это время медики смазывали ему губы и руки кремом, чтобы они не сохли.

«Прекрасно, что когда папа умер… Странно звучит, да? — прерывает себя Вера. — Но да, прекрасно, что нас избавили от бюрократии. Мы подписали только отказ от вскрытия — на  это ушла пара минут. Больше никаких бумаг не было». Вера признается: хоспис удивил ее тем, что там «все так, как должно быть». В России этого, к сожалению, ждешь пока не всегда.

Но уже сегодня смерть в нашей стране может быть и такой — там, где «не больно, не стыдно, не страшно, не одиноко», как говорит Нюта Федермессер.

«Когда наши близкие уходят, мы часто спрашиваем — почему они? И виним себя за все, — говорит Вера. — В смерти нет смысла или логики. Но это часть жизни. И когда понимаешь, что смерть близко, учишься ценить жизнь. И просто знаешь, что нужно дать человеку тепло и успеть получить тепло от него. В хосписе это возможно».

  • Сейчас для неизлечимо больных взрослых в столице работают Центр паллиативной помощи и восемь филиалов-хосписов, а также 13 выездных паллиативных служб. Если вам нужна помощь, вы можете позвонить по бесплатному и круглосуточному номеру: +7 (499) 940-19-48.
  • Для детей есть Первый Московский детский хоспис и «Дом с маяком».
  • На портале «Про паллиатив» (проект фонда «Вера») доступна экспертная информация о том, как ухаживать за неизлечимо больными людьми, о лечении боли, пролежней, питании и гигиене, психологической поддержке, коммуникации — как для врачей, так и для родственников пациентов.
  • Благотворительный фонд помощи хосписам «Вера» создал горячую линию помощи неизлечимо больным людям, она работает круглосуточно и бесплатно. Ее номер: 8-800-700-84-36. Сюда могут звонить пациенты, их друзья или родные, специалисты, занимающиеся уходом за неизлечимыми больными, медработники и сотрудники профильных НКО.
  • Созданием и развитием паллиативной помощи в регионах занимается проект Нюты Федермессер и Общероссийского народного фронта «Регион заботы».

Продолжение

Бэлла Волкова

Боль в горле | симптомы | лечение

Консультации врачей специалистов: (812) 200-48-48

Что делать, если болит горло? Дадим советы, которые точно помогут, но временно, до посещения врача.
И надо не пропустить симптомы, при которых врачу надо показаться срочно!
Боль в горле — это то с чем время от времени сталкивается каждый из нас. Однако тот факт, что боль в горле бывает у нас достаточно часто, вовсе не означает, что её можно и в этот раз перетерпеть.
Иногда болевые ощущения могут говорить о серьёзной угрозе для здоровья. Не прозевайте этот момент! Можно и умереть. Если вы привиты от всех инфекционных болезней, риск умереть значительно уменьшается.

Боль в горле — симптомы

Если у вас заболело горло и вместе с этими болями появились следующие симптомы, то как можно быстрее обратитесь к терапевту или оториноларингологу (ЛОР-врачу):
• Затруднённое дыхание.
• Трудно открыть рот.
• Помимо горла, болят уши, глаза, язык и так далее.
• Кровь в слюне.
• Отек (увеличение) подчелюстных или шейных лимфатических желёз.
• Комок в горле, который мешает глотать.
• Высыпания (сыпь) во рту или на коже.
• Высокая температура.
• Охриплость, если долго не проходит.
Кстати, ЛОР-врач круглосуточно без записи принимает в нашем травматологическом пункте на наб. Черной речки, д.41/2Б. Это единственное в нашем городе место, где можно получить неотложную амбулаторную ЛОР-помощь взрослым и детям в любое время.
Если этой симптоматики нет, то всё равно визит к врачу с болями в горле в любом случае желателен.

Боль в горле — чем лечить

  Что делать прямо сейчас, если заболело горло:
1. Прополоскать солёной водой.
Бабушкин метод, но немного может сработать, особенно в самом начале заболевания.
Солевой раствор снижает активность микробов, уменьшает воспаление и ускоряет заживление ранок, что в комплексе приводит к облегчению боли. 1 чайная ложка соли на стакан тёплой воды. Можно сделать и содово-солевой раствор: ¹⁄₄ чайной ложки соды и ⅛ чайной ложки соли на стакан тёплой воды.
2. Выпить куриный бульон, если у вас дома есть курица.
Нельзя давать горлу пересыхать. Лучше всего с этой задачей справляется куриный бульон: у него не только увлажняющий, но и небольшой противовоспалительный эффект. А тепло способно уменьшить дискомфорт в том случае, если он вызван простудными заболеваниями.
Если бульона, т.е. курицы под рукой нет, сойдёт и тёплый (не горячий!) чай. Добавить мёд — хорошая идея. Мёд тоже оказывает легкое противовоспалительное и смягчающее действие на глотку, помогая в том числе устранить першение и кашель.
Также при болях в горле хорошо зарекомендовал себя ромашковый чай и другие травяные чаи.
3. Следить за влажностью воздуха в помещении
Сухой воздух — лишний раздражитель для носоглотки. Оптимальный уровень влажности в квартире — 40–60%. И достичь его просто.
4. Съесть что-то холодное.
Например, мороженое. Или выпить чуть холодного молока. Холод сужает сосуды, благодаря чему снижается отёчность, замедляется развитие воспалительного процесса и уменьшаются болевые ощущения.
5. Рассосать леденец или карамель от простуды, желательно без сахара.
Это усилит слюноотделение, а значит, слизистая увлажнится. Специальные аптечные леденцы от боли в горле содержат добавки — смягчающие горло или отвлекающие от неприятных ощущений.
6. Использовать спреи и таблетки.
Спреи и таблетки для рассасывания нередко содержат местные анестетики (не антибиотики, применят местно антибиотики не эффективно), уменьшающие боль: бензокаин, тетракаин, лидокаин… Применение таких средств показано, например, при ангине, когда боль в горле бывает сильной и резкой.
У этих препаратов есть противопоказания, поэтому вначале посоветуйтесь с врачом.
Всё эти описанные мной «бабушкины» и «дедушкины» методы желательно применять в первый день заболевания и когда поход к врачу в данный момент времени не возможен. Лечиться этим нельзя, а к врачу сходить надо обязательно.

Причины боли в горле

Почему болит горло?
Чаще всего боль в горле вызвана вирусными заболеваниями. Так проявляют себя ОРВИ, грипп, ангина и не только. Однако причина может быть и другой, например бактериальной. Нередко боль в горле — симптом заражения стрептококками группы А: они очень заразны и при неадекватном лечении способны привести к целому ряду осложнений: от инфекции среднего уха до воспаления почек и синдрома токсического шока.
Также боль в горле может быть вызвана другими, зачастую неочевидными причинами:
• Аллергией (на пыльцу, пыль, плесень, перхоть домашних животных).
• Специфической реакцией на излишне сухой воздух в помещении.
• Разнообразными раздражителями: от табачного дыма до химических веществ, содержащихся в моющих средствах, краске для стен, мебели и так далее.
• Пережитым напряжением мышц. Если вы, например, сильно накричались на новом стадионе в Петербурге, болея за Зенит.
• Расстройствами пищеварительной системы. Например, гастроэзофагеальной рефлюксной болезнью (ГЭРБ), при которой содержимое желудка, включая соляную кислоту, попадает в пищевод и глотку.
• ВИЧ-инфекцией.
• Развивающейся опухолью.

Учитывая обилие возможных причин, диагностику всё-таки лучше поручить терапевту или ЛОР-врачу. Доктор сможет грамотно расшифровать, чем именно вызвана боль в горле, при необходимости назначить дополнительные исследования и порекомендовать действенную терапию.

Ванин Д.Н.

ЛОР отделение травмпункта CORIS
для взрослых и детей — круглосуточно:
наб. Черной речки, д.41/2Б
(812) 200-48-08

Инфаркт миокарда – самая сердечная из всех болезней

Зачем нужно сердце, многие себе представляют. Бессердечные люди редко пользуются авторитетом в коллективе. Говорят, что в сердце можно запечатлеть образ любимого существа. От песни веселой на нем (на сердце) легко, за то когда песенка вот-вот будет спета – им же (сердцем) можно заранее почуять недоброе. Например, надвигающийся инфаркт миокарда. В сущности, сердце– очень незатейливый орган. В отличие от фольклорного героя, умеющего и копать и не копать, у сердца нету даже такого нехитрого выбора. Сердце умеет только качать кровь. Сокращения следуют одно за другим совершенно автоматически и почти независимо от сигналов мозга. Здоровое сердце, разогретое до температуры тела и заполненное кровью, начнет ее качать независимо от того, что происходит вокруг. И это очень хорошо: чем меньше ручек настройки, тем надежнее прибор.

Наверное, поэтому на самую главную мышцу тела как-то не принято обращать внимание. Всякие подходы и повторы чаще выполняются ради мало кому нужных бицепсов и кубиков на животе.

Большинство людей знают об инфаркте миокарда три вещи:

1 —  От этого болит где-то в груди.

2 —  Мне это не грозит еще лет двадцать-тридцать-пятьдесят.

3 – От этого и умереть недолго.

Так что такое инфаркт миокарда? Нужно сказать сразу, что это не разрыв сердца, как принято считать, хотя в ряде случаев такое может происходить как осложнение.

Инфаркт— это заболевание, при котором происходит полное прекращение кровоснабжения по одной из артерий, питающих сердце, в результате чего, соответствующий участок сердечной мышцы погибает. Для развития инфаркта миокарда достаточно полное перекрытие артерии в течение 15-30 минут. Гибель клеток миокарда сопровождается  сильным болевым синдромом.

Основным классическим симптомом инфаркта миокарда  является давящая или пекущая сильнейшая боль за грудиной, которая может отдавать (иррадиировать) под левую лопатку, в левую руку или нижнюю челюсть. У многих больных при инфаркте появляется холодный пот, кожа принимает бледно-серый цвет, чувствуется слабость и головокружение, одышка и учащение пульса. Боли при инфаркте сильные и затяжные, а приступы идут по 10-15 минут. Пытаться перетерпеть боль нельзя, при инфаркте любое промедление опасно. Поэтому срочно необходимо вызвать скорую помощь.Кроме боли в грудной клетке настораживающим симптомом является страх смерти.

Страх смерти вообще достаточно давно описанный симптом и дело тут заключается в том, что сердечная боль — это не зубная боль или боль в следствии травмы, а именно боль, отображающаяся в сознании как предвестник смерти. Один из врачей прошлых веков вообще говорил о стенокардии как о «репетиции смерти».

Ниже представлены фотографии людей во время сердечного приступа и типичный жест руками при болях за грудиной.

Давайте разберемся, каковы же причины инфаркта миокарда или почему он возникает? Как уже говорилось, происходит инфаркт миокарда вследствие острого недополучения мышцей сердца кислорода. Происходить это может при следующих условиях.

1. Постепенный рост атеросклеротических бляшек приводит к постепенному закрытию артерии, этот процесс может развиваться годами или даже десятилетиями. Как правило, этот процесс сопровождается симптомами стенокардии. В какой-то момент закрытие достигает критических величин и развивается катастрофа.

2. Тромбоз артерии. Этот сценарий развивается тоже не на ровном месте. Происходит тромбоз артерии при разрыве поверхности так называемой покрышки, бляшки. Сама бляшка может быть незначительных размеров и никак себя не проявлять. При разрыве или надрыве бляшки обнажается поверхность, которая как магнит притягивает на себя тромбоциты, которые в свою очередь, объединяясь с эритроцитами, образуют тромб, с последующим прекращением кровоснабжения.

3. Менее вероятен длительный спазм артерий. Хотя, при стрессе в кровь выбрасывается адреналин, вызывающий спазм сосудов, а сердце заставляющий стучать в ритме отбойного молотка. В результате сердце испытывает кислородное голодание.

Если причиной инфаркта является тромбоз артерии, питающей сердце. При этом атеросклеротическая бляшка, на которой образовался тромб, может быть минимального размера и никак не влиять на кровоток. Поэтому, устранив тромб, проходимость сосуда восстанавливается полностью. Именно тромболизис помогает решить эту проблему. Однако, его необходимо проводить пока тромб еще свежий, то есть в течение 6 часов от начала инфаркта, тогда он наиболее эффективен и позволяет спасти большую часть сердечной мышцы.

Тромболитики— это препараты обладающие способностью растворять тромбы, они вводятся внутривенно со строго установленной скоростью. Делает это «Скорая помощь» и приемное отделение стационара. Не надо откладывать вызов Скорой, счет времени идет на минуты.

В настоящее время самым эффективным средством лечения инфаркта является спасительное чрезкожное коронарное вмешательство: как за рубежом так и в нашей стране, лечение инфаркта миокарда проводится все чаще с помощью интервенционных технологий – то есть уже в острый период проводят коронарографию, обнаруживают инфаркт-зависимую артерию и стентируютее или хотя бы временно расширяют специальным баллоном. Эта процедура и называется спасительное чрезкожное коронарное вмешательство (ЧКВ), так как проводится сразу при поступлении пациента в лечебное учреждение, не дожидаясь эффекта от терапии, либо когда другие методы уже исчерпаны.

Ни один из препаратов не сможет так восстановить кровоток в пораженной артерии как механическое устранение этой проблемы. Однако, ввиду отсутствия дорогостоящего оборудования, клиники, где могут провести такое лечение, есть не везде. Но в нашем регионе эта возможность есть. В любое время суток пациенты срочно доставляются в кардиоцентр г. Сургута средствами санавиации.

Стентирование коронарных артерий является одним из самых важных достижений в кардиологии. Первая установка  стента в артерии сердца была выполнена в 1986 году. В настоящее время стентирование коронарных артерий  стало практически амбулаторной процедурой. Еще это называют «хирургия одного дня».

Вспомним популярную песню:

«Если в сердце перебой,

И не знаешь, что с тобой,

Если в сердце бьется кровь,

Значит к вам…

                         пришел инфаркт!»

Что делать?

Вообще-то от инфаркта действительно можно умереть. Но гораздо привлекательнее остаться в живых и выздороветь. Шансы такого исхода сильно возрастут, если запомнить последовательность из пяти действий.

 1 — Звони 03

Как только ты разобрался в симптомах и понял, что с тобой происходит, терять время не рекомендуется. Тем более не стоит опасаться того, что твой авторитет упадет в глазах примчавшихся врачей, если вдруг (не дай бог, конечно) вместо ожидаемого инфаркта у тебя обнаружится радикулит. От того, сколько минут пройдет от начала приступа до первой медицинской помощи, зависит объем поражения, исход болезни и возможные осложнения.

 2 —  Прими аспирин

Аспирин –наша родная ацетилсалициловая кислота- годится не только для того, чтобы сбить температуру или унять головную боль. Помимо вышеперечисленных эффектов ацетилсалициловая кислота обладает еще одним – быстро разжижает кровь, облегчая ее прохождение через суженный участок сосуда, и уменьшает вероятность образования тромба.

 3 — Покопайся в аптечке

А лучше попроси это сделать других. Тебе нужен нитроглицерин. Это то, что может вовсе прекратить приступ стенокардии или хотя бы облегчить его до приезда врачей. Нитроглицерин (или его аналоги, начинающиеся на «нитро-») может найтись в карманах пожилых людей и в аптечках автомобилей, честно проходивших техосмотр. Если его найти не удалось, ищи валидол. Опять не повезло – поройся у себя в карманах. Мятная жвачка тоже может помочь. Ментол заставит сосуды сердца расшириться.

4  — Сядь

Наиболее выгодное положение тела – сидя с опущенными вниз ногами. Можно лечь таким образом, чтобы грудь и голова находились выше таза. Это облегчит сердцу работу.

5  — Не шевелись

Помни, что любое движение – это лишняя нагрузка для сердца. Постарайся успокоиться. Лишний адреналин в крови тебе сейчас совсем ни к чему.

Чего не делать!

…Впрочем, мы ничего не навязываем. Вполне возможно, что именно сейчас сердечный приступ совпал у тебя по времени с порывом покончить со своей жизнью. Тогда попробуй следующее.

  • Ждать  А вдруг само пройдет? Тогда получится глупо и несолидно: приедет бригада серьезных и занятых врачей, а ты еще живой. Они наверняка тебя за это упрекнут. Но в больницу заберут все равно – инфаркт сам собой не проходит, к тому же логика твоих рассуждений ясно указывает, что за тобой нужен глаз да глаз.
  • Пить кофе  В ожидании самоликвидации инфаркта надо как-то убить время. За чашечкой кофе оно пролетит незаметно, да и не так уж много будет у тебя этого времени. Полежать в горячей ванне – идея еще более обещающая и, кстати, более популярная (некоторые принимают инфаркт за мышечные боли, которые горячая ванна действительно могла бы снять).
  • Закурить  Надо же как-то успокоиться, пока решается твоя судьба и каждая молекула кислорода на счету. Успокоишься в лучшем виде. Да и судьба после выкуренной сигареты решится гораздо быстрее.
  • Бежать в больницу или ехать домой с работы.  Срочно бери свою судьбу в собственные руки, узнавай географические координаты приемного отделения – и бегом. А еще лучше за рулем: если уж задумал такой эффективный уход, отчего не прихватить с собой пару-тройку пешеходов? Но если финал в духе античной трагедии не входит в твои планы, не делай лишних движений, кроме нажатия двух кнопок на телефоне. Да и об этом лучше попросить других, если сами не догадаются.
  • Лечиться народными средствами  Особенно если в это понятие входит прием        50 мл коньяка, который якобы помогает в таких случаях.

Неприятности, связанные со здоровьем, никогда не спрашивают нас, когда им появляться, а сваливаются как снег на голову и меняют многое в нашей жизни, если не все, и вообще, только они решают, оставлять ли нам такую роскошь – жизнь?

Жизнь – это дар божий и бросать его в топку социальных проблем, действительно не позволительная роскошь.

Мы с Вами, день за днем ведем привычный и однообразный образ жизни.

С утра кофе, дорога на работу, день как белка в колесе, вечером по дороге домой час внимания самому себе, друзья, магазины, покупки, а дома семья, заботы, проблемы, ремонты, кредиты, счета, долги и понеслась…

И так изо дня в день, из года в год на протяжении всей жизни.

Мне как врачу, хорошо знакома ситуация, когда человек с головой погружается в пучину житейских и личных проблем, получает ежедневные стрессы, которые закуривает, запивает алкоголем и заедает вредной пищей на ходу, а когда останавливается, у него перед глазами только белый потолок больничной палаты.

И тут нам жизнь говорит: Все, Стоп, Финиш – Инфаркт!

И поверьте моему врачебному опыту, я сталкиваюсь с инфарктом каждый день и кто бы Вы ни были по расовой принадлежности, и какой бы социальный статус не имели – перед инфарктом все равны!

И вот когда это случается, мы начинаем отматывать пленку событий назад и бить себя кулаками в грудь либо, закусив губу пускать слезы, но как никогда четко понимать, что всего этого можно было избежать.

Хочу с уверенностью Вам сказать, что не можно, а нужно! Пока не поздно!

Инфаркт миокарда – болезнь не только тех, кому за 40. Определяющими факторами здесь является не столько возраст, сколько наследственность и образ жизни. Это значит, что лучше, если в семье никто не страдает ишемической болезнью сердца, а ты сам не пьешь, не куришь и регулярно отправляешься на пробежку. Если все это не про тебя, то самое время заняться сердечным здоровьем, не откладывая дело до критического возраста.

  • Разберись с курением  Мало того, что курение способствует росту концентрации вредного холестерина ЛПНП в ущерб полезному холестерину ЛПВП. Кроме этого, никотин вызывает тахикардию, чем увеличивает потребление сердцем кислорода. При этом другие составляющие табачного дыма связывают до 10% гемоглобина, уменьшая приток живительного кислорода к оголодавшим клеткам. Поэтому недостаточно бросить курить самому. Тебе придется проявить насилие к окружающим. Пассивное курение тоже увеличивает риск инфаркта сердца.
  • Шевелись   Гиподинамия– малоподвижный образ жизни – один из факторов, способствующих развитию инфаркта. А ведь всего двух часов интенсивного движения в неделю достаточно чтобы снизить риск недуга на 10%. Что именно ты будешь делать все это время – бегать, прыгать или заниматься сексом, – дело твое, но чур не филонить.
  • Теряй килограммы  Сбросить вес до нормы. Норма приблизительно равна твоему росту за вычетом сотни. Точнее можно выяснить у врача. Снизив свой вес до заветной цифры, ты уменьшишь риск возникновения атеросклероза или хотя бы замедлишь его прогрессирование. К тому же лишние килограммы – это лишние миллиметры ртутного столба в твоих сосудах, а с давлением шутки плохи. Избавься от всего ненужного и получишь фору в 3,6 года без инфарктной жизни.
  • Уходи в запой  Только с условием – никакого алкоголя! Замени его литром простой H2O. Так ты наверняка избежишь обезвоживания. Недостаток жидкости может сделать кровь более густой, а значит, более склонной к образованию тромбов. Пять стаканов воды в день разбавят ее и заставят веселее бежать по сосудам.
  • Отправляйся на рыбалку И налови там побольше средств от инфаркта. Не клюют? Сходи в гастроном. Там ты приобретешь их за деньги в рыбном отделе. Аборигены Крайнего Севера питаются только рыбой и не страдают сердечными болезнями. Пора брать с них пример. Тебе, впрочем, хватит двух рыбных дней в неделю. Таким образом, ты повысишь уровень жирных кислот омега-3 в своем организме, а это и есть тот ингредиент, который делает рыбу лучшим средством профилактики инфаркта миокарда.
  • Завтракай кукурузными хлопьямиИли покупай у бабушек вареную кукурузу. В ней полно фолиевой кислоты. Дневная норма (около 400 микрограммов) уменьшает риск инфаркта на 13%. Фолиевая кислота снижает содержание в крови аминокислоты гомоцистеина, который отрицательно влияет на состояние артериальных стенок.
  • Не кипятись  Стресс – это выброс адреналина, а значит, более интенсивная работа сердца и повышенная потребность его клеток в кислороде. Все это увеличивает риск сердечного приступа в 3 раза. Для того чтобы выработать философское отношение к жизни, подойдет стандартный метод 10-секундной отсрочки. Суть проста. Нужно сосчитать до 10, прежде чем реагировать на раздражитель. Кричать и брызгать слюной после столь продолжительного безмолвия уже как-то глупо.
  • Жуй арбузыВ них на 40% больше ликопина, чем в самом знаменитом источнике этого антиоксиданта – помидорах. К тому же из-за высокого содержания воды арбузный ликопин быстрее усваивается организмом. Теперь еще 30% уверенности в своем сердце тебе гарантировано.
  • Предупреди себя  Предупрежден – значит вооружен, а поскольку атеросклероз и инфаркт – болезни, имеющие генетическую подоплеку, есть шанс вооружиться. Генетический анализ на предрасположенность к инфаркту – дело будущего, (хотя, возможно, недалекого). Пока придется ограничиться изучением генеалогического древа. Просто узнай, кто из твоих родственников страдает ишемической болезнью сердца. Чем ближе родство, тем выше опасность.

Последнее время инфаркт миокарда стремительно «молодеет». Ныне не редкость, когда он поражает людей, едва перешагнувших тридцатилетний порог. ИМ (инфаркт миокарда) — очень распространенное заболевание, является самой частой причиной внезапной смерти. Проблема инфаркта до конца не решена, смертность от него продолжает увеличиваться.
В США около 500 тыс. человек, во Франции около 120 тыс. ежегодно переносят крупноочаговый ИМ.
Смертность от сердечно-сосудистых заболеваний  в России имеет тенденцию к непрерывному росту, в то время как в странах Западной Европы, США, Канаде, Австралии в течение последних десятилетий наметилась устойчивая тенденция к снижению смертности от ИБС.
Сейчас все чаще ИМ встречается в молодом возрасте. В возрасте 35-50 лет ИМ встречается в 50 раз чаще у мужчин, чем у женщин. Пик заболеваемости приходится на 50-70 лет.

Если у вас есть желание узнать, в каком состоянии ваше сердце, следует пройти специальные  обследования.

Комплексное кардиологическое обследование (обследование сердца)

1. Первичная консультация врача кардиолога проводится для сбора анамнеза жизни и перенесенных заболеваний у пациента, чтобы после проведения намеченных обследований врач мог сопоставить результаты и иметь наиболее полное представление о выявленных проблемах, после чего принять решение о дальнейшей тактике ведения.

2. Лабораторные обследования проводятся для оценки функционирования внутренних органов, а также общего состояния организма, что позволяет более объективно оценить состояние здоровья организма. Биохимичекий анализ крови позволяет оценить уровень сердечных ферментов, а липидный профиль позволяет выявить уровни «хорошего» и «плохого» холестерина, а также коэффициент атерогенности, что позволяет оценить риск сердечно- сосудистых осложнений. Гормоны щитовидной железы могут влиять на сердечный ритм, поэтому крайне необходимо оценить их уровень.

3. ЭКГ (электрокардиограмма) является самым простым и необходимым методом оценки работы сердца. С её помощью можно оценить частоту сердечного ритма, состояние проводниковой системы миокарда, выявить очаговые изменения миокарда, а также заподозрить многие сердечные заболевания.

4. ЭКГ с нагрузкой проводится для оценки устойчивости сердца к физическим нагрузкам. Иногда, по результатам этого теста решается вопрос о необходимости проведения коронарографии для оценки состояния коронарных сосудов питающих миокард (сердечную мышцу), что позволяет решить вопрос о необходимости оперативного лечения — ангиопластики (имплантация стентов) или аорто-коронарного шунтирования (АКШ).

5. Суточное мониторирование ЭКГ и артериального давления (АД) позволяет оценить эти показатели в разный период времени, когда пациент ведет свой обычный образ жизни в течение дня, а также в ночное время суток. Существует возможность использовать эти два метода одновременно, что позволяет сопоставить изменения ЭКГ в зависимости от АД, изменения АД от ЭКГ и зависят ли они друг от друга в каждом конкретном случае.

6. С помощью ЭхоКГ (эхокардиографии) оцениваются объемы всех камер сердца, клапанный аппарат, фракция выброса, систолическая и диастолическая функция и другие объективные показатели работы сердца.

7. Дуплексное сканирование сосудов шеи необходимо оценивать для выявления атеросклеротических бляшек, суживающих просвет сосудов, что может приводить к нарушению доставки крови, а следовательно, кислорода к мозгу, особенно на фоне их повышенной извитости и изменения артериального давления (гипертонической болезни).

8. УЗИ щитовидной железы проводится для оценки её состояния и сопоставления с уровнем её гормонов. При выявлении нарушений потребуется консультация эндокринолога. Состояние щитовидной железы напрямую влияет на работу сердца.

9. УЗИ органов брюшной полости проводится для оценки состояния почек, сосудов почек и надпочечников, т.к. нарушения в этой области могут приводить к кардиологическим проблемам (например, гипертонической болезни).

10. По результатам проведенного обследования врач анализирует полученные результаты и делает соответствующие рекомендации по дальнейшей тактике ведения.

Количество просмотров: 21593

Умереть без боли… — vtomske.ru

Говорят, что онкология — болезнь обид. Не мне судить: вначале обида, потом — онкология, или наоборот. Но эти две «подруги» идут рядом, отравляя одна — наше тело, другая — душу. И с горечью должна заметить, что мы, общество, делаем все возможное, чтобы эти «подруги» не расставались до самой кончины больного.

Есть на что обижаться безнадежно больным, если препарат, снимающий боль, стоит 2142 рубля, и далеко не в каждой семье могут найтись такие средства. Для сравнения: в Великобритании такой же препарат стоит в переводе на наши деньги 273 рубля, рассказал в одном из недавних интервью профессор, доктор медицинских наук, директор НИИ гастроэнтерологии СибГМУ Андрей Кошель.

Есть такой термин — паллиативная помощь. Это когда больному делают поддерживающие процедуры. Есть даже паллиативные операции, когда хирурги-онкологи, понимая, что больной все равно скоро умрет, все же пытаются продлить ему жизнь хотя бы на несколько месяцев, а то и лет. Когда разговаривала об этом с некоторыми людьми, обязательно кто-то спрашивал: а какой смысл в таких операциях? Какой смысл продлевать угасающую жизнь и, может быть, мучения человека? Но попробуйте задать такой вопрос онкологам или работникам томского хосписа!

Помню, как сама лет десять назад по глупости задала его замечательной женщине, профессору НИИ онкологии Ларисе Александровне Коломиец.

— Какой может быть смысл в жизни, кроме самой жизни?, — ответила она. — И как мы можем судить, кому помогать, а кому — нет? Наше дело — продлевать жизнь больных, насколько это возможно.

Люди верующие иногда говорят: страданиями душа очищается. Но по личному опыту знаю, что когда рядом страдает от боли близкий человек, а ты не можешь ему помочь, твоя-то душа далека от стерильности, она сжимается в такую же болевую точку, как и у мученика. Когда умирал от рака мой дед-фронтовик, еще в советское время, найти лекарства для обезболивания ему стоило больших трудов. И с тех пор мало что изменилось. Есть самоотверженные врачи, есть отзывчивые работники муниципального хосписа, что на улице Мокрушина, есть церковные батюшки, посещающие палаты безнадежных больных. Но нет системы помощи умирающим и, что самое печальное, нет пока культуры цивилизованного подхода к таким больным.

Некоторые, например, считают, что близкий человек должен обязательно отмучиться у них на руках, а перевезти его в хоспис — это неприлично. Хотя, если дом полон детей и внуков, вряд ли гуманно для них и для самого больного такое соседство, и не станет ли здесь хоспис самым мудрым решением? Но есть и другой подход, когда, отправив человека в хоспис или палату для онкобольных, родственники потом даже не посещают его. Почему? На этот вопрос одна нервная дама мне ответила: «Я просто боюсь не выдержать. Я умру там вместе с ним…» Между тем, ничто так не дорого умирающему, как простая человеческая забота близких — доброе слово, ласковое пожатие руки, поднесенный стакан воды…

С позиций здорового кажется, что негуманно именно продлевать жизнь безнадежно больному. Однако откуда нам знать, с какой скоростью длится время для умирающего? Что для него значит одна минута? Как воспринимается им солнечный луч из окна, смех ребенка? Вправе ли мы брать на себя ответственность за его смерть? А вот ответственность за облегчение его страданий нам еще по силам.

Мы все созданы для жизни. Наши дома, дороги, транспорт, вся социальная среда… (Вспомним наши «хрущевки», по узким лестницам которых гроб невозможно пронести. Слава богу, теперь стали отпевать в ритуальных залах, а то — сплошное унижение и для покойного, и для живых). Но нам нужны и хосписы, и кабинеты противоболевой терапии, отделения паллиативной помощи, школы для родственников безнадежно больных… К слову, подобные структуры уже давно существуют во многих городах России, в том числе и у наших соседей — новосибирцев, барнаульцев, красноярцев…

Да, не очень хочется смотреть в ту сторону, где мучаются и страдают умирающие, и это по-человечески вполне объяснимо. Я и не призываю каждую минуту тревожиться по поводу чужих страданий. Но призываю быть готовыми помочь. Как можем мы жить достойно, если кто-то из наших близких не может достойно умереть?

Мнение редакции может не совпадать с мнением автора

Можно ли умереть от мигрени? Субъективное переживание головной боли и лечение

  • Главная
  • >Субъективное переживание головной боли и мигрени

Можно ли сегодня получить больничный с мигренью?

После того как в 1988 году появилась классификация головной боли, врачи сказали: «О, мигрень есть!», и другие виды головной боли тоже есть, теперь на законных основаниях появилась возможность получать больничный лист. Эта проблема с каждым годом все активнее изучается в мире, создаются пациентские организации, которые пытаются с помощью профсоюзов взаимодействовать с работодателями. Правда, в нашей стране я больших успехов в этом направлении не вижу, но в Европе это движение развивается активно.

Наша клиника работает 20 лет, и, по нашим скромным статистическим данным, больных меньше не становится, но на сегодня мы приняли — эта цифра есть в нашей базе — 51 тыс. человек. И в России уже десяток аналогичных клиник, хотя в малюсенькой Италии 36 клиник головной боли.

Как определить, что головная боль — это уже болезнь? Где граница? Может, это временное явление, которое еще не считается болезнью.

Классификация, которая существует сегодня, очень проста — есть первичные головные боли, которые не связаны ни с каким поражением организма. Хотя, возможно, мы еще просто не знаем, какие изменения происходят в мозге в момент головных болей, эта тема еще не изучена.

К первичным головным болям относится мигрень (периодические приступы головной боли средней или высокой интенсивности). Она обычно локализована в одной половине головы, имеет пульсирующий характер, длится от двух часов до трех дней. Сопровождается тошнотой, рвотой, у трети пациентов наблюдается кратковременное нарушение зрения. Лежащие в основе заболевания механизмы до конца не известны. Потом есть головная боль напряжения (различная по интенсивности давящая боль в голове), испытывал ее хоть раз в жизни, наверное, каждый человек. Кластерная головная боль (резко выраженная серия приступов болевого синдрома в областях проекции головного мозга на стенки черепной коробки, длится от нескольких недель до нескольких месяцев). Сила боли настолько велика, что даже бывали случаи попыток самоубийства.

И есть понятие «вторичная головная боль». Например, мы болеем гриппом, у нас может заболеть голова, мы выздоровели, и головная боль прошла. То есть головная боль, которая четко связана с каким-то состоянием. При ухудшении основного заболевания головная боль увеличивается, при улучшении — снижается.

Был прорыв, когда международное неврологическое сообщество дало официально определение состояния боли — это субъективное переживание, мы не можем не верить человеку. Если человек говорит, что у него болит, мы обязаны ему верить. Сегодня мы не можем сказать пациенту: «Ну, знаете, у кого голова не болит, идите работайте!» Доктор обязан совершенно четко реагировать.

Какой доктор лечит головную боль? Терапевт или невролог?

Вообще во всем мире этим занимаются врачи общей практики, у нас так исторически сложилось, что этим занимаются неврологи. Но по обращаемости лидируют все равно врачи общей практики, терапевты. То есть, если меня беспокоит головная боль, я должна идти к терапевту в районную поликлинику? Да. И он должен разобраться, если сложный случай и у него не хватает квалификации понять, что происходит, он должен отправить вас к специалисту узкого профиля, они называются «цефалгологи».

Есть ли районных поликлиниках такие врачи?

В Москве не во всех поликлиниках, а в округах есть несколько кабинетов. В Южном административном округе есть кабинет головной боли, он государственный, функционирует на базе районной поликлиники. И если у человека нет финансовой возможности обращаться в частную клинику, он может попросить направление в такие кабинеты. Еще есть отделения боли в институте Склифосовского, во Всероссийском центре хирургии имени Петровского и в Первом меде на Пироговке. Это федеральные учреждения, где по направлению из районной поликлиники люди могут лечиться.

Как лечат человека, обратившегося к врачу с головной болью?

Для начала определяется, первичная это головная боль или нет. Это самое главное. Если боль возникла вследствие чего-то, то надо убирать это «что-то» и лечить основное заболевание. Лечится головная боль с учетом того, какой выставляется основной диагноз, сегодня классификация очень большая и описывает более 160 видов головной боли. Понятно, что специалисты первичного звена в районной поликлинике не могут и не должны во всем этом многообразии разбираться, их задача — оказать первую помощь, а если ситуация усугубляется, то должны подключиться узкопрофильные люди. Лечение любого вида головной боли, вторичной или первичной, всегда состоит из двух блоков. Первый — лечение самого приступа, второй — профилактика. Юридически этот вопрос трактуется так: если у человека приступов больше, чем два раза в неделю, ему можно назначать профилактическую терапию. Но люди все разные, с разным болевым порогом, а боль, как я уже говорила — субъективный феномен. Есть люди, у которых голова болит каждый день. Тогда врач ставит в анкете высший балл — 10 (для классификации силы головной боли используются анкеты с баллами). При этом человек на вопрос «Можете ли вы работать?» отвечает: «Ну конечно, я же должен это делать». Другой человек с болью на 2–3 балла ничего не может делать, потому что он вот так оценивает свою боль. И, например, если у них приступ мигрени, они могут свалиться совсем с тяжелым приступом. Они оценивают свою боль на 3 балла, а сильный приступ — это 10 баллов, когда совсем голову от подушки оторвать невозможно. Конечно, очень важно подобрать правильную схему лечения, она индивидуальная, как и правильные препараты для купирования приступов. Для купирования мигренозных приступов существуют узконаправленные препараты. У нас, кстати, колоссальная проблема — почти все обезболивающее продают в открытом доступе в аптеке. В результате мы получили еще один вид головной боли — лекарственно-индуцированную. Люди неконтролируемо принимают обезболивающие препараты, и наступает момент, когда у них развивается зависимость, и голова болит уже от приема таблеток. Это проблема, которую, с моей точки зрения, надо активно освещать, потому что самолечение штука опасная, вы даже не заметите, как перейдете из одной категории в другую. Люди, у которых эпизодически болит голова, забегают в аптеку, покупают таблетки, потом теряют контроль и уже не понимают, где та граница, когда голова болела шесть раз в месяц, потом шестнадцать, а потом уже двадцать шесть. Среди наших пациентов есть «чемпионы», которые принимали по 20–30 таблеток в день! И из года в год таких людей становится больше. Понятно, что с работы отпроситься сложно, уровень стресса очень высокий, люди держатся за место и при этом не уверены в медицинской помощи, думают, что сами знают, что им помогает. Но этот круг замыкается очень быстро, и таким пациентам врачам первичного звена помогать уже очень сложно, практически невозможно. У врачей в поликлинике еще и прием длится всего 12 минут, расспросить такого пациента и понять причинно-следственные связи за такое короткое время нет никакой возможности.

Какая существует диагностика головной боли кроме рассказов самого человека?

Есть определенный процент головных болей, связанных с новообразованиями. Он, кстати, очень небольшой, всего 2% в год, но все равно это чья-то жизнь, и здесь все строится очень понятно. Доктор опрашивает и осматривает пациента, это может быть и невролог, и терапевт, и если они не видят никаких неврологических знаков, то они могут и не назначать никакой диагностики. Есть такой условный коридор — 30 дней. Если мы лечим пациента 30 дней и не получаем никакого эффекта, симптомы не уходят или даже нарастают, это прямые показания отправить пациента на томографию.Сейчас гипердиагностика (МРТ сегодня каждый может сделать без всякого направления и показаний), в которую мы окунулись, порой нам не помогает, а создает дополнительные проблемы. Например, мы делаем человеку МРТ, находим в мозге некоторые очаги. Чувствительный пациент тут же впадает в панику: «А-а-а, у меня мозг разрушается». У него портится настроение, он начинает искать причину, а очень часто такие очаги могут быть генетические, такие же очаги были у его мамы, папы, бабушки. Конечно, это важное исследование, но часто оно не дает причинно-следственную связь с головной болью, и это информация создала проблему. На Западе сейчас популярно движение Nostress!, то есть мы не делаем дополнительных обследований, чтобы не иметь лишней информации. А то пациенту делают исследование сосудов, находят, что один сосуд чуть уже другого, и все — уже миллион вопросов: «Вот у меня один сосуд уже, и поэтому у меня болит голова». А это совсем не так, такой связи нет. Человек 50 лет живет нормально с этим сосудом, все сосуды не могут быть одинаковыми. Иногда такие факты смущают и специалистов, что ведет к неправильной постановке диагноза. Соответственно, не назначается правильное лечение. Поэтому порой врач не назначает МРТ не потому, что ему жалко, а он не видит в этом большого смысла. Хотя психологически и по-человечески мне это понятно, после того как ряд известных людей погибли от опухоли мозга, у нас тотальный страх новообразований, людей успокоить очень тяжело. Пока пациент сам не сходит на МРТ и не убедится, что у него нет опухоли, взаимодействовать с ним дальше практически невозможно. Хотя у МРТ тоже бывают погрешности. Вся диагностика строится на осмотре и рассказе пациента, да? Но тогда мы влезаем в вязкую область степени адекватности пациента. Есть же психозы, фантомные боли. Есть ипохондрики, которые половину симптомов придумывают. Как вы это все выявляете и разделяете? Как вы понимаете, насколько пациент адекватно вам рассказывает?

Вернемся к тому, с чего я начала. Жалобы субъективные. Есть виды головных болей, связанные с психическими расстройствами. Вообще это нормально — тревожиться о своем здоровье. Единственное, что наша тревога, которая должна нести охранные функции, однажды может сломать все барьеры, стать болезнью и разрушать наш мозг страхами. Тогда назначают специфическое лечение — сеансы психотерапии. Конечно, если у человека нет денег или болеют родственники, кругом проблемы, рекомендовать ему психотерапевта, когда ему бы только выжить, неправильно. Надо подобрать соответствующую терапию, чтобы человек мог находиться в социуме и адекватно решать свои проблемы. А так посещать психотерапевта можно было бы рекомендовала всем жителям мегаполиса.

Базируется ли лечение головных болей на обезболивающих препаратах?

Не только. Мигрень, например, генетическое заболевание (на 70%), с генетикой мы пока ничего сделать не можем. В нашей клинике мы уже наблюдаем третье поколение пациентов в нескольких семьях. Бабушки у нас лечились, потом мамы, сейчас уже девочки пришли (в большинстве случаев мигренью страдают женщины), и истории болезни прямо под копирку. Мы должны влиять на то, что мы можем — убрать провоцирующие факторы. Мы не будем, конечно, давать человеку глупый совет не нервничать, но можем сказать, что если он понервничал, то пусть примет валериану, чтобы дальше не делать стресс глубоким. Или если вы знаете, что вас ждут переживания, примите что-то превентивно, чтобы не доводить ситуацию до высокого драматизма. Надо обращать внимание на боли в шее, нарушения сна и аппетита, ну и так далее. Соответственно, если у человека головная боль и нарушение сна, то пока мы не улучшим качество его сна, мы не сможем двигаться дальше в лечении.

У головной боли есть провоцирующие факторы, например алкоголь, сыр, цитрусовые, шоколад и другие продукты. Надо следить за этим и убирать их. А то бывают курьезные случаи, когда приходит человек, жалуется на ужасную головную боль, его спрашиваешь, связывает ли он эту боль с какими-то факторами, он говорит: «Да, голова болит после употребления красного вина». Вывод же очевиден. Объясняешь ему, как на сосуды действует красное вино, советуешь исключить. На что он отвечает: «Это невозможно. Я его люблю», — и здесь я ничего не могу сделать, это выбор пациента. Часто люди знают, что у них вызывает головную боль. Так что сначала убираем провокаторы.

Если у человека головная боль развивается, допустим, на работе, надо посмотреть: может, эргономика рабочего места не хороша? Может, надо подвинуть компьютер, развернуть монитор, чтобы было удобно, поменять кресло, добавить освещения, и — о, чудо! — головная боль прошла или стала беспокоить значительно меньше. Часто голова болит от неправильно подобранных очков или линз. Сходите к окулисту, поменяйте очки — это простые вещи, которые не приходит в голову проверить.

Часто болит голова от спорта. В спортивном зале же не врачи работают, они смотрят — молодой, здоровый, давай! А человек не может «давать», у него такие физиологические особенности. А если он посещает групповые занятия, и тренер его подстегивает: «Не отставай, еще немного, терпим!» — человек старается, но ему все хуже и хуже… Слушайте, очевидно же — что-то идет не так. Еще сейчас модно одно увлечение — ортопедические подушки. Их надо подбирать очень тщательно, с учетом индивидуальных особенностей строения шеи и головы. Но часто ведь покупают первые попавшиеся или друзья подарят на день рождения. Человек начинает спать на такой подушке, и вскоре она становится источником головной боли. Таких простых связей человек часто не видит. Иногда достаточно убрать подушку, и лечить ничего не надо. Так что прежде чем пойти к врачу, посмотрите вокруг внимательно, не надо ли что-то поменять.

Можно ли умереть от мигрени?

Нет, мигрень — это не фатальное заболевание, таких случаев зафиксировано не было. Но мигрень нарушает качество жизни, поэтому лечиться нужно. Для купирования приступов назначаются специфические обезболивающие препараты. Это не анальгин, конечно, комбинированные анальгетики вообще нехороши, к ним очень быстро развивается привыкание. Они эффективно могут снижать приступ, мы стараемся назначать однокомпонентные препараты с тем, чтобы привыкание развивалось медленно или не развивалось вовсе, и для каждого вида боли есть свои препарат и дозировки. А профилактические меры складываются уже из многочисленных факторов и совокупности симптомов. Это могут быть и антидепрессанты, и противоэпилептические препараты, и препараты, расслабляющие мышцы.

Когда человеку с головной болью обращаться к врачу? Когда у него сколько раз в месяц болит голова?

Это тоже очень субъективно. У нас были пациенты, у которых болела голова раз в год. Но они не хотели, чтобы она болела даже вот этот один раз. А у некоторых голова болит постоянно, и это им не мешает. Здесь нет законов. Пока вам это не мешает жить, можете не обращаться. Главное — это самонаблюдение, чтобы люди анализировали, что с ними происходит. Сейчас популярно ведение дневников головной боли, понаблюдайте за собой, сколько раз в месяц вы пьете таблетки. Пока вы не фиксируете, вы не замечаете. И если вы уже принимаете больше десяти обезболивающих таблеток в месяц, то есть смысл срочно бежать к врачу.

Уфимский врач из ковид-госпиталя: «От коронавируса не умирают, умирают от его последствий»

Фото: ИА «Башинформ», Глеб Глебов, Fb

Уфимский врач из ковид-госпиталя: «От коронавируса не умирают, умирают от его последствий» Фото: ИА «Башинформ», Глеб Глебов, Fb

Врач инфекционного центра в Зубово Глеб Глебов в эфире радиостанции «Эхо Москвы в Уфе» 9 ноября подробно рассказал о том, какие препараты стоит применять при первых симптомах коронавируса, а какие ни в коем случае нельзя. Медик акцентировал внимание на профилактике COVID-19, а также заявил, что 85 процентов здоровых людей переболеют этой инфекцией, подчеркнув, что от нее пациенты не умирают, а умирают от осложнений, вызванных ковидом.

АНТИБИОТИКИ

Методики лечения постоянно меняются. Врач призывает граждан не употреблять антибиотики, потому что это на начальных этапах развития заболевания навредит.

«При первичном течении, без бактериальной пневмонии, они, скорее всего, сделают вам хуже. В самом начале, когда начался ковид, мы всем поголовно делали антибиотики, я этого не скрываю. Но сейчас мы знаем о неэффективности некоторых препаратов. Препаратом, который используется при ВИЧ, мы изначально пичкали людей до такой степени, что у них волосы выпадали. Естественно, методики меняются. Сейчас мы более-менее научились лечить ковид», — подчеркнул Глеб Глебов.

ПОДЖЕЛУДОЧНАЯ ЖЕЛЕЗА

Мало внимания уделяется поджелудочной железе. Возможно, первый орган, который поражает коронавирус, это и есть поджелудочная железа. Отягощающим факторам является сахарный диабет. Коронавирус поражает поджелудочную железу, от этого повышается уровень сахара в крови – это первый момент. Второй – цитокиновый шторм – это когда иммунные клетки убивают без разбора все клетки нашего организма, чтобы этот «проект» реализовался в организме, нужно повышение уровня глюкозы в крови. Поэтому поджелудочную нужно «утихомиривать», уменьшать интенсивность ее работы.

«А мы с первого дня начинаем пичкать ее антибиотиками, мощными противовирусными средствами, которые сажают ее в моменте. Я общался с патологоанатомами, при вскрытии они наблюдают, что поджелудочная очень поражена у тех людей, которые тяжело болели и погибли. Эта тема пока не изучена, нужно активно ее изучать. Главное правило в медицине – не навреди, мы его должны придерживаться», — сказал врач.

ЧТО НУЖНО ДЕЛАТЬ ЗДОРОВОМУ ЧЕЛОВЕКУ, ЧТОБЫ НЕ ЗАРАЗИТЬСЯ?

— Контролировать свой витамин D (ученые установили, что у кого снижено количество витамина D, тот заболевает и переносит болезнь тяжелее. Нужно сдать анализы, чтобы посмотреть его уровень).

— Носить маски.

— Соблюдать социальную дистанцию (маски тоже не панацея, если человек не носит очки, глаза не защищены, а кто-то чихнет на близком расстоянии, маска уже не поможет).

КАК ОПРЕДЕЛИТЬ, ЧТО ЗАБОЛЕЛ КОРОНАВИРУСОМ, ЧТО ДЕЛАТЬ?

Почувствовав недомогание, в первые пять суток человек должен сдать ПЦР. Но нужно помнить, что 30 процентов мазков ПЦР могут быть ложно-отрицательными. Еще один момент: чаще всего его берут неправильно.

«Вы должны проконтролировать, как у вас берут мазок. Его нужно брать двумя разными тупферами: одним – мазок из носа, глубоко, до слез; вторым – мазок с задней поверхности глотки», — отметил Глеб Глебов.

Если резко пропал вкус и запах – в 95 процентов случаев это ковид.

Что касается лечения. Это должны быть антикоагулянты, разжижающие кровь, если нет противопоказаний. Противовирусные препараты. Отхаркивающие лекарства.

Нужно стараться спать на животе. Доказано, что в этот момент и сатурация лучше.

Даже если мазок ПЦР отрицательный, а человек все равно чувствует себя плохо, на седьмые сутки можно сдать кровь. Если обнаружатся иммуноглобулины IgM – значит заболели.

Компьютерная томография. Если нет одышки, нет чувства, что задыхаетесь — не нужно делать КТ, это лишнее облучение. Поражение легких начинается с 5-7 суток. Если КТ сделано раньше, оно будет не информативно.

Повышение температуры. Многие думают, что если повышение температуры держится, не сбивается, то это может свидетельствовать о «воспалении легких». Но при вирусной пневмонии по типу матового стекла никакого воспаления нет. Это скорее не пневмония, а пневмонит. Температура развивается вследствие цитокинового шторма. Если она держится выше 38,5 градусов и не сбивается парацетамолом, то это прямое показание к госпитализации.

ПОКАЗАНИЯ К ГОСПИТАЛИЗАЦИИ

Согласно девятым рекомендациям, есть четыре пункта:

— сатурация ниже 95 процентов, измеряется пульсоксиметром;

— температура выше 38 градусов;

— поражение легких свыше 25 процентов;

— частота дыхания в покое свыше 22 вдохов в минуту.

«Если у вас есть два показателя из этих четырех пунктов, мы обязаны вас госпитализировать», — заявил врач-инфекционист.

В случае, если в больницу не забирают, следует обращаться на горячую линию Минздрава РБ по вопросам коронавирусной инфекции: 8(347) 286-58-27, 8 (347) 279-91-20 (многоканальный круглосуточный).

Интересные тезисы из ответов врача-инфекциониста:

  • Лекарства как такового от ковида не существует, вся терапия, по большей части, симптоматическая – рекомендации постоянно меняются.
  • Коронавирус легко спутать с ОРВИ. В начальной стадии эти заболевания очень похожи. Отличие: при ковиде резко пропадает вкус и запах.
  • Коронавируса не нужно бояться, его нужно остерегаться. 85 процентов здоровых людей, ведущих нормальный образ жизни, переболеют им так же, как и ОРВИ.
  • На 11 сутки человек становится не заразным после перенесенного коронавируса. В период выздоровления может появиться температурный хвост, сухой кашель.
  • Поражение легких – это не самое страшное, что происходит при коронавирусе. Поражаются практически все органы и ткани, поражаются сосуды, тромбообразование и прочее.
  • От коронавируса не умирают, умирают от его последствий, от тех патологий, которые он создал в организме.

«У кого-то был обструктивный бронхит, у кого-то сахарный диабет, у кого-то повышенное тромбообразование. Когда я смотрю статистику, где пишут, что от ковида умерло столько-то человек, я не понимаю, как от коронавируса можно умереть. От последствий – да, умирают много, а вот чтобы от ковида – ни одного не видел, чтобы кто-то вдохнул вирус и умер», — подытожил Глеб Глебов.

Сердечный приступ

Ежегодно около 30000 белорусов переносят сердечный приступ. Часть из них, которые не обращаются к врачу, умирают. Благодаря современному развитию медицины, большинство сердечных приступов может быть вылечено при немедленном обращении за медицинской помощью.

Данная справочная информация описывает симптомы и признаки сердечного приступа, в случае если вы или кто-то находятся в группе риска. Также она поможет подготовиться к подобному эпизоду заранее, вкратце будут описаны методы профилактики.

Симптомы

Большинство людей испытывают сильные давящие боли в левой половине грудной клетке или за грудиной. Боль может распространиться в область рук, шеи, спины и челюсти, продолжительностью: от 30 минут до нескольких часов. Важно отметить, что отдых или изменение положение тела не приносят облегчение. Некоторые при сердечном приступе чувствуют изжогу, боли в животе, может быть рвота, все это может сопровождаться потоотделением, головокружением или одышкой. У лиц с сахарным диабетом и лиц старше 75 лет загрудинных болей может не быть.

Причины

Самой частой причиной заболеваний сердца является атеросклероз — заболевание при котором на стенках сосудов возникают бляшки, препятствующие току крови. Со временем, в результате роста бляшек, артерии сердца могут существенно сузиться либо закупориться. При сердечном приступе происходит значительное нарушение либо полное прекращение кровообращения сердечной мышцы.

Частично сниженный кровоток в мышце сердца вызывает кратковременные боли в области сердца или за грудиной. Такие боли бывают при стенокардии – особой форме ишемической болезни сердца, которые в отличии от сердечного приступа проходят до 20 минут в покое или после приема специальных препаратов (нитроглицерин).

Стенокардитические боли в сравнении с сердечным приступом

Признаки сердечного приступа схожи с признаками стенокардии, но имеют три различия:

  1. Более сильная боль при сердечном приступе
  2. Боль длительностью более 20-30 минут
  3. Нитроглицерин или покой не облегчают боль.

Если вы чувствуете боль в груди при физической нагрузке, и боль проходит в покое или после принятия таблетки нитроглицерина, у вас с большой вероятностью имеется стенокардия. Нужно как можно скорее проконсультироваться с врачом.

Если вы принимаете препараты от стенокардии и ни отдых, ни прием лекарств не облегчают боль, болевой приступ более 30 минут, скорее всего, у вас сердечный приступ, и вы должны немедленно связаться со скорой помощью.

Лечение

При стенокардии сердце не получает достаточно кислорода из-за сниженного кровотока в сердечных артериях.

При сердечном приступе кровоток отсутствует или резко снижен, клетки мышцы сердца не могут нормально работать и начинают погибать. Уже через 3-4 часа поражение сердца уже очень обширно.

Если медикаментозное лечение получено в пределах первого часа после сердечного приступа, то шанс выжить и ограничить степень повреждения сердца максимальный.

При обращении в учреждение здравоохранения ваш врач снимет кардиограмму и подтвердит, имеется ли у вас сердечный приступ. Анализы крови также может показать имеется ли поражение сердца. Лечение обычно начинается до получения результатов крови из лаборатории.

Если сердечный приступ подтверждается, ваш доктор может:

  • Назначить вам лекарства для растворения кровяных сгустков и открытия артерий. Они называются тромболитическими препаратами. Большая часть этих препаратов эффективны в течение ПЕРВОГО часа после начала сердечного приступа. Поэтому это ЧРЕЗВЫЧАЙНО важно обратиться за помощью или доставить пациента в больницу в течение часа после того, как начались боли или другие симптомы.
  • Дать вам препарат для облегчения боли.
  • Стабилизировать сердечный ритм.
  • Стабилизировать дыхание.

Чтобы оценить степень поражения артерий сердца, в специализированных клиниках может проводиться ангиография сосудов сердца (катетеризация артерий сердца с последующим введением рентгенконтрастного вещества). В зависимости от того, что покажет данная процедура, кардиолог сможет открыть затромбированные или суженные артерии с помощью особых баллонов и металлических сеток — стентов при катетеризации сердца.

Если кардиолог принимает решение, что невозможно открыть артерию с помощью баллоннов и стентов, может быть рекомендовано проведение операции на сердце, при которой восстанавливается кровоток путем обхода места сужения артерии при помощи шунтов.

Счастливый исход сердечного приступа во многом зависит от своевременного обращения и оказания медицинской помощи. Чем раньше пациент обратился, и ему была оказана специализированная медицинская помощь, тем быстрее сердце восстановится от сердечного приступа.

При ведении здорового образа жизни можно избежать сердечного приступа в будущем.

При возникновении у вас сердечного приступа могут возникнуть сложности при принятии мгновенных решений относительно того, что необходимо делать. Лучше, если у вас будет заранее подготовленный план.

Ваш план по оказанию экстренной помощи:

Если у вас наблюдаются признаки сердечного приступа, вам нужно знать:

  • КОМУ вы расскажете об этом.
  • КОГДА вы будете обращаться за помощью медиков, и КАК вы туда будете добираться.
  • КАКУЮ информацию вам будет нужно сообщить доктору.

№1 — скажите кому-то о сових ощущениях и своих подозрениях о потенциальном сердечном приступе. Если вы одни при появлении признаков сердечного приступа, сейчас же решите, кому позвонить и держите его/ее номер в руках. Это может быть друг или доктор.

№2 – решите, когда вы будете обращаться к врачу за помощью. Если вы уже были у доктора в связи со стенокардией, ваш доктор скажет, когда вам позвонить за помощью. Не ждите более 5 минут и позвоните в скорую помощь. Это особенно верно, если симптомы ярко выражены и отличаются от любой боли, которую вы испытывали при стенокардии в прошлом.

Сядьте спокойно, в удобное положение и расстегните одежду. Откройте окно, если комната не вентилируется.

№3 – решите, как вы будете обращаться за помощью:

  • Собираетесь ли вы сами звонить в скорую или вас кто-нибудь отвезет в больницу?

Всегда лучше позвонить в скорую. В очень редких случаях, некоторые люди, живущие неподалеку от больницы, могут сами добраться до нее намного быстрее.

Бригада скорой помощи, которая приедет к вам, располагает специальными приборами, которые в буквальном смысле могут спасти вам жизнь, если у вас вдруг остановиться сердце.

Если вам уже прописаны какие-нибудь препараты, придерживайтесь инструкций врача. Если после приема нитроглицерина в течении 5 минут боль не прошла, необходимо вызвать скорую помощь. НЕ ждите более 5 минут, если боль очень сильная и отличается от боли при стенокардии. Немедленно звоните в скорую помощь.

№4 – Приготовьтесь рассказать врачу:

  1. Какую боль вы испытываете
  2. Когда она началась
  3. Изменилась ли она с момента ее начала
  4. Какие препараты вы принимали для облегчения боли.

Также врачей интересует:

  1. Переносили ли вы ранее сердечный приступ
  2. Переносили ли вы ранее стенокардию
  3. Какие препараты вы регулярно принимаете.

При прибытии в отделение неотложной помощи /больницу, скажите «Кажется, у меня сердечный приступ». Если вы не скажете это, а у докторов будут еще какик-либо экстренные вызовы, то вы можете не получить незамедлительную помощь, и вам не окажут должного внимания. Некоторые боятся или смущаются говорить подобную фразу. Другие отрицают у себя наличие сердечного приступа, убедив себя, что у них несварение желудка или какое-либо заболевание мышцы. Примерно 1/3 пациентов, которые вовремя не вызвали скорую помощь, умирают.

Остановка сердца

Остановка сердца может быть вызвана сердечным приступом. Остановка сердца происходит, когда сердце прекращает поставлять кровь к органам тела.

Через 10 секунд после остановки сердца, человек теряет сознание. Если вы встряхнете человека или что-нибудь ему крикните, реакции не будет.

Как только сердце останавливается, дыхание может также полоностью прекратиться. Если это случилось, считается, что у человека остановка сердца и легких. Без непрямого массажа сердца человек погибнет!

Не все сердечные приступы приводят к остановке сердца. Однако, если это произошло, человек или люди, который (-ые) находи(-я)тся с вами, должны позвонить в скорую, а затем немедленно начать проводить непрямой массаж сердца.

В последние несколько лет, появилось множество специальных приборов, которые могут помочь возобновить нормальную работу сердца при внезапной смерти. Эти приборы известны как автоматические внешние дефибрилляторы или. Эти жизнесберегающие приборы можно обнаружить во многих учреждениях и самолетах.

Если автоматический внешний дефибриллятор имеется, его необходимо использовать до проведения непрямого массажа сердца или до звонка в скорую помощь.

Данные приборы легки в обращении. Важно, чтобы вы, ваша семья, друзья научились ими пользоваться. Попросите, чтобы в ближайшей к вам больнице провели с вами обучающий инструктаж о том, как пользоваться дефибриллятором.

Профилактика

Препараты, процедуры и операции не лечат ИБС. Если вы не придерживаетесь здорового образа жизни, атеросклеротическое сужение сосудов со временем станет более выраженным и может привести к развитию сердечного приступа.

Далее приводятся 9 рекомендаций по ведению здорового образа жизни, при котором улучшается состояние вашего сердца:

  1. Не курите
  2. Будьте активны, но под наблюдением врача
  3. Придерживайтесь здорового сбалансированного рациона, богатого клетчаткой и с пониженным содержанием жира
  4. Проверяйте уровень холестерина в крови. Если он высокий, контролируйте его уровень
  5. Регулярно измеряйте АД. Если оно высокое, контролируйте его уровень
  6. Если нужно, сбросьте лишний вес
  7. Проверяйте уровень сахара в крови. Если он высокий, контролируйте его уровень
  8. Ночью спите столько, сколько вам достаточно.
  9. Избегайте стрессов.

Если у вас стенокардия или имеются сопутствующие заболевания, проконсультируйтесь с врачом до начала физических нагрузок или снижению веса.

Более того, разумная комбинация препаратов также может снизить риск сердечного приступа:

Вазодилаторы, понижающие АД, расслабляющие и расширяющие кровеносные сосуды

Аспирин, снижающий вероятность образования тромбов

Статины, понижающие «вредный» холестерин, который может встраиваться в артерии

Бета-блокаторы, расслабляющие сердечную мышцу и позволяющие сердцу прокачивать кровь намного легче.

Резюме

Сердечный приступ встречается чаще у лиц с ИБС. Если не лечить больное сердце, сердечный приступ может привести к смертельному исходу. В целях профилактики необходимо полностью изменить свой образ жизни и разиваться у себя здоровые привычки.

Если у вас ИБС, ваши шансы выжить после сердечного приступа заметно возрастают при условии, что у вас имеется план действий. Он включает в себя определение того, к кому обращаться, когда звонить в скорую помощь, как добираться в больницу и что говорить врачам скорой помощи. В настоящее время медицинские технологии позволят вам полностью восстановиться после перенесенного недуга. Однако, выздоровление зависито от того, как скоро вы обратитесь к врачам!

Ковш Е.В., Петровская М.Е.

Внезапная неожиданная смерть пациентов с хронической болью

Сильная боль, не зависящая от медикаментозного лечения, может вызвать внезапную и неожиданную смерть. Причиной этого является остановка сердца, и практикующие врачи должны знать, как распознать пациента из группы высокого риска.

Внезапная, неожиданная смерть может наступить у пациента с тяжелой хронической болью, а конечное событие может не иметь отношения к медицинским препаратам. К счастью, внезапная смерть не так часто наблюдается у пациентов с болью, как в прошлые годы, скорее всего, из-за лучшего доступа, по крайней мере, к некоторым видам лечения.Однако внезапная смерть все еще имеет место, и практикующим врачам необходимо знать, как распознать пациента «из группы риска».

Неожиданная внезапная смерть из-за сильной боли недооценивается, поскольку многие наблюдатели по-прежнему считают сильную боль безвредной неприятностью, а не потенциальным физиологическим бедствием. Во многих случаях незадолго до смерти пациент сообщает своей семье, что чувствует себя хуже, чем обычно, и ищет облегчения в своей постели или на диване. К сожалению, некоторые из этих пациентов не просыпаются. Другие пациенты умирают без предупреждения во сне или оказываются упавшими на пол.Агрессивная токсикология современной медицины и судебно-медицинские процедуры после смерти способствовали плохому пониманию угрозы смерти от боли. В некоторых случаях пациент с болью, который лечился соответствующим образом опиоидом или другим агентом с возможностью передозировки или злоупотребления, внезапно и неожиданно умирал. Наркотики были обнаружены в жидкостях организма после смерти, и, по моему мнению, коронер ошибочно объявил смерть «случайной передозировкой» или «токсической реакцией» на наркотики, а не указал на настоящего виновника, который, возможно, был «из-за отсутствия лекарств». контролировать »приступ боли.

Эта статья отчасти предназначена для того, чтобы привлечь внимание к тому факту, что простое обнаружение наркотиков при вскрытии не обязательно означает, что эти препараты стали причиной смерти. Фактически, наркотики могли отсрочить смерть. Некоторых врачей ложно обвиняли в том, что они стали причиной смерти из-за чрезмерного лечения наркотиками, хотя на самом деле причиной смерти могло быть недостаточное лечение боли. Кроме того, уровни опиоидов в крови, оцененные при вскрытии внезапно скончавшегося пациента, слишком часто ошибочно считаются случайной передозировкой, потому что патолог не знает, что пациенты с хронической болью, принимающие стабильную дозу опиоидов, могут быть полностью функциональными с уровнями прописанных им опиоидов в сыворотке крови, которые намного выше. превышают летальные уровни у пациентов, ранее не принимавших опиоиды. 1

Здесь приведены механизмы внезапной, неожиданной смерти пациентов с болью и некоторые защитные меры, которые практикующие должны предпринять, чтобы избежать ложного обвинения в причинении внезапной, неожиданной смерти. Что еще более важно, здесь приведены некоторые клинические советы, которые помогут определить пациента с хронической болью, который подвержен высокому риску внезапной, неожиданной смерти, чтобы можно было оказать более агрессивное лечение боли.

Краткая анекдотическая история
В начале 1960-х, будучи студентом старшего медицинского факультета Канзасского университета, я должен был стать наставником в сельской местности у сельского врача.Однажды, совершая обход дома престарелых округа, я услышал, как жена фермера заявила: «Прошлой ночью мою мать убила боль». С тех пор я неоднократно слышал, что боль убила близкого человека. В фольклоре часто упоминается, что люди умирают «от» боли, а также «от» боли. Однако письменных подробностей этих событий мало.

В первые годы моей практики обезболивания, которую я начал в 1975 году, несколько пациентов умерли внезапно и неожиданно. Сегодня такое случается со мной редко, поскольку я научился «ожидать неожиданного» и определять, какие пациенты подвержены высокому риску внезапной смерти.В последние годы я рассмотрел ряд судебных разбирательств и случаев злоупотребления служебным положением в связи с внезапной неожиданной смертью пациентов с хронической болью. В некоторых из этих случаев врачей обвиняли в чрезмерном или неправильном назначении и вызывали внезапную, неожиданную смерть, даже если пациент принимал стабилизированные дозы опиоидов и других наркотиков в течение длительного времени. Кроме того, вскрытие не показало признаков отека легких (определяющий признак передозировки и угнетения дыхания). В случаях, когда врач был ложно обвинен, обнаружение после смерти наркотиков в биологических жидкостях заставляло члена семьи, регулирующий орган или государственный прокурор ложно выдвинуть обвинения против врача.

Условия и причина
Неожиданная смерть пациентов с хронической болью обычно происходит дома. Иногда смерть наступает в больнице или центре детоксикации. История этих пациентов достаточно типична. Большинство из них слишком больны, чтобы выходить из дома и проводить много времени в постели или на диване. Смерть часто наступает во время сна или когда пациент встает, чтобы сходить в туалет. В некоторых случаях члены семьи сообщают, что пациент очень много времени провел в туалете незадолго до обморока и смерти.Однако внезапная и неожиданная смерть может произойти где угодно и когда угодно, так как пациенты с болью, которые умерли неожиданно и внезапно, были найдены на работе или в машине.

Коронарный спазм и / или сердечная аритмия, приводящие к остановке сердца или асистолии, являются очевидной причиной смерти в большинстве этих случаев, поскольку при вскрытии не было обнаружено устойчивой макроскопической патологии. 2-5 Мгновенная остановка сердца, по-видимому, является причиной внезапного коллапса или смерти во время сна. Возможно, запор и напряжение при дефекации могут быть факторами сердечного перенапряжения, поскольку некоторые пациенты с болью умирают во время дефекации.Острый сепсис из-за недостаточности надпочечников и подавления иммунитета может быть причиной некоторых внезапных смертей.

Два механизма сердечной смерти
Сильная боль — это ужасный стресс. 6,7 Сильные обострения боли, острые или хронические, заставляют ось гипоталамус-гипофиз-надпочечники вырабатывать глюкокортикоиды (кортизол, прегненолон) и катехоламины (адреналин и норадреналин) в попытке биологически сдержать стресс. 8,9 Катехоламины оказывают прямое мощное стимулирующее действие на сердечно-сосудистую систему и приводят к тяжелой тахикардии и гипертонии. 10 Частота пульса обычно может увеличиваться до более чем 100 ударов в минуту и ​​даже до более чем 130 ударов в минуту. Артериальное давление может достигать систолического более 200 мм рт. Ст. И диастолического более 120 мм рт. Ст. Помимо высвобождения катехоламинов надпочечниками, обострения боли вызывают повышенную активность вегетативной и симпатической нервной системы, что усиливает катехоламиновую тахикардию и гипертензию. Физические признаки вегетативной симпатической гиперактивности, помимо тахикардии и гипертонии, могут включать мидриаз (расширенный зрачок), потливость, сужение сосудов с холодными конечностями, гиперрефлексию, гипертермию, тошноту, диарею и рвоту.

Комбинированные физиологические эффекты чрезмерного высвобождения катехоламинов и вегетативных симпатических выделений могут вызвать такую ​​нагрузку на сердце, что вызовет коронарный спазм, сердечную аритмию и внезапную смерть. 11 Пациенты с болью, у которых есть основной артериосклероз или другое сердечное заболевание, подвергаются более высокому риску внезапной смерти. Например, пациенты со стенокардией или генерализованным атеросклерозом относятся к группе высокого риска и должны подвергаться агрессивному лечению. Были сделаны отдельные сообщения о том, что пациент, боль которого хорошо контролировалась опиоидами, неожиданно умер от основного сердечного заболевания.В одном из отчетов 40-летний пациент, страдающий болью, принимавший опиоиды, был найден мертвым, а вскрытие показало ранее нераспознанную болезнь коронарной артерии, которая была определена как причина смерти. Некоторые случаи смерти пациентов могут быть вызваны другими сопутствующими заболеваниями, известными или неизвестными, и могут не быть связаны с проблемой боли.

Пример случая № 1
60-летний мужчина с сильной болью из-за артрита, связанного с болезнью Лайма, страдает генерализованным артериосклерозом. Когда его боль усиливается, у него гипертония, тахикардия более 100 ударов в минуту и ​​стенокардия.Неоднократно его госпитализировали из-за боли в груди, и ему регулярно требуются нитраты для экстренной коронарной помощи. Его лечили опиоидом длительного действия от базовой боли и опиоидом короткого действия от прорывной боли. Этот режим помог справиться со стенокардией и предотвратил госпитализацию более чем на 2 года.

Второй механизм, который может привести к внезапной смерти, — надпочечниковая недостаточность. Ось гипоталамо-гипофиз-надпочечники может резко и внезапно истощаться во время эпизодов сильной боли, что приводит к опасному для жизни падению кортизола, альдостерона и, возможно, других гормонов надпочечников (рис. 1). 12 При резком падении выработки гормонов надпочечников может возникнуть серьезный дисбаланс электролитов (например, низкий уровень натрия, высокий уровень калия), который может вызвать сердечную аритмию и смерть. Хотя это и не подтверждено документально, некоторые внезапные смерти, вероятно, могут быть одновременным результатом чрезмерной симпатической стимуляции и электролитного дисбаланса.

Идентификация пациента из группы риска
Пациент с активной амбулаторной болью, который испытывает перемежающуюся боль от легкой до умеренной, не относится к группе высокого риска внезапной смерти. Пациент с высоким риском внезапной смерти — это пациент с сильной болью, который имеет функциональные нарушения и должен принимать различные лечебные средства, включая опиоиды и нейропатические препараты, чтобы контролировать боль. По всей вероятности, пациент с централизованной болью и воспалением центральной нервной системы из-за активации глиальных клеток — это пациент, у которого, вероятно, будут обострения, достаточно серьезные, чтобы повлиять на эндокринную и сердечно-сосудистую системы. Острая боль, достаточно сильная, чтобы вызвать гиперстимуляцию сердца, и смерть обычно наблюдается только при тяжелой травме.Боль в результате современной хирургии хорошо контролируется анальгетиками, поэтому внезапная периоперационная смерть из-за хирургической боли сама по себе, по сути, в прошлом. Несчастные случаи, травмы и военные ранения — исключения. В таких ситуациях пациенту, испытывающему мучительную боль и проявляющему признаки избыточных симпатических выделений, необходимо прогрессирующее экстренное обезболивание для контроля избыточных симпатических выделений. 13,14 Признаки избыточных симпатических выделений, которые можно обнаружить у постели больного, в отделении неотложной помощи или на месте происшествия, включают мидриаз, потоотделение, гипертермию, тахикардию, гипертензию и гиперрефлексию. 15,16

Пациента с хронической болью, который подвержен высокому риску внезапной смерти, обычно можно обнаружить во время клинического посещения (таблица 1). Пациент и семья сообщат историю функциональных нарушений. Наиболее типичный анамнез — это история, в которой у пациента будет постоянная ежедневная боль, смешанная с сильными обострениями, которые вызывают состояние, прикованное к постели или кушетке. Несмотря на то, что дозировки лекарств могут быть высокими, они могут быть недостаточно эффективными, чтобы предотвратить вспышки боли и внезапную смерть. У пациента, скорее всего, будут наблюдаться избыточные симпатические выделения.По анамнезу это включает волны или эпизоды аллодинии, приливы жара и холода, гипералгезию и тяжелую бессонницу. Физический осмотр может выявить избыточные симпатические выделения по любому или всем из следующих признаков: тахикардия, гипертония, сужение сосудов (холодные руки / ноги), мидриаз (расширенный зрачок) и гиперрефлексия.

Уровни кортизола, прегненолона или кортикотропина (адренокортикотропного гормона) в сыворотке крови могут быть ниже нормы, указывая на то, что иммунная и лечебная системы нарушены, в результате чего пациент подвержен инфекциям и влияет на эффективность опиоидов.

При обнаружении показателей высокого риска необходимо внести терапевтические коррективы в тип, количество и качество лечения боли, чтобы минимизировать или устранить факторы риска. В частности, должны быть попытки нормализовать артериальную гипертензию, тахикардию, уровень гормонов.

Введение метадона и внезапная смерть
Помимо передозировки и угнетения дыхания, опиоидный метадон был связан с нарушением сердечной проводимости (удлиненный интервал QT), называемым «torsades de pointes», который может вызвать неожиданную, внезапную смерть. 17,18 Этот дефект может вызвать внезапную смерть от остановки сердца. Никакой другой опиоид не был достоверно связан с дефектами сердечной проводимости. В дополнение к проблеме удлинения интервала QT, многие смертельные случаи, связанные с метадоном, происходят в течение первых нескольких дней использования, что повышает вероятность смерти в этих случаях из-за того, что лечащий врач не знает о длительном периоде полувыведения метадона и, следовательно, его накоплении в кровотоке. потому что доза титровалась слишком быстро.

Однако признание удлинения интервала QT вызвало серьезные споры, и многие эксперты считают, что для выявления удлинения интервала QT перед и / или во время приема метадона необходимо сделать электрокардиограмму. 17 Возникновение «пуантах деформации» при приеме метадона обычно зависит от дозы и связано с одновременным приемом антидепрессантов или бензодиазепинов. Если пациент, принимающий метадон, внезапно умирает из-за сердечной аритмии, на вскрытии не будет явной патологии, которая типична для внезапной смерти пациента, страдающего болью. Однако врача, выписывающего рецепт, можно обвинить в чрезмерном назначении метадона. Из-за этого риска многие врачи решили избегать метадона и избежать риска ложного обвинения в чрезмерном назначении.С клинической точки зрения использование антидепрессантов и бензодиазепинов должно быть ограничено, если прописан метадон, поскольку эти вспомогательные агенты, по-видимому, способствуют смерти от метадона.

Риск сепсиса
Хотя это и не подтверждено документально, острый сепсис и внезапная смерть, вероятно, происходят у некоторых пациентов с тяжелой хронической болью. Механизм, вероятно, инициируется субнормальным уровнем кортизола или других гормонов в сыворотке крови из-за истощения надпочечников. Хронический субнормальный уровень гормона надпочечников серьезно подрывает защитную иммунную систему организма, делая пациента восприимчивым к вирулентным бактериям и другим патогенам. 19,20 Автор часто обнаруживал чрезвычайно низкие уровни кортизола (менее 1,0 мг / дл) у недолеченных пациентов с трудноизлечимой болью. Можно только задаться вопросом, сколько пациентов с болью внезапно умерло от острого сепсиса. Хотя документации об этом патологическом событии мало, практикующие врачи должны знать, что чрезвычайно низкие уровни гормонов надпочечников в сыворотке, как известно, связаны с ослабленной иммунной системой и сепсисом.

Смерть после внезапного прекращения употребления опиоидов
Некоторые врачи-наркологи и психиатры ошибочно полагают, что отказ от опиоидов — это безобидная процедура, не сопряженная с риском.Эта школа мысли утверждает, что только отказ от алкоголя и бензодиазепинов опасен. Как правило, это верно, если только у пациента, зависимого от опиоидов, есть сильная основная боль, и он принимает опиоиды исключительно для снятия боли. У некоторых пациентов опиоиды могут настолько хорошо маскировать основную боль, что практикующий может даже не поверить в возможность возобновления боли после прекращения приема опиоидов.

Пациенты с сильной болью, которая хорошо контролируется опиоидами, могут быть кандидатами на внезапную смерть, если их прием опиоидов резко прекращается. Если опиоиды у пациента с сильной болью резко прекращаются, замаскированная боль может обостряться, вызывая тяжелые вегетативные, симпатические выделения и чрезмерную стимуляцию надпочечников для производства избыточных катехоламинов с последующей сердечной аритмией и остановкой. Случаи злоупотребления служебным положением имели место, когда пациенту, страдающему болью, резко прекращали прием опиоидов. Вот два известных автору примера.

Пример случая № 1
45-летнюю женщину с фибромиалгией и сильной болью хорошо контролировали с помощью морфина пролонгированного действия для базовой боли и гидрокодона короткого действия для внезапной боли.Она вошла в программу стационарной детоксикации, где ей сказали, что фибромиалгия требует только психотерапии и никаких опиоидов. Программа детоксикации резко остановила прием всех ее опиоидов и поместила ее в изоляцию для наказания, потому что она использовала опиоиды в качестве «костыля», а не «решала свои проблемы». Она внезапно умерла примерно через 36 часов после прекращения приема всех опиоидов.

Пример случая № 2
42-летний мужчина получил производственную травму и впоследствии перенес рефлекторную симпатическую дистрофию (RSD) или комплексный региональный болевой синдром (CRPS).Его боль достаточно хорошо контролировалась с помощью трансдермальных пластырей с фентанилом (Duragesic) для лечения исходной боли и оксикодона короткого действия (OxyContin) для резкой боли. Компенсационная служба его рабочих оценила его «экспертами», которые утверждали, что боль не могла существовать более 6 месяцев после травмы, а RSD и CRPS не были «законными диагнозами». Компенсационная служба его рабочих, основываясь на мнении их «экспертов», резко прекратила прием всех его опиоидов, отказавшись платить за них.Мужчина внезапно скончался через 4 дня после резкого прекращения приема опиоидов.

Значение уровней опиоидов в сыворотке
Пациентам, страдающим сильной хронической болью, принимающим опиоиды и демонстрирующим признаки и симптомы высокого риска внезапной смерти, как описано выше, следует измерить уровень опиоидов в крови. Почему? Законная защита. Если пациент с сильной хронической болью, принимающий опиоиды, внезапно умирает, практикующий может быть обвинен в чрезмерном назначении и наступлении смерти от передозировки, если только он / она не имеет предсмертных уровней опиоидов в крови пациента.Имейте в виду, что при внезапной смерти пациента от сердечной аритмии или остановки сердца при вскрытии не будет выявлено серьезной патологии сердца. К тому же коронер, скорее всего, назовет смерть передозировкой наркотиков и обвинит врача, выписавшего лекарство. Вот два показательных случая.

Пример случая № 1
У 28-летнего мужчины, бывшего футболиста, была серьезная дегенерация позвоночника и колена. Он умер во сне, и его смерть была привлечена к расследованию коронером. На вскрытии у него был уровень метадона в крови 400 нг / мл.Врач, выписавший рецепт, должен был быть обвинен местным окружным прокурором в халатности, пока врач не показал, что при жизни уровень метадона в крови пациента составлял от 500 до 650 нг / мл.

Пример случая № 2
58-летняя женщина с генетической порфирией страдала сильной генерализованной болью более 20 лет. Она внезапно умерла в своей гостиной. При вскрытии было обнаружено, что на ней были три кожных пластыря с фентанилом (100 мкг / час). При вскрытии она продемонстрировала уровень фентанила в крови 10 нг / мл и уровень морфина в крови 150 нг / мл.Ее лечащий врач смог показать следователям шерифа, что во время предсмертного лечения у нее были уровни фентанила и морфина в крови значительно выше, чем при вскрытии. Врачу не было предъявлено никаких обвинений.

Резюме
Хотя частота случаев внезапной, неожиданной смерти пациентов с хронической болью, по-видимому, снижается из-за более широкого доступа к лечению, практикующим врачам необходимо знать, что внезапная, неожиданная смерть может наступить независимо от приема опиоидов.Точный механизм смерти — остановка сердца или асистолия из-за коронарного спазма, аритмии и / или электролитного дисбаланса. Сильная хроническая боль вызывает избыточные симпатические разряды через вегетативную нервную систему и чрезмерную стимуляцию системы гипоталамус-гипофиз-надпочечники, что вызывает большое количество катехоламинов надпочечников. Пациент с хронической болью, который подвергается наибольшему риску внезапной смерти, — это пациент, чья неконтролируемая боль и приступы боли настолько сильны, что вызывают высокую степень функциональной инвалидности.Амбулаторные и активные пациенты с болью не подвержены высокому риску внезапной смерти. Достижение уровня опиоидов в крови во время лечения пациентов с высоким риском внезапной смерти рекомендуется в качестве медицинской и правовой защиты в случае присутствия опиоидов в крови после смерти. Пациенты, относящиеся к группе повышенного риска, должны находиться под регулярным наблюдением в клинике, и должны быть предприняты усилия по контролю избыточных симпатических выделений и недостаточности надпочечников.

Последнее обновление: 25 сентября 2012 г.

Смертельная боль: действительно ли вы можете умереть от слишком сильной боли?

Фото:
https: // pixabay.com / users / StockSnap-894430/

Pain. Мы все это чувствуем. Большинство из нас этого избегает. Некоторые умерли от этого… или нет?

Человеческая анатомия — это настоящее чудо. Он адаптируется к тем видам деятельности, которыми мы постоянно занимаемся. Есть веская причина, по которой спортсмены, как правило, имеют гораздо более впечатляющее физическое тело, чем у обычного Джо. У художников тхэквондо громоздкие ноги, но стройная верхняя часть тела, у пловцов более длинные конечности, а борцы сумо просто огромны.

Тело может не только лечить себя, но и становиться сильнее, как в случае с бодибилдингом, когда посетители тренажерного зала намеренно создают микротрещины в своих мышцах, которые тело лечит и укрепляет новыми, более плотными мышечными тканями.

Тогда есть аспект боли. Каким бы неудобным это ни было, ее можно считать самой быстрой системой предупреждения в мире. Он предупреждает нас, когда с нашим телом что-то не так, а также позволяет нам немедленно отреагировать, как в случае, когда мы касаемся горячей поверхности и автоматически убираем руку, как только чувствуем боль.

Однако может ли боль быть настолько сильной, что настолько захлестнет тело, что станет причиной смерти? Можем ли мы умереть от боли?

Ну, краткий ответ — нет. Мы не можем умереть от боли напрямую, потому что боль — это не что иное, как сигнал, который срабатывает, когда тело получает повреждение. Однако это не означает, что боль не может стать существенным фактором смерти человека.

Циркуляционный шок

Также более известное как просто шок, это заболевание, при котором приток крови к тканям тела значительно затруднен из-за проблем в системе кровообращения.

Шок случается, когда человек испытывает мучительную боль. Они могут даже потерять сознание из-за боли. Основная причина, по которой медики носят морфин, — не допустить шока у раненых. Морфин — быстродействующее обезболивающее; этот и аналогичные препараты существенно изменяют болевые сигналы, посылаемые в мозг, что означает, что пострадавший даже не воспринимает боль.

Операции изначально могут рассматриваться как причина шока, но вы должны учитывать такие факторы, как использование анестетиков и обезболивающих, которые не дают пациенту чувствовать боль во время операции.Конечно, бывают случаи, когда медицинские процедуры не выполняются должным образом, и в этом случае вам может потребоваться обратиться к адвокату по вопросам медицинской халатности, например, на сайте Seattlemalpracticelawyers.com.

Адреналин также помогает предотвратить шок

Адреналин — это гормон, который выделяется во время сценария боя или бегства. Адреналин заставляет сердце биться быстрее и сильнее, позволяя ему снабжать мышцы достаточным количеством крови, что позволяет при необходимости прилагать больше усилий.

Он также вызывает расслабление дыхательных путей, что делает ваше дыхание более поверхностным. И, наконец, это заставляет зрачки расширяться, чтобы пропускать больше света, и вы лучше воспринимаете свое окружение.

Но, что важнее всего, адреналин также снижает восприимчивость к боли, тем самым в определенной степени предотвращая возникновение шока. Итак, еще раз, одна только боль не может убить вас. У вас больше шансов умереть от причины боли, а не от самой боли.

Нет, большинство людей не испытывают сильной боли после смерти

Многие люди боятся смерти отчасти из-за ощущения, что по мере приближения они могут страдать от нарастающей боли и других ужасных симптомов.Часто считается, что паллиативная помощь не может облегчить такую ​​боль, в результате чего многие люди умирают мучительной смертью.

Но мучительная смерть случается крайне редко. Свидетельства о паллиативной помощи заключаются в том, что боль и другие симптомы, такие как усталость, бессонница и проблемы с дыханием, фактически улучшаются по мере того, как люди приближаются к смерти. Более 85% пациентов, оказывающих паллиативную помощь, не имеют серьезных симптомов к моменту смерти.

Данные Австралийского сотрудничества по результатам паллиативной помощи (PCOC) показывают, что за последнее десятилетие произошло статистически значимое улучшение боли и других симптомов в конце жизни.Это связано с несколькими факторами, связанными с более эффективной паллиативной помощью.


Читать далее:
Что такое паллиативная помощь? Путешествие пациента по системе


Сюда входят более тщательная оценка потребностей пациентов, более качественные лекарства и улучшенная многопрофильная помощь (не только врачи и медсестры, но и смежные медицинские работники, такие как терапевты, консультанты и духовная поддержка).

Но не все получают одинаковую медицинскую помощь в конце жизни.Каждый год в Австралии умирает около 160 000 человек, и, по нашим оценкам, 100 000 из этих смертей предсказуемы. Тем не менее, по оценкам PCOC, только около 40 000 человек получают специализированную паллиативную помощь в год.

Симптомы в конце жизни

Фактические данные показывают, что для подавляющего большинства тех, кто получает паллиативную помощь, она очень эффективна.

Самый распространенный симптом, вызывающий у людей страдания к концу жизни, — это усталость. В 2016 году 13,3% пациентов сообщили о том, что чувствовали сильное расстройство из-за усталости в начале оказания паллиативной помощи.Затем последовали проблемы с болью (7,4%) и аппетитом (7,1%).

Бедствие от усталости и аппетита неудивительно, поскольку потеря энергии и аппетита является обычным явлением по мере приближения смерти, в то время как с болью можно эффективно справиться. Другие проблемы, такие как дыхание, бессонница, тошнота и проблемы с кишечником, возникают реже и обычно улучшаются по мере приближения смерти.

Вопреки распространенному мнению, люди в последние дни и часы своей жизни испытывают меньше боли и других проблем, чем в начале болезни.В 2016 году около четверти всех пациентов паллиативной помощи (26%) сообщили о наличии одного или нескольких тяжелых симптомов, когда они начали паллиативную помощь. По мере приближения смерти этот показатель снизился до 13,9%.

Самой распространенной проблемой в начале была усталость, которая оставалась самой распространенной проблемой в конце. Боль встречается гораздо реже, чем усталость. В целом 7,4% пациентов сообщили о сильной боли в начале паллиативного лечения и только 2,5% сообщили о сильной боли в последние несколько дней. В последние дни жизни затрудненное дыхание вызывает больше беспокойства, чем боль.

Эти цифры необходимо учитывать в зависимости от желаний человека. Для небольшого числа пациентов существующие лекарства и другие вмешательства не могут в достаточной мере облегчить боль и другие симптомы.

Но некоторые пациенты, которые сообщают о проблемной боли и симптомах, предпочитают получать незначительное обезболивание или вовсе его не снимать. Это может быть по семейным, личным или религиозным причинам. Для некоторых пациентов это включает опиоиды страха (активный ингредиент таких лекарств, как кодеин) и седативные препараты, которые сокращают их жизнь.Для других быть как можно более бдительными в момент смерти важно по духовным причинам.

Не все получают эту помощь

Результаты для пациентов различаются в зависимости от ряда факторов, таких как доступные ресурсы и географическое положение. Люди, живущие в районах с высоким социально-экономическим статусом, имеют лучший доступ к паллиативной помощи, чем те, кто живет в районах с более низким социально-экономическим статусом.

Данные PCOC демонстрируют, что пациенты, получающие помощь в больнице со специализированными службами паллиативной помощи, имеют лучший контроль над болью и симптомами (из-за доступности круглосуточной помощи) по сравнению с теми, кто получает паллиативную помощь дома.В настоящее время принято национальное консенсусное заявление об улучшении оказания паллиативной помощи в больницах. Это необходимо расширить, чтобы включить смерть дома и смерть в учреждении интернатного типа.


Читать далее:
Помощь при смерти — это одно, но правительства должны обеспечить доступность паллиативной помощи для всех, кто в ней нуждается.


Несмотря на то, что существуют национальные стандарты паллиативной помощи и национальные стандарты безопасности и качества, каждый штат, территория, медицинский округ и организация несут ответственность за индивидуальное оказание паллиативной помощи.Следовательно, существуют разные подходы к оказанию помощи и ресурсы в предоставлении паллиативной помощи.

В последних отчетах Главного аудиторского управления Нового Южного Уэльса и Виктории подчеркивается спрос на услуги паллиативной помощи и необходимость в соответствующих ресурсах для поддержки пациентов, лиц, осуществляющих уход, и их семей, а также в более интегрированной информации и предоставлении услуг в разных учреждениях помощи.

Австралия может добиться большего

Австралийское сотрудничество по результатам паллиативной помощи содержит информацию о более чем 250 000 человек, получивших специализированную паллиативную помощь за последнее десятилетие.Хотя участие в сборе данных является добровольным, наблюдается устойчивый рост. По оценкам сотрудничества, ежегодно предоставляется информация о более чем 80% пациентов, оказывающих специализированную паллиативную помощь.

Австралия занимает уникальное положение на международном уровне, поскольку в ней действует национальная система регулярного измерения результатов и опыта пациентов, оказывающих паллиативную помощь, и их семей. Эти данные могут помочь врачам измерить эффективность их лечения и помочь поставщикам внедрить передовой опыт.Эта информация также является важным доказательством, которое можно использовать для информирования общественности.

Доказано, что паллиативная помощь в Австралии эффективна почти для всех, кто ее получает. Но проблема в том, что многие тысячи людей умирают каждый год, не имея доступа к необходимой им специализированной паллиативной помощи. Как страна, нам нужно добиться большего.

мифов о процессе умирания

Пациенты и лица, осуществляющие уход, могут принимать действительно информированные решения относительно ухода в конце жизни только тогда, когда они понимают естественный процесс умирания, — говорит Тани Бахти, RN.

Когда люди не понимают мудрости тела, они будут принимать решения, основываясь на страхе, недостатке информации или дезинформации », — говорит Бахти. «Знание и уважение к изменениям тела приведет к наилучшему выбору и заботе о наших близких».

Основываясь на своей работе в качестве педагога по вопросам, связанным с окончанием жизни, Бахти отвечает на некоторые распространенные мифы о процессе умирания.

Миф: Умирать мучительно.

Реальность: боль не является ожидаемой частью процесса умирания.Фактически, некоторые люди вообще не испытывают боли. Однако, если какое-либо конкретное состояние вызывает боль, с ним можно справиться с помощью назначенных лекарств.

Миф: отказ от питья приводит к болезненному обезвоживанию.

Реальность: естественное обезвоживание — это комфортно и вызывает выброс эндорфинов, которые способствуют комфорту. В отличие от здорового человека, введение искусственной жидкости в конце жизни может фактически усилить дискомфорт. Естественное обезвоживание снижает вероятность тошноты и рвоты, отека и заложенности легких.

Миф: Если люди не едят, им следует поставить зонд для кормления, иначе они умрут от голода.

Реальность: потребности организма и его способность перерабатывать и использовать пищевые изменения в последние месяцы жизни. Люди умирают не потому, что не едят; они не едят, потому что умирают. Осложнения от принудительного кормления и использования зондов могут ускорить смерть. Одна из нескольких причин, по которым людям будет комфортнее, когда они не будут есть, заключается в том, что эндорфины, естественные болеутоляющие средства организма, высвобождаются для обеспечения чувства благополучия и комфорта.

Миф: Чтобы сохранить жизнь людям, необходимо использовать все необходимые средства, иначе за их смерть несет ответственность опекун.

Реальность: людей убивает болезнь, а не тот, кто за ними ухаживает. Имея дело с прогрессирующим или неизлечимым заболеванием, использование машин может только продлить смерть, а не продлить жизнь. То, что у нас есть технологии, не означает, что это всегда самый подходящий уход.

Миф: Если людям разрешено оставаться в постели или спать столько, сколько они хотят, они сдаются и умрут раньше.

Реальность: Энергия уменьшается во время болезни. Выталкивание людей за пределы их естественного предела не укрепит их и может еще больше истощить то небольшое количество энергии, которое у них осталось, тем самым увеличивая нагрузку на их и без того усталое тело.

Миф: Люди должны быть в сознании до момента смерти. Если они все больше устают или сбиты с толку, значит, их принимают слишком много лекарств.

Реальность: Процесс умирания почти всегда заставляет людей спать все больше и больше, пока они не впадают в кому.Сонливость и возможное замешательство часто возникают из-за естественных химических и метаболических изменений в организме, когда он начинает отключаться, и возникают даже тогда, когда человек вообще не принимает никаких лекарств. Правильный прием лекарств может избавить людей от боли, не способствуя путанице и не ускоряя процесс смерти.

Миф: Наркотические обезболивающие вызовут потерю контроля или даже ускорят смерть.

Реальность: Адекватные обезболивающие действительно могут дать людям больше жизни, обеспечивая лучший отдых и, следовательно, больше энергии и комфорта для выполнения дел.Недостаточный контроль боли может нанести вред организму и даже ускорить смерть из-за повреждения гормонами стресса, повышенного риска образования тромбов или осложнений, связанных с неподвижностью. Правильно назначенные лекарства не ускоряют смерть. Они обеспечивают комфорт людям во время процесса умирания.

Миф: смерть заканчивается последней битвой.

Реальность: В конце концов, большинство людей «умирают во сне» из-за комы, которая может длиться от нескольких минут до нескольких дней, в зависимости от их болезни.

Миф: Когда люди умирают в одиночестве, их близкие подвели их.

Реальность: Одна из загадок смерти — время самой смерти. Иногда люди будут ждать, пока кто-нибудь придет или все выйдут из комнаты, прежде чем они умрут. Лица, осуществляющие уход, не должны судить о том, были ли они там в последний момент. Знание пациентом их любви, а не их физическое присутствие — вот что наиболее важно.

Смерть: может ли наш последний момент быть эйфорическим?

Люди часто выглядят так, как будто они спят сразу после смерти, с нейтральным выражением лица.Но у одного из моих родственников, который испытывал сильную боль за несколько часов до его смерти и не имел доступа к медицинской помощи, было сияющее, восторженное выражение лица. На протяжении десятилетий я задавался вопросом, могут ли последние минуты жизни быть эйфорическими. Может ли смерть вызвать поток эндорфинов, особенно в отсутствие обезболивающих? Ответил Йоран, 77 лет, Хельсингборг, Швеция.

Поэт Дилан Томас сказал несколько интересных вещей о смерти, не в последнюю очередь в одном из своих самых известных стихотворений:

А ты, отец мой, там, на грустной высоте,

Проклятие, благослови меня сейчас с твоими жестокими слезами, молю.

Не уходи в эту спокойную ночь нежно.

Ярость, ярость против умирающего света.

Часто предполагается, что жизнь до последнего ведет битву со смертью. Но возможно ли, как вы предлагаете, смириться со смертью?

Как эксперт по паллиативной помощи, я думаю, что есть процесс смерти, который происходит за две недели до того, как мы уходим. За это время люди, как правило, становятся хуже. Как правило, им трудно ходить, и они становятся более сонными — им удается бодрствовать все короче и короче.Ближе к последним дням жизни способность глотать таблетки или употреблять пищу и напитки ускользает от них.

Примерно в это время специалисты по паллиативной помощи говорят, что люди «активно умирают», и мы обычно думаем, что это означает, что им осталось жить два-три дня. Однако некоторые люди пройдут всю эту фазу в течение дня. А некоторые люди могут оставаться на пороге смерти почти неделю, прежде чем они умрут, что обычно очень печально для семей.Итак, с разными людьми происходят разные вещи, и мы не можем их предсказать.

Возможно вам понравится:

Трудно расшифровать настоящий момент смерти. Но пока что неопубликованное исследование моей собственной группы предполагает, что по мере того, как люди приближаются к смерти, в организме увеличивается количество стрессовых химикатов. У людей с раком, а может быть и у других, маркеры воспаления повышаются. Это химические вещества, количество которых увеличивается, когда организм борется с инфекцией.

Вы предполагаете, что непосредственно перед смертью может быть выброс эндорфина.Но мы просто не знаем, так как никто еще не исследовал эту возможность. Однако исследование 2011 года показало, что уровень серотонина, другого химического вещества в мозге, которое, как считается, также способствует чувству счастья, утроился в мозге шести крыс, когда они умерли. Мы не можем исключить, что нечто подобное могло произойти и с людьми.

Однако это интересное предложение, и технология для определения уровней эндорфина и серотонина у людей действительно существует.

Тем не менее, получить повторные пробы, особенно крови, в последние часы чьей-либо жизни сложно с точки зрения логистики.Получить финансирование для этого исследования тоже сложно. В Великобритании на исследования рака в 2015–2016 годах было выделено 580 миллионов фунтов стерлингов (756 миллионов долларов США), тогда как на исследования паллиативной помощи было выделено менее 2 миллионов фунтов стерлингов (2,6 миллиона долларов США).

Паллиативная помощь и наука о том, что значит умереть

* * *

В последние пару недель, когда мысли моей матери, казалось, большую часть времени плыли куда-то еще, она иногда поднимала руки в воздух, хватая пальцами невидимые предметы. Однажды я взял ее за руки и спросил, что она делала.«Убираю вещи», — ответила она, мечтательно улыбаясь.

Это полусонное, полусонное состояние часто встречается у умирающих. Фактически, исследователи под руководством Кристофера Керра в хосписном центре недалеко от Буффало, штат Нью-Йорк, провели исследование снов умирающих людей. У большинства опрошенных пациентов — 88 процентов — был хотя бы один сон или видение. И эти сны обычно казались им не такими, как обычные. Во-первых, сны казались более ясными, более реальными. «Предсмертные сны пациентов часто были настолько интенсивными, что они переходили в состояние бодрствования, и умирающие часто воспринимали их как бодрствующую реальность», — пишут исследователи в Journal of Palliative Medicine.

Семьдесят два процента пациентов мечтали о воссоединении с уже умершими людьми. 59% заявили, что мечтают собраться куда-нибудь поехать. Двадцать восемь процентов мечтали о значимых переживаниях в прошлом. (Пациенты опрашивались каждый день, поэтому одни и те же люди часто рассказывали сны о нескольких предметах.)

Для большинства пациентов сны были успокаивающими и положительными. Исследователи говорят, что сны часто помогают уменьшить страх смерти.«Преобладающим качеством предсмертных снов / видений было чувство личного значения, которое часто имело эмоциональное значение для пациента», — сообщают они.

В последние часы пациентов, после того как они перестали есть и пить, после того, как они потеряли зрение, «большинство умирающих затем закрывают глаза и кажутся спящими», — говорит Халленбек, специалист по паллиативной помощи из Стэнфорда. «С этого момента… мы можем только предполагать, что происходит на самом деле. У меня сложилось впечатление, что это не кома или бессознательное состояние, как думают многие семьи и врачи, а что-то вроде состояния сна.

Точный момент, когда это происходит — когда человек входит в состояние сна или даже когда человек начинает умирать, — трудно определить.


Читать примечания к дальнейшим действиям

Так было и с моей матерью. Однажды рано утром после того, как выпал снег, я дежурил с двумя подругами моей матери в ее библиотеке, комнате, куда мы переместили ее, чтобы разместить больничную койку. Она казалась умиротворенной, и в тусклом утреннем свете мы стояли в разных точках вокруг кровати, прислушиваясь к ее хриплому дыханию.

Она не сделала резких движений или признаков того, что собирается нас покинуть. Она не открывала глаз и не села внезапно. Она сделала последний, чуть более громкий вдох и умерла.

«Это похоже на надвигающийся шторм», — говорит Халленбек. «Волны начали подниматься. Но никогда нельзя сказать, ну, когда же начали подниматься волны? … Волны становятся все выше и выше, и в конце концов они уносят человека в море ».

Смерть с неизлечимой болью — рецепта опиоидов недостаточно

Аннотация

Контекст

Страх боли находит отклик у большинства людей, особенно в отношении смерти.Несмотря на это, все еще есть люди, умирающие с неизлечимой болью.

Цели

Мы количественно оценили риск и исследовали факторы риска смерти с неизлечимой болью в общенациональном наблюдательном когортном исследовании.

Методы

Используя данные Шведского регистра паллиативной помощи, мы проанализировали 161 762 ожидаемых смерти в течение 2011–2015 годов. Исследованные факторы риска включали причину смерти, место смерти, отсутствие разговора о конце жизни (EoL) и отсутствие контакта с экспертами по лечению боли.Модифицированные модели регрессии Пуассона были приспособлены для оценки отношений риска (RR) и 95% доверительных интервалов (CI) для смерти с неизлечимой болью.

Результаты

Отсутствие боли в течение последней недели жизни было зарегистрировано у 25% пациентов с болью, несмотря на назначение опиоидов PRN в 97% случаев. Безболезненная боль была обычным явлением как среди пациентов, умирающих от рака, так и от незлокачественных хронических заболеваний. Статистически значимые факторы риска неизлечимой боли включали госпитальную смерть (ОР = 1.84, 95% ДИ 1,79–1,88) по сравнению со смертью в специализированной паллиативной помощи, отсутствием беседы с EoL (ОР = 1,42, 95% ДИ 1,38–1,45) и смертью от рака костей (ОР = 1,13, 95% ДИ 1,08–1,18) или легких (ОР = 1,10, 95% ДИ 1,06–1,13) по сравнению с доброкачественными причинами.

Заключение

Несмотря на почти полное назначение опиоидов PRN пациентам с болью, пациенты умирают с неизлечимой болью. Поставщикам медицинских услуг, в частности больницам, необходимо уделять больше внимания боли у умирающих пациентов.Обсуждение EoL — одно из возможных вмешательств.

Ключевые слова

Боль

Обезболивание

паллиативное

умирает

когорта

Рекомендуемые статьи Цитирующие статьи (0)

Просмотреть аннотацию

© 2019 Опубликовано Elsevier Inc.