Ницше был нигилистом что значит: «И все-таки, был Ницше нигилистом или нет?» – Яндекс.Кью

Нигилизм Ницше — странное открытие для общества

В 1844 году родился Ф. Ницше. Он болел и писал книги, которые изменили сознание образованных людей. Ницше сделал многих из нас нигилистами.

Нигилизм в русской культуре

Слово «нигилизм» в русской культуре ввёл в обиход Иван Тургенев. Нигилисты не романтики. Они, как Базаров, позитивисты, ибо они выкидывают из языка описания все ненаблюдаемые сущности. Согласно Далю, нигилизм – это безобразное, безнравственное учение, отвергающее всё, что нельзя ощупать. Нельзя «ощупать» прежде всего субъективность, то, что составляет в человеке его изъятие из сферы сущего.

Нигилизм в европейской культуре

В европейской культуре слово «нигилизм» ввёл в оборот Ницше, для которого нигилизм обозначал обесценивание высших ценностей. И Ницше поясняет, что это значит: «Нет цели. Нет ответа на вопрос «зачем?». Но высшие ценности потому и существуют, что люди ставят цели и пытаются ответить на этот вопрос.

Правда, Хайдеггер считал, что Ницше так и не смог распознать сущность нигилизма, ибо не смог связать нигилизм с историей бытия. Хотя Ницше и не обещал связать ценности с бытием.

Ницше раскрывает сущность нигилизма, указывая на связь между ценностями и природой человека. Обесценивая ценности, человек продолжает держаться за ценности. Почему? Потому что, не учреждая ценности, он не сможет выйти за пределы субъективности.

Нигилизм Ницше

Чем Ницше поразил сознание русских? Простыми для Европы словами: что падает, провозгласил Ницше, то нужно подтолкнуть. Пусть падает, не нужно ему подставлять своё плечо. Если тебя ударили по одной щеке, то ты не должен подставлять другую. Страдать – страдай, но не сострадай. Ибо сострадание губительно для человека. Не будь христианином. Отвечай на силу силой. Не надейся на небесное царство. Помни, что ты живёшь на земле. Имей мужество быть дерзким, опирайся только на самого себя. Учись быть господином.

Когда говорят, что человек есть дух, тогда, смеялся Ницше, забывают сказать, что дух есть желудок. Добрые люди, согласно Ницше, никогда не говорят правду. Перестанем же быть добрыми. Станем лучше, станем злее, и особенно по отношению к близким. «Не щади ближнего своего», – наставлял нас Заратустра. А уж о дальнем и говорить нечего. «Идя к женщине, не будь толерантным, не забудь взять плеть», – рессентиментно рассуждал Ницше.

Что значит «Бог мёртв»

О смерти Бога Ницше впервые сообщает в «Весёлой науке». Глашатаем вести о том, что Бог умер, выступает не атеист, не учёный, не позитивист и даже не европеец, а безумец. Почему? Видимо, потому что есть вещи, которые не высказываются обычным образом. Они высказываются человеком на грани безумия. К таким вещам относится и смерть Бога.

Один безумец уже искал человека при свете дня на агоре и не нашёл его. Сами эти поиски были, конечно, оскорбительными для людей, собравшихся на агоре. Почему же поиски Бога не оскорбляют людей? Ведь убить Бога так же невозможно, как отцепить землю от солнца. Отцепить землю от солнца – значит уничтожить и землю, и солнце. И всё же, настаивает Ницше, люди убили Бога. Но в этом убийстве есть один аспект, на который Ницше почему-то не обращает внимания. Убили его как-то тихо, по-бытовому, даже не заметив его смерти. И вот это-то безразличие к Богу и потрясает в убийстве Бога. Его убили между делом, занимаясь насущными вопросами. Ницше даже как будто бы сожалеет об этом. Но вот теперь, когда Его нет, нужно осознать и пережить Его смерть. Ницше слишком торопится возвестить о сверхчеловеке.

Но если смерть Бога – это такое событие, которое никто не помнит, то это значит, что его не было. А если бы оно и было, то была бы какая-то вселенская смерть. И Ницше даёт понять это, полагая, что человек без Бога обречён жить на земле без солнца, во мраке ночи, без пространственных и временных координат, без низа и верха. Если всякий миг начинается ночь, то это такая ночь, которая никогда не завершится днём. И только в такой ночи может возникнуть вопрос: не нужно ли нам сегодня зажечь фонарь посреди белого дня и не придётся ли нам самим стать богами? Ведь вся земля теперь наша, мы её господа, но готовы ли мы к этой миссии?

Разбитый фонарь

Безумный человек, сообщив о том, что произошло невозможное, понял, что он обратился к людям, которые так и не поняли, что они сделали. Люди сочли его безумцем, а себя нормальными. И тогда безумец разбил свой фонарь. Безумец разбил свой фонарь не перед праздными зеваками, не перед теми, кто не верит в Бога, а перед тем, кто Его убил и убивает, не ведая о том, что творит. Христос умер, как только он не родился в душе человека. Это неведение о чудовищном событии, лишившем людей звезды, свет от которой ещё виден, и стало предвестником ночи, опустившейся на Европу.

Какая тень легла на Европу

Разбитый фонарь безумца означает, что с некоторых пор в Европе перестал гореть огонь безумия, который позволял ей видеть невидимое. Европа стала слишком рациональной. Теперь в ней предпочитают видеть видимое и не видеть невидимое. Отсюда следует, что вера в христианского Бога сделалась в Европе неправдоподобной, ибо этот Бог был не только на небе, но и на земле, а его захотели спустить с небес на землю. Бог на земле – это человек. И Ницше посоветовал этому человеку изменить свою сущность, то есть стать сверхчеловеком.

Критика хайдеггеровской интерпретации

слов «Бог мёртв»Хайдеггер полагает, что слова Ницше «Бог» и «христианский Бог» служат для обозначения сверхчувственного мира вообще. «Бог – наименование сферы идей, идеалов», – пишет Хайдеггер. Но Ницше нигде не говорит о том, что Бог – это наименование. У Ницше Бог – «самое святое». У Него есть кровь и плоть. Если мы прислушаемся, то, говорит Ницше, мы услышим, как гробокопатели роют могилу для захоронения Бога. Вряд ли гробокопатели хотят похоронить сверхчувственный мир. Разве мы не чуем, пишет Ницше, как воняет гниющее тело Бога? Но «наименование» Хайдеггера не гниёт. Следовательно, дело не в противопоставлении мира чувственного и сверхчувственного, метафизического и физического, дело в том, что Бог есть нечто чувственно-сверхчувственное, и Ницше говорит об этом прямо. Но тогда слова Ницше «Бог мёртв» означают не конец сверхчувственного мира, не то, что он лишился своей действенной силы, не конец метафизики, а то, что вера в христианского Бога стала в Европе неправдоподобной. И вот это событие отбрасывает теперь свою тень на всю Европу, которая не знает, что делать с тем, что больше человека, которая хочет скрыть это своё незнание идеей сверхчеловека.

Если Ницше Не Был Нигилистом, Почему Его Почитают В Нигилизме?

Это отличный вопрос о Ницше. Я отвечу из научной книги Кэтлин Хиггинс под названием «Что на самом деле сказал Ницше» (2000).

Ницше отрицал, что он был нигилистом. Вместо этого он обвинил христианство в том, что он нигилист и отрицает жизнь, потому что христианство постоянно предостерегало людей от сексуальной свободы.

Ницше писал для «свободных духов», которые «переоценили бы все ценности» и создали свою мораль для собственной жизни. Фактически, добавил Ницше, все религии, которые пытались подавить сексуальность, были «отрицающими жизнь» нигилистами. Например, буддизм и индуизм смотрят на людей, которые ушли в монашескую жизнь, принимая обеты целомудрия. Ницше просто ненавидел это.

Итак, Ницше сказал, что он не нигилист, но что все остальные в остальном мире были нигилистами.

Вместо этого Ницше назвал свою философию жизнеутверждающей. Он защищал индивидуальную свободу, в том числе сексуальную, превыше всего. Он назвал «Мастер морали». Противоположностью была «рабская мораль» христианства и любых других монашеских нравов.

Итак, мы видим, что отрицание Ницше того, что он был нигилистом, было основано на его переопределении нигилизма. Это было частью его «переоценки всех ценностей».

Однако, следуя более распространенному определению нигилизма, даже ученые, которые переводили работы Ницше, например, R.J. Холлингдейл открыто заявил, что Ницше на самом деле был нигилистом.

Нигилист обычно признается иконоборчеством, то есть подавляет идеалы каждого. Мы видим это даже в названиях его книг, например, «Сумерки идолов» или «Как философствовать молотком» (1888). Изображение там берет молот, чтобы разбить всех фальшивых идолов в Храме — включая христианских идолов.

Профессор Кэтлин Хиггинс, однако, принимает сторону Ницше в этом единственном пункте. Ницше обычно считают человеком, который насмехался над всеми Моралистами и всей Моралью. Скорее, сказал Хиггинс, «Ницше предлагает больше моральных советов, чем дорогая Эбби».

Это правда, что Ницше насмехается над всеми другими Моралистами. Но это только потому, что Ницше считал свою мораль превосходной во всех отношениях. Какова была Ницше Мораль? Он назвал это «Главной моралью» и сказал, что это только для сильных, а не для слабого большинства, которым будут управлять сильные, которые будут составлять свою мораль по мере их продвижения, — что бы им ни нравилось в любой день.

В то время как для большинства ученых это звучит как мораль, на самом деле это соответствует идеалу Ницше разбить саму Разум как еще одного кумира. Вместо этого Воля к власти должна быть выдвинута как высшая истина.

Не было Ницше и без Религии только потому, что он говорил об Антихристе (1888). Ницше выступал за возвращение к древнегреческой религии Диониса, бога опьянения и оргии. Мы должны выйти за рамки рационализма, настаивал он, и особенно таких идей, как категорический императив.

Для многих ученых Ницше явно нигилист. Однако для других Ницше высказался за свободу по-настоящему свободных духов в этом мире. Сегодня это очень открытая дискуссия в университетах, и, вероятно, она продолжится.

лицеисты сразились в рэп-баттле «Был ли Ницше нигилистом» – Новости – Лицей НИУ ВШЭ – Национальный исследовательский университет «Высшая школа экономики»

В философском поединке участвовали две команды: одна доказывала, что Ницше был нигилистом, другая  — что не был. Судили баттл преподаватели лицея. По итогам голосования жюри победу одержала команда, выступавшая за то, что Ницше не нигилист.

Идея провести такой поединок появилась после того, как в ноябре прошлого года преподаватель лицея Владимир Бродский применил подобный формат на уроке ТОК («Теория познания»), посвященном теме «Рационализм и эмпиризм».

«Я подумал, что будет здорово использовать формат рэп-баттла и пригласить ребят поучаствовать в таком состязании, потому что эти два течения противоречат друг другу, содержат взаимную критику. Подобный жанр позволяет ярко раскрыть ее и выслушать аргументы сторон.

А уже после этого урока несколько ребят вызвались продолжить такого рода инициативу и в какой-то момент предложили мне курировать их баттл на тему «Был ли Ницше нигилистом (это довольно популярный интернет-мем, и, несмотря на то, что многие его используют, не всем понятна суть мема). Мне показалось любопытной такая постановка вопроса, и мы с моим коллегой Никитой Бештой взялись за реализацию философского поединка», — рассказал Владимир Бродский.

По его мнению, участие в баттле для ребят очень полезно, так как это повод прочитать дополнительную литературу, познакомиться с разными авторами. Кроме того, полезно это и для зрителей. Так как с ними говорят на их языке,  возникает представление о философской проблеме, возможно, даже более близкое тому, которое сложилось бы из серьезных источников.

Видно, что участники рэп-баттла  «Был ли Ницше нигилистом» хорошо усвоили курс  теории познания: они неоднократно обращались к пройденному на уроках материалу, но при этом выходили и за эти рамки, используя дополнительные материалы, — поделился своими впечатлениями от философского состязания Владимир Бродский.

«Все началось с того, что Владимир Игоревич /Бродский/ предложил нам сделать баттл на тему «Рационализм и эмпиризм» в качестве творческой работы и освобождения от написания эссе. Я принял участие в этом состязании, и мне понравилось. В философских баттлах ты стараешься доказать свою точку зрения, это показывает твою эрудицию, широту кругозора.

К сегодняшнему поединку я готовился несколько дней по четыре-пять часов. Читал много книг, предварительно спросив у преподавателя (не у Владимира Игоревича), какую литературу он бы посоветовал. Все это делалось не для получения оценок, а для того, чтобы показать, что ты анализировал материал, хорошо разбираешься в теме. В своем выступлении мы затронули не только философию Ницше, но и Витгенштейна, вопросы методов познания, теоретико-познавательные проблемы», — рассказал один из участников баттла Лука Никорашвили.

По его мнению, было бы здорово, если формат рэп-баттла применялся в качестве альтернативы традиционным вариантам творческих работ.

«Нигилизм» Ф. Ницше как фиксация кризиса культуры Текст научной статьи по специальности «Философия, этика, религиоведение»

УДК 316.73

«НИГИЛИЗМ» Ф. НИЦШЕ КАК ФИКСАЦИЯ КРИЗИСА КУЛЬТУРЫ

© 2010 г. Г.Э. Ирицян

Морская государственная академия, Maritime State Academy,

пр. Ленина, 93, г. Новороссийск, 353918, Lenin Ave, 93, Novorossiysk, 353918,

[email protected] [email protected]

Анализируются такие культурологические идеи Ф. Ницше, как «нигилизм» и «переоценка всех ценностей», представляющие собой начало формирования традиции по осмыслению кризиса культуры. Ницше осознал системный кризис европейской культуры и ввел в научный оборот тему кризиса. Далее проблема осмысления кризиса культуры становится доминирующей в философии и культурологии.

Ключевые слова: нигилизм, переоценка всех ценностей, формирование традиции, кризис культуры, философия, культурология, европейская культура.

Such culturological ideas of F.Nietzsche as nihilism and reappraisal of all values is analyzed in this work. These ideas are understood as a beginning offorming a tradition on the comprehension of culture crisis. Nietzsche showed a system crisis of European culture and put into scientific using a subject of crisis. After Nietzsche the subject of culture crisis became dominant ideas in philosophy and culturology.

Keywords: nihilism, reappraisal of all values, forming a tradition, culture crisis, philosophy, culturology, European culture.

Фридрих Ницше еще во второй половине XIX в. сумел проникнуть в суть культурных процессов и уловить определенные существенные сдвиги. С его работ, по нашему мнению, начинается формирование традиции по осмыслению кризиса культуры, а такие идеи, как «нигилизм» и «переоценка всех ценностей», представляют собой анализ этого кризиса. В XX в. тема кризиса была «подхвачена» и развита уже в своих формах такими мыслителями, как О. Шпенглер, М. Хайдеггер, М. Фуко, Ж. Деррида и др. После Ницше идеи декаданса и кризиса западной культуры прочно входят в современную философию, культурологию и становятся доминирующими. Больше того, можно утверждать и об этом пишут авторитетные исследователи, что «современное понимание культуры складывалось как осознание кризиса культуры» и через это осознание происходит выход в культуроло-гизирование как теоретическое осмысление культуры [1, с. 70]. По мнению Г.В. Драча, Ф. Ницше, а вслед за ним О. Шпенглер создают «предпосылки для форми-

рования устойчивого интереса к культурпроблемати-ке и превращения ее в самостоятельную область, достойную внимания интеллектуалов» [1, с. 70]. То есть анализ осознания Ф. Ницше кризиса культуры раскрывает в определенной мере этапы генезиса науки о культуре.

Этот мыслитель имел острый, критичный ум, подвергал сомнению все, что может быть ему подвергнуто. Научные теории были для него мифами, хотя некоторые из них могли быть полезными. Ценности для него не были вечными и объективными, но просто ценностными суждениями, выражающими человеческую волю. «Прежде всего, Ницше привлекает внимание читателя своей страстной и беспощадной критикой нашей современной культуры», — справедливо считал отечественный исследователь начала прошлого века В.М. Хвостов. — Он (Ницше) находит, что эта культура во всех отношениях есть культура вырождения, культура декадентов. Он и самого себя считает сыном своего времени, т. е. декадентом; он только

ставит себе в заслугу, что он это понял и с этим боролся» [2, с. 869]. И делает все это, используя особые средства и формы выражения своих идей, он художник, эссеист, мифотворец. После творчества базель-ского профессора, разрушительного для всей западной метафизики, становится проблематичным возврат к классическому (метафизическому) пониманию культуры. Ницше осознает и показывает всему миру глубокий кризис не только европейской культуры, но и классической философии, которая доминировала в то время. К культурологическим идеям, послужившим инструментами этого масштабного свершения, мы относим нигилизм и переоценку всех ценностей. Эти идеи, или, как их называл М. Хайдеггер, «рубрики мысли», были радикальны в деле критики метафизических основ понимания культуры. Рассмотрим эти идеи, в корне (как мы увидим) отвергающие метафизические основания философии культуры и фиксирующие кризис культуры.

«То, о чем я повествую, — находим мы в предисловии к «Воле к власти», — это история ближайших двух столетий. Я описываю то, что теперь уже не может прийти в ином виде: появление нигилизма» [3, с. 33]. И чуть ниже: «Вся наша европейская культура уже с давних пор движется в какой-то пытке напряжения, растущей из столетия в столетие, и как бы направляется к катастрофе…» [3, с. 33]. Ницше связывает нигилизм с напряжением, существующим в Европе, кроме того, нигилизм неразрывно связан и с понятием переоценки всех ценностей, ибо «… нигилизм есть до конца продуманная логика наших великих ценностей и идеалов, потому что нам нужно сначала пережить нигилизм, чтобы убедиться в том, какова в сущности была ценность этих «ценностей»… Нам нужно когда-нибудь найти новые ценности…» [3, с. 34]. Для Ницше, следовательно, нигилизм, является чем-то всеобъемлющим и необходимым, связанным с ценностями, а значит, с культурой вообще, так как это перекликается с аксиологическим подходом в понимании культуры, распространенным в современности.

Ницше определяет нигилизм следующим образом: «Что обозначает нигилизм? То, что высшие ценности теряют свою ценность. Нет цели. Нет ответа на вопрос «зачем?»» [3, с. 39]. А одними из важнейших ценностей (которые теряют свое значение) являются ценности метафизические: «… мы не имеем ни малейшего права признать какую-либо потусторонность или существование вещей в себе, которое было бы «божественным», воплощенной моралью» [3, с. 39]. Итак, наиглавнейшая задача и заслуга Ницше — это через преодоление метафизических основ в понимании культуры фиксация кризиса культуры.

М. Хайдеггер раскрывает сущность нигилизма следующим образом: «»Нигилизм» употребляется Ницше как название им впервые опознанного, пронизывающего предыдущие века и определяющего собою ближайшее столетие исторического движения, истолкование самой сути которого он сводит к короткому тезису: «Бог умер». Это значит: «христианский Бог» утратил свою власть над сущим и над предназначени-

ем человека. «Христианский Бог» здесь одновременно служит ведущим представлением для «сверхчувственного» вообще и его различных истолкований, для «идеалов» и «норм», для «принципов» и «правил», для «целей» и «ценностей», которые учреждены «над» сущим, чтобы придать сущему в целом цель, порядок и — как вкратце говорят — «смысл». Нигилизм есть тот исторический процесс, в ходе которого «сверхчувственное» в его господствующей высоте становится шатким и ничтожным…» [4, с. 64]. Как видно из этого фрагмента, нигилизм Ницше — это «смерть Бога», что одновременно означает уничтожение всего «сверхчувственного», которое находится «над» эмпирическим миром и обусловливает культуру в рамках философии культуры.

Нигилизм — это «историческое движение», которое впервые опознано именно Ницше, и это важная мысль в контексте данной работы. Ибо его идеи о кризисе культуры, по нашему мнению, являются тем поворотным моментом, после которого становится возможным уже новое понимание культурной действительности. Он стал первопроходцем, подготовил тот плацдарм, на котором базируется современное осмысление человеческой культуры как деятельностное, так и ценностное. Теперь культуролог, в том числе и благодаря Ницше, получил возможность работать не «над» культурой и в отрыве от нее, а «в» культуре. Метафизика — необходимое условие осознания человеком мира, самого себя и культуры, но так было до Ницше, с его приходом и провозглашением радикального нигилизма становится возможным отказ от метафизических основ понимания культуры, ее преодоление и понимание этого преодоления как «решительного приобретения» и «завершения». Трудно спорить с признанием основных интенций мыслителя как разрушителя европейского рационализма и метафизики, что является по сути освобождением и очищением «европейских небес»: «… мы и должны вместе с тем признать, что самым худшим, самым томительным и самым опасным из всех заблуждений было до сих пор заблуждение догматиков, именно выдумка Платона о чистом духе и о добре самом по себе» [5, с. 58], — пишет Ницше в предисловии к одному из своих поздних произведений «По ту сторону добра и зла». А в «Ecce Homo» в параграфе, посвященном «Человеческому, слишком человеческому», читаем: «Не присущ мне идеализм… «где вы видите идеальные вещи, там вижу я — человеческое, ах, только слишком человеческое!…»» [5, с. 428]. Сверхъестественный мир, или метафизика, понимается Ницше как «человеческое, слишком человеческое», т. е. только лишь как измышление человека, ничего общего с действительностью не имеющее. Эти измышления и есть основа понимания культуры в классической философии культуры, господство которой сумел разрушить Ницше своей теорией кризиса культуры.

Дж. Стерн в его биографии пишет: «Ницше не хотел быть идеалистом, и любую эпистемологическую проблему он превращал в нравственную и экзистен-циональную. Кантовский вопрос: «Что я могу знать?»

он превратил в вопрос: «В чем состоит для меня благо знания? Какого рода знание содействует моей воле к жизни, и что ей мешает? В чем состоит мое благо? Истина и знание должны, считал Ницше, служить человеку, апеллируя к единству моральных и когнитивных аспектов жизни» [6, с. 64]. Итак, метафизические проблемы он превращает в экзистенциональные, только такие измышления нужны, которые полезны для жизни, а культура понимается как сама жизнедеятельность, практическая жизнь человека в обществе себе подобных — вот наиважнейшая мысль в данном случае. Экзистенциональный концепт творчества немецкого философа отмечает и Б. Магнус, который видит в нем «мыслителя, чуждого метафизике; он следует канонам экзистенциалистских интерпретаций философии Ницше, всюду подчеркивая его вражду традиционной метафизике… истинный мир метафизики является заблуждением, ибо он разрушает именно то, что стремится оценивать, — жизнь» [6, с. 55]. Налицо факт «антиметафизического» осмысления творчества Ницше.

Далее обратимся к статье кн. Е. Трубецкого, чтобы привлечь дополнительные свидетельства «антиметафизичности» Ницше в понимании феномена культуры. В первой главе, посвященной периодизации творчества немецкого философа, он пишет: «Отрицательное отношение к метафизике представляется характерным не только для серединной эпохи деятельности Ницше, но для всех вообще его произведений, написанных после 1876 года; в этом смысле он оставался позитивистом до конца своих дней…» [7, с. 11]. Трубецкой усматривает у него позитивизм, что в данном случае также означает отказ от метафизики, разрушение метафизических построений классической философии культуры.

Радикальная критика сверхчувственного мира, как одна из основных задач и заслуг Ницше, не остается не замеченной и Б.И. Ковалем, который, комментируя притчу Ницше из «Веселой науки» о человеке, провозгласившем смерть Бога, пишет: «Ясно, что в данной притче подразумевается смерть христианского Бога, под которым понимается отнюдь не Иисус Христос (хотя и он), а весь сверхчувственный мир вообще, всякое трансцендентное начало, всякая «потусторонняя действительность», т. е. то, что якобы возвышается над самой земной жизнью. Творческое начало, бывшее отличительной чертой библейского Бога, замещается человеческой деятельностью, ибо все деяния людей стали неподвластны Богу, не управляются им, делаются вопреки его указаниям. Он потерял былую силу, а посему необходима «переоценка всех ценностей», освобождение от власти сверхчувственного начала…» [8, с. 19]. Развитие мыслительных способностей, обусловленных Абсолютным Духом в философии культуры, замещается человеческой деятельностью и пониманием кризисности культуры в «философии жизни» Ницше. Культура — это человеческая деятельность, а человек становится хозяином своей жизни, субъектом культуры именно через осознание кризиса культуры.

Понимание ницшевского нигилизма как отказа, разрушения онтологических основ мироздания, т. е. метафизики, является идентичным у мыслителей самых разных школ и времен. Освобождение от власти сверхчувственного начала, а значит, и всего, что с ним связано: идеалов, ценностей — это лейтмотив всего творчества Отшельника из Сильс-Марии, и — это лейтмотив прочтения Ницше самыми различными мыслителями, как прошлого, так и настоящего времени. Нигилизм — неизбежное следствие из христианства, морали, философского понятия истины и культуры. Иллюзии разоблачены. И нигилизм предстает в двух ипостасях, во-первых, как психологическая замена необходимости. Как если бы того, кто всегда и во всем искал «смысл», которого на самом деле нет, покинуло самообладание. Нужно мужество признать, что разочарование в поисках осмысленности жизни и есть причина нигилизма. Во-вторых, тотальной систематизации и организации, придуманных человеком для собственного удобства, в реальном мире не существует, все это человеческое, слишком человеческое.

Ницше вкладывает в нигилизм тот смысл, что высшие ценности рано или поздно обесцениваются, ценности культуры, понятой метафизически, спекулятивны, в отрыве от человеческой жизни и телесности. По-другому, нигилизм — это процесс, в ходе которого происходит постоянное обновление ценностей. Нигилизм — не упадок и простое отрицание, но процесс, закономерность эволюции, движение сознания, внутренняя логика исторического движения, необходимость смены ценностей. Такое понимание нигилизма подразумевает признание вечного движения жизни и необходимости нигилизма как содействия такому движению. Нигилизм Ницше не тотален, а избирателен: говоря «нет» неизменному, всеобщему, сверхчувственному, догматическому в понимании культуры, он отрицает лишь то, что препятствует включению жизненности в понятие культуры. Его нигилизм можно интерпретировать как категорическое отрицание тоталитаризма мыслительной деятельности в деле понимания культуры.

Во многих своих работах Ницше анализирует состояния сознания, психологию человека, постепенно осознающего «ложь» культуры, разрушение ценностей: ужас перед открывающейся бездной заблуждений. «Пустота», образовавшаяся после утраты истины, «катастрофа» до конца проведенного, радикального отрицания, наконец, переоценка всех ценностей и обретение новой истины. Мыслитель был потрясен обнаружением того обстоятельства, что начавшаяся во времена Сократа эволюция человеческой мысли, пройдя через эпоху Просвещения, Декарта, Лейбница и Канта, завершилась «абсолютным» идеализмом Гегеля. И этот идеализм, эта метафизика порвала все связи с жизнью, объявив все действительное разумным, а все разумное действительным, т. е. весь эмпирический мир, жизнь полностью зависящим от потусторонней идеи. Такое положение дел никак не могло удовлетворить «теоретика нигилизма», теоретика кризиса культуры. И его антиметафизический ниги-

лизм в осознании культуры стал ответом гегелевскому идеализму и панлогизму. И еще можно сказать, что формула нигилизма «Бог умер» равноценна отсутствию навсегда и наперед заданных высших ценностей, ценностей «потусторонних».

Антигегельянство Ницше — прямое следствие его негативного отношения к рационализму, идее абсолютного духа, обусловливающего человеческую культуру, и историческому детерминизму. Формула «Все действительное разумно» втискивала человеческую историю, человеческую жизнь и культуру в жалкие рамки рассудочности навязанных жизни несуществующих понятий. Все действительное жизненно, в том числе и кризис культуры, говорит Ницше, а не разумно. Гегелевские претензии на абсолютную истину — не оборотная сторона ницшеанства, а духовный тоталитаризм, противостоящий духовной открытости, представляющей человеку право на сомнение в любой истине, на формулировку новой истины, которая тоже может оказаться ложью. И конечно, исторический фи-нализм Гегеля полностью отрицался Ницше. Не «конец истории», а кризис европейской культуры и открытость «исторических горизонтов», не движение к абсолютной идее (которой не существует), но вечная смена идей, вечная работа по созиданию культуры (идея «вечного возвращение того же самого»).

Итак, идеи Ницше о «нигилизме» и «переоценке всех ценностей» можно трактовать как осознание кризиса европейской культуры, повлиявшее на ран-

Поступила в редакцию

ние этапы генезиса культурологии как самостоятельной дисциплины. Современные теории кризиса культуры от Шпенглера и до постмодернистов не могут обойтись без привлечения идей Ницше, без использования того богатого материала, который был наработан великим немцем. Дискурс о культуре уходит своими корнями в ницшевские модуляции и эссе, в его «философию жизни», понимаемую нами как осознание кризиса культуры.

Литература

1. Драч Г.В. Наука о культуре в эпоху постмодерна // Cogito. Альманах истории идей. Вып. 2. Ростов н/Д, 2007.

2. Хвостов В.М. Этика Ницше // Ницше: Pro et contra : антология. СПб., 2001.

3. Ницше Ф. Воля к власти. Посмертные афоризмы. Минск, 1999.

4. Хайдеггер М. Время и бытие: статьи и выступления. М., 1993.

5. Ницше Ф. По ту сторону добра и зла. Минск, 1997.

6. Цит. по: Андреева И.С. Современные зарубежные исследования философии Ницше: научно-аналитический обзор. М., 1984.

7. Трубецкой Е. Философия Ницше // Новое в жизни, науке, технике. Сер. Философия и жизнь. 1991. № 1.

8. Коваль Б.И. Лжеантихрист (борьба мнений вокруг Ф. Ницше). М., 1994.

24 июля 2009 г.

6. Активный нигилизм. Ницше. Оседлать тигра

6. Активный нигилизм. Ницше

Теперь вернёмся к непосредственно интересующим нас проблемам.

Преобладающей чертой всех рассмотренных нами до этого момента кризисных ситуаций является то, что люди являются объектами или непосредственно жертвами текущих разрушительных процессов; современное человечество просто претерпевает их. Это относится как к тем, кто сумел приспособиться к жизни, покоящейся на ничто и лишенной всякого истинного направления, при помощи системы анестезирующих средств и заменителей, и по возможности используя остаточные формы буржуазного существования и безопасности, так и к тем, кто остро и полно переживает экзистенциальный кризис, в котором оказался современный человек, что подталкивает их к различным формам мятежной и авантюрной жизни, о которых мы говорили ранее.

Таким образом, это относится к подавляющему большинству наших современников. С другой стороны, следует также принять во внимание другую, гораздо более ограниченную категорию современных людей, которые, вместо того чтобы претерпевать нигилистические процессы, стремятся активно взять их на себя. Собственно говоря, речь идёт о тех наших современниках, которые не просто признают необратимость процессов распада и отсутствие всякой возможности вернуться назад, но, даже при наличии такой возможности, не пожелали бы ей воспользоваться. Они готовы бесстрашно принять нынешнюю ситуацию, в которой для человека не осталось никаких опор и никаких корней. Поэтому основным вопросом для них становится метод, который позволил бы преобразовать отрицательное в положительное.


Для того, кто обладает особым складом, который позволяет ему занять подобную позицию, всё случившееся с человеком, после того как он возжелал стать свободным, включая последовавший за этим кризис, может иметь другое истолкование. В этом случае будет уместнее вести речь об испытании, и тогда все разрушительные процессы следует понимать исключительно как следствие того, что человек оказался не на высоте этого испытания или, иначе говоря, не на высоте собственного деяния. Интересующимся можно напомнить, что эта тема встречается в древней мифологии, где причиной гибели того или иного символического персонажа становится не сам факт свершения им дерзкого кощунства как такового, но то, что герой не обладал необходимыми для того достоинством или силой, каковые могли бы развязать его от божественных уз.

Подобную позицию можно считать вполне приемлемой и для интересующего нас здесь особого типа человека, которого до некоторой степени можно причислить к вышеуказанной категории. Как мы помним, его отличительной чертой является умение встречать лицом к лицу все проблемы современного человека, даже несмотря на то, что сам он, строго говоря, не является «современным человеком», поскольку всецело принадлежит другому миру, благодаря наличию в нём иного экзистенциального измерения. Соответственно для такого человека, в отличие от других, проблема заключается не столько в трагическом поиске собственной опоры (ибо в принципе он ею уже обладает), но скорее в том, как выразить и утвердить себя в современной эпохе, в своём существовании здесь и теперь.

Исходя из интересов этого человеческого типа, рассмотрим теперь круг вопросов, связанных с концепцией «позитивного нигилизма», или, если угодно, перехода к постнигилистической стадии. Поскольку здесь уместнее начать разговор с перспектив, скорее близких, нежели чуждых современному миру, можно снова использовать в качестве временной опоры основополагающие идеи Ницше и заодно проверить их на прочность. Как легко убедиться, другие современные мыслители последующего поколения, пытавшиеся придать жизни новый смысл, ненамного сумели опередить Ницше, даже несмотря на несостоятельные и слабые стороны его творчества.

Сам Ницше называл себя «первым законченным нигилистом Европы, который, впрочем, уже преодолел нигилизм, пережив его в своей душе — оставив его за собой, ниже себя, вне себя». Осознав «нигилизм как последний логический вывод из наших великих ценностей и нашего идеала» и настаивая на «необходимости пройти через этот нигилизм, чтобы осознать истинную природу „ценностей» прошлого», он тем не менее рассматривал нигилизм как «патологическую промежуточную стадию» и предрекал «контрдвижение», должное его вытеснить, не сдавая при этом завоёванных позиций.

Ницше показал, что момент, когда замечают, что «Бог умер», что весь мир «духа», добра и зла есть лишь иллюзия, а единственным истинным миром является мир, который доныне отрицался и осуждался во имя первого — этот момент соответствует решающему испытанию: «Слабые ломаются, сильные разрушают то, что их не сломало, сильнейшие же преодолевают ценности, которые служили мерой». Ницше называет это «трагической эпохой» нигилизма, которая ведёт к переворачиванию перспектив; нигилизм оказывается тогда признаком силы, то есть означает, что «сила созидать, хотеть развилась настолько, что более не нуждается в этом общем истолковании [существования] и в придании [ему] смысла». «Степень силы воли измеряется тем, насколько человек может позволить себе обессмыслить вещи, насколько он способен выдержать жизнь в мире, не имеющем смысла». Ницше называет это позитивным пессимизмом или «пессимизмом силы» и видит в нём предварительное условие высшей этики. «Если раньше человек нуждался в Боге, то теперь он вдохновляется вселенским хаосом без Бога, миром случая, где всё ужасное, двусмысленное и соблазнительное составляет часть самой сущности мира». В этом мире, обретшем свою изначальную «чистоту», мире, ставшем исключительно самим собой, человек возвышается как «победитель Бога и ничто». Проблема смысла жизни, таким образом, решается утверждением, что жизнь есть и может быть самодостаточной ценностью.

Это возвращает нас к положению, сформулированному чуть выше. Смысл всех кризисных явлений последнего времени можно подытожить следующим образом: свободы возжелал такой человек, для которого свободная жизнь не могла обернуться ничем иным, кроме как крахом. Как уже говорилось, слова «Бог мертв» есть чисто патетический способ указать на общее фактическое состояние нашей эпохи. Но уже сам Ницше ставит очередной вопрос: «Убийство Бога, не слишком ли велико было для нас это деяние? Не должны ли мы сами стать богами, чтобы быть достойными его?» Признание того, что «ничего нет, всё дозволено», признание «свободы духа» неизбежно ставит нас перед новым требованием: «Теперь ты должен доказать знатность своей натуры».

В известном отрывке из «Заратустры» лаконично выражена сама суть кризиса: «Ты называешь себя свободным? Я хочу знать, какие мысли владеют тобой. Какое мне дело, что ты сумел освободиться от ярма: из тех ли ты, кто имеет право сбросить с себя ярмо? Многие люди утрачивают всякую ценность, переставая служить. Свободен от чего? Какое дело до этого Заратустре! Твой спокойный взгляд должен ответить мне: свободный для чего?». И Заратустра предупреждает, как ужасно оказаться одному, безо всякого закона над собой, наедине с собственной свободой в леденящей атмосфере пустыни, судьей и мстителем собственного закона. Для тех, кто обретает ценность лишь в служении, для тех, для кого узы были не тем, что их парализовало, но тем, что их поддерживало, одиночество покажется проклятьем, первоначальное мужество и гордость исчезнут без следа. Эти чувства — продолжает Заратустра — начинают тогда осаждать свободного человека и не замедлят погубить его, если он сам не сумеет справиться с ними. Вот точное описание, данное с высшей точки зрения самой сути нищеты современного человека.

Впрочем, о том же схожим образом предупреждал и Достоевский. Вспомним доктрину Кириллова. Она начинается, в сущности, с того же: «Человек только и делал, что выдумывал Бога, чтобы жить, не убивая себя; в этом вся всемирная история до сих пор» — говорит Кириллов. Вывод очевиден: человек нуждается в обладании центром, базовой ценностью, поэтому, не находя его в себе самом, он переносит его вовне, проецирует в Бога, то есть признаёт существование этого центра, но не в себе, а в «другом», и вера в этого другого на время решает экзистенциальную проблему. Естественно вовсе не в этом, вопреки утверждению Кириллова, состоит смысл всей истории человечества; это отличительный признак исключительно церковно-религиозной стадии теизма, которая уже соответствует процессу расслоения мира Традиции и предшествует критическому моменту метафизического разрыва, о котором мы говорили ранее. Глаза Кириллова, «свободного человека», открываются: «Я обязан неверие заявить… Я знаю, что Бога нет и не может быть». А значит: «Сознать, что нет Бога, и не сознать в тот же момент, что сам Богом стал — есть нелепость, иначе непременно убьешь себя сам». Можно оставить в стороне самоубийство, навязчивую идею, преследующую одержимого светлым безумием Кириллова, и говорить просто о крахе, распаде, потерянности в бессмысленности. Это ситуация рождает ужас и экзистенциальный страх: «Это так, как бедный получил наследство и испугался и не смеет подойти к мешку, почитая себя малосильным владеть». Можно не принимать всерьёз тот способ, при помощи которого Кириллов надеялся избавиться от ужаса перед божественным наследством, каковое он должен принять, и тем самым доказать «свою божественность». Можно опустить и его излишне эмоциональную манеру говорить о Боге и потребности стать Богом, поскольку на самом деле мы сталкиваемся здесь с той же проблемой ценности, с необходимостью дать чёткий ответ на вопрос: «быть свободным для чего?».


Лучше всего то ощущение, которое испытывает человек в результате провала в решающем испытании, свидетельствующее об отрицательном исходе нигилистического существования, передано в следующих словах Сартра: «Мы обречены на свободу». Человек присваивает себе абсолютную свободу, но способен ощущать её исключительно как приговор. Обратной стороной его свободы становится метафизический страх. Позже мы ещё вернемся к этим специфическим вопросам, поднятым экзистенциализмом.

Теперь же необходимо разобраться, какие из идей Ницше — выдвинутых им уже не как нигилистом, но как человеком, верившем в то, что он оставил нигилизм позади себя, и, более того, сделавшим его предварительным условием более высокой жизни и нового здоровья — выдержали испытание временем.

Идолы — ниспровергнуты, добра и зло — преодолены, также как преодолены все суррогаты старого Бога, и прояснившемуся, «детскому» взгляду Ницше открывается единственно оставшийся «этот мир», мир жизни, мир тела. Новый человек должен утвердить этот мир, жизнь, тело, должен оставаться «верным земле». К этому, как известно, добавляется тема сверхчеловека. «Бог мёртв, теперь мы хотим, чтобы пришел сверхчеловек». Сверхчеловек станет смыслом земли, оправдывающим существование. Человек — это «мост, а не цель», «канат, натянутый между животным и сверхчеловеком — канат, натянутый над пропастью». Здесь не место для более глубокого анализа разнообразных и нередко противоречивых идей, которые выкристаллизовываются у Ницше вокруг этой особой темы, поэтому ограничимся указанием лишь на наиболее существенный момент.

Отрицательная и разрушительная стадия творчества Ницше завершается утверждением имманентности: все трансцендентные ценности, все цели и истины высшего порядка истолковываются им исключительно с точки зрения жизни. В свою очередь, сущность жизни — ив более широком смысле природы — составляет воля к власти. Именно с точки зрения этой воли к власти и господства определяется сверхчеловек. Отсюда понятно, что ницшеанский нигилизм, по сути, останавливается на полпути; он устанавливает новую скрижаль ценностей, а вместе с ней новое добро и зло. Он описывает новый идеал и абсолютизирует его, хотя на самом деле речь идёт лишь об одном идеале из многих других, которые также могут обрести форму в «жизни», а следовательно, об идеале, который не имеет собственного оправдания в себе и для себя, но также требует некого выбора и веры. Если же исходить из чистой имманентности, то необоснованность самой концепции воли к власти, каковая, по идее Ницше, позволяет преодолеть нигилизм, со всей очевидностью вытекает уже из историко-критической и социологической части ницшеанской системы. Так, согласно этой концепции весь мир «высших» ценностей истолковывается как отражение «декаданса». Однако одновременно с этим Ницше рассматривает сами эти ценности как средства, инструменты замаскированной воли к власти, которые одна часть человечества использует для того, чтобы обессилить другую, ту, которая говорит «да» жизни и утверждает идеалы, близкие тем, которые свойственны сверхчеловеку. Поэтому даже сам инстинкт «декаданса» описывается как особая разновидность «воли к власти». Таким образом, оказывается, что с точки зрения чистой воли к власти стираются все различия; в сущности, нет ни «сверхчеловека», ни «стада», ни тех, кто «утверждает» жизнь, ни тех, кто «отрицает» её. Единственным отличием остается лишь тот способ или средство (которые не сводятся исключительно к применению материальной силы), который используют для достижения власти та или иная категория людей, а единственной мерой оценки этих средств становится их пригодность для достижения цели. Если в жизни и в истории цивилизации существуют как стадии роста, так и упадка, как стадии созидания, так и разрушения и «декаданса», то что даёт нам право отдавать предпочтение первым и отрицать ценность вторых? Почему «декаданс» должно считать злом? Всё есть жизнь, все может быть оправдано с точки зрения жизни, если она действительно принимается в своей обнажённой иррациональной действительности, за рамками всякой «теологии» или «телеологии», как желал того Ницше. Ведь тогда и «анти-природа», противоестественность, «насилие против жизни», также составляют часть самой жизни. Нам вновь не на что опереться, земля уходит из-под ног.

Кроме того, Ницше, желавший вернуть «становлению» его «невинность», освобождая его ото всякой конечной цели, ото всякой преднамеренности, дабы искупить человека и научить его ходить «без костылей», тот самый Ницше, который вполне оправданно критиковал и отвергал эволюционизм и дарвинизм, указывая, в частности, на то, что высший жизненный тип и великая личность возможны, скорее, как исключение, каковое изредка удаётся достичь человечеству лишь для того, чтобы вновь потерять, ибо исключительная личность как существо, более других открытое опасностям и гибели, не в силах обеспечить себе нормальную преемственность — тот самый Ницше в конце концов также приходит к созданию телеологической концепции, когда в своём стремлении придать смысл современному человечеству выдвигает в качестве цели, ради которой стоит отдать себя и пожертвовать собой, гипотетического будущего человека в обличье сверхчеловека. Mutatis mutandis, это немногим отличается от марксистско-коммунистической эсхатологии, в которой мираж будущего человечества, должного возникнуть после мировой революции, оправдывает и придаёт смысл всему, что навязывают сегодня в качестве нормы человеку, живущему в странах, контролируемых коммунистической идеологией. Таким образом, это прямо противоречит требованию жизни, которая должна сама составлять свой собственный смысл. Второй момент заключается в том, что чистое утверждение жизни не обязательно совпадает с утверждением воли к власти в узком и качественном понимании этого термина и с утверждением сверхчеловека.

Следовательно, решение, предлагаемое Ницше является ложным решением. Настоящий нигилизм не щадит даже доктрину сверхчеловека. Если мы хотим быть строго последовательными и добраться до самих корней проблемы, то наибольший интерес для нашего исследования представляет идея Ницше, выраженная им в мифе вечного возвращения. Здесь мы действительно имеем дело с безусловным утверждением всего сущего и всего наличествующего, с лишённым всяких ограничений утверждением собственной природы и собственной ситуации. Это позиция существа, которое будучи целиком тожественно самому себе, последнему основанию собственного бытия, в своём самоутверждении доходит до того, что перспектива бесконечного повторения идентичных космических циклов, благодаря которому он уже был и вновь будет таким как он есть, не ужасает, но, напротив, приводит его в восторг. Естественно, речь идёт здесь всего лишь о мифе, имеющем исключительно прагматическое значение как «проба сил». Но это также точка зрения, которая, в сущности, уже выводит нас за рамки мира становления, устремляясь к увековечению бытия. Во многом сближаясь с неоплатониками, Ницше по праву указывает на то, что «вечное возвращение есть крайнее приближение мира становления к миру бытия». И добавляет: «Придать становлению характер бытия, это высшее испытание власти». По сути, это также позволяет нам преодолеть односторонне понимаемую имманентность, в результате чего возникает чувство, что «все вещи были крещены в купели вечности, по ту сторону добра и зла». Почти тому же учили и в мире Традиции; не подлежит сомнению, что в Ницше росла смутная жажда вечности, периодически достигавшая экстатических выходов. Достаточно вспомнить слова Зарату-стры, которыми он заклинает: «Радость, которая желает вечности всех вещей, глубокой вечности», подобной небу там в вышине, этой «чистой, глубокой бездне света».














Почему молодежь – нигилисты? На примере современной музыки

В терминологию слово «нигилизм» попало в XVIII веке, когда о нигилизме заговорил философ Фридрих Якоби. С тех пор нигилизм как явление и школа мысли развивался до тех пор, пока термин не стал популярным в общем смысле. В этом смысле термином начали называть мироощущение, напрямую связанное с абсолютным скептицизмом и отказом от традиционных норм. Сейчас подобные настроения актуальны для современной рэп- и постпанк-музыки: «Не хочу быть красивым, не хочу быть богатым», – как у Хаски, «Я просто тело, что тупо болит», – как у ЛСП, «Социум не в моде – в моде пустота», – как у постпанк-группы «Молчат Дома». Разберемся в основных направлениях нигилизма, рассмотрим его историю и сам термин в контексте современной молодежи и музыки, которую она слушает.

История и виды нигилизма

Нигилизм определяют как философскую позицию, которая заключается в отрицании или отсутствии веры в общепринятые, важные аспекты жизни. С течением времени в нигилизме появилось множество направлений. Например, экзистенциальный нигилизм фокусируется на отсутствии цели и ценности жизни. Метафизический – заявляет о возможном «не существовании» физических объектов. Моральный – отрицает наличие морали как чего-то присущего объективной реальности. Независимо от направленности мысли, у всех ветвей нигилизма есть нечто общее – отрицание чего-либо. Постепенно термин вошел в употребление и в России, во многом благодаря заслугам поэтов и писателей, в частности Тургенева. Но его значение использовалось не в философском смысле, а в более конкретном. Нигилистами называли молодых людей, которые были не согласны с устоявшимся государственным строем.

Такие идеи находили отражение в популярной культуре. Например, декадентская эстетика на границе XIX и XX веков, или культура «думеров» – сегодня. Остановимся на них чуть подробнее. Думер – это мем, который стал популярным около года назад. Под думером понимается определенный образ, визуально – это плохо нарисованный портрет молодого человека в черном худи, черной шапке и с сигаретой во рту. Главные описательные характеристики: алкоголизм, стыдится разговаривать со своей семьей, никакой надежды на карьерное продвижение, высокий риск опиоидной зависимости, не заводил друзей с 2012 года. Образу приписывают хроническую депрессию и мрачный взгляд на окружающий мир. Судить о популярности самого мема слишком сложно – мало репрезентативных данных. Но зато музыкальные плейлисты Doomer Music стали очень популярны, в частности russian doomer music (от 40 до 600 тысяч просмотров). Мы даже не будем пытаться объяснить этот феномен, просто воспримем его как факт – русская думер-музыка популярна. И здесь мы подходим к вопросу о связи культуры (в данном случае – музыки) с нигилистическими настроениями молодежи.

Нигилизм в современной музыке

Очевидно, что каждое поколение сталкивается с ужасами своего века. XX век – это война, диктаторские режимы, геноцид и развал института религии как главного поставщика смыслов. На территории СССР люди испытали на себе крах идеологии. Затем плавный переход в период «лихих 90-х» – с грабежами, убийствами, воровством и прочими ужасами. То есть из относительного идеологического комфорта люди окунулись в полный хаос, где большинству приходилось буквально выживать. Во всём этом и выросло молодое поколение, которое в итоге попало не в «лучший новый мир», а в сомнительный мир автократии. На этом фоне появилось много музыки, которая отрицает общепринятые нормы и свободно говорит о неудобном. И если идейно/по настроению музыка многих современных музыкантов продолжает линию альтернативы 80-х (Александр Башлачев, «Звуки Му», «Наутилус Помпилиус», «Аквариум», «Агата Кристи» и другие), то стоит отметить, что у сегодняшних музыкантов куда больше возможностей для контакта с аудиторией, для продвижения своего творчества. В 80-х всё ограничивалось продажей дисков и концертами-квартирниками, которые постоянно закрывали и срывали. Сейчас же музыканты творят намного более свободно и могут работать с публикой через различные каналы в интернете. Это кажется неважным в контексте нигилизма, но в данном случае мы предельно чётко видим количество заинтересованных в музыке с нигилистичным подтекстом. Рассмотрим более детально темы и тексты нескольких музыкантов из СНГ.

В числе первых – рэпер новой волны «Хаски» и его близкий друг и соратник по жанру – bollywood FM. Всё их творчество наполнено бытовым мраком. Например, в треке «Поэма о Родине» если речь заходит о малоэтажных домах, то они обязательно «бараки-недоростки, лишенные идентичности». Новостройки же названы «костылями». Всё это выглядит неприветливо, сравнивается с «пропойцами на голяках». Да и сам автор готов «бухать и дуть в подворотне до одури и затем рухнуть водородною бомбою». Если не рассматривать смыслы и фокусироваться исключительно на описательных образах, получится довольно блеклая картина. Даже когда «Хаски» пытается романтизировать: «Моя Родина – моя любовь: вид из окна – моногородок в платье серого сукна», – получается всё равно блекло, ведь сукно серое. Но если быть более конкретным, в треке «Пироман» рэпер намерен развенчать идею об особенности человека, называя всех «в конечном счёте удобрением». Но здесь есть надежда на светлое будущее, ведь даже если «ты равнодушен к людям был – но поможешь растениям». Дальше идет обращение к обществу, которое буквально тлеет у мониторов и не делает ничего, лишь «в хибарах арендованных делит коридоры». В свою очередь bollywood FM также отрицает обывательский образ жизни и не столько высмеивает его, сколько показывает, насколько он отвратительный. В песне «Энтузиаст» люди представлены такими безликими, словно они сделаны из китайской подделки конструктора LEGO. Но и своё собственное существование он называет «случайным» в строчке: «Меня мама из подручного сделала случайно».

Вопросы социума, его состояния и отношения к нему – это главные темы постпанка. В лучших традициях жанра белорусская группа «Молчат Дома» в песне «Люди надоели» поют о том, как «люди надоели, надоел им я». Но отдельного внимания заслуживает припев: «Мне больше не за чем мечтать. Их лучше взять и потерять. Их больше незачем любить. Их надо взять и отпустить». Пользователи сайта Genius трактуют текст как обращение к тем же самым «людям», но, возможно, речь идет о мечтах, которые ты теряешь, перестаешь любить, и в конце концов отпускаешь. Но до постпанка тема отрицания часто использовалась и в панке. Неизбежность в первом куплете песни «После меня» налицо: «И кто бы мог подумать, что не нужно думать. Уже спущен курок, не убежать от пули», – ведь если условная пуля выпущена и теперь не убежать, можно уже и не думать. «Можешь попытаться показаться глупым, но на нашей улице Бог не судит», – очевидная тщетность любых оправданий, ведь Бог здесь уже ничего не решает.

Музыкальный дуэт Аигел в своем новом альбоме «Эдем» возвращается к теме родного края. С ним невольно появляются и нигилистичные образы. Солистка группы Айгель Гайсина говорила, что трек «Оно выделяло тепло» для неё центральный: «Это автобиография, там даже адреса домов, где я родилась и жила, настоящие. «Эдем» – бюро ритуальных услуг рядом с домом моего детства, дом принадлежал больнице скорой помощи и торцом упирался в морг». Собственно, этот морг играет главную роль в первом куплете: «Прессованный прах наших предков: бомжей городских, работяг деревенских, которых великая стройка скурила и выдула в небо задумчиво из крематорной трубы». Великая стройка – типичный образ в советской идеологии, когда строили во имя великой идеи. Но о людях никто не говорил, они оказывались расходным материалом, который в итоге «скурила» крематорная труба. Дальше говорится о прадеде, который «строил и строил дом, сгоревший три раза подряд», а дед умер от разрыва сердца. В четвертом куплете речь идет о сыне, который «30 лет считался мертвым в лагерях и однажды встал в дверях» родного дома, но мать его не узнала и не пошла обнимать.

Экзистенциальная тщетность всё чаще встречается в текстах музыкантов. У Ic3peak, ЛСП, «масла черного тмина», Гречки, Опиа, даже у Fасе и Скриптонита встречаются похожие темы. Собственно, с чем это связано? Возможно, артисты поднимают вопросы, беспокоящие большинство. Или, может быть, автор в своём творчестве настолько «заразителен», что его мысли буквально перенимают остальные. Но поскольку дело касается нигилизма, то вполне вероятно, что все эти вопросы не имеют смысла. Чтобы разобраться во всём с академической точки зрения, мы поговорили с философом Алексеем Зеленским:

«Если мы сместимся с вопроса о существовании нигилизма к вопросу о существовании нигилистов, то обнаружим любопытную особенность: до определённой поры никто себя сам нигилистом не называл – нигилистами за что-то называли других. Так было в средневековом христианстве, так было с Фридрихом Якоби, усмотревшим нигилизм в философии Фихте; с Огюстом Контом, назвавшим негативной всю метафизику; с Ницше, диагностировавшим нигилизм во всей европейской культуре. Таким образом, нигилист и, соответственно, нигилизм – это, прежде всего, фантазия или сновидение западной культуры, рисующее субъект, способный последовательно держаться предельной крайности и удерживаться в ней и разумом, и поведением. Разумеется, на поверку всегда оказывалось, что найти полноценного нигилиста не удаётся. Нигилизм невозможно практиковать, его можно лишь исповедовать как форму трансгрессии или немыслимого радикализма. Существует он только в глазах наблюдателя.

Сразу же обратим внимание на то, что потенциал этого слова как ярлыка просто неисчерпаем: оно легко клеится к чему угодно. Пример Ницше, который безнадёжно «вляпался» в нигилизм, весьма показателен: чтобы прослыть нигилистом, было достаточно о нём заговорить. Современные справочники, чуть ли не через один, характеризуют Ницше как нигилиста и теоретика нигилизма, в то время как Ницше свои воззрения нигилизму однозначно противопоставлял и обвинял в нигилизме христианство и философию. И это выворачивание наизнанку слов Ницше не так удивляло бы, если бы его можно было списать на совесть поверхностных читателей. Однако вышло оно из-под пера мощнейшего философа, Мартина Хайдеггера. И Ницше, и Хайдеггер прекрасно понимали, что введение в дискурс слова «нигилизм» отрезает все пути назад и оставляет единственную возможность далее говорить и мыслить только под его знаком. Крайне упрощая суть, можно сказать, что нигилизмом можно объяснить всё, включая сам нигилизм, и ни к чему иному его свести невозможно.

Из сказанного мы можем вывести два следствия. Во-первых, причинно-следственные отношения понять нигилизм не помогут. Что толку от того, что в качестве причин мы упомянем развал Союза, дискредитацию идеологии, разъедающее влияние капитализма, падающие стандарты уровня жизни, удушающее общественно-политическое устройство, глобальные кризисы и угрозы, если всё это в наших глазах уже лишено позитивного смысла? Как найти объяснение для нигилизма, не ища ему оправдание? И как найти ему оправдание, не начав смотреть на мир глазами нигилиста?

Во-вторых, из сказанного мы можем понять причины, по которым мы используем слово «нигилизм». Конечно, для словарей по философии, литературе и искусству «нигилизм» представляет собой сегодня скорее музейную ценность, вышедшую из интеллектуальной и эстетической моды чуть ли не век назад. Зато этот термин теперь осел в гуманитарной публицистике, стал доступен широкой общественности, обрёл меновую стоимость.

С 1990-х годов нигилизм ассоциируют с девизом ‘No future!’ Установка, озвученная в этом девизе, на самом деле характеризует не только определённые молодёжные субкультуры, но и достаточно широко признаётся в квир-, транс- и гей-субкультурах. Идеологический посыл: «Требование думать о будущем и жить ради будущего не даёт нам быть такими, какими мы хотим быть здесь и сейчас. Поэтому – к чёрту будущее!» Таким образом, мишенью ‘No future!’ становятся такие конвенциональные ценности позднекапиталистического общества: здоровье, жизнь, карьера, репутация, продолжение рода. Реалистические представления о собственном будущем, как полагают, мало совместимы с желанием покрыть своё тело татуировками, шрамами и пирсингом, равно как и с наркоманией, незащищённым сексом, операциями по смене пола, попаданием в базу исполнительных органов за проституцию или распространение наркотиков. В этом можно было бы усмотреть отказ платить символический взнос за право войти в «нормальное общество», который традиционная психология приписывает маргиналам. Однако, можно повернуть ситуацию иначе: а что, если в содержании этого «взноса» подразумевается тот или иной жест символического отказа от будущего? Что, как не отказ от «будущего», по факту совершает три четверти населения, неспособного позволить себе заботу о здоровье, долголетии и благоденствии? Скандальность ‘No future!’ в том, что этот девиз делает латентный неприглядный консенсус капитализма явным.

Мы в последнюю очередь думаем о том, что контент, характеризуемый как «нигилистический», может представлять собой всего лишь утрированную норму, стоит лишь сбросить градус ажитации. Ницше разоблачил в нигилизме интеллектуализацию и морализацию слабости воли, то есть такую смысловую переработку, в результате которой уныние, озлобленность, зависть подаются в форме чего-то возвышенного, как явный или подразумеваемый упрёк кому-то. К примеру, в текстах некоторых рэп-исполнителей из СНГ в качестве контекста выступает «депрессивная провинция» (как у рэпера «Хаски», в треке «Поэма о Родине»). Всё, что озвучивается в таких текстах, является статистически заурядным, то есть типичным для жизни большинства. Заурядность и является главным объектом символической обработки: например, бараки, по определению лишённые индивидуальности, становятся топорщащимися недоростками, сравниваются с пропойцами и каретами ППС. Заурядность, типичность поглощает без остатка пустоту, ничтожность, которую на этом месте тщится видеть автор текста. Провинциальность – это такое «ничтожащее ничто», в мельницу которого должен попасть камень метафоры, которая позволит зафиксировать ничтожество в форме, неудобной для перемалывания. Понятно, что буквально это описание понимать нельзя, потому что, стоит только отключить образный регистр, на нас обрушивается бредовая речь сумасшедшего: «Человечья требуха в фоторамках окон», «Помнишь, ты умерла, и мы твоё мясо ели, что пахло как мумия, забытая в Мавзолее…» – некрофилические и каннибалистические фантазии на границе симптомов психотического распада и вымученной метафоры провинции в духе upside-down (из сериала Stranger Things). Таким образом, между прочим, провинция находит один из способов прописки в мейнстримовом медийном пространстве: если по гламурности ей с метрополией тягаться нелепо, то по криповатости она вне конкуренции.

Средства нигилизма служат не демонстрации «ничто на месте нечто» (смысла, истины, ценностей), а, скорее, не позволяют негативности стать обыденной».

Нигилизм — Nihilism — qaz.wiki

Философия противоположна концепциям осмысленности

Эта статья о философской точке зрения. Для использования в других целях, см Нигилизм (значения) .

Нигилизм ( aɪ ( ч ) ɪ л ɪ г əm , п я — / ; из Латинской NIHIL  «ничего») является философия , или семейства мнений в философии, выражающей некоторую форму отрицания к жизни или к фундаментальным понятиям такие как знание , существование и смысл жизни . Различные нигилистические позиции по-разному придерживаются мнения о том, что человеческие ценности безосновательны, что жизнь бессмысленна, что знание невозможно или что некий набор сущностей не существует.

Изучение нигилизма может рассматривать его как просто ярлык, примененный к различным отдельным философиям, или как отдельную историческую концепцию, вытекающую из номинализма , скептицизма и философского пессимизма , а также, возможно, из самого христианства . Современное понимание этой идеи во многом проистекает из ницшеанского «кризиса нигилизма», из которого вытекают две центральные концепции: разрушение высших ценностей и противодействие утверждению жизни . Однако более ранние формы нигилизма могут быть более избирательными в отрицании конкретных гегемоний социальной, моральной, политической и эстетической мысли.

Этот термин иногда используется в связи с аномией, чтобы объяснить общее настроение отчаяния по поводу воспринимаемой бессмысленности существования или произвольности человеческих принципов и социальных институтов . Нигилизм также был описан как заметный в определенных исторических периодах или составляющий их . Например, Жан Бодрийяр и другие охарактеризовали постмодерн как нигилистическую эпоху или образ мышления. Точно так же некоторые теологи и религиозные деятели заявляли, что постмодерн и многие аспекты современности представляют собой нигилизм как отрицание религиозных принципов. Однако нигилизм широко приписывается как религиозным, так и нерелигиозным взглядам.

В популярном использовании этот термин обычно относится к формам экзистенциального нигилизма , согласно которым жизнь лишена внутренней ценности , смысла или цели. Другие видные позиции в нигилизме включают отказ от всех нормативных и этических взглядов ( § Моральный нигилизм ), отказ от всех социальных и политических институтов ( § Политический нигилизм ), позицию, согласно которой никакое знание не может или не существует ( § Эпистемологический нигилизм ), и ряд метафизических позиций, которые утверждают, что неабстрактных объектов не существует ( § Метафизический нигилизм ), что составных объектов не существует ( § Мереологический нигилизм ), или даже что сама жизнь не существует.

Этимология, терминология и определение

Этимологическое происхождение нигилизма — это латинское корневое слово nihil , означающее «ничто», которое аналогично встречается в связанных с ним терминах « уничтожать» , означающих «ни к чему», и « нигилити» , означающих « ничто ». Термин « нигилизм» появился в нескольких местах Европы в течение 18 века, особенно в немецкой форме Nihilismus , хотя также использовался в средние века для обозначения определенных форм ереси . Сама концепция впервые оформилась в русской и немецкой философии , которые, соответственно, представляли два основных течения дискурса о нигилизме до ХХ века. Термин, вероятно, вошел в английский язык из немецкого Nihilismus , Late Latin nihilismus или французского nihilisme .

Ранние примеры использования этого термина можно найти в немецких публикациях. В 1733 году немецкий писатель Фридрих Лебрехт Гетц использовал его как литературный термин в сочетании с ноизмом ( нем . Neinismus ). В период, окружавший Французскую революцию , этот термин также был уничижительным по отношению к определенным тенденциям современности , разрушающим ценности , а именно к отрицанию христианства и европейской традиции в целом. Нигилизм впервые вошел в философские исследования в рамках дискурса, окружающего кантианские и посткантианские философии, в частности, появившиеся в трудах швейцарского эзотерика Якоба Германа Оберайта в 1787 году и немецкого философа Фридриха Генриха Якоби в 1799 году. социальная коннотация с немецким журналистом Йозефом фон Гёрресом, приписывающим это отрицанию существующих социальных и политических институтов. России формы слова, nigilizm ( русский : нигилизм ), заключаемое издание в 1829 году , когда Николай Надеждин использовал его в качестве синонима скептицизма . В российской журналистике это слово продолжало иметь значительный социальный подтекст.

Со времен Якоби этот термин почти полностью вышел из употребления по всей Европе, пока его не возродил русский писатель Иван Тургенев , который ввел это слово в широкое употребление в своем романе 1862 года « Отцы и дети» , что привело многих ученых к мысли, что он ввел термин . Персонажи-нигилисты романа определяют себя как тех, кто « все отрицает », кто «не принимает никаких принципов на веру, каким бы благоговением ни был этот принцип», и которые считают, что «в настоящее время отрицание является наиболее полезным. из всех». Несмотря на собственные антинигилистические наклонности Тургенева, многие из его читателей также взяли на себя имя нигилиста , присвоив тем самым свое название русскому нигилистическому движению . Возвращаясь к немецкой философии, нигилизм далее обсуждался немецким философом Фридрихом Ницше , который использовал этот термин для описания распада традиционной морали в западном мире . Для Ницше нигилизм применялся как к современным тенденциям разрушения ценностей, выражающимся в « смерти Бога », так и к тому, что он считал отрицающей жизнь моралью христианства . Под глубоким влиянием Ницше этот термин затем стал рассматриваться в рамках французской философии и континентальной философии в более широком смысле, в то время как влияние нигилизма в России, вероятно, сохранялось и в советское время .

Религиоведы, такие как Алтизер , заявили, что нигилизм обязательно следует понимать в связи с религией, и что изучение основных элементов его характера требует фундаментального богословского рассмотрения.

История

буддизм

Концепция нигилизма обсуждалась Буддой ( 563–483 гг . До н.э.), как записано в Тхераваде и Махаяне Трипитака . В « Трипинаке» , первоначально написанной на пали , нигилизм именуется наттхикавада, а нигилистический взгляд — микчадитхи . Различные сутры в ней описывают множество взглядов, которых придерживались различные секты аскетов при жизни Будды, некоторые из которых он считал морально нигилистическими. В «Доктрине нигилизма» в Апаннака сутте Будда описывает моральных нигилистов как придерживающихся следующих взглядов:

  • Дарение не дает положительных результатов;
  • Хорошие и плохие действия не приносят результатов;
  • После смерти существа не перерождаются в настоящий мир или в другой мир; и
  • Нет никого в мире, кто посредством прямого знания мог бы подтвердить, что существа возрождаются в этом мире или в другом мире.

Будда далее утверждает, что те, кто придерживается этих взглядов, не увидят достоинств в хорошем умственном, словесном и телесном поведении и соответствующих опасностей в неправильном поведении , и поэтому будут склоняться к последнему.

Нирвана и нигилизм

Кульминацией пути, которому учил Будда, была нирвана , «место небытия … несобственности и… непривязанности … [что является] полным концом смерти и разложения». Аджан Амаро , буддийский монах с более чем 40-летним стажем, отмечает, что в английском « ничто» может звучать как нигилизм. Тем не менее, это слово может быть подчеркнуто по-другому, так что оно становится не-вещью , указывая на то, что нирвана — это не то, что вы можете найти, а, скорее, состояние, в котором вы переживаете реальность отсутствия цепляния.

В « Алагаддупама-сутте» Будда описывает, как некоторые люди боялись его учения, потому что они верят, что их « я» будет уничтожено, если они будут следовать ему. Он описывает это как беспокойство, вызванное ложной верой в неизменное, вечное « я» . Все вещи подвержены изменениям, и принятие любых непостоянных явлений за самость причиняет страдания. Тем не менее его критики называли его нигилистом, который учит уничтожению и уничтожению существующего существа. Будда ответил, что он учит только прекращению страдания. Когда человек отказался от страстного желания и самомнения «Я есть», его ум освобождается, он больше не входит ни в какое состояние « бытия » и больше не рождается свыше.

Aggi-Ваччхаготт Sutta записывает разговор между Буддой и индивидуальным именем Vaccha которой более подробно по этому вопросу . В сутте Вачча просит Будду подтвердить одно из следующего в отношении существования Будды после смерти:

  • После смерти Будда снова появляется в другом месте
  • После смерти Будда больше не появляется
  • После смерти Будда одновременно появляется и не появляется снова.
  • После смерти Будда ни не появляется, ни больше не появляется.

На все четыре вопроса Будда отвечает, что термины «появляется», «не появляется», «не появляется и не появляется снова» и «ни не появляется, ни не появляется» неприменимы. Когда Вачча выражает недоумение, Будда задает Вачче встречный вопрос: если бы огонь погас и кто-нибудь спросил бы вас, идет ли огонь на север, юг, восток или запад, как бы вы ответили? Вача отвечает, что вопрос не относится и что потушенный пожар можно классифицировать только как «потушенный».

Тханиссаро Бхиккху развивает проблему классификации вокруг слов «вновь появиться» и т. Д. Применительно к Будде и Нирване, заявляя, что «человек, который достиг цели [нирваны], таким образом неописуем, потому что [они] отказались от всего, с помощью чего [их] можно было бы описать «. Сами сутты описывают освобожденный ум как «неотслеживаемый» или как «сознание без черт», не делая различий между умом освобожденного существа, которое живо, и умом того, кого уже нет.

Несмотря на объяснения Будды об обратном, практикующие буддизм иногда все еще могут подходить к буддизму в нигилистической манере. Аджан Амаро иллюстрирует это, пересказывая историю буддийского монаха Аджана Сумедхо , который в ранние годы придерживался нигилистического подхода к Нирване. Отличительной чертой нирваны в буддизме является то, что человек, достигший ее, больше не подлежит перерождению. Аджан Сумедхо, во время разговора со своим учителем Аджаном Ча , комментирует, что он «превыше всего настроен полностью реализовать Нирвану в этой жизни… глубоко утомлен человеческими условиями и… [полон решимости] не родиться свыше». На это Аджан Ча отвечает: «А что насчет остальных, Сумедхо? Тебе не интересны те, кто останется позади?» Аджан Амаро комментирует, что Аджан Ча мог обнаружить, что его ученик имел нигилистическое отвращение к жизни, а не истинную непривязанность.

Якоби

Термин нигилизм был впервые введен Фридрихом Генрихом Якоби (1743–1819), который использовал этот термин для характеристики рационализма , в частности детерминизма Спинозы и Aufklärung , чтобы провести reductio ad absurdum, согласно которому весь рационализм (философия как критика) сводится к нигилизму — и поэтому его следует избегать и заменять возвращением к какому-либо типу веры и откровения . Брет В. Дэвис пишет, например:

Первое философское развитие идеи нигилизма , как правило , приписываются Фридрих Якоби, который в известном письме критикуемой Фихты «s идеализм как попадающая в нигилизм. Согласно Якоби, абсолютизация Фихте эго («абсолютного Я», постулирующего «не-Я») — это раздувание субъективности, отрицающее абсолютную трансцендентность Бога.

Родственная, но оппозиционная концепция — это фидеизм , который рассматривает разум как враждебный и подчиненный вере.

Киркегор

Сорен Кьеркегор (1813–1855) постулировал раннюю форму нигилизма, которую он называл уравниванием . Он рассматривал выравнивание как процесс подавления индивидуальности до такой степени, что уникальность человека перестает существовать, и ничто значимое в его существовании не может быть подтверждено:

Максимальное выравнивание похоже на неподвижность смерти, где можно услышать собственное сердцебиение, неподвижность, подобную смерти, в которую ничто не может проникнуть, в которой все тонет, бессильно. Один человек может возглавить восстание, но один человек не может возглавить этот процесс выравнивания, потому что это сделало бы его лидером, и он бы избежал выравнивания. Каждый человек в своем маленьком кругу может участвовать в этом выравнивании, но это абстрактный процесс, а выравнивание — это абстракция, побеждающая индивидуальность.

Кьеркегор, сторонник жизненной философии , обычно выступал против выравнивания и его нигилистических последствий, хотя он полагал, что было бы «по-настоящему поучительно жить в эпоху выравнивания, [потому что] люди будут вынуждены столкнуться с суждением [выравнивания]». в одиночестве.» Джордж Коткин утверждает, что Кьеркегор был против «стандартизации и уравнивания убеждений, как духовных, так и политических, в девятнадцатом веке», и что Кьеркегор «выступал против тенденций в массовой культуре, сводящих личность к шифру соответствия и уважения господствующему мнению. » В его время таблоиды (например, датский журнал Corsaren ) и отступническое христианство были инструментами уравнивания и способствовали «рефлексивному апатическому веку» Европы 19-го века. Кьеркегор утверждает, что люди, которые могут преодолеть процесс выравнивания, сильнее за него, и что он представляет собой шаг в правильном направлении к «становлению истинным я». Поскольку мы должны преодолеть выравнивание, Хуберт Дрейфус и Джейн Рубин утверждают, что интерес Кьеркегора, «в век все более нигилистического характера, заключается в том, как мы можем восстановить чувство значимости нашей жизни».

Русский нигилизм

В период 1860–1917 годов русский нигилизм был одновременно зарождающейся формой нигилистической философии и широким культурным движением, которое пересекалось с определенными революционными тенденциями той эпохи, для которой он часто ошибочно характеризовался как форма политического терроризма . Русский нигилизм сосредоточился на разрушении существующих ценностей и идеалов, включая теории жесткого детерминизма , атеизма , материализма , позитивизма и рационального эгоизма , отвергая при этом метафизику , сентиментализм и эстетизм . Среди ведущих философов этого направления мысли были Николай Чернышевский и Дмитрий Писарев .

Интеллектуальные истоки русского нигилистического движения можно проследить до 1855 года, а, возможно, и раньше, когда это была философия крайнего морального и эпистемологического скептицизма . Тем не менее, только в 1862 году название « нигилизм» было впервые популяризировано, когда Иван Тургенев использовал этот термин в своем знаменитом романе « Отцы и дети», чтобы описать разочарование молодого поколения как в прогрессистах, так и в традиционалистах , предшествовавших им, а также его проявление в представлении о том, что отрицание и разрушение ценностей наиболее необходимы в нынешних условиях. Движение очень скоро приняло это название, несмотря на первоначальный резкий прием романа как консерваторами, так и молодым поколением.

Хотя с философской точки зрения и нигилистический, и скептический, русский нигилизм не отрицал в одностороннем порядке этику и знания, как это можно было предположить, и не поддерживал однозначно бессмысленность. Тем не менее, современная наука оспаривает отождествление русского нигилизма с простым скептицизмом, вместо этого идентифицируя его как фундаментально прометеевское движение. Как страстные сторонники отрицания, нигилисты стремились освободить прометеевскую мощь русского народа, воплощенную, по их мнению, в классе прототипных личностей или, по их собственным словам , в новых типах . Эти люди, согласно Писареву, освобождаясь от всякого авторитета, освобождаются также и от морального авторитета и выделяются над чернью или простыми массами.

Более поздние интерпретации нигилизма находились под сильным влиянием произведений антинигилистической литературы , таких как произведения Федора Достоевского , которые возникли в ответ на русский нигилизм. «В отличие от коррумпированных нигилистов [реального мира], которые пытались заглушить свою нигилистическую чувствительность и забыть себя посредством потакания своим слабостям, фигуры Достоевского добровольно впадают в нигилизм и пытаются быть самими собой в его границах», — пишет современный ученый Нишитани . «Ничтожество, выраженное в словах « если Бога нет, все дозволено » или « après moi, le déluge » , обеспечивает принцип, искренность которого они пытаются дожить до конца. Они ищут пути для себя и экспериментируют с ними. чтобы оправдать себя после того, как Бог исчез ».

Ницше

Нигилизм часто ассоциируется с немецким философом Фридрихом Ницше , который подробно диагностировал нигилизм как широко распространенное явление в западной культуре. Хотя это понятие часто встречается в работах Ницше, он использует этот термин по-разному, с разными значениями и коннотациями.

Карен Л. Карр описывает данную Ницше характеристику нигилизма «как состояние напряженности, как несоразмерность между тем, что мы хотим ценить (или нуждаемся), и тем, как, по-видимому, действует мир». Когда мы обнаруживаем, что мир не обладает той объективной ценностью или значением, которое мы хотели бы, чтобы он имел или давно верили в него, мы оказываемся в кризисе. Ницше утверждает, что с упадком христианства и ростом физиологического упадка нигилизм на самом деле характерен для современной эпохи, хотя он подразумевает, что рост нигилизма еще не завершен и его еще предстоит преодолеть. Хотя проблема нигилизма становится особенно очевидной в записных книжках Ницше (опубликованных посмертно), она неоднократно упоминается в его опубликованных работах и ​​тесно связана со многими из упомянутых там проблем.

Ницше охарактеризовал нигилизм как опустошение мира и особенно человеческого существования от смысла, цели, постижимой истины или существенной ценности. Это наблюдение частично проистекает из перспективизма Ницше или его представления о том, что «знание» всегда кем-то о чем-то: оно всегда связано с перспективой и никогда не бывает просто фактом. Скорее, есть интерпретации, с помощью которых мы понимаем мир и придаем ему смысл. Устный перевод — это то, без чего мы не можем обойтись; по сути, это состояние субъективности. Один из способов интерпретации мира — это мораль, как один из основных способов осмысления мира людьми, особенно в том, что касается их собственных мыслей и действий. Ницше различает мораль, которая сильна или здорова, то есть человек, о котором идет речь, осознает, что он ее конструирует сам, от слабой морали, интерпретация которой проецируется на что-то внешнее.

Ницше подробно обсуждает христианство, одну из главных тем своей работы, в контексте проблемы нигилизма в своих записных книжках, в главе, озаглавленной «Европейский нигилизм». Здесь он заявляет, что христианская моральная доктрина дает людям внутреннюю ценность , веру в Бога (которая оправдывает зло в мире) и основу для объективного знания . В этом смысле при построении мира, в котором возможно объективное знание, христианство является противоядием от изначальной формы нигилизма, от отчаяния бессмысленности. Однако именно элемент правдивости христианского учения является его гибелью: в своем стремлении к истине христианство в конечном итоге оказывается конструкцией, ведущей к его собственному распаду. Поэтому Ницше утверждает, что мы переросли христианство «не потому, что жили слишком далеко от него, а потому, что жили слишком близко». По сути, саморазложение христианства представляет собой еще одну форму нигилизма. Поскольку христианство было толкование , что положенные себя как в интерпретации Ницше утверждает , что Растворение ведет за скептицизм к недоверию всего смысла.

Стэнли Розен отождествляет концепцию нигилизма Ницше с ситуацией бессмысленности, в которой «все дозволено». По его словам, потеря высших метафизических ценностей, существующих в отличие от базовой реальности мира, или просто человеческих идей, порождает идею о том, что все человеческие идеи, следовательно, бесполезны. Таким образом, отказ от идеализма приводит к нигилизму, потому что только такие же трансцендентные идеалы соответствуют предыдущим стандартам, которых нигилист все еще неявно придерживается. Неспособность христианства служить источником оценки мира отражена в знаменитом афоризме сумасшедшего Ницше в «Веселой науке» . Смерть Бога, в частности, заявление о том, что «мы убили его», аналогична самоубийству христианской доктрины: из-за достижений наук, которые для Ницше показывают, что человек является продуктом эволюции , Земля имеет нет особого места среди звезд и что история не прогрессивна , христианское представление о Боге больше не может служить основой морали.

Одной из таких реакций на потерю смысла является то, что Ницше называет пассивным нигилизмом , который он признает в пессимистической философии Шопенгауэра . Доктрина Шопенгауэра, которую Ницше также называет западным буддизмом , отстаивает отделение себя от воли и желаний, чтобы уменьшить страдания. Ницше характеризует это аскетическое отношение как «волю к небытию », когда жизнь отворачивается от самой себя, поскольку в мире нет ничего ценного. Такое срезание всех ценностей в мире характерно для нигилиста, хотя в этом нигилист кажется непоследовательным: эта «воля к ничто» все еще является формой оценки или желания. Он описывает это как «непоследовательность со стороны нигилистов»:

Нигилист это человек , который судит о мире , как это то , что оно должно не быть, и в мире , как это должно быть , что он не существует. Согласно этой точке зрения, наше существование (действие, страдание, желание, чувство) не имеет смысла: пафос «напрасно» — это пафос нигилистов — в то же время, как пафос, непоследовательность со стороны нигилистов.

Отношение Ницше к проблеме нигилизма сложное. Он подходит к проблеме нигилизма как к глубоко личной, заявляя, что это затруднительное положение современного мира является проблемой, которая «стала осознанной» в нем. Согласно Ницше, только когда нигилизм преодолевается , культура может иметь истинную основу для своего процветания. Он хотел ускорить его приход только для того, чтобы ускорить его окончательный отъезд.

Он утверждает, что, по крайней мере, существует возможность появления другого типа нигилиста после самораспада христианства, который не останавливается после разрушения всех ценностей и смысла и уступает следующему ничто. Этот альтернативный, «активный» нигилизм, с другой стороны, разрушает поле для создания чего-то нового. Эту форму нигилизма Ницше характеризует как «знак силы», преднамеренное разрушение старых ценностей, чтобы стереть все до корки и отказаться от собственных убеждений и интерпретаций, вопреки пассивному нигилизму, который смиряется с разложением общества. старые ценности. Это преднамеренное разрушение ценностей и преодоление состояния нигилизма путем конструирования нового смысла, этот активный нигилизм, может быть связан с тем, что Ницше в другом месте называет свободным духом или Übermensch из « Так говорил Заратустра» и «Антихрист» , модели сильный человек, который постулирует свои ценности и живет своей жизнью, как если бы это было его собственное произведение искусства. Тем не менее, можно спросить, действительно ли «активный нигилизм» является правильным термином для этой позиции, и некоторые сомневаются в том, что Ницше достаточно серьезно относится к проблемам, которые ставит нигилизм.

Хайдеггеровская интерпретация Ницше

Интерпретация Ницше Мартином Хайдеггером повлияла на многих мыслителей постмодерна, которые исследовали проблему нигилизма, предложенную Ницше. Лишь недавно влияние Хайдеггера на исследования ницшеанского нигилизма ослабло. Еще в 1930-х годах Хайдеггер читал лекции о мысли Ницше. Учитывая важность вклада Ницше в тему нигилизма, влиятельная интерпретация Хайдеггером Ницше важна для исторического развития термина « нигилизм» .

Метод Хайдеггера исследования и обучения Ницше явно принадлежит ему. Он не пытается специально представить Ницше как Ницше. Он скорее пытается включить мысли Ницше в свою собственную философскую систему Бытия, Времени и Dasein . В своем « Нигилизме как детерминированном историей бытия» (1944–46) Хайдеггер пытается понять нигилизм Ницше как попытку добиться победы путем девальвации до тех пор высших ценностей. Согласно Хайдеггеру, принцип этой девальвации — воля к власти . Воля к власти также является принципом любой ранней оценки ценностей. Как происходит эта девальвация и почему она нигилистична? Одним из основных критических Хайдеггера по философии в том , что философия, а более конкретно метафизика, забыла различать исследование понятия в существе ( seiende ) и бытие ( Sein ). Согласно Хайдеггеру, историю западной мысли можно рассматривать как историю метафизики. Более того, поскольку метафизика забыла задать вопрос о понятии Бытия (то, что Хайдеггер называет Seinsvergessenheit ), это история о разрушении Бытия. Вот почему Хайдеггер называет метафизику нигилистической. Это делает метафизику Ницше не победой над нигилизмом, а его совершенством.

Хайдеггер в своей интерпретации Ницше был вдохновлен Эрнстом Юнгером . Многие ссылки на Юнгера можно найти в лекциях Хайдеггера о Ницше. Например, в письме ректору Фрайбургского университета от 4 ноября 1945 года Хайдеггер, вдохновленный Юнгером, пытается объяснить понятие « Бог мертв » как «реальность Воли к власти». Хайдеггер также хвалит Юнгера за защиту Ницше от слишком биологического или антропологического прочтения в нацистскую эпоху .

Интерпретация Хайдеггером Ницше повлияла на ряд важных мыслителей постмодернизма. Джанни Ваттимо указывает на движение вперед и назад в европейской мысли между Ницше и Хайдеггером. В 1960-е годы началось ницшеанское «возрождение», кульминацией которого стали работы Маццино Монтинари и Джорджо Колли . Они начали работу над новым и полным изданием собрания сочинений Ницше, сделав Ницше более доступным для научных исследований. Ваттимо объясняет, что с этим новым изданием Колли и Монтинари начал формироваться критический прием интерпретации Хайдеггером Ницше. Как и другие современные французские и итальянские философы, Ваттимо не хочет или хочет лишь частично полагаться на Хайдеггера в понимании Ницше. С другой стороны, Ваттимо считает намерения Хайдеггера достаточно достоверными, чтобы продолжать их преследовать. Философы, примером которых является Ваттимо как часть этого движения вперед и назад, — это французские философы Делёз , Фуко и Деррида . Итальянскими философами того же движения являются Каччари , Северино и он сам. Юрген Хабермас , Жан-Франсуа Лиотар и Рихард Рорти также являются философами, на которых повлияла интерпретация Хайдеггером Ницше.

Делезовская интерпретация Ницше

Интерпретация Жилем Делезом концепции нигилизма Ницше отличается — в некотором смысле диаметрально противоположной — от обычного определения (как изложено в остальной части этой статьи). Нигилизм — одна из основных тем ранней книги Делёза « Ницше и философия» (1962). Там Делез неоднократно интерпретирует нигилизм Ницше как «предприятие отрицания жизни и обесценивания существования». Таким образом, определенный таким образом нигилизм — это не отрицание высших ценностей или отрицание смысла, а скорее обесценивание жизни во имя таких высших ценностей или смысла. Поэтому Делез (вместе с, как он утверждает, Ницше) говорит, что христианство и платонизм, а вместе с ними и вся метафизика по своей сути нигилистичны.

Постмодернизм

Постмодерн и постструктуралистская мысль поставила под сомнение саму территорию , на которой западные культуры основывали свои «истины»: абсолютное знание и смысл, «децентрализации» авторства, накопление позитивных знаний, исторического прогресса, а также определенные идеалы и практики гуманизма и Просвещение .

Деррида

Жак Деррида , чью деконструкцию , вероятно, чаще всего называют нигилистической, сам не сделал нигилистического шага, как утверждали другие. Дерридские деконструктивисты утверждают, что такой подход скорее освобождает тексты, отдельных лиц или организации от ограничивающей истины, и что деконструкция открывает возможность других способов существования. Гаятри Чакраворти Спивак , например, использует деконструкцию, чтобы создать этику открытия западной науки голосу подчиненных и философиям, выходящим за рамки канона западных текстов. Сам Деррида построил философию, основанную на «ответственности перед другим». Таким образом, деконструкцию можно рассматривать не как отрицание истины, а как отрицание нашей способности знать истину. Другими словами, он делает эпистемологическое утверждение по сравнению с онтологическим утверждением нигилизма .

Лиотар

Лиотар утверждает, что вместо того, чтобы полагаться на объективную истину или метод доказательства своих утверждений, философы узаконивают свои истины, ссылаясь на историю о мире, который невозможно отделить от эпохи и системы, к которой они принадлежат, — на которую ссылается Лиотар. как мета-рассказы . Затем он переходит к определению состояния постмодерна как характеризуемого отказом как от этих мета-нарративов, так и от процесса легитимации с помощью мета-нарративов. Эта концепция нестабильности истины и смысла ведет к нигилизму, хотя Лиотар не принимает последнего.

Вместо мета-нарративов мы создали новые языковые игры , чтобы узаконить наши утверждения, основанные на изменяющихся отношениях и изменчивых истинах, ни одна из которых не имеет преимущества перед другими в том, чтобы говорить об истине в последней инстанции.

Бодрийяр

Теоретик постмодерна Жан Бодрийяр вкратце написал о нигилизме с постмодернистской точки зрения в « Симулякрах и симуляциях» . Он сосредоточился в основном на темах интерпретаций реального мира над симуляциями, из которых состоит реальный мир. Использование значения было важной темой в дискуссии Бодрийяра о нигилизме:

Апокалипсис закончен, сегодня это прецессия нейтрали, формы нейтрального и безразличие … все , что остается, это увлечение desertlike и индифферентных формы, для самой работы системы , которая аннулирует нас. Итак, очарование (в отличие от обольщения, которое было связано с явлениями, и диалектического разума, которое было связано со смыслом) — это по преимуществу нигилистическая страсть, это страсть, присущая способу исчезновения. Мы очарованы всеми формами исчезновения, нашего исчезновения. Меланхоличные и очарованные — такова наша общая ситуация в эпоху непроизвольной прозрачности.

-  Жан Бодрийяр, Симулякры и моделирование , «О нигилизме», пер. 1995 г.

Должности

Начиная с 20 века, нигилизм охватил ряд позиций в различных областях философии. Каждый из них, как утверждает Британская энциклопедия , «отрицал существование подлинных моральных истин или ценностей, отвергал возможность знания или общения и утверждал абсолютную бессмысленность или бессмысленность жизни или вселенной».

  • Космический нигилизм — это позиция, согласно которой реальность или космос либо полностью, либо в значительной степени непостижимы и не обеспечивают основы для человеческих целей и принципов. В частности, он может рассматривать космос как явно враждебный или безразличный по отношению к человечеству. Это часто связано как с эпистемологическим, так и с экзистенциальным нигилизмом, а также с космицизмом .
  • Эпистемологический нигилизм — это форма философского скептицизма, согласно которой знания не существуют или, если они существуют, недостижимы для людей. Его не следует путать с эпистемологическим фаллибилизмом , согласно которому все знания являются неопределенными.
  • Экзистенциальный нигилизм — это позиция, согласно которой жизнь не имеет внутреннего смысла или ценности . Что касается вселенной , экзистенциальный нигилизм постулирует, что отдельный человек или даже весь человеческий вид ничтожны, не имеют цели и вряд ли изменятся во всей полноте существования. Бессмысленность жизни в значительной степени исследуется в философской школе экзистенциализма , где можно создать собственное субъективное значение или цель. В популярном использовании термин «нигилизм» сейчас чаще всего относится к формам экзистенциального нигилизма.
  • Метафизический нигилизм — это позиция, согласно которой конкретные объекты и физические конструкции могут не существовать в возможном мире , или что, даже если существуют возможные миры, которые содержат некоторые конкретные объекты, существует по крайней мере один, который содержит только абстрактные объекты .

    • Крайний метафизический нигилизм , также иногда называемый онтологическим нигилизмом , — это позиция, согласно которой на самом деле ничего не существует. В медицинском словаре американского наследия одна из форм нигилизма определяется как «крайняя форма скептицизма , отрицающая всякое существование». Подобный скептицизм в отношении конкретного мира можно найти в солипсизме . Однако, несмотря на то, что оба взгляда отрицают достоверность истинного существования объектов, нигилист отрицал бы существование « я» , тогда как солипсист утверждал бы это. Обе эти позиции считаются формами антиреализма .
    • Мереологический нигилизм , также называемый композиционным нигилизмом , — это метафизическая позиция, согласно которой объекты с собственными частями не существуют. Это положение применяется к объектам в пространстве, а также к объектам, существующим во времени, которые, как предполагается, не имеют временных частей. Скорее, существуют только базовые строительные блоки без частей, и, таким образом, мир, который мы видим и переживаем, полный объектов с частями, является продуктом человеческого неправильного восприятия (то есть, если бы мы могли ясно видеть, мы не воспринимали бы составные объекты). Такое толкование существования должно быть основано на резолюции: Резолюция с которой люди видят и воспринимают «неправильные части» мир не является объективным факт в действительности , но это скорее неявный признак который только может быть качественно изучен и выражен. Таким образом, нет никакого способа спорен предположить или измерить справедливость мереологического нигилизма. Например, муравей может потеряться на большом цилиндрическом объекте, потому что окружность объекта настолько велика по сравнению с муравьем, что муравей фактически чувствует, как будто объект не имеет кривизны. Таким образом, решимость, с которой муравей смотрит на мир, который он существует «внутри», является важным определяющим фактором в том, как муравей испытывает это чувство «внутри мира».
  • Моральный нигилизм , также называемый этическим нигилизмом , — это метаэтическая позиция, согласно которой никакой морали или этики не существует вообще; следовательно, никакое действие никогда не бывает морально предпочтительнее любого другого. Моральный нигилизм отличается как от морального релятивизма, так и от экспрессивизма тем, что он не признает социально сконструированные ценности как личную или культурную мораль. Он также может отличаться от других моральных позиций в рамках нигилизма, что вместо того, чтобы утверждать, что морали нет, придерживается мнения, что если она действительно существует, то это человеческая конструкция и, следовательно, искусственная, в которой любое без исключения значение является относительным для различных возможных результатов. Альтернативная научная точка зрения состоит в том, что моральный нигилизм сам по себе является моралью. Купер пишет: «В самом широком смысле слова« мораль »моральный нигилизм — это мораль».
  • Пассивный и активный нигилизм , первый из которых также приравнивается к философскому пессимизму , относятся к двум подходам к нигилистической мысли; пассивный нигилизм рассматривает нигилизм как самоцель, тогда как активный нигилизм пытается превзойти его. Для Ницше пассивный нигилизм далее заключает в себе «волю к ничему» и современное состояние смирения или неосведомленности в отношении растворения высших ценностей, вызванное 19 веком.
  • Политический нигилизм — это позиция, не преследующая никаких политических целей, за исключением полного разрушения всех существующих политических институтов, а также принципов, ценностей и социальных институтов, которые их поддерживают. Хотя он часто связан с анархизмом , он может отличаться тем, что не представляет никакого метода социальной организации после того, как произошло отрицание нынешней политической структуры . Лео Штраус представил анализ политического нигилизма .
  • Научный нигилизм — это позиция, согласно которой научное исследование и попытки применить научное знание сомнительны или беспочвенны.
  • Терапевтический нигилизм , также называемый медицинским нигилизмом , — это позиция, согласно которой эффективность медицинского вмешательства сомнительна или необоснованна. Имея дело с философией науки , как она относится к контекстуальному размежеванию в медицинских исследованиях , Jacob Stegenga применяется теорема Байеса для медицинских исследований и приводит доводы пользу предположения что «даже тогда когда представлены доказательствами для гипотезы относительно эффективности медицинского вмешательства, мы не должны доверять этой гипотезе «.

В культуре и искусстве

Дадаизм

Термин дада впервые был использован Ричардом Хюльзенбеком и Тристаном Царой в 1916 году. Движение, которое длилось примерно с 1916 по 1923 год, возникло во время Первой мировой войны, и это событие повлияло на художников. Движение Дада началось в старом городе Цюрих, Швейцария, известном как «Нидердорф» или «Нидердёрфли», — в кафе «Вольтер» . Дадаисты утверждали, что дадаизм — это не движение в искусстве, а движение против искусства , иногда использующее найденные предметы в манере, аналогичной найденной поэзии .

Считается, что причиной «антиискусства» стала послевоенная пустота. Эта тенденция к девальвации искусства привела к тому, что многие стали утверждать, что дадаизм был по сути нигилистическим движением. Учитывая, что Дада создала свои собственные средства для интерпретации своей продукции, ее трудно классифицировать наряду с большинством других выражений современного искусства. Из-за предполагаемой двусмысленности он был классифицирован как нигилистический modus vivendi .

Литература

Термин «нигилизм» был популяризирован в 1862 году Иваном Тургеневым в его романе « Отцы и дети» , герой которого, Базаров, был нигилистом и привлек нескольких последователей к философии. После влюбленности он обнаружил, что его нигилистические манеры бросают вызов.

Антон Чехов изобразил нигилизм в « Трех сестрах» . Фраза «какое это имеет значение» или ее варианты часто произносятся несколькими персонажами в ответ на события; Значение некоторых из этих событий предполагает подписку указанных персонажей на нигилизм как на тип стратегии выживания.

Философские идеи французского автора маркиза де Сада часто упоминаются как ранние примеры нигилистических принципов.

Смотрите также

использованная литература

Источники

Основные тексты

  • Brassier, Ray (2007) Nihil Unbound: Просвещение и вымирание , Нью-Йорк: Palgrave Macmillan .
  • Якоби, Фридрих Генрих , Якоби ан Фихте (1799/1816), Немецкий текст (1799/1816), Приложение с дополнительными текстами Якоби и Фихте, критический аппарат, комментарии и итальянский перевод, Istituto Italiano per gli Studi Filosofici, Неаполь 2011, ISBN   978-88-905957-5-2 .
  • Хайдеггер, Мартин (1982), Ницше, тт. I-IV , пер. Ф. А. Капуцци, Сан-Франциско: Harper & Row .
  • Кьеркегор, Сорен (1998/1854), Момент и поздние сочинения: сочинения Кьеркегора, Vol. 23 , изд. и пер. Ховард В. Хонг и Эдна Х. Хонг, Принстон, штат Нью-Джерси: Princeton University Press . ISBN   978-0-691-03226-9 .
  • Кьеркегор, Сорен (1978/1846), Два возраста: сочинения Кьеркегора, том 14 , изд. и пер. Ховард В. Хонг и Эдна Х. Хонг, Принстон, штат Нью-Джерси: Princeton University Press. ISBN   978-0-691-07226-5 .
  • —— (1995/1850), Произведения любви: сочинения Кьеркегора, том 16 , изд. и пер. Ховард В. Хонг и Эдна Х. Хонг, Принстон, штат Нью-Джерси: Princeton University Press. ISBN   978-0-691-03792-9 .
  • Ницше, Фридрих (2005/1886), По ту сторону добра и зла , пер. Хелен Циммерн .
  • —— (1974/1887), Веселая наука , пер. Вальтер Кауфман , Vintage , ISBN   0-394-71985-9 .
  • —— (1980), Sämtliche Werken. Kritische Studienausgabe , изд. К. Колли и М. Монтинари , Вальтер де Грюйтер . ISBN   3-11-007680-2 .
  • —— (2008/1885), Так говорил Заратустра , пер. Томас Коммон .
  • Тарталья, Джеймс (2016), Философия в бессмысленной жизни: система нигилизма, сознания и реальности , Лондон: Bloomsbury Publishing .

Вторичные тексты

  • Арена, Леонардо Витторио (1997), Del nonsense: tra Oriente e Occidente , Urbino: Quattroventi.
  • —— (2012), Ерунда как смысл , электронная книга.
  • —— (2015), О наготе. Введение в бессмыслицу , Mimesis International.
  • Барнетт, Кристофер (2011), Кьеркегор, пиетизм и святость , Ashgate Publishing.
  • Карр, Карен (1992), Банализация нигилизма , Государственный университет Нью-Йорка.
  • Каттарини, LS (2018), По ту сторону Сартра и бесплодия: выживание экзистенциализма (Монреаль: контакты argobookshop.ca)
  • Каннингем, Конор (2002), « Генеалогия нигилизма: философия ничего и различие теологии» , Нью-Йорк, штат Нью-Йорк: Рутледж.
  • Дент, Г., Уоллес, М., и Центр искусств Dia. (1992). «Черная популярная культура» (Дискуссии в современной культуре; № 8). Сиэтл: Bay Press.
  • Дод, Эльмар (2013), Der unheimlichste Gast. Die Philosophie des Nihilismus. Марбург: Tectum 2013.
  • Дрейфус, Хуберт Л. (2004), Кьеркегор в Интернете: анонимность против приверженности в нынешнюю эпоху . Проверено 1 декабря, 2009.
  • Фрейзер, Джон (2001), « Нигилизм, модернизация и ценность », получено 2 декабря 2009 года.
  • Галимберти, Умберто (2008), L’ospite inquietante. Il nichilismo ei giovani , Милан: Фельтринелли. ISBN   9788807171437 .
  • Гиллеспи, Майкл Аллен (1996), Нигилизм до Ницше , Чикаго, Иллинойс: University of Chicago Press.
  • Джованни, Джордж ди (2008), « Фридрих Генрих Якоби », Стэнфордская энциклопедия философии , Эдвард Н. Залта (ред.). Проверено 1 декабря, 2009.
  • Харпер, Дуглас, « Нигилизм », в: Интернет-этимологическом словаре , получено 2 декабря 2009 г.
  • Харрис, Карстен (2010), Между нигилизмом и верой: комментарий к Either / or , Walter de Gruyter Press.
  • Хиббс, Томас С. (2000), Шоу ни о чем: Нигилизм в массовой культуре от Экзорциста до Сайнфельда , Даллас, Техас: Издательство Спенс.
  • Копич, Марио (2001), S Nietzscheom o Europi , Загреб: Jesenski i Turk.
  • Кораб-Карпович, WJ (2005), « Мартин Хайдеггер (1889–1976) », в: Интернет-энциклопедия философии , получено 2 декабря 2009 г.
  • Кун, Элизабет (1992), Фридрих Ницше, Философия европейского нигилизма , Вальтер де Грюйтер.
  • Ирти, Наталино (2004), Nichilismo giuridico , Laterza, Roma-Bari.
  • Левит, Карл (1995), Мартин Хайдеггер и европейский нигилизм , Нью-Йорк, Нью-Йорк: Колумбия UP.
  • Мармиш, Джон (2003), Смеясь над ничем: Юмор как ответ на нигилизм , Олбани, Нью-Йорк: SUNY Press.
  • Мюллер-Лаутер, Вольфганг (2000), Хайдеггер и Ницше. Nietzsche-Interpretationen III , Берлин-Нью-Йорк.
  • Парвез Манзур, С. (2003), « Современность и нигилизм. Светская история и потеря смысла », получено 2 декабря 2009 года.
  • Роза, Евгений Фр. Серафим (1995), Нигилизм, Корень революции современности , Форествилл, Калифорния: о. Фонд Серафима Роуз.
  • Розен, Стэнли (2000), Нигилизм: философское эссе , Саут-Бенд, Индиана: издательство St. Augustine’s Press (2-е издание).
  • Северино, Эмануэле (1982), Essenza del nichilismo , Milano: Adelphi. ISBN   9788845904899 .
  • Слокомб, Уилл (2006), Нигилизм и возвышенный постмодерн: (Привет) история сложных отношений , Нью-Йорк, Нью-Йорк: Рутледж.
  • Тигани, Франческо (2010), Rappresentare Medea. Dal mito al nichilismo , Рома: Аракне. ISBN   978-88-548-3256-5 .
  • —— (2014), Lo spettro del nulla e il corpo del nichilismo , в La nave di Teseo. Saggi sull’Essere, il mito e il potere , Napoli: Guida. ISBN   9788868660499 .
  • Вилле, Чарльз (2009), К этическому нигилизму: возможность ницшеанской надежды , Саарбрюккен: Verlag Dr. Müller .
  • Уильямс, Питер С. (2005), Хотел бы я поверить в смысл: ответ на нигилизм , Damaris Publishing.

внешние ссылки

Поищите нигилизм в Викисловаре, бесплатном словаре.

Нигилизм | Интернет-энциклопедия философии

Нигилизм — это вера в то, что все ценности безосновательны и что ничто не может быть известно или передано. Это часто ассоциируется с крайним пессимизмом и радикальным скептицизмом, осуждающим существование. Настоящий нигилист ни во что не верит, не будет иметь никаких привязанностей и никакой другой цели, кроме, возможно, импульса к разрушению. Хотя немногие философы утверждают, что они нигилисты, нигилизм чаще всего ассоциируется с Фридрихом Ницше, который утверждал, что его разрушительное воздействие в конечном итоге разрушит все моральные, религиозные и метафизические убеждения и вызовет величайший кризис в истории человечества.В 20 веке нигилистические темы — эпистемологический провал, разрушение ценностей и космическая бесцельность — занимали художников, социальных критиков и философов. В середине века, например, экзистенциалисты помогли популяризировать постулаты нигилизма в своих попытках ослабить его разрушительный потенциал. К концу века экзистенциальное отчаяние как ответ на нигилизм уступило место безразличию, часто ассоциируемому с антифундационализмом.

Прошло более века с тех пор, как Ницше исследовал нигилизм и его последствия для цивилизации.Как он и предсказывал, влияние нигилизма на культуру и ценности 20-го века было повсеместным, его апокалиптический характер порождал мрачное настроение и много беспокойства, гнева и ужаса. Интересно, что сам Ницше, радикальный скептик, озабоченный языком, знанием и истиной, предвосхищал многие темы постмодерна. Таким образом, полезно отметить, что он считал, что мы можем — за ужасную цену — в конечном итоге преодолеть нигилизм. Если мы переживем процесс разрушения всех интерпретаций мира, то, возможно, сможем открыть правильный курс для человечества.

Содержание

  1. Истоки
  2. Фридрих Ницше и нигилизм
  3. Экзистенциальный нигилизм
  4. Антифундационализм и нигилизм
  5. Заключение

1. Происхождение

«Нигилизм» происходит от латинского nihil, или ничего, что означает «ничего, то, чего не существует». Оно встречается в глаголе «уничтожить», что означает «свести на нет», полностью уничтожить. В начале девятнадцатого века Фридрих Якоби использовал это слово для отрицательной характеристики трансцендентального идеализма.Однако он стал популяризирован только после его появления в романе Ивана Тургенева «Отцы и дети» (1862), где он использовал термин «нигилизм» для описания грубого сциентизма, исповедуемого его персонажем Базаровым, проповедующим кредо полного отрицания.

В России нигилизм стал отождествляться со слабо организованным революционным движением (1860-1917 гг.), Которое отвергало власть государства, церкви и семьи. В своих ранних произведениях лидер анархистов Михаил Бакунин (1814-1876) сформулировал пресловутую мольбу, все еще отождествляемую с нигилизмом: «Давайте уповаем на вечный дух, который разрушает и уничтожает только потому, что он является неисследимым и вечно творческим источником всей жизни. — страсть к разрушению — это тоже страсть творческая! » (Реакция в Германии, 1842 г.).Движение выступало за социальное устройство, основанное на рационализме и материализме как на единственном источнике знаний, и на индивидуальной свободе как на высшей цели. Отвергая духовную сущность человека в пользу исключительно материалистической, нигилисты осуждали Бога и религиозный авторитет как противоположность свободе. Движение в конечном итоге превратилось в этос подрывной деятельности, разрушения и анархии, и к концу 1870-х годов нигилистом был любой, кто был связан с подпольными политическими группами, выступающими за терроризм и убийства.

Самые ранние философские позиции, связанные с тем, что можно охарактеризовать как нигилистическое мировоззрение, принадлежат скептикам. Поскольку они отрицали возможность достоверности, скептики могли осуждать традиционные истины как неоправданные мнения. Когда Демосфен (ок. 371–322 до н. Э.), Например, замечает, что «во что он хотел верить, то и во что верит каждый человек» (Олинфия), он постулирует относительную природу знания. Таким образом, крайний скептицизм связан с эпистемологическим нигилизмом, который отрицает возможность знания и истины; эту форму нигилизма в настоящее время отождествляют с постмодернистским антифундационализмом.На самом деле нигилизм можно понимать по-разному. Как уже отмечалось, политический нигилизм связан с верой в то, что разрушение всего существующего политического, социального и религиозного порядка является предпосылкой для любых будущих улучшений. Этический нигилизм или моральный нигилизм отвергают возможность абсолютных моральных или этических ценностей. Напротив, добро и зло туманны, а ценности, связанные с ними, являются продуктом не более чем социального и эмоционального давления. Экзистенциальный нигилизм — это представление о том, что жизнь не имеет внутреннего значения или ценности, и это, без сомнения, наиболее часто используемый и понимаемый смысл этого слова сегодня.

Нападки Макса Штирнера (1806-1856) на систематическую философию, его отрицание абсолютов и отказ от любых абстрактных концепций часто помещают его в число первых философских нигилистов. Для Штирнера достижение личной свободы — единственный закон; и государство, которое неизбежно ставит под угрозу свободу, должно быть уничтожено. Однако даже за пределами угнетения государства существуют ограничения, налагаемые другими, потому что само их существование является препятствием, ставящим под угрозу индивидуальную свободу.Таким образом, Штирнер утверждает, что существование — это бесконечная «война каждого против всех» (The Ego and its Own, trans. 1907).

2. Фридрих Ницше и нигилизм

Среди философов Фридрих Ницше чаще всего ассоциируется с нигилизмом. Для Ницше в мире нет объективного порядка или структуры, кроме той, которую мы им придаем. Проникая за фасады, подкрепляющие убеждения, нигилист обнаруживает, что все ценности безосновательны, а разум бессилен. «Любое убеждение, каждое рассмотрение чего-то истинного, — пишет Ницше, — обязательно ложно, потому что истинного мира просто нет» (Воля к власти [примечания 1883–1888]).По его мнению, нигилизм требует радикального отказа от всех навязанных ценностей и значений: «Нигилизм есть. . . не только вера в то, что все заслуживает гибели; но фактически подставляют плечо к плугу; один разрушает »(Воля к власти).

Ядовитая сила нигилизма абсолютна, утверждает Ницше, и под ее исчерпывающим пристальным вниманием «самые высокие ценности обесцениваются. Нет цели, и «почему» не находит ответа »(Воля к власти). Неизбежно, нигилизм обнажит все заветные верования и священные истины как симптомы порочного западного мифа.Этот коллапс смысла, актуальности и цели станет самой разрушительной силой в истории, представляя собой тотальную атаку на реальность и не что иное, как величайший кризис человечества:

То, что я рассказываю, — это история следующих двух столетий. Я по-другому описываю то, что грядет, чего больше не может: наступление нигилизма. . . . В течение некоторого времени вся наша европейская культура движется как к катастрофе, с мучительным напряжением, которое нарастает от десятилетия к десятилетию: беспокойно, неистово, стремительно, как река, которая хочет достичь конца.. . . (Воля к власти)

После убедительной критики Ницше нигилистические темы — эпистемологический провал, разрушение ценностей и космическая бесцельность — занимали художников, социальных критиков и философов. Убежденный, что анализ Ницше был точен, например, Освальд Шпенглер в «Закате Запада» (1926) изучил несколько культур, чтобы подтвердить, что образцы нигилизма действительно были заметной чертой разрушающихся цивилизаций. В каждой из рассмотренных им неудавшихся культур Шпенглер заметил, что многовековые религиозные, художественные и политические традиции были ослаблены и, наконец, свергнуты коварными действиями нескольких различных нигилистических позиций: фаустовский нигилист «разбивает идеалы»; аполлинийский нигилист «наблюдает, как они рушатся у него на глазах»; а индийский нигилист «удаляется от их присутствия в себя.«Уход, например, часто отождествляемый с отрицанием реальности и покорностью, за которую выступают восточные религии, на Западе ассоциируется с различными версиями эпикурейства и стоицизма. В своем исследовании Шпенглер приходит к выводу, что западная цивилизация уже находится на продвинутых стадиях распада, и все три формы нигилизма работают над подрывом эпистемологического авторитета и онтологической основы.

В 1927 году Мартин Хайдеггер, чтобы процитировать другой пример, заметил, что нигилизм в различных и скрытых формах уже был «нормальным состоянием человека» (Вопрос о бытии).Предсказания других философов о влиянии нигилизма были ужасными. Обрисовывая симптомы нигилизма в 20-м веке, Гельмут Тилике писал, что «нигилизм буквально может заявить только об одной истине, а именно, что в конечном счете преобладает Ничто и мир бессмысленен» (Нигилизм: его происхождение и природа, с христианским ответом, 1969 г. ). С точки зрения нигилиста, можно сделать вывод, что жизнь полностью аморальна, и этот вывод, по мнению Тилике, мотивирует такие чудовища, как нацистское господство террора.Мрачные прогнозы воздействия нигилизма также представлены в книге Юджина Роуза «Нигилизм: корень революции современности» (1994). Если нигилизм одержит победу — а он уже идет полным ходом, — утверждает он, — наш мир станет «холодным, бесчеловечным миром», в котором восторжествуют «ничто, бессвязность и абсурд».

3. Экзистенциальный нигилизм

Хотя нигилизм часто обсуждается в терминах крайнего скептицизма и релятивизма, на протяжении большей части 20-го века он ассоциировался с верой в бессмысленность жизни.Экзистенциальный нигилизм начинается с представления о том, что мир лишен смысла и цели. Учитывая это обстоятельство, само существование — все действия, страдания и чувства — в конечном итоге бессмысленно и пусто.

В книге «Темная сторона: мысли о тщетности жизни» (1994) Алан Пратт демонстрирует, что экзистенциальный нигилизм в той или иной форме с самого начала был частью западной интеллектуальной традиции. Например, замечание скептика Эмпедокла о том, что «жизнь смертных настолько ничтожна, что может быть практически неживой», воплощает тот же вид крайнего пессимизма, который ассоциируется с экзистенциальным нигилизмом.В древности такой глубокий пессимизм, возможно, достиг своего апогея с Гегезиасом Киренским. Философ утверждает, что, поскольку страдания значительно превосходят удовольствия, счастье невозможно, а затем выступает за самоубийство. Спустя столетия, в эпоху Возрождения, Уильям Шекспир красноречиво резюмировал точку зрения экзистенциального нигилиста, когда в этом знаменитом отрывке в конце «Макбета» он излил Макбету свое отвращение к жизни:

Выходи, короткая свеча!
Жизнь, но ходячая тень, плохой игрок
Которая расхаживает и тревожит свой час на сцене
А потом больше не слышно; это сказка
Рассказанная идиотом, полная звука и ярости,
Ничего не значащая.

В двадцатом веке именно атеистическое экзистенциалистское движение, популяризировавшееся во Франции в 1940-х и 50-х годах, несет ответственность за распространение экзистенциального нигилизма в массовом сознании. Определяющий предлог Жан-Поля Сартра (1905-1980) для движения «существование предшествует сущности» исключает любую основу или основу для установления сущностного «я» или человеческой природы. Когда мы отказываемся от иллюзий, жизнь открывается как ничто; а для экзистенциалистов ничто — источник не только абсолютной свободы, но также экзистенциального ужаса и эмоциональной муки.Ничто раскрывает каждого человека как изолированное существо, «брошенное» в чуждую и неотзывчивую вселенную, навсегда лишенное возможности знать, почему, но требующее изобретать смысл. Это абсурдная ситуация. Альбер Камю (1913-1960), писавший с просвещенной точки зрения абсурда, заметил, что бедственное положение Сизифа, обреченного на вечную бесполезную борьбу, было превосходной метафорой человеческого существования («Миф о Сизифе», 1942).

Общая нить в литературе экзистенциалистов — справляться с эмоциональными страданиями, возникающими в результате нашей конфронтации с ничто, и они потратили огромную энергию, отвечая на вопрос, возможно ли это выжить.Их ответ был категоричным «да», отстаивая формулу страстной приверженности и бесстрастного стоицизма. Оглядываясь назад, можно сказать, что это был анекдот с оттенком отчаяния, потому что в абсурдном мире нет абсолютно никаких руководящих принципов, и любой курс действий проблематичен. Страстное обязательство, будь то завоевание, созидание или что-то еще, само по себе бессмысленно. Войдите в нигилизм.

Камю, как и другие экзистенциалисты, был убежден, что нигилизм был самой неприятной проблемой двадцатого века.Хотя он страстно утверждает, что люди могут вынести его разъедающее воздействие, его самые известные работы выдают необычайную трудность, с которой он столкнулся при построении убедительного доказательства. В «Незнакомце» (1942), например, Мерсо отверг экзистенциальные предположения, на которые полагаются непосвященные и слабые. За несколько мгновений до казни за неоправданное убийство он обнаруживает, что одной жизни достаточно для жизни, однако raison d’être, который в контексте не кажется убедительным. В «Калигуле» (1944) безумный император пытается избежать человеческих затруднений, дегуманизируя себя актами бессмысленного насилия, терпит неудачу и тайно устраивает собственное убийство.«Чума» (1947) показывает тщетность стремления к лучшему в абсурдном мире. И в своем последнем романе, коротком и сардоническом «Падении» (1956), Камю утверждает, что у каждого есть окровавленные руки, потому что мы все несем ответственность за то, что наши глупые действия и бездействие в равной степени усугубляют печальное состояние. В этих и других работах экзистенциалистов часто создается впечатление, что подлинная жизнь с бессмысленностью жизни невозможна.

Камю был полностью осведомлен о ловушках определения существования без смысла, и в своем философском эссе «Мятежник» (1951) он прямо сталкивается с проблемой нигилизма.В нем он подробно описывает, как метафизический коллапс часто заканчивается полным отрицанием и победой нигилизма, характеризующимся глубокой ненавистью, патологическим разрушением и неисчислимым насилием и смертью.

4. Антифундационализм и нигилизм

К концу 20 века «нигилизм» принял две разные касты. В одной из форм термин «нигилист» используется для характеристики постмодернистского человека, дегуманизированного конформиста, отчужденного, безразличного и сбитого с толку, направляя психологическую энергию в гедонистический нарциссизм или в глубокий рессентимент, который часто взрывается насилием.Эта точка зрения основана на размышлениях экзистенциалистов о нигилизме, лишенном каких-либо обнадеживающих ожиданий, оставляющих только переживания болезни, разложения и распада.

В своем исследовании бессмысленности Дональд Кросби пишет, что источник современного нигилизма парадоксальным образом проистекает из приверженности честной интеллектуальной открытости. «Однажды начавшись, процесс допроса может закончиться только одним концом: разрушением убежденности и уверенности и впадать в отчаяние» (Призрак абсурда, 1988).Когда искреннее исследование распространяется на моральные убеждения и социальный консенсус, оно может оказаться смертельным, продолжает Кросби, продвигая силы, которые в конечном итоге разрушают цивилизации. Недавно отредактированная книга Майкла Новака «Опыт небытия» (1968, 1998) рассказывает похожую историю. Оба исследования являются ответом на мрачные выводы экзистенциалистов, сделанные в начале века. И оба оптимистично обсуждают пути выхода из бездны, сосредотачиваясь на позитивных последствиях, которые открывает ничто, таких как свобода, свобода и творческие возможности.Новак, например, описывает, как со времен Второй мировой войны мы работали, чтобы «выбраться из нигилизма» на пути к построению новой цивилизации.

В отличие от усилий по преодолению нигилизма, упомянутых выше, это уникальный постмодернистский ответ, связанный с нынешними антифундационалистами. Философский, этический и интеллектуальный кризис нигилизма, мучивший современных философов более века, уступил место легкому раздражению или, что более интересно, оптимистичному принятию бессмысленности.

Французский философ Жан-Франсуа Лиотар характеризует постмодернизм как «недоверие к метанарративам», тем всеобъемлющим основам, на которые мы опирались, чтобы понять мир. Этот крайний скептицизм подорвал интеллектуальную и моральную иерархию и сделал заявления «истины», трансцендентные или транскультурные, проблематичными. Постмодернистские антифундационалисты, парадоксальным образом основанные на релятивизме, отвергают знание как относительное, а «истину» как преходящую, подлинную только до тех пор, пока что-то более приятное не заменяет его (напоминающее понятие Уильяма Джеймса о «денежной ценности»).Критик Жак Деррида, например, утверждает, что нельзя быть уверенным в том, что то, что он знает, соответствует тому, что есть. Поскольку человеческие существа участвуют лишь в бесконечно малой части целого, они не могут понять что-либо с уверенностью, а абсолюты являются просто «вымышленными формами».

Американский антифундационалист Ричард Рорти делает то же самое: «Ничто не обосновывает наши действия, ничто не узаконивает их, ничто не показывает, что они связаны с тем, как обстоят дела» («От логики к языку и игре», 1986).Этот эпистемологический тупик, заключает Рорти, неизбежно ведет к нигилизму. «Столкнувшись с нечеловеческим, нелингвистическим, у нас больше нет способности преодолевать непредвиденные обстоятельства и боль путем присвоения и трансформации, а только способность распознавать случайность и боль» (Непредвиденные обстоятельства, ирония и солидарность, 1989). В отличие от страхов Ницше и тревог экзистенциалистов, нигилизм становится для антифундационалистов просто еще одним аспектом нашей современной среды, которую лучше всего переносить хладнокровием.

В книге «Банализация нигилизма» (1992) Карен Карр обсуждает антифундационалистский ответ на нигилизм. «Веселый нигилизм», несмотря на то, что он все еще разжигает парализующий релятивизм и подрывает критические инструменты, играет важную роль, отмечает она, отличаясь легким принятием бессмысленности. Такое развитие событий, заключает Карр, вызывает тревогу. Если мы признаем, что все точки зрения в равной степени необязательны, то интеллектуальное или моральное высокомерие будет определять, какая точка зрения имеет приоритет.Что еще хуже, банализация нигилизма создает среду, в которой идеи могут быть навязаны насильно с небольшим сопротивлением, и только грубая сила определяет интеллектуальные и моральные иерархии. Этот вывод хорошо согласуется с выводом Ницше, который указал, что все интерпретации мира являются просто проявлениями воли к власти.

5. Заключение

Прошло более века с тех пор, как Ницше исследовал нигилизм и его последствия для цивилизации. Как он и предсказывал, влияние нигилизма на культуру и ценности 20-го века было повсеместным, его апокалиптический характер порождал мрачное настроение и много беспокойства, гнева и ужаса.Интересно, что сам Ницше, радикальный скептик, озабоченный языком, знанием и истиной, предвосхищал многие темы постмодерна. Таким образом, полезно отметить, что он считал, что мы можем — за ужасную цену — в конечном итоге преодолеть нигилизм. Если мы выживем в процессе уничтожения всех интерпретаций мира, мы, возможно, сможем найти правильный курс для человечества:

Хвалю, не упрекаю, приход [нигилизма]. Я считаю, что это один из величайших кризисов, момент глубочайшего саморефлексии человечества.Излечится ли человек от этого, станет ли он хозяином этого кризиса — вопрос его силы. Возможно. . . . (Полное собрание сочинений, том 13)

Информация об авторе

Алан Пратт
Эл. Почта: [email protected]
Университет Эмбри-Риддла
США

Ницше, нигилизм и поводы для радости

Немецкого философа Фридриха Ницше (1844-1900) иногда называют злой фигурой, одержимой проблемой нигилизма и «смерти Бога».

Понятно, что эти идеи вызывают беспокойство: немногие из нас осмеливаются противостоять тому, что наши кумиры могут быть пустыми, а жизнь не имеет внутреннего смысла.

Но Ницше видит не только опасности, которые представляют эти идеи, но и те положительные возможности, которые они предоставляют.

Красота и строгость текстов Ницше проистекают из его видения того, что мы можем пройти через нигилизм, чтобы разработать новые значимые способы быть людьми.

Утешение и цель через Бога

На протяжении веков Библия давала людям возможность ценить себя и над чем работать.

«Все мы, — заявляет апостол Павел, — с открытым лицом, созерцающие славу Господа, преображаемся в один и тот же образ от одной степени славы к другой» (2 Коринфянам 3:18).

В этом описании встречаются божественное и человеческое. Верующие чувствовали возвышение, потому что они привлекали внимание Бога. Бог возлюбил нас (1 Иоанна 4:19) и увидел нас, вплоть до наших греховных оснований (Евреям 4:13), но Его любовь оставалась неизменной. Эта любовь позволила нам вынести боль жизни. И поскольку он видел нас и наши недостатки, нам было рекомендовано понемногу совершенствоваться и соответствовать его образу.

«Смерть Бога может быть как разрушительной, так и освобождающей», — пишет Ницше. Эта фотография 1882 года была сделана Густавом Шульце.
Викимедиа

Для Ницше, сына лютеранского пастора, рост научного понимания после эпохи Просвещения постепенно сделал невозможным сохранение веры в Бога.

«Бог мертв», — провозгласил Ницше.

Ницше видел опасность в этом атеистическом мировоззрении. Если бы мы не страдали, чтобы стать ближе к Богу, в чем был бы смысл жизни? У кого теперь мы черпаем силы, чтобы выдержать жизненные трудности? Бог был источником истины, справедливости, красоты, любви — трансцендентных идеалов, которые мы считали героически защищающими, ведущими жизни и умиранившими смертью, имеющими смысл и цель.Как мы могли теперь сыграть героя для себя?

Последствия смерти Бога ужасны, но также освобождают. В «Веселой науке» (впервые опубликованной на немецком языке в 1882 году) Ницше сообщает весть о смерти Бога человеком, обезумевшим от страха перед тем, на что может быть похожа безбожная жизнь. В конце концов, он врывается в церкви, чтобы петь заупокойную мессу к Богу.

Без Бога мы одни, открыты естественной вселенной, лишенной утешительной идеи о данной Богом цели для вещей.Согласно Ницше, этого состояния нигилизма — идеи о том, что жизнь не имеет смысла или ценности — нельзя избежать; мы должны пройти через это, как бы страшно и одиноко это ни было.

Новый рассвет

Для Ницше нигилизм может быть мостом к новому образу жизни. Мы
«Животные неопределенного происхождения»: достаточно податливые, чтобы их можно было переделать.

Наша задача сейчас — перейти от старого христианского образа жизни человека к тому, что Ницше называет Übermensch или «сверхчеловеческим».

Проблема христианства, по мнению Ницше, в том, что оно медленно, но верно разрушает себя: по иронии судьбы, признание правдивости как добродетели в конечном итоге приводит к интеллектуальной честности, отвергающей веру.

Фридрих Ницше, портрет Эдварда Мунка (1903 г.).
Викиарт

Наше стремление к честности породило «страсть к знаниям». Теперь поиск ответов на самые трудные вопросы жизни, а не поклонение Богу — наша самая большая страсть. Мы ищем наиболее точные причины нашего существования и, скорее всего, находим ответы в науке, а не в религии.

Ницше пишет для тех, кого воодушевляют вопросы. Действительно, знание и принятие того, что мы люди и склонны ошибаться — больше не обвиняемые в попытках достичь божественного стандарта — делает нас легче.Как он пишет в «Рассвете», «смерть» Бога устраняет угрозу божественного наказания, оставляя нас снова свободными как для экспериментов с разными способами жизни, так и для совершения ошибок на этом пути. Он хочет, чтобы мы ухватились за эту возможность обеими руками.

Мы можем снова стать героями наших собственных историй, как только мы вернем от Бога нашу творческую волю. Ницше призывает нас относиться к своей жизни как к созданию произведений искусства, учиться у художников, как терпеть и даже праздновать себя, культивируя «искусство смотреть на себя издалека как на героев».

Влияние и актуальность

Ницше продолжает оказывать огромное влияние на философию и то, как мы видим нашу повседневную борьбу.

Многие сегодня будут относиться к его убеждению, что мы живем в состоянии кризиса, задавая вопросы о смысле жизни в эпоху, отмеченную изобилием, имиджем и ущербом, нанесенным религиозным фундаментализмом.

Напротив, Ницше предлагает нам путь к смыслу и цели без ужасных последствий тех, кто навязывает свою религию другим, независимо от цены.

Нигилизм: примеры и определение | Философские термины

I. Определение

Во что вы верите? Что придает смысл вашей жизни? Как узнать, что правда? Если вы можете ответить на эти вопросы, не говоря «ничего», вы не нигилист. Проще говоря, нигилизм означает ни во что не верить. Слово происходит от латинского nihil, что означает «ничто».

Нигилизм может означать веру в то, что ничто не является настоящим, веру в невозможность чего-либо знать, веру в то, что все ценности ни на чем не основаны, особенно моральные ценности, или вера в то, что жизнь по своей сути совершенно бессмысленна.Мы обсудим эти различные виды нигилизма в его истории и в пятом разделе.

Большинство философов опасались нигилизма, полагая, что он ведет к безнадежности, безнравственности, слабости и разрушениям. Нигилизм, вероятно, был наиболее демонизируемой философией в западном мире. На Востоке все обстоит совершенно иначе, потому что многие философы считают буддизм нигилистическим, но считается, что он ведет к состраданию и миру. Мы обсудим это также в следующих разделах.

Хотя многие философы считали нигилизм почти синонимом аморальности и идеи о том, что жизнь не имеет смысла, эта точка зрения может быть устаревшей. Нигилизм приобрел известность в те годы, когда люди в западном мире только начинали осознавать, что Бога может не быть или что все системы ценностей связаны с культурой, и они не могли представить себе, чтобы жить нравственной или осмысленной жизнью. без Бога и традиционной культуры, на которую можно было бы опираться. Однако более поздние поколения видели более оптимистичные версии нигилизма (см. Раздел седьмой).

II. История нигилизма

Нигилизм был назван философом Фридрихом Якоби в начале 19, -го, века; Якоби считал, что трансцендентальный идеализм Иммануила Канта подразумевает то, что мы будем называть метафизическим нигилизмом — идею о том, что ничто не является реальным. Хотя это не должно было быть самой известной и якобы опасной формой нигилизма, это была критика философии Канта. Якоби не был нигилистом. Однако эта мотивация для нигилизма — анализа реальности как субъективного конструирования умов — является центральной причиной большинства форм нигилизма — признания того, что так или иначе весь смысл во вселенной создается умами тех, кто его воспринимает. .

Корни нигилизма в западном мире восходят к грекам (как и все в философии!). Древнегреческие скептики считали, что нужно сомневаться, подвергать сомнению и исследовать все верования. Останется ли какая-нибудь правда после, оставалось открытым вопросом. Скептическое отношение стало решающим элементом науки и разума, но не принесло плода нигилизма на Западе до тех пор, пока рационализм и материализм не стали основными философиями в 18 и 19 веках.Вместе рационализм и материализм намекали для многих людей на то, что Вселенная — бездушная машина, лишенная «настоящего смысла».

Первый известный нигилист был вымышленным персонажем в романе русского писателя Тургенева «Отцы и дети». И это отражало реальность; В то время в России быстро развивался нигилизм, и в конце 19–90–163– годов он превратился в политический нигилизм, движение против церкви и правительства России — отказ от всей традиционной власти.Рационализм, материализм, атеизм, анархизм, нигилизм и возможность насильственной революции в то время казались тесно связанными — вот почему нигилизм все еще ассоциируется с насилием и разрушением во многих умах.

В то же время философ Фридрих Ницше, самый известный теоретик нигилизма, утверждал, что мир в то время должен был стать все более нигилистическим на многие годы и, следовательно, полон отчаяния, безнравственности и бессмысленного разрушения. Но он также утверждал, что человечеству, вероятно, необходимо было пройти через такой период, чтобы стереть иррациональность вековых традиционных верований и в конечном итоге создать лучшую основу для этики и смысла жизни.Конечно, «сверхчеловек» Ницше, совершенство человечества, был бы нигилистом, не связанным унаследованными идеями, создавая свой собственный смысл в соответствии со своей волей.

Ницше признал, что развитие философии подтолкнет всех нас к нигилизму — рационализму, материализму, скептицизму, науке и признанию культурной относительности. Многие философы видели эту «проблему», и многие согласны с тем, что предсказания Ницше были правильными, что мы переживаем ужасы, которые он предвидел в результате нигилизма.Было бы легко утверждать, что большая часть безнравственности и бессмысленного насилия, которые мы наблюдаем в сегодняшнем мире, частично коренится в нигилизме; но мы должны также отметить, что много насилия также вызвано противоположностью нигилизма — верой в традиционные верования.

Если философы -го века видели нигилизм как приближающегося демона, то философы 20 -го века видели его как факт жизни и искали способы справиться с ним. Экзистенциализм, центральная философия 20–90–163–90–164-го века, безусловно, был нигилистическим.И это удручает многих; экзистенциальный нигилизм фокусируется на абсолютной бессмысленности существования. Экзистенциализм учил, что объективного значения не существует; но экзистенциалисты также подчеркивали нашу свободу создавать смысл. И здесь нигилизм начал двигаться в лучшую сторону. Экзистенциалисты, хотя часто впадали в депрессию, продвигали идею о том, что мы можем (фактически должны) придавать жизни свой собственный смысл.

Во второй половине 20-го -го -го века развивались новые философии, несущие нигилизм в другом направлении, которое многие философы находят по меньшей мере столь же огорчительным, как и любые предыдущие версии! Это философские / художественные движения деконструкции и постмодернизма.Деконструкция была методом анализа, который во многом показал, как конструируются значения, якобы без окончательной основы — без твердой реальности за ними. А постмодернизм состоял в основном из художников, играющих с последствиями деконструкции и пытающихся создать новый человеческий смысл из этого нигилистического мировоззрения.

III. Споры

Обязательно ли деструктивен нигилизм?

Каждой версии нигилизма (см. Раздел 5) опасались люди, считавшие, что без основания в объективной истине или вере невозможно иметь мораль, смысл жизни или знания.Однако существует множество философий, таких как светский гуманизм, буддизм и постмодернизм, которые утверждают, что можно развивать новые и лучшие формы морали, знания и смысла жизни, не полагаясь на веру, что можно рассматривать как обманчивый и ограничивающий. Буддисты основывают свою мораль на признании того, что все живые существа страдают и зависят друг от друга. Постмодернисты используют новые художественные техники, которые распознают искусственно созданную природу смысла, например, когда персонажи в фильмах говорят напрямую с аудиторией.Итак, похоже, что нигилизм может также привести к новым и ценным формам морали и смыслообразования.

IV. Известные цитаты о нигилизме

Цитата № 1:

«Хвалю, не упрекаю приход [нигилизма]. Я считаю, что это один из величайших кризисов, момент глубочайшего саморефлексии человечества. Выздоровеет ли человек от этого, станет ли он хозяином этого кризиса — вопрос его силы ».
— Фридрих Ницше

Как отмечалось выше, Ницше известен тем, что бьет тревогу по поводу нигилизма в западной философии.Более интересно то, что он видел в нигилизме возможность для человечества овладеть собой и испытание наших сил. Из других его работ можно сделать вывод, что Ницше, хотя люди могут и должны создавать положительный смысл, если они могут освободиться от ограничений иррациональных традиций.

Квота № 2

«Но сегодняшнее общество характеризуется ориентацией на достижения, и, следовательно, оно обожает успешных и счастливых людей и, в частности, обожает молодежь.Он фактически игнорирует ценность всех остальных, и тем самым стирает решающую разницу между ценностью в смысле достоинства и ценностью в смысле полезности. Если кто-то не осознает это различие и считает, что ценность человека проистекает только из его нынешней полезности, то, поверьте мне, он обязан не призывать к эвтаназии в соответствии с программой Гитлера, а только из-за личной непоследовательности. «милосердное» убийство всех тех, кто потерял свою социальную полезность, будь то из-за старости, неизлечимой болезни, умственного ухудшения или любого другого увечья, от которого они могут страдать.Смешение достоинства человека с простой полезностью возникает из-за концептуальной путаницы, которая, в свою очередь, может быть прослежена до современного нигилизма, передаваемого во многих академических кампусах и на многих аналитических кушетках ».
— Виктор Э. Франкл, Человек в поисках смысла

В этой цитате Виктор Франкл утверждает, что наше общество ценит людей только за их полезность, и обвиняет это отношение в своего рода нигилизме, который он связывает с академиками и психотерапией. Он говорит о сведении человеческого смысла с помощью разума к материализму и функционализму — что единственные вещи, которые имеют значение, — это материалы и то, что вещи (или люди) делают на практике.Он утверждает, что если вы действительно верите в это мировоззрение, вы должны поддержать идею уничтожения всех бесполезных членов общества, как того хотел Гитлер. Страх Франкла, что нигилизм может поддерживать политику, подобную нацистской, был распространенным страхом среди философов середины двадцатого века.

V. Типы нигилизма

Здесь мы даем определение каждому типу нигилизма, большинство из которых также обсуждается в разделах I и II.

Эпистемологический нигилизм

Философия, согласно которой мы ничего не можем знать наверняка.Также известен как радикальный скептицизм. Это можно считать «философией ворот» для нигилизма. Вроде следствие рационализма.

Метафизический нигилизм

Вера в то, что ничто не реально или что ничего «на самом деле» не существует. Исторически на основе идеализма — философии, согласно которой все состоит либо из идей, либо из сознания. Буддизм можно считать разновидностью метафизического нигилизма.

Политический нигилизм

Отказ от веры традиционным властям, включая правительство и церковь, — также конкретно движение такого рода в конце 19-го, -го, -го века, Россия.

Экзистенциальный нигилизм

Философия, согласно которой существование в конечном итоге не имеет смысла, включая отсутствие Бога, загробную жизнь и трансцендентную область любого рода. Часто воспринимается как философия отчаяния.

Моральный нигилизм

Вера в то, что не существует прочной основы для морали или какого-либо этоса, и, следовательно, что все разрешено. Многие люди считают, что это неизбежное следствие атеизма, но большинство атеистов с этим не согласны.

Деконструкция и постмодернизм

Методы литературного анализа и искусства, основанные на идее, что все смыслы созданы умом и культурой и не имеют реальной основы.

Буддийский нигилизм

Буддизм учит одной из форм идеализма, согласно которому сознание является фундаментальной реальностью, и что все мыслимые объекты и мысли временны, иллюзорны и в конечном итоге пусты, как мысли. «Форма — это пустота; пустота — это форма »- это основная буддийская цитата. Однако в буддизме предполагается, что это осознание ведет к состраданию и умиротворению.

VI. Нигилизм против атеизма

Исторически нигилизм был тесно связан с атеизмом — верой в то, что Бога нет.Потому что традиционно людей воспитывали с мыслью о Боге и религии как о высшем источнике смыслов и нравственности. Однако, хотя атеизм или, по крайней мере, агностицизм, казалось бы, необходимая часть нигилизма, это не одно и то же. Атеист может по-прежнему верить в смысл, мораль или даже духовность. Например, любители природы могут быть атеистами, но все же верят в природу. Некоторые атеисты, например буддисты, верят в доброту человеческой природы и в ценность сострадания.

VII. Поп-культура

Пример №1: Бойцовский клуб

Популярный фильм полон нигилистов — Тайлер Дерден из Бойцовского клуба, агент Смит из Матрицы, Джокер Хита Леджера в Темном рыцаре — все они выражают нигилистические взгляды на мир. Бойцовский клуб, кажется, исследует причины и последствия современного экзистенциального нигилизма, но не обязательно способствует его продвижению; Хотя стремление «сжечь все это дотла» имеет катарсис для многих зрителей, в конце концов, главный герой пытается спасти жизни, возможно, показывая, что он не полный нигилист.

А теперь о другом:

Example # 2

Эрик Айдл «Всегда смотри на светлую сторону жизни» из фильма Монти Пайтона «Жизнь Брайана»:

https://www.youtube.com/ watch? v = WlBiLNN1NhQ

Настройка этого музыкального номера делает основной текст этой песни горько абсурдным; в этом контексте они выражают бессмысленную абсурдность жизни. Однако вы заметите, что по мере продолжения песни тексты все более и более прямо выражают философию экзистенциалистского нигилизма.«Жизнь Брайана» была запрещена в Великобритании на долгие годы из-за скрытого атеизма.

Ницше, нигилизм, нигилисты, нигилистическая философия

Существует распространенное заблуждение, что немецкий философ Фридрих Ницше был нигилистом. Вы можете найти это утверждение как в популярной, так и в академической литературе, но как бы оно ни было широко распространено, это не совсем точное изображение его работы. Ницше, правда, много писал о нигилизме, но это было потому, что его беспокоили последствия нигилизма для общества и культуры, а не потому, что он защищал нигилизм.

Но даже это, возможно, слишком упрощенно. Вопрос о том, действительно ли Ницше защищал нигилизм или нет, во многом зависит от контекста: философия Ницше — движущаяся цель, потому что у него было так много разных вещей, которые он мог сказать по стольким различным вопросам, и не все из того, что он написал, полностью согласуется со всем. еще.

Ницше — нигилист?

Ницше можно отнести к категории нигилиста в том описательном смысле, в котором он считал, что традиционные социальные, политические, моральные и религиозные ценности больше не имеют реальной сущности.Он отрицал, что эти ценности имеют какую-либо объективную ценность или что они налагают на нас какие-либо связывающие обязательства. Более того, он даже утверждал, что временами они могут иметь для нас негативные последствия.

Мы также могли бы классифицировать Ницше как нигилиста в том описательном смысле, в котором он видел, что многие люди в обществе вокруг него фактически сами были нигилистами. Многие, если не большинство, вероятно, не признают этого, но Ницше видел, что старые ценности и старая мораль просто не обладали той силой, которая была у них когда-то.Именно здесь он провозгласил «смерть Бога», утверждая, что традиционный источник высшей и трансцендентной ценности, Бог, больше не имеет значения в современной культуре и фактически мертв для нас.

Описание нигилизма — это не то же самое, что пропаганда нигилизма, так есть ли какой-нибудь смысл в том, что Ницше делал последнее? Фактически, его можно было назвать нигилистом в нормативном смысле, потому что он считал «смерть Бога» в конечном итоге благом для общества. Как упоминалось выше, Ницше считал, что традиционные моральные ценности, и в частности те, которые вытекают из традиционного христианства, в конечном итоге вредны для человечества.Таким образом, устранение их основной поддержки должно привести к их падению — и это может быть только хорошо.

Как Ницше уходит от нигилизма

Однако именно здесь Ницше отделяет компанию от нигилизма. Нигилисты смотрят на смерть Бога и приходят к выводу, что без какого-либо совершенного источника абсолютных, универсальных и трансцендентных ценностей не может быть никаких настоящих ценностей. Ницше, однако, утверждает, что отсутствие таких абсолютных ценностей вовсе не означает отсутствия каких-либо ценностей.

Напротив, освобождая себя от цепей, связывающих его с единственной точкой зрения, обычно приписываемой Богу, Ницше может справедливо выслушать ценности многих различных и даже взаимоисключающих точек зрения. Поступая таким образом, он может сделать вывод, что эти ценности «истинны» и соответствуют этим перспективам, даже если они могут быть неуместными и недействительными для других точек зрения. Действительно, великий «грех» как христианских ценностей, так и ценностей Просвещения — это, по крайней мере, для Ницше, попытка сделать вид, что они универсальны и абсолютны, а не привязаны к определенному набору исторических и философских обстоятельств.

На самом деле Ницше может весьма критически относиться к нигилизму, хотя это не всегда признается. В «Воли к власти» мы можем найти следующий комментарий: «Нигилизм — это… не только вера в то, что все заслуживает гибели; но на самом деле человек кладет одно плечо на плуг; один разрушает». Верно, что Ницше взялся за плуг своей философии, разрывая многие заветные предположения и убеждения.

Однако он снова расстается с нигилистами в том смысле, что не утверждал, что все заслуживает уничтожения.Он был не просто заинтересован в разрушении традиционных верований, основанных на традиционных ценностях; вместо этого он также хотел помочь построить новые ценности. Он указал на «сверхчеловека», который мог бы построить свой собственный набор ценностей независимо от того, что думают другие.

Ницше, безусловно, был первым философом, который широко изучил нигилизм и попытался серьезно отнестись к его последствиям, но это не значит, что он был нигилистом в том смысле, который большинство людей имеет в виду под этим ярлыком.Возможно, он серьезно относился к нигилизму, но только как часть попытки предоставить альтернативу Бездне, которую он предлагал.

нигилизм | Определение и история

Нигилизм (от латинского nihil, «ничто»), изначально философия морального и эпистемологического скептицизма, зародившаяся в России XIX века в первые годы правления царя Александра II. Этот термин широко использовал Фридрих Ницше для описания распада традиционной морали в западном обществе.В 20 веке нигилизм охватывал множество философских и эстетических позиций, которые в том или ином смысле отрицали существование подлинных моральных истин или ценностей, отвергали возможность знания или общения и утверждали абсолютную бессмысленность или бесцельность жизни или Вселенной.

Это старый термин, применявшийся к некоторым еретикам в средние века. В русской литературе нигилизм, вероятно, впервые использовал Н.И. Надеждин в статье 1829 года в Вестнике Европы, в которой он применил его к Александру Пушкину.Надеждин, как и В.В. Берви в 1858 году приравнивал нигилизм к скептицизму. Михаил Никифорович Катков, известный консервативный журналист, истолковавший нигилизм как синоним революции, представил его как социальную угрозу из-за отрицания всех моральных принципов.

Именно Иван Тургенев в своем знаменитом романе «Отцы и дети» (1862) популяризировал этот термин через образ Базарова-нигилиста. В конце концов, нигилисты 1860-х и 1970-х годов стали рассматриваться как взлохмаченные, неопрятные, непослушные, оборванные люди, восставшие против традиций и социального порядка.Затем философия нигилизма стала ошибочно ассоциироваться с цареубийством Александра II (1881 г.) и политическим террором, который применялся в то время активистами подпольных организаций, выступавших против абсолютизма.

Иван Тургенев.

Дэвид Магаршак

Если для консервативных элементов нигилисты были проклятием времени, то для либералов, таких как Н.Г. Чернышевского, они представляли собой всего лишь преходящий фактор в развитии национальной мысли, этап борьбы за свободу личности и истинный дух мятежного молодого поколения.В романе «Что делать?» (1863), Чернышевский пытался обнаружить положительные стороны нигилистической философии. Точно так же в своих «Воспоминаниях» князь Петр Кропоткин, ведущий русский анархист, определил нигилизм как символ борьбы против всех форм тирании, лицемерия и искусственности, а также за личную свободу.

Получите подписку Britannica Premium и получите доступ к эксклюзивному контенту.
Подпишись сейчас

По сути, нигилизм XIX века представлял собой философию отрицания всех форм эстетизма; он выступал за утилитаризм и научный рационализм.Классические философские системы были полностью отвергнуты. Нигилизм представлял собой грубую форму позитивизма и материализма, восстание против установленного социального порядка; он отрицал всю власть, осуществляемую государством, церковью или семьей. Он основывал свою веру только на научной истине; наука была бы решением всех социальных проблем. Все зло, по мнению нигилистов, проистекает из одного источника — невежества, преодолеть которое может только наука.

На мышление нигилистов XIX века глубоко повлияли философы, ученые и историки, такие как Людвиг Фейербах, Чарльз Дарвин, Генри Бакл и Герберт Спенсер.Поскольку нигилисты отрицали двойственность человеческих существ как сочетание тела и души, духовной и материальной субстанции, они вступили в жестокий конфликт с церковными властями. Поскольку нигилисты подвергли сомнению доктрину божественного права королей, они вступили в аналогичный конфликт со светскими властями. Поскольку они презирали все социальные связи и семейный авторитет, конфликт между родителями и детьми стал имманентным, и именно эта тема лучше всего отражена в романе Тургенева.

Введение в нигилизм

Получите БЕСПЛАТНОЕ членское видео! Подпишитесь на нашу рассылку.

Ниже приводится стенограмма этого видео.

В 1887 году Фридрих Ницше написал то, что должно было стать одним из его самых известных отрывков:

«Что значит нигилизм? Что высшие ценности обесценивают себя. Нет цели; «Почему?» не находит ответа ». (Воля к власти, Фридрих Ницше)

Взгляды Ницше на нигилизм являются одними из наиболее обсуждаемых как теми, кто изучает Ницше, так и теми, кто изучает нигилизм.В этой серии лекций мы исследуем нигилизм и его роль в мышлении Ницше.

В этой вводной лекции мы рассмотрим, что означает нигилизм, его историю и его значение для западной цивилизации. В последующих лекциях мы рассмотрим взгляды Ницше на нигилизм и его мысли о том, как его преодолеть.

В то время как философские семена нигилизма уходят в прошлое на тысячи лет, термин «нигилизм» начал широко использоваться на Западе только в середине XIX века.

Роман, опубликованный в 1862 году русским писателем Иваном Тургеневым, «Отцы и дети» часто упоминается как произведение, которое способствовало росту популярности этого термина. В романе одного из главных героев спрашивают, что значит быть нигилистом, и он отвечает:

«[нигилист] — это человек, который не преклоняется перед какой-либо властью, который не принимает ни одного принципа на веру, каким бы благоговением ни был закреплен этот принцип». (Отцы и дети, Иван Тургенев)

Сегодня тот смысл, в котором этот термин используется в словах «Отцы и дети», можно рассматривать как форму политического нигилизма — отказа от политических норм и институтов того времени.

Со времени публикации этого романа многие писатели и философы придерживались нигилистических взглядов в различных областях, и, следовательно, также увеличилась двусмысленность этого термина, поэтому будет полезно прояснить его значение. Мы можем выделить четыре основных типа нигилизма, каждый из которых имеет схожую характеристику, а именно общую установку отрицания или отрицания смысла.

Ницше ссылается на это в наброске своей книги «Воля к власти», где он пишет:

«нигилизм» (.. . радикальное отрицание ценности, смысла и желательности) ». (Воля к власти, Фридрих Ницше)

Четыре типа нигилизма резюмировал Дональд Кросби в его наводящей на размышления работе о нигилизме «Призрак абсурда».

«Моральный нигилизм отрицает чувство морального долга, объективность моральных принципов или моральную точку зрения. Эпистемологический нигилизм отрицает возможность существования чего-либо подобного истинам или значениям, не ограниченным строго внутри или полностью относящимся к отдельному человеку, группе или концептуальной схеме.Космический нигилизм отрицает понимание или ценность природы, считая ее безразличной или враждебной по отношению к фундаментальным человеческим заботам. Экзистенциальный нигилизм отрицает смысл жизни ». (Призрак абсурда, Дональд Кросби)

На основании этого отрывка можно увидеть, что первые три типа нигилизма; моральный, эпистемологический и космический — все они отрицают значение важной области жизни, в которой люди его традиционно искали. На протяжении большей части истории люди предполагали, что требуется объективная основа для смысла — предположение, обоснованность которого мы рассмотрим в более поздней лекции, — и, как мы увидим в этой лекции, это привело к постулированию альтернативных миров, в которых такие объективные смысл можно найти.

Но когда кто-то отрицает абсолютную или объективную основу ценности, истины или значения, становится трудно не скатиться до нигилизма. Например, в случае морального нигилизма, отвергая объективность моральных принципов, утверждается, что было бы неправильно говорить о таких принципах как об истинных или ложных, скорее, они зависят от субъективных мнений и, следовательно, бессмысленны.

Приняв эти первые три типа нигилизма, можно достичь более общего типа нигилизма — экзистенциального нигилизма.Экзистенциальный нигилизм можно рассматривать как охватывающий три других типа, потому что, когда кто-то отрицает смысл жизни, они также, явно или неявно, отрицают смысл в областях, охватываемых другими тремя типами. Если кто-то отрицает, что моральные принципы и истины действительно существуют во Вселенной, и если кто-то считает, что Вселенная совершенно безразлична или даже враждебна человеческим надеждам и заботам, то он, вероятно, станет экзистенциальным нигилистом и будет утверждать, что жизнь бессмысленна и абсурдна. .

Экзистенциальный нигилизм — это тип, на который обычно ссылаются, когда термин нигилизм используется сам по себе, но это также тот тип нигилизма, который больше всего интересовал Ницше.

Учитывая важность экзистенциального нигилизма для философии Ницше и тот факт, что отчаяние по поводу бессмысленности или бессмысленности жизни является проблемой, с которой сталкиваются многие люди в современную эпоху, мы сосредоточимся на экзистенциальном нигилизме до конца этой лекции и в дальнейшем. последующие лекции из этой серии.

При обсуждении нигилизма обычно возникает вопрос: что именно означает отрицание смысла? Чтобы прояснить это, важно понимать, что на самом деле означает слово «значение».

Философ Дэвид Ручник в своей книге «Возвращение к древним: введение в греческую философию» указывает, что слово «значение» может быть определено в двух разных смыслах: «означать», как в «свинья» означает четвероногое млекопитающее, которое обычно встречается. на фермах », или, во-вторых,« значение »может быть определено как« иметь намерение или иметь цель », например« я имел в виду сделать это ».

Основываясь на этих определениях, он предлагает, чтобы сказать, что человеческая жизнь имеет смысл, значит верить, что «у жизни есть цель, которую можно обозначить или объяснить».

Важно отметить, что для того, чтобы жизнь имела смысл, недостаточно просто иметь цель, если эта цель является той, о которой никто не знает. Скорее, чтобы жизнь имела смысл, у нее должна быть цель, которую люди могут обозначать или отождествлять с ней.

Почему людям нужен смысл жизни? Было много предположений относительно источника, казалось бы, универсальной потребности людей в значении, но, как и в случае со многими вопросами философии, нет четкого консенсуса.Философ Артур Шопенгауэр, оказавший большое влияние на Ницше, предположил, что именно неизбежность страдания в сочетании с осознанием неизбежности смерти порождает в людях желание иметь смысл жизни.

Но помимо этого вопроса, необходимо рассмотреть еще один вопрос: где люди обычно находят это желаемое значение? Как это ни странно звучит, смысл жизни традиционно находился в другой реальности. Эта альтернативная реальность, которую обычно называют « истинным миром », часто рассматривалась как источник истины и ценности и считалась местом назначения, с целью жизни, заключающейся в достижении входа или доступа в этот альтернативный мир либо после смерти человека. или в некоторых случаях при жизни.Такие теории, которые постулируют существование альтернативного мира как источника смысла, называются теориями двух миров.

Две мировые теории доминировали в мышлении на протяжении тысяч лет и тем самым давали смысл бесчисленному количеству людей. Общие теории двух миров — это мир форм Платона, духовный мир Декарта, ноумен Канта и рай христианства.

В частности, христианское небо было наиболее известной теорией о двух мирах на Западе на протяжении почти 2000 лет.Христианские учения внушали людям уверенность в том, что их жизни, какими бы трудными они ни были, были для чего-то; то есть, у их земного существования была цель, и эта цель состояла в том, чтобы жить согласно воле Бога, чтобы достичь входа в Царство Небесное после смерти. Эта «история» — мощное «противоядие» от нигилизма, так как она дает людям желанную цель и смысл жизни, гарантируя верующему, что независимо от того, сколько страданий они могут вынести в этой жизни, им будет гарантирован вход в блаженное состояние. реальность после их смерти.

Важно понимать, что корни нигилизма уходят далеко за пределы начала современного периода. Ницше предположил, что чувство пессимизма было началом нигилизма, а пессимизм в отношении смысла жизни можно ясно увидеть в трудах многих древних, в том числе греческого поэта Теогниса, жившего в шестом веке до нашей эры:

«Лучшее для человека — не родиться и не увидеть света солнца; но, если однажды родился (второе лучшее для него), пройти через врата смерти как можно скорее.”

Однако, как объяснил Ницше, пессимизм — это только «предварительная форма нигилизма». Независимо от того, сколько страданий, боли и лишений человек вынужден вынести в жизни, нигилизм не возникнет, пока человек убежден в том, что в жизни есть смысл или цель. Популярность христианства заключалась в том, что оно могло дать людям из всех слоев общества — даже искалеченным, неизлечимо больным и грязно-бедным — убежденность в том, что, несмотря на все страдания и зло, которые им пришлось пережить в своей жизни, в конечном итоге их жизнь имел цель.

Как выразился Эрнест Беккер:

«самое замечательное достижение христианской картины мира: она могла брать рабов, калек, слабоумных, простых и сильных и делать их всех надежными героями, просто сделав шаг назад из мира в другое измерение вещей, измерение, называемое небом ». (Отрицание смерти, Эрнест Беккер)

В своей книге «Смерть Бога и смысл жизни» Джулиан Янг объясняет, что:

«На протяжении большей части нашей западной истории мы не говорили о смысле жизни.Это потому, что раньше мы были совершенно уверены, что знаем, что это такое ». (Смерть Бога и смысл жизни, Джулиан Янг)

И, как упоминалось ранее, именно христианство дало западной цивилизации ответ на вопрос: «В чем смысл жизни?» Но, как хорошо известно, роль христианства в западном мире начала колебаться в XVI веке. и 17 века. И именно господство науки было в первую очередь ответственным за это снижение приверженности христианской догме.Ницше использовал фразу «бог мертв», чтобы символизировать потерю веры в теорию христианства о двух мирах, и понимал, что с этой потерей веры кризис в отношении смысла жизни был неизбежен.

Если вернуться к началу научной революции, становится очевидным, что наука и нигилизм идут рука об руку. Эта идея выражена цитатой современного физика, лауреата Нобелевской премии Стивена Вайнберга, который заявил, что «чем больше вселенная кажется постижимой, тем больше она кажется бессмысленной.”

Ницше в своей книге «Веселая наука» повторяет идею о том, что наука и бессмысленность жизни идут рука об руку:

«Как вы понимаете,« научная »интерпретация мира может, таким образом, оставаться одной из самых глупых из всех возможных интерпретаций мира, а это означает, что она будет одной из самых бедных по значению. Эта мысль предназначена для ушей и совести наших механиков, которые в наши дни любят выдавать себя за философов и настаивают на том, что механика — это учение о первом и последнем законах, на которых все существование должно основываться как на первом этаже.Но по сути механический мир был бы по сути бессмысленным миром. Если предположить, что ценность музыкального произведения оценивается по тому, сколько его можно подсчитать, вычислить и выразить формулами: насколько абсурдной была бы такая «научная» оценка музыки! Что бы можно было осмыслить, понять, уловить? Ничего, действительно ничего из того, что в нем «музыка»! » (Веселая наука, Фридрих Ницше)

Теория, выдвинутая философом Джордано Бруно в конце 16 века, была названа одним из первых научных семян нигилизма и является хорошим примером того, как научные теории принижали значение, которое люди находили в религиозных взглядах на мир.

Объединив взгляды Коперника с его гелиоцентрической вселенной, Николая Кузанского и его идею бесконечной природы вселенной, а также взгляды досократических философов Левкиппа и Демокрита на атомы, Бруно выдвинул теорию, согласно которой Солнце было только одна из бесконечного числа звезд, разбросанных по бесконечной Вселенной. Бруно также предположил, что некоторые из этих звезд могут сопровождать другие планеты, где, как и на Земле, может существовать жизнь. Эта точка зрения вступила в противоречие с христианством, удалив человека из центра вселенной.

В то время как наука дала ответы на многие практические вопросы и улучшила жизнь многими непредвиденными способами, в отличие от религии, наука не дала ответов на вопросы, касающиеся цели и смысла жизни, скорее она вызвала скептическое отношение, которое просто поставило под сомнение взгляды христианства. и другие религии.

Ницше, писавший в конце 19 века, кажется, предвосхитил растущую волну нигилизма, которая охватит западный мир, особенно после Первой мировой войны, когда он сыграл значительную роль в мысли таких философов, как Бертран Рассел, Джон Пол Сартр. , Альбер Камю и Франц Кафка.Он понимал, что христианство до сих пор вселяло в людей уверенность в том, что жизнь имеет смысл, и поэтому со «смертью бога» мучительное чувство бессмысленности жизни будет вызывать у еще большего числа людей. Ницше думал, что современная цивилизация будет определяться тем, как с этим чувством бороться и в конечном итоге преодолевать его. В начале работы Ницше под названием «Воля к власти» он говорит:

«То, что я рассказываю, — это история следующих двух веков. Я по-другому описываю то, что грядет, чего больше не может: наступление нигилизма.. . В течение некоторого времени вся наша европейская культура движется как к катастрофе, с мучительным напряжением, которое растет от десятилетия к десятилетию: неумолимо, неистово, стремительно, как река, которая хочет достичь конца, которая больше не отражает , который боится задуматься ». (Воля к власти, Фридрих Ницше)

У Ницше были свои собственные уникальные взгляды на нигилизм, поэтому он является одним из самых читаемых и цитируемых по этой теме. И в следующих нескольких лекциях мы более подробно рассмотрим некоторые из этих идей.В следующей лекции мы рассмотрим страдание и его роль в нигилизме Ницше.

Дополнительные ресурсы

Хорошие места для начала исследования нигилизма
Призрак абсурда: источники и критика современного нигилизма (1988) — Дональд Кросби
Самопреодоление нигилизма (1990) — Кейджи Нишитани
Темная сторона: Мысли о тщетности Жизнь от древних греков до наших дней (1994) — Алан Пратт
Банализация нигилизма: ответы двадцатого века на бессмысленность (1992) — Карен Карр

Ницше и нигилизм
Воля к власти — Фридрих Ницше
Утверждение жизни: Ницше о преодолении нигилизма (2009) — Бернард Регинстер
Ницше: Сборник критических эссе (1973) — Роберт Соломон

Другие нигилистические произведения
Проблемы с рождением — Эмиль Чоран
Краткая история разложения — Эмиль Чоран
Чума — Альбер Камю
Падение — Альбер Камю
Мятежник — Альбер Камю

Дополнительная литература

Связанные

Ницше: активный и пассивный нигилизм

Фридрих Ницше

Что такое нигилизм?

Нигилизм — это философская доктрина, отрицающая существование одной или нескольких вещей, которые, как считается, делают жизнь хорошей, особенно истины, ценностей или смысла.Нигилист не верит, что знание возможно, что что-то ценно или что жизнь имеет смысл. Нигилизм также означает общее настроение отчаяния или пессимизма по отношению к жизни.

Вследствие рассмотрения нигилизма мы вынуждены видеть, что реальность может быть случайной, иррациональной, бесполезной, бесполезной и бессмысленной. Таким образом, нигилизм служит разрушению иллюзий, мифов и других социальных и культурных построений, которые до сих пор давали нам безопасность, надежду и, прежде всего, смысл.Учитывая ставки, многие философы боролись с проблемой преодоления нигилизма.

Ницше и нигилизм

Нигилизм часто ассоциируется с немецким философом Фридрихом Ницше, который считал нигилизм широко распространенным явлением в западной культуре. Традиционно христианство служило противоядием от нигилизма, давая христианам источник истины, ценности и смысла. Но по мере того, как уменьшалось влияние христианства, уменьшалась и его культурная сила, смягчающая страхи перед нигилизмом.Затем, когда христианские верования были подорваны, особенно с развитием современной науки, они больше не могли служить источником истины, ценностей и смысла.

В результате Ницше считал, что, когда мы обнаруживаем, что мир не обладает объективной ценностью, значением или истиной, которые мы хотели бы, чтобы он имел или долгое время верили в него, мы оказываемся в кризисе. Мы сталкиваемся с нигилизмом.

Однако Ницше считал нигилизм болезнью, называя ее «патологической».Он утверждал, что мы должны стремиться избавиться от этого. Мы должны помнить, что просто потому, что наши предыдущие представления о том, что жизнь имеет смысл, были ложными, это не означает, что жизнь бессмысленна. И наш поиск смысла может быть успешным, если мы посмотрим в правильных местах, которые для Ницше находились в этом мире, а не в воображаемом сверхъестественном.

Пассивный нигилизм

Однако Ницше не считал, что каждый способен излечить себя от нигилизма. То, что Ницше называет пассивным нигилизмом, — это точка зрения, которая принимает нигилизм как конечную точку поиска смысла.Пассивным нигилистам не хватает сил быть творцами своих собственных ценностей и смыслов. Для Ницше пассивный нигилист характеризуется слабой волей, неспособностью создавать смысл и тенденцией уходить от мира.

В ответ на отсутствие смысла и слабую волю пассивные нигилисты часто присоединяются к массовым движениям, поддерживая политическую партию или лидера, войну или страну, чтобы придать своей жизни смысл. Это дает последователям ощущение, что в мире все еще есть какой-то авторитет, а движение действует как своего рода наркотик.Люди, участвующие в таких движениях, испытывают чувство принадлежности, которое раньше называлось частью Божьего плана. (Иногда они просто объединяют эти два понятия, как в «Трампе призвал Бог».)

Ницше признал пассивный нигилизм в пессимистической философии Шопенгауэра и в буддизме. (Жизнь — это «невыгодный эпизод», по словам Шопенгауэра.) Она включает в себя отказ от жизни и отказ от всех ценностей этого мира. Другими словами, пассивный нигилизм допускает разрушение ценностей и смысла. 1

Активный нигилизм

Другой ответ — то, что Ницше называет активным нигилизмом. Активные нигилисты не останавливаются на уничтожении ценностей и смысла, а создают новые, вместо того, чтобы поддаться отчаянию или присоединиться к массовому движению, чтобы уменьшить свои страхи. Ницше представлял активных нигилистов как людей, которые смело продвигаются вперед даже после утраты верований, которые раньше придали смысл их жизни. Эти волевые люди преодолевают нигилизм, свободно создавая свои собственные ценности и смысл.

Избавившись от своих прежних убеждений, вы остаетесь в одиночестве как свободный дух, а не имеете значение, навязанное авторитетными личностями. Активный нигилизм — это не конец, а начало поиска ценностей и смыслов. Иными словами, активные нигилисты восстают против ситуации, в которой они оказались. (Альбер Камю — еще один пример активного нигилиста). Но в своем бунте они находят силу в творческой силе, которая позволяет им быть источником их собственного смысла.Для Ницше это героический путь. 2

Примечания.

  1. Я не думаю, что это правильная характеристика Шопенгауэра или буддизма в том смысле, что оба они признают ценность сочувствия. Возможно, это связано с напряжением относительно того, продолжает ли пассивный нигилизм принимать какие-то ценности или нет.
  2. Легко увидеть, что Ницше является предшественником экзистенциализма с его акцентом на создании собственного смысла.