Периодизация истории картинки: Что такое периодизация истории

Что такое периодизация истории

Содержание статьи:

Периодизация истории – что это такое?

Одним из самых важных вопросов истории является периодизация. Сложно понять, какие рамки исторического прошлого соответствуют действительности, а какие нет. Одной из самых архаичных систем периодизации является классическая система. В ней выделяется несколько периодов, которые учёные назвали: доисторический, античный, средневековый период, раннее новое время, новое время и новейшее.

Доисторический период

Доисторический период относится ко времени, когда жили племена людей, и не было ни письменности, ни речи, а только звукоподражательные междометия. Люди этого времени больше напоминали животных. Первобытнообщинная система взаимодействия между такими существами была главной формой разделения труда.

Существование каждого периода можно доказать только в том случае, когда имеются артефакты и предметы, найденные во время археологических раскопок. Этот период можно анализировать через призму близких наук. К ним можно отнести этнологию, биологию и ряд других наук, которые призваны рассматривать человека и всю историю как единое целое. В 19 веке люди стали высоко ценить роль истории для всего мира и человека, что привело к тому, что стали всячески называть периоды.

Доисторический получил своё имя именно в это время. Поскольку данное название периода может быть отнесено к любому из периодов, в которых люди не умели писать и читать (не было алфавита и письменности в целом). Но учёные, систематизирующие данные, решили привести всё к общему знаменателю и сделать так, чтобы «имя» у каждого периода было одно. Это важно, так как упрощает процесс изучения периодизации истории. Особенно это хорошо видно, если изучается данная тема в школах и других учебных заведениях.

Античный период

Историки выделяют второй этап, который связан с происхождением письменности, во многом определившей всю дальнейшую историю людей и культуры.

Период может быть выделен в связи с появлением Греции и Рима. Данное время начинается с минойской и микенской цивилизаций. С этих цивилизаций образуются начальные очаги правления, которые станут потом государствами со своими экономическими особенностями. Именно в этот отрезок времени появляется письменность, и развивается мышление.

Греция и Рим в данный период становятся центральными странами, в которых формируется взгляд уже совершенно нового человека. Появляются первые писатели, драматурги, театры и происходит окультуривание человека, приобщение его к прекрасному. Появляются и широко распространяются ремёсла. Данное время можно назвать как самое лучшее время для формирования философских взглядов человека.

Средневековый период

Ренессанс или, как его называют, Средневековье, начинается с момента падения Римской империи. В данное время всё претерпевает спад, включая социальную и политическую систему. Вместе с тем, усиливается возможность грабежа и насилия на территории Рима, что привело к полному уничтожению государственности.

После падения Рима образуются ключевые территории. К ним относится Моравия и Киевская Русь, Португалия и Испания, Византия. Данное время с 11 века по 14 век претерпевает ухудшение состояния франкского государства. Апогеем периода является образование Великого княжества Литовского.

Раннее новое время

Не менее интересным отрезком времени считается раннее новое время – этот период охватывает временные рамки с 15 – 17 века. В данное время рушится феодальный строй, уступая место новому явлению действительности, которое получило название «капитализм». Особо следует отметить многие географические открытия, которые были открыты в этот период, В это время начал своё шествие технический прогресс, что привело к изменению в сознании человека и появлению новой концепции его мышления.

Новое время

Заключительным этапом Нового времени считается Первая Мировая война, которая ознаменовала завершение этого периода. В этот период многие страны получают новую форму правления (парламентскую демократию). Развивается кибернетика, информатика, ряд других наук, которые ускоряют технологический прогресс, развитие мышления каждой ячейки общества.

Самым последним этапом, заканчивающим Новое время, является Новейшее время. В 1939 году начинается Вторая Мировая война, которая начала данный период. Поскольку теперь техника определяет исход войны, то развитие тяжёлой, лёгкой промышленности и ВПК крайне необходимо. Новейшее время охарактеризовано представителями марксизма, как периодизация производства.

Историки, которые были выходцами из марксистской системы, созданной на территории СССР стали называть историю новейшего времени. В истории существует так называемый «плоскостной» тип изучения и составления периодизации. Он основывается на изучении одной страны.

6. Периодизация истории Средних веков в Западной Европе

К Оглавлению


Исторический период Средних веков, или феодализма — один из самых продолжительных периодов в истории Европы, он длился 11-12 столетий.
Феодализм многих европейских народов начался с разложения родоплеменных отношений. Другие народы вступили на путь феодализма, пройдя через рабовладельческий уклад.
Переход к феодализму связан с появлением мелких, средних и крупных землевладельцев, монопольной собственностью которых становится земля. Земля как объект собственности явилась основным условием существования феодализма. Переход к феодализму и становление нового вида собстенности — земли, связан с подчинением крестьян землевладельцам.
В своем развитии феодализм проходит несколько стадий, каждая из которых характеризуется новыми явлениями в экономике, политике, государственности, культуре и духовно-религиозной жизни.
Отечественная периодизация феодализма в Западной Европе и в Византии строится на принципе стадиального развития общества. Переход к феодализму произошел в разных странах не одновременно. Раньше других на путь феодализма вступили те народы, которые прошли рабовладельческую стадию. Именно эти страны развивались быстрее и более всесторонне, чем те, которые вступили на путь феодализма, минуя рабовладение, непосредственно от первобытно-общинного строя.
Начало западно-европейского средневековья связано с крушением Западной Римской империи. Верхнюю хронологическую границу историки определяют от XV до XVII в.
История феодализма делится на три больших периода:
1) Раннее средневековье — время формирования феодального способа производства, V-XI вв.
2) Классическое, или развитое средневековье — период развитого феодализма, конец XI-XV вв.
3) Позднее средневековье — период разложения феодальных отношений и зарождение капиталистического способа производства, XVI — середина XVII вв.
В период раннего средневековья происходило становление феодальных отношений, образование крупной земельной собственности и подчинение ранее свободных крестьян-общинников феодалам-землевладельцам. Формируются два класса — феодалы-землевладельцы и зависимые от них крестьяне.
Экономика раннего феодализма многоукладна. В ней еще сохраняются элементы рабовладельческого, первобытно-общинного уклада. Наряду с этим формируется принципиально новая феодальная экономическая система.
Города в это время сохранялись как центры торговли в ареале Средиземноморья.
В период раннего феодализма происходит образование варварских королевств в результате переселения народов, обосновавшихся на западноевропейской территории. С образованием первых варварских королевств появляется первая форма феодального государства — раннефеодальная монархия. Социально-экономические условия этого периода определяли характер раннефеодального государства. Оно было, как правило, относительно единым. В пределах этих государств объединялось множество различных этнических общностей, что являлось неизбежным результатом переселения народов. Но уже на этой стадии начинается процесс этнической интеграции и закладывание основы для формирования средневековых народностей в западных королевствах.
В культурной жизни наблюдается упадок, связанный с гибелью Западной Римской империи и распространением язычества. Через определенное стабилизационное время, когда оформятся варварские королевские государства, начнется подъем культуры, культуры новой, оформившейся в результате синтеза двух культур: античной и варварской («Каролингское Возрождение» в IX в. и «Оттоновское Возрождение» в X в.).
В раннее средневековье утверждается христианство как государственная религия. Высшей санкцией всей жизни Западной Европы становится католицизм.
Второй период характеризуется завершением процесса формирования феодальных отношений и расцветом феодализма. Крестьяне в период развитого феодализма попадают в личную и поземельную зависимость от феодалов-землевладельцев.
Феодалы начинают структурироваться в определенную систему иерархического соподчинения, складывается вассально-ленная система.
Феодальную иерархическую лестницу возглавлял король, ниже — социальные слои герцогов, графов, баронов, рыцарей. Внизу феодальной социальной структуры находились крестьяне.
Это иерархическое соподчинение, которое возникает в период развитого дализма, приводит к распаду раннефеодальной территориальной организации сударственной власти и господству феодальной раздробленности. Развитие феодальной экономики, подъем городов и рост товарно-денежных отношен] изменили формы феодальной эксплуатации: ослабевает крепостная зависимость крестьян, появляются свободные крестьяне. Изменяется сущность города. Город все больше занимает свое, особое место в феодальном мире. Он становится центром не только торговли, но и ремесла. Появляется свободное городское население. Начинается расцвет городов, городской культуры. Город становится колыбелью Возрождения. Создаются предпосылки для ликвидации феодальной раздробленности и централизации. Этому в немалой степени способствовало также этническое сплочение населения Западной Европы — образование из отдельных племенных общностей феодальных народностей.
С формированием единых государств появляется новая форма феодальной монархии — сословно-представительная. В сословно-представительных монархиях появляются свои представительные органы. Коренным образом изменяется все феодальное общество.
Третий период средневековья характеризуется крайним обострением всех феодальных противоречий. Завершается централизация феодальных государств и переходу к новому типу феодальной монархии — абсолютизму. Классической страной абсолютизма в Западной Европе становится Франция.
Производительные силы в этот период перерастают рамки феодальных производственных отношений и традиционных форм собственности. В недрах феодального общества зарождаются капиталистические отношения. В Нидерландах и Англии происходят первые раннебуржуазные революции.
В духовно-религиозной жизни Западной Европы начинается Реформация и Контрреформация. В области культуры наступает период трагического гуманизма. Средневековье приближается к своему концу и оказывается на пороге Нового времени.

Периодизация истории | Энциклопедия Японии от А до Я

ПЕРИОДИЗАЦИЯ ИСТОРИИ

. С конца XIX в. в Японии принято разделять историю страны на крупные временные периоды — дзидай.

Палеолит, или древний каменный век (40 000–13 000 лет до нашей эры).

Период Дзёмон, японский неолит (13 тыс. лет до н.э. — III в. до н.э.). Назван так по типу керамики с веревочным орнаментом («дзёмон»).

Период Яёй, японский бронзовый век (111 в. до н.э. — 111 в. н.э.). Назван по специфическому типу керамики, впервые обнаруженному в Яёй (район Токио).

Период Кофун (IV–VI вв.). Назван по многочисленным погребальным сооружениям курганного типа. В связи со становлением родоплеменного государства Ямато вторая половина этого периода может носить название «период Ямато».

Период Асука (593–710). Назван по местонахождению резиденций царей Ямато в районе Асука (поблизости от нынешних городов Нара и Киото).

Период Нара (710–794). Назван по местонахождению первой постоянной столицы Японии в Нара.

Период Хэйан (794–1185). Назван по местонахождению новой столицы — Хэйан(кё) (букв. «столица мира и спокойствия», совр. Киото). Политическое доминирование рода Фудзивара (поэтому конец этого периода иногда называют «периодом Фудзивара»).

Период Камакура (1185–1333, сёгунат Минамото). Назван по расположению ставки военного правителя (сёгуна), первым из которых был Минамото-но Ёритомо.

Период Муромати (1333–1568, сёгунат Асикага). Назван по расположению ставки сёгунов из рода Асикага в Муромати (район Киото). Часто подразделяется на два подпериода: Южной и Северной династий (намбокутё, 1337–1392), когда существовало два параллельных и конкурировавших между собой императорских двора, и «Эпоху воюющих провинций» (Сэнгоку дзидай, 1467–1568).

Период Адзути-МомоЯма (1568–1600). Назван по расположению резиденций ОдА Нобунага и Тоётоми Хидэёси. Произошло преодоление феодальной раздробленности и объединение Японии под сильной авторитарной властью.

Период Эдо (1600–1868, сёгунат Токугава). Назван по расположению ставки сёгунов из рода Токугава в Эдо (совр. Токио).

Период Мэйдзи (1868–1912). Назван по девизу правления императора Муцухито — Мэйдзи (дословно — «Просвещенное правление»).

Период Тайсё (1912–1926). Назван по девизу правления императора Ёсихито — Тайсё (дословно — «Высшая справедливость»).

Период Сёва (1926–1989). Назван по девизу правления императора Хирохито — Сёва (дословно — «Просвещенный мир»).

Период Хэйсэй (с 1989 г.). Назван по девизу правления императора Акихито — Хэйсэй (дословно — «Установление мира»).

История США в семи периодах • Arzamas

Главные события

1789 год

Принятие Конституции США

Выработанные после провозглашения независимости Статьи Конфедерации и вечного союза оказались неэффективны, и к 1787 году специально созванный Конституционный конвент разрабатывает текст Конституции. К 1789 году документ ратифицируют две трети штатов, что дает возможность провести выборы Конгресса и президента США (остальные штаты ратифицируют Конституцию в течение следующих двух лет, после того как к основному тексту будут приняты 10 поправок, защищающих права и свободы граждан, — Билль о правах)

1801 год

Первая смена президента в результате проигрыша действующего главы государства на выборах

Сторонники действующего президента Джона Адамса считали его оппонента Томаса Джефферсона опасным радикалом и всерьез рассматривали возможность отказаться от передачи власти. Тем не менее Адамс уступает полномочия победителю, создавая прецедент перехода власти в результате демократического волеизъявления

1803 год

Покупка Луизианы

При президенте Томасе Джефферсоне США впервые расширяются за счет покупки: у Франции приобретены земли от границы с Канадой до Мексиканского залива, по размеру примерно равные территории, которую Соединенные Штаты занимали до этого

1812–1815 годы

Война с Великобританией

Начинается по инициативе США с надеждой на присоединение Канады и прекращение насильственной вербовки американских матросов на корабли Королевского военно-морского флота в открытом море. Однако Канада остается британской, а в августе 1814 года английский корпус вступает в Вашингтон. В декабре этого же года в Генте подписывается мирный договор, но до того, как известия о нем достигают США, американская милиция под командованием Эндрю Джексона наносит поражение британским войскам под Новым Орлеаном. Война останется в памяти американцев как «Вторая война за независимость»

1830 год

Закон о переселении индейцев

«Пять цивилизованных племен» — чероки, чикасо, чокто, криков и семинолов — принудительно переселяются на территорию нынешнего штата Оклахома. Переселение по «Дороге слёз» приводит к гибели значительной части индейцев и ухудшению их экономического положения и кладет конец надеждам некоторой части индейских элит на равноправное взаимодействие с американским государством

1846–1848 годы

Война с Мексикой

Начинается после аннексии Соединенными Штатами Техаса, а завершается переходом примерно половины предвоенной территории Мексики к США

1848 год

Конвент в Сенека-Фоллз

Первое собрание женщин в защиту своих прав. На нем, в частности, принимается Декларация чувств, провозглашающая равенство полов и берущая за образец Декларацию независимости США. Ее главный автор — аболиционистка Элизабет Кэди Стэнтон

Искусствоед.ру – сетевой ресурс о культуре и искусстве



Просмотры:
17 473

1) Киевский период (988 — 1125)

Дело в том, что тогдашняя Русь имела четкие границы. Определяла историю древнерусского искусства «матерь городов русских», Киев.

Период датируется 988 – 1125 годами. После этого года (после смерти Владимира Мономаха) Киев стал терять свою силу. А набирать силу, проявлять столичные черты стали Владимир и Новгород.

Для этого периода характерно, что все церковное убранство и храмы, и убранство, создавалось по указу князей. Принятие христианства, его организационное оформление шло от князей, от властей. Мы понимаем, что христианство насаждалось сверху, насаждалось и поддерживалось князьями, и все церковные иерархи находились в княжеской резиденции. Князья поддерживали церковь финансово.

Первый храм в Киеве назывался десятинной церковью. То есть, Владимир Креститель, Ярослав Владимирович, его дети, внуки финансировали церковь. В это время исполнителями заказов, то есть теми, кто по княжескому заказу писали иконы, строили храмы, рисовали фрески, были по происхождению греки. Государство, откуда приезжали эти строители, художники, сейчас в исторической науке с XIX века называется византийским. Однако, сами себя жители этого государства, вплоть до императора, называли ромеями. Этот осколок империи, который сохранился до XV века – это уникальное явление. Ведь другие части Римской империи стали варварскими королевствами, а потом превратились в европейские страны. А этот кусочек (балканский полуостров и полуострова Малая Азия) жил по законам римского права, с жесточайшей централизацией, с процветающей культурой и экономикой, просуществовал до XV века. Именно оттуда пришло к нам христианство. Эти мастера несли ту христианскую традицию, которая сложилась на территории Турции. Техники мозаики, фрески, сложились еще в раннехристианскую эпоху. То есть, мастера, приехавшие к нам в XI веке, имели очень долгую историю и традицию (мозаистов, иконописцев, которые ее развивали и складывали).

Интерьер их храмов был похож на греческое, византийское искусство. Первые памятники создавались греческими мастерами, и по традициям были греческими. Но эти мастер выполняли местные княжеские заказы, которые были непохожи на то, что заказывали им крупные церковники, императоры. Задачи были русскими – потому эти храмы и называются образцом древнерусского искусства. То есть, с помощью русских идей киевские мастера прославляли русское киевское государство.

2) Период феодальной раздробленности (1125 — 1480)

Этот период связан с изменением культуры на Руси, и он тут же повлиял на искусство. В XII веке Русь начала делиться на отдельные государства. Этот период называется периодом феодальной раздробленности на Руси. Отсутствие единства дало новые традиции в искусстве (1125 – 1480). А вот вторая дата связан с событием военного характера, но, с другой стороны, это событие не характеризовалось военным положением, но оно положило конец феодальной раздробленности. Это бескровная победа – стояние на Угре. Оно положило конец монгольскому игу, оно подчеркнуло, возвысило Москву. Это сражение, которого не было, оно было результатом длительного процесса возвышения Москвы. Она далеко не сразу стала лидером, центром русских земель. Она стала таковой только к 1480 году. А вот он имеет внутри несколько этапов. Какие же это этапы?

  • 1125 – 1238 – домонгольский этап. Со смерти Мономаха до монгольского нашествия. Произошло обрушение всей экономики Руси. И результатом нашествия стало изменение роли Церкви на Руси. Именно в этот период заявляют о себе как о крупных центрах Новгород и Владимир. В Киеве это были прославление князя и Руси, а в искусстве Новгорода проявляются народные демократические идеалы и представления, вкусы. А во Владимире искусство, будучи княжеским по характеру, отразило такие ценности идеалы, которые надолго переживут домонгольскую эпоху. И в это время, и в Новгороде, и во Владимир, работают иностранные мастера. Но не только греческие, но и западноевропейские. Работают еще и русские мастера.
  • Этап зависимости от Золотой Орды. (1238-1480). XIII век – эпоха кризиса, создавалось мало произведений искусства, но те, что были – это памятники, совершенно непохожие на то, что было раньше. Это была первая житийная, первая подписная и датированная икона. Это не упадок, а постоянное развитие искусства. Следующий период XIV-XV века – время расцвета местных художественных школ: новгородской, псковской, московской. Но мастера тех лет проявляли себя не только в иконописи. Дело в том, что средневековые мастера были универсалами. Они могли писать и книжные миниатюры (а делали они это на пергаме – выделанной коже, и для этого нужна была особая техника и особые краски). Эти же самые художники писали храмовые фрески, для которых нужна и другая техника, и другие видение. Самые известные иконописцы – Феофан Грек, Дионисий и Андрей Рублев.

3) Период объединения русских земель (1480 — 1700)

Третий большой период развития русского государства: 1480-1700 гг. Нужно еще раз вспомнить об условности дат. Объединяться земли будут очень долго: будут сложные внутренние проблемы, присоединение новых земель, войны со Швецией и Польшей. Ливонская война была неудачной, а войны с Казанским и Астраханским ханствами – удачными. Но процесс объединения стал необратимым.

  • Конец XV – начало XVI вв. (1480-1600). Почему не до 1597? Потому что связывать политические события с историей искусства напрямую не приходится. Они иногда накладываются, но чаще идут разными путями. Смута повлияла на развитие культуры, но повлияла на культуру XVII века. Тут характерно отсутствие местных художественных школ. Хотя они очень повлияли на искусство столицы – Москвы. На местную традицию повлияли новгородская и псковская традиция. Но отдельных местных школ нет. Законодателем новых идей, представлений, новых веяний в культуре становится Москва.

Мы сталкиваемся с тем, что государственно-политические идеи отражаются в искусстве XVI века. И, прежде всего, это идея, которая родилась в XVI веке, а прожила, изменяясь, трансформируясь, до наших дней, 21 века, «МОСКВА – ТРЕТИЙ РИМ». Эта и иные государственные идеи отражались в искусстве Москвы XVI века. Главная особенность этих государственно-политических взглядов, главная их мысль, главный их нерв – это особая миссия Руси в мировой истории. Мы будем подробнее анализировать теорию «Москва – третий Рим», потому что в ее рамках появляются храмы и иконы, которые немыслимы в других периодах. Это идея богоизбранности Руси.

ПЕРВЫЙ РИМ – это собственно РИМ, столица большой античной империи, где проповедовали христианство апостолы, он пал под ударами варваров ВТОРЫМ РИМОМ был КОНСТАНТИНОПОЛЬ. Даже жители этой страны воспринимали себя (и справедливо) легитимными наследниками Римской империи. Он пал под ударом арабов, а ТРЕТИЙ РИМ – это МОСКВА. «Четвертому Риму не бывать!»

Эти теории вызвали новые явления в культуре Москвы XVI века, которые отражали представления о богоизбранности Руси. Это храмы-памятники – явление XVI столетия. Самый яркий из них – это церковь Покрова на Рву (храм Василия Блаженного) на Красной площади. И одновременно в живописи распространяются сложнейшие богословские сюжеты, которых раньше не было, изложенные сложным языком, и от этого ясность образа утрачивается. Это тоже характерно для теории «Москва – третий Рим». Это самые общие особенности этого периода.

  • 1600-1700 гг. А вот XVII век – это время, которое дало необычайный, мощный расцвет городской, посадской культуры. Это время развития и расцвета городов как ремесленных и посадских центров. Мнения горожан (ремесленников, купцов) отразились в живописи. Именно XVII век дал нам представление о том, что такое город как центр. И на этом фоне выделяется Ярославль, где были созданы лучшие памятники русской культуры, по общему мнению всех исследователей. Одновременно, с другой стороны, XVII век – это время, которое готовило почву, условия для появления новой, не религиозной, а светской по характеру культуры. И здесь, в этом процессе ведущую роль сыграл царский двор, придворная культура и впервые появившаяся государственная организация художников – Оружейная палата. Именно придворная культура создавала условия для появления нерелигиозной культуры. Во главе иконописного цеха Оружейной палаты стоял (очень редкое, а может быть, и единственное явление) дворянин Симон Ушаков. Он был знаменитым художником, возглавлял оружейную палату, был любимцем Алексея Михайловича.

В качестве курьеза можно сказать, что Федоров Федоровичей Ушаковых было двое: дядя – знаменитый полководец и племянник. Обоих канонизировали. С племянником явно поспешили, он не имел больших заслуг перед страной.

Конечно, 1700 год – это очень условная дата, заканчиваем мы ею, т.к. это конец XVII и начало XVIII века. В XVIII веке появляются коллегии вместо приказов, церковь стала одним из институтов политического правления. Появился Синод, в 1700 г. после смерти патриарха Адриана изменилась система церковного правления. Короче говоря, 1700 год ознаменовался многими новыми процессами. Но после 1700 не перестали украшать храмы, делать фрески. И храмы, и фрески создавали в селах, в городах, в провинции, в столицах, в храмах создавались иконы, фрески, религиозное искусство не перестало существовать. Но почему мы не говорим о церковном искусстве? Есть одна важная особенность: церковное, религиозное, искусство было единственным и уникальным с Х по XVII века. с XVIII века оно уникальным быть перестало, оно вообще перестало быть магистральным, главенствующим, единственным он стало одним из многих. Вот потому мы и не говорим о нем начиная с XVIII века.

Вконтакте

Facebook

Twitter

Google+

LiveJournal

Одноклассники

Мой мир

К вопросу о периодизации истории традиционной корейской литературы Текст научной статьи по специальности «Языкознание и литературоведение»

2014

ВЕСТНИК САНКТ-ПЕТЕРБУРГСКОГО УНИВЕРСИТЕТА

Сер. 13

Вып. 2

ПЕРИОДИЗАЦИЯ ЛИТЕРАТУР НАРОДОВ АЗИИ И АФРИКИ

УДК 821.531 А. А. Гурьева

К ВОПРОСУ О ПЕРИОДИЗАЦИИ ИСТОРИИ ТРАДИЦИОННОЙ КОРЕЙСКОЙ ЛИТЕРАТУРЫ*

Санкт-Петербургский государственный университет,

Российская Федерация, 199034, Санкт-Петербург, Университетская наб., 7/9

Принятая в мировом корееведении и обоснованная в отечественной науке точка зрения на периодизацию традиционной корейской литературы, следующая принципу деления литературы на периоды в соответствии с периодами историческими, развивается в данной статье в определенном ракурсе: в работе делается попытка рассмотреть периодизацию корейской литературы до ХХ в. в связи с ее характерными особенностями. В качестве таковых выделены особенности, которые представляются автору основополагающими: двуязычие корейской литературы и свойственные корейской культуре представления о тексте как сакральном инструменте воздействия на мир. Обе указанные особенности сопряжены с хронологической проблематикой, и в работе характерные черты каждого периода развития корейской традиционной литературы прослеживаются через призму этих факторов. Библиогр. 16 назв.

Ключевые слова: корейская традиционная литература, периодизация литературы, двуязычие корейской литературы, функция текста в корейской культуре.

ON THE ISSUE OF HISTORY OF

KOREAN TRADITIONAL LITERATURE PERIODIZATION

A. A. Guryeva

St.Petersburg State University, 7/9, Universitetskaya nab., St.Petersburg, 199034, Russian Federation

The paper deals with the issue of Korean traditional literature periodization. Following the common approach that history of Korean literature periods coincides with periods of Korean history (the approach shared and generally explained by Russian scholars), the author makes an attempt to develop this point of view by analyzing the periodization of Korean literature in relation with its principal specific traits. The following traits are chosen for analysis. 1. The dual-language character of Korean literature using the Korean language as well as in the Korean version of Classical Chinese (hanmun) and therefore represented by two major groups of literature. The hierarchy in these two groups depending on the historical periods is the first aspect traced in the paper. 2. The idea of a text being a sacred tool of positive influence on the Universe, which may be found from the ancient times up to today. In each period of time this function of the text is understood as specifically affecting such factors as spheres of texts dissemination, a place of literature texts in the culture of each period etc. As both traits relate to chronological issues, specifics of each period of Korean literature development are considered through these lenses. Refs 16.

Keywords: Korean traditional literature, literature periodization, dual-language character of Korean literature, function of text in Korean culture.

* Работа выполнена по гранту 2.38.44.2011 «Сравнительные исследования парадигм художественно-литературных доминант стран Азии и Африки (диахронический аспект)».

Как правило, в мировом корееведении используется принцип деления литературы на традиционную (до ХХ в.), новую (первая половина ХХ в.) и современную литературу (начиная со второй половины ХХ в., после освобождения страны от японского колониального режима в 1945 г.). Периодизация традиционной литературы осуществляется в соответствии с историческими периодами, выделяемыми по принципу правления той или иной династии и в отношении которых в отечественной науке в целом достигнуто согласие. Такой принцип следует традиции корейского литературоведения и основывается на том, что формирование и развитие тех или иных явлений литературы связано с особенностями соответствующего исторического периода.

В отечественном корееведении вопросу периодизации литературного процесса посвящена статья М. И. Никитиной и А. Ф. Троцевич «Периодизация средневековой корейской литературы». В ней авторы предложили подход к делению на периоды, в основе которого лежат особенности изображения человека [1]. Еще один пример периодизации литературного процесса в Корее — энциклопедический труд «История всемирной литературы», в котором литература всех представленных в нем народов разделена по векам [2]. — кореизированном варианте китайского литературного языка) и литература на родном языке. Каждому из корпусов текстов свойственны свои законы, своя сфера функционирования. В историческом плане между литературой на китайском и литературой на родном языке можно обнаружить определенную иерархию, которая может меняться с соответствии с периодами развития литературы. Подробнее эта тема будет рассмотрена ниже.

2. Свойственные корейской культуре представления о тексте как сакральном инструменте воздействия на мир1 (например, текст может поддерживать или корректировать состояние Космоса). Однако в различные исторические периоды эта функция текста представлена в литературе по-разному. Соответственно, можно сказать, что с данной особенностью связаны и такие более частные факторы, как сфера бытования текстов, место текстов в культуре каждой эпохи, которые также могут служить принципу периодизации литературного процесса.

Обе указанные особенности сопряжены с рассматриваемой в статье хронологической проблематикой. Данная работа представляет собой попытку проследить

1 Эти представления детально описаны в [4].

характерные черты каждого периода развития корейской традиционной литературы через призму этих факторов. В соответствии с выбранным нами подходом будет отдельно рассматриваться каждый исторический период.

1. Ранний период — период Трех государств (57 г. до н. э. — 918) и Объединенного Силла (668-918)

Оба названные выше фактора влияют на особенности корейской литературы, начиная с раннего этапа ее развития. От этого периода сохранилось сравнительно мало текстов. Большинство из них известно по более поздним источникам, в состав которых они вошли, или только по названиям. 7} ШШ в которой сформировалось и получило выражение. описанное выше миропонимание (авторами значительного количества хянга были хвараны). Акт сочинения текста представлен как ритуальное действо: текст способен образумить разбойников, отогнать от дома духа болезни, скорректировать поведение государя [4, с. 12-13].

Соответственно, древние представления о возможностях текста воздействовать на мир вписываются в мировоззренческую систему, обеспечивавшую функ-

2 Следует отметить, что именно в этот период разрабатываются системы для записи текстов на родном языке, объединенные названием иду «чиновничье письмо»). Разработка иду приписывается Соль Чхону ЙШ (660-730). В основе иду лежит китайская иероглифика, при этом используется как лексическое значение иероглифов, так их звучание.

ционирование общества. В рамках этой системы регулируются взаимоотношения в социуме между «старшим и «младшим», понимавшиеся как основа благополучия общества. Именно в связи с этими взаимоотношениями выделяется особая роль текста, при помощи которого младший мог закрепить идеальное состояние облика или скорректировать его в случае необходимости. При этом в качестве старшего мог выступать наставник, государь и даже Будда. Многие образцы хянга введены в прозаическое обрамление, в частности, сообщающее об истории их создания. Согласно этим повествованиям способность сочинять хянга высоко ценилась правителями, по заказу которых могли быть сложены.

Поэзия на родном языке, таким образом, служит ритуальной поддержкой государству. В сохранившихся текстах раннего периода развития корейской литературы эта функция текста представлена как основная. Идея связи между созданием текста и его воздействием на мир часто является ключом к пониманию не только самого стихотворения, но и его прозаического обрамления.

В прозаических обрамлениях хянга приведены также сведения об их сочинителях — хваранах. Примечательно отличие таких историй, связанных с местной традицией, от сложившейся в китайской традиции конфуцианской биографии. Притом что эти жизнеописания поэтов сохранились в более поздней записи на ханмуне, они построены иначе — словно диптих, в котором структурообразующую роль играет поэтический текст [5, с. 20]. Центральная фигура истории представлена в двух планах — в контексте взаимоотношений с учениками (этим взаимоотношениям здесь отводится особое место) и в связи с поэтическим текстом, который выступает как инструмент урегулирования описываемой в истории проблемы.

Если сохранившиеся тексты на корейском языке были призваны обеспечить государственный ритуал, вырабатывали собственные модели, литература на ханмуне периода Объединенного Силла сопряжена с процессом развития традиций изящного слова. Так, к изящной словесности относится сюжетная проза раннего периода, дошедшая до наших дней преимущественно в записях историков последующей эпохи. К этому периоду относится и развитие поэзии на китайском языке, появление ряда имен поэтов, сочинявших тексты по правилам китайского стихосложения в соответствующих жанрах. Примечательно, что поэзия на ханмуне также обращается к проблематике поддержания государственных устоев. Поэт IX в. Чхве Чхивон ШШ.Ш (857-?), который входит в число знаменитых литераторов не только Кореи, но и Китая, где он учился и много лет служил, посвящает отдельный цикл типам личности, которые являются опорой государства (государственный деятель, стрелок, поэт и каллиграф) [6, с. 144]. В поэзии на китайском языке выявляется схожее восприятие функции текста, что и в поэзии на родном языке. Существует и пример того, что поэтический текст мог служит своего рода ритуальным актом, направленным на установлении гармонии в отношениях двух государств, — это преподнесенное корейской государыней императору государства Тан стихотворение, которое она вышила на куске шелка [3, с. 36]. Владение изящным словом, сочинение произведений «высокой» литературы понималось как знак цивилизованности. Соответственно, в действиях государыни можно усмотреть желание продемонстрировать умение слагать стихи и тем самым представить свое государство на достойном уровне.

Подводя итоги, можно сказать, что в рассматриваемый период тексты на родном языке обслуживали государственный ритуал, понимание их функции как сакраль-

ной является смыслообразующим элементом. Они сопряжены с мировоззренческой системой, сложившейся в лоне корейской культуры. Литература же на ханмуне представляет изящную словесность. Она формируется преимущественно на основе китайской традиции, заимствуя как формальные, так и художественные особенности.

При этом отношение к тексту как к источнику благотворного влияния на мир прослеживается в обоих типах литературы. Различие между двумя группами текстов закреплялось терминологически: корейская ритуальная поэзия носила название «песен родной стороны» хянга ШШ в противовес танси Шй («поэзия государства Тан») — группе текстов, написанных на китайском языке.

Однако в период Объединенного Силла закладываются основы для определенного доминирования китайской традиции в последующую эпоху: талантливые молодые люди, будущая интеллектуальная элита, отправлялись на обучение в Китай, воспринимая и перенимая китайскую традицию, в частности традицию изящного слова.

2. Эпоха Корё (918-1392)

В последующую эпоху Корё происходит расцвет литературы на китайском языке, и литература на родном языке отходит «в тень». Постепенное смещение фокуса на «китайское» приводит к многообразию заимствованных из китайской традиции явлений. Например, на основе классической биографии развивается такой тип произведений, как «псевдобиография» — аллегорические тексты, в которых с соблюдением структуры биографии в ее традиционном виде описывается история определенного персонажа не из мира людей. ШВД (1075-1151) представить корейское государство как имеющее чудесное происхождение и поддержанное небесным мандатом. В своем труде Ким Бусик также касается вопроса функции текста, отмечая, что сочинения должны иметь назидательную функцию. Такое вйдение соответствует сложившейся корейской традиции восприятия текста.

«Местный элемент» прослеживается в литературе на ханмуне на различных уровнях. Так, в глубинном слое повествований, которые вошли в состав написанных на китайском языке исторических сочинений, можно обнаружить следы ритуальных текстов. К таковым относятся, например, тексты буддийского характера из исторического сочинения монаха Ирёна —’М (1206-1289) «События, опущенные в «Исторических событиях Трех государств»» (1285). Такие тексты дают пример характерного и для корейской культуры наложения буддийского учения на местную традицию, использования буддизмом элементов местных верований [7, с. 10].

Эпоха Корё — период расцвета поэзии на ханмуне. До наших дней дошло множество имен авторов и сборников стихотворений. Существовали творческие объединения литераторов, в которые могли входить представители нескольких поколений интеллектуальной элиты страны. Притом что деятельность таких обществ ассоциировалась с вольным образом жизни, многие из их членов были видными государственными деятелями. Творчество некоторых из них отличает широкий тематический диапазон (например, Ли Кюбо (1169-1241)). Как правило, из-под кисти мастеров слова выходили произведения различных жанров, как поэтических, так и прозаических. Это связано с четким размежеванием сфер использования двух языков. За произведениями на ханмуне закрепляется роль «изящной литературы», к тому же ханмун становится языком официальной государственной сферы.

В литературе на родном языке наблюдаются определенные изменения. В поэтических произведениях, объединенных названием Песни эпохи Корё (тШШШ Корё каё), модели, которые в предыдущую эпоху использовались для ритуальной поддержки государства, могут использоваться для описания личного. Новой для поэтических текстов на корейском языке становится любовная тематика. Вместо социально значимого лица — центральной фигуры раннего периода — на первый план в текстах выступает возлюбленный лирической героини, большинство стихотворений написано от имени женщины. Вместе с тем ритуальное назначение текстов сохраняется: многие Корё каё направлены на укрепление связи между мужчиной и женщиной, которому способствуют сакральные возможности текста. Совместное же существование мужского и женского начал поддерживает жизнедеятельность космоса [4, с. 273].

Ряд текстов обнаруживает связь с так называемыми весенними ритуалами, направленными на поддержание плодородия [3, с. 100]. Вместе с ритуальными моделями тема частной жизни человека воспринимает и отношение к тексту как к инструменту воздействия на мир. Это представление ложится в основу новых приемов, таких как, например, включение в текст архаичных мифологических элементов. На них строится идея закрепления связей между лирической героиней и ее любимым при помощи особого изображения реальности в тексте стихотворения [4, с. 242].

Примечательно, что разница между языком произведений в литературе на корейском языке и литературе на ханмуне повлияла на формирование различий в подходе к предмету изображения и подаче материала. В пользу данного утверждения говорит факт сочинения одним и тем же человеком в одно и то же время по одному и тому же поводу двух параллельных текстов на двух разных языках. Как повествуют исторические записи, в 1120 г. государь Ечжон (1106-1122) посвятил известному из истории героическому подвигу двух военачальников два стихотворения: на китайском языке и на корейском. При их сопоставлении становится очевидным

принципиальное различие в подаче одной и той же темы: текст на китайском изобилует подробностями, описывающими произошедшее событие; текст на корейском не касается обстоятельств происшедшего, но написан в соответствии с ритуальной традицией предшествующей эпохи, согласно ее требованиям, в нем акцентируется влияние события на установление порядка в государстве. Развитию темы служат различные системы образов [4, с. 242].

Постепенно в литературе эпохи Корё зарождаются формы, которые лягут в основу жанров на родном языке в последующую эпоху. Так, по мнению ряда исследователей, один из наиболее популярных поэтических жанров на родном языке эпохи Чосон (1392-1897) — каса восходит к корнями к многострочным стихотворениям Корё (песням эпохи Корё, буддийским песням помпхэ или объемным образцам поэзии на ханмуне) [см., в частности: 8].

Упомянутые явления обозначают переход к последующему периоду — эпохе Чо-сон, на протяжении которой они получают развитие, в частности, в связи с обстоятельствами времени.

Как можно видеть из приведенных примеров, в эпоху Корё закрепляется место каждого типа литературы в системе словесности. Так, государственная сфера постепенно оказывается в ведении литературы на ханмуне. Литература на китайском языке — прежде всего официальная литература. Литература же на корейском языке со временем выходит за пределы государственного ритуала и начинает соотноситься со сферой частной жизни человека. Между тем родной язык и традиционная связь с ритуалом обусловливают большую «укорененность» текстов в лоне родной культуры, влияние фольклорных текстов. Эти процессы составляют основные особенности литературы эпохи Корё. В то же время определенные черты закладывают основы для новых тенденций, которые будут характеризовать следующий этап развития корейской литературы.

3. Эпоха Чосон (1392-1897)

В первое столетие эпохи Чосон (1392-1897) при государе Сечжоне (1397-1450; гг. правления 1418-1450) была изобретена корейская письменность хангыль Основной целью ее создания было упорядочивание чтения китайских иероглифов, что соответствовало языковой политике Сечжона, [9, с.} Смена династий способствовала развитию в литературе темы верности своим убеждениям, нерушимости связей между старшим и младшим — теме, которая традиционно рассматривалась в литературной традиции на родном языке [11]. Тем не менее поэзия на родном языке активно воспринимает принципы китайской образности. Использование китайской образности, обращение к китайским именам или аллюзии на события китайской истории как к знаку определенной ситуации становятся распространенным художественным приемом. Различие наблюдается и в системе образов, обозначенных словами китайского происхождения и обозначенных исконно корейскими словами. М. И. Никитиной было произведено сравнение двух типов образов из поэзии сичжо ХУ1-Х1Х вв., которое показало, что «китайские» и «корейские» образы ведут себя в тексте по-разному, встречаются в разном лексическом окружении4.

В поэзии на корейском языке формируется целое пейзажное направление — «поэзия рек и озер». В текстах этого направления проявляется восходящее к древним корейским представлениям понимание пейзажа как воплощения состояния облика старшего. В свою очередь, поэтический текст нередко направлен на его поддержание, на укрепление связей подданного и государя, защиту старшего от недостойного окружения или даже от старости — список примеров, раскрывающих восходящее к древности восприятие текста как источника благотворного влияния на действительность, можно продолжать5.

Отдельного внимания заслуживает процесс постепенной замены корейских понятий китайскими, получивший развитие в эпоху Чосон. Он может проявляться в наделении новым значением тех или иных элементов: например, в поэзии на родном языке раннего периода важное место занимало хвойное дерево (кедр), которое символизировало «старшего», в то же время в поэзии эпохи Чосон в жанре сичжо кедр исчезает, появляется сосна как символ «младшего». Кроме того, в текст включаются понятия, связанные с китайской традицией, например преданность чхун ^ /1& [11].Ж (1637-1692) [14].

В поэзии Позднего Чосон (приблизительно XVIII-XIX вв.) литературные жанры на родном языке, которые традиционно считались «высокими» (сичжо, каса), вышли в широкие читательские слои, что повлекло за собой изменения в области тематики, метрики, образности. Одним из следствий расширения читательской аудитории стало вовлечение в сферу поэзии на корейском языке повседневных сцен, картинок из городского и сельского быта. Все больше поэтических произведений относятся к числу анонимных.

В поэзии на корейском языке формируются тексты «нового типа» (например, «длинные сичжо» или «музыкальные каса»), отличающиеся от классических и по форме (метрически), и по содержанию (расширение тематического диапазона). Следует отметить определенный процесс изменения китайской системы образности, нетипичное употребление метафор и т. д. Китайские персонажи, которые традиционно включаются в текст как знак определенной ситуации или воплощение тех или иных качеств, часто представлены в тексте нехарактерно для прежних периодов. Новые тексты оказываются между классической литературной и фольклорной традициями, испытывают заметное влияние народной песни.

В XVIII в. появляется музыкально-драматический жанр пхансори, на родном языке. Отличительной чертой пхансори является исполнение одним актером, представляющим вниманию зрителей развернутую сцену, в которой может быть несколько персонажей. Сюжетной основой этих песенных сказов служат популярные сюжеты народного творчества. Примечательно, что многие сюжеты, которые сначала распространялись как пхансори в исполнении бродячих актеров, легли затем в основу повестей чон на корейском языке. В XIX в. пхансори входит в литературу как часть творчества литераторов, например Син Чехё Ф&Ф (1812-1884) [3, с. 234].

Развитие в эпоху Чосон получает и литература на ханмуне, которая обращается к новым жанрам. (1801-1863). Его творчество отличает «словесная игра», когда стихотворения строятся на нетипичном обыгрывании китайского знака. Иногда понимание стихотворения возможно только при прочтении

иероглифов в корейском переводе [3, с. 215-217]. Такое вольное обращение с иероглифом не соответствует правилам китайского стихосложения, выходит за рамки литературной традиции.

Тема выбора пути: служение государству или отказ от активной социальной позиции и уход на лоно природы — важна и для прозы на ханмуне. В качестве примера можно привести произведения Ким Сисыпа (1451-1493), в которых буддийский взгляд автора, в свое время оставившего службу в знак протеста против действий «недостойного» правителя, получил выражение в представлении о том, что истинная реальность находится за пределами профанического мира. Все произведения, которые по форме можно отнести к развлекательной прозе, заканчиваются уходом главного героя из мира людей. Обращение прозаических произведений к теме смысла жизни — своего рода реакция на социальные потрясения, которыми ознаменовалась эпоха Чосон.

Размышляя о проблемах общества, авторы используют разные формы. Среди произведений, посвященных этой теме, на протяжении эпохи Чосон можно выделить аллегорию, имеющую структуру исторического сочинения, социальную утопию, неофициальную биографию.

Выражая свою точку зрения, авторы ссылаются на события из истории, которые могут послужить аргументом в пользу их позиции. Примером могут служить сочинения Лим Че (1549-1587), помеченные даосским мироощущением автора. Размышлению на тему роли человека в нестабильном мире посвящены произведения, в которых действующими лицами выступают, в частности, знаменитые исторические личности. Лим Че обращается к событиям как китайской, так и корейской истории.

В эпоху Чосон активно развивается проза пхэсоль, расцвет которой приходится на XVI-XVII вв. Героями пхэсоль, наряду с вымышленными персонажами, часто выступают реальные исторические фигуры [3, с. 140]. Появляются развернутые повествования, посвященные судьбам, героев которые оказались в сложных обстоятельствах в связи с событиями в стране (правление жестокого государя, нападение маньчжуров).

Особое явление в литературе эпохи Чосон представляет собой роман. Появление романа в корейской литературе связано с именем Ким Манчжуна — ведущего литератора XVII в., сочинявшего также поэзию и прозу малых форм. Два написанных Ким Манчжуном романа (один на корейском языке, второй на китайском) принадлежат к двум разным типам: «социальный роман» и «роман-сон», которые впоследствии лягут в основу развития этого вида литературы в корейской прозе.

Два типа романа занимаются «вопросом социальной гармонии и местом человека в мире» [15, с. 167-168]: в «социальном романе» на первое место выдвигаются проблемы семьи и общества, в «романах-снах» развивается мысль об иллюзорности земной жизни человека и его мирских устремлений.

Соответственно двум типам романа формируется и два типа героев. В первом случае — герой, в любых обстоятельствах сохраняющий причастность образцу, заданному конфуцианской традицией; во-втором — обращенный в свой внутренний мир [15, с. 167-168]. Так, в двух типах романа рассматривается два типа жизненного пути личности: жизнь в обществе, государственная служба или отказ от карьерных устремлений, путь самосовершенствования.

К характерным чертам развития литературы Позднего Чосон можно отнести образование новых форм в рамках традиционных жанров [3, с. 209]. Наглядным примером служит формирование популярной прозы на родном языке — повести чон {$, в которой прослеживается структура классической конфуцианской биографии. Произведения, написанные в этом жанре, можно разделить на два основных типа в соответствии с представленными в них типами героев — «социальных» и «асоциальных» [16, с. 121]. Таким образом, проза по-прежнему предлагает читателю две модели поведения как два основных варианта жизненного пути.

Как следует из рассмотренных выше примеров, в отличие от предыдущей эпохи в прозе эпохи Чосон появляются произведения на родном языке. В определенном смысле в прозе объединяются две традиции: и романы, и повести сочиняются как на китайском, так и на корейском языках.

В XIX в. развивается новый вид литературы — драма на китайском языке. Примечательно, что сюжетную основу драма может заимствовать как из китайской литературной традиции, так и из литературы на родном языке [3, с. 237].

В целом отличительной чертой литературы эпохи Чосон можно назвать взаимопроникновение традиций литературы на родном языке и на ханмуне. Многие авторы пишут на обоих языках. Несмотря на сохранение сложившегося в эпоху Ко-рё понимания роли каждого из типов литератур, и литература на китайском языке, и литература на корейском языке оказываются охваченными сходными процессами, некоторые из которых становятся предвестниками перехода литературы от традиционной к новой, формирования течений, которые получат развитие уже в литературе современной.

* * *

Выше были рассмотрены отличительные черты литературы в соответствии с историческими периодами, которые служат основанием для выделения периодов в истории литературных процессов: раннего периода — периода Трех государств (57 г. до н. э. — 918) и Объединенного Силла (668-918) эпохи Корё (918-1392), эпохи Чосон (1392-1897).

Подводя итог сказанному, можно отметить, что рассмотрение периодизации корейской литературы в связи с двумя важными ее особенностями показало обоснованность деления корейской литературы на периоды, соответствующие периодам историческим. Крупные исторические события не происходят спонтанно, являясь частью постепенного процесса изменения общества. В свою очередь, этот процесс находит выражение в особенностях литературы, тесная связь которой с жизнью общества обусловлена спецификой характерных для корейской культуры представлений. С нашей точки зрения, ранее предложенный отечественными исследователями подход, исходящий из принципов изображения человека, также не противоречит династийному принципу, по крайней мере применительно к корейской литературе. Как было показано, мир человека в пространстве литературы формируется не в отрыве от обстоятельств каждого исторического периода.

Литература

1. Никитина М. И., Троцевич А. Ф. Периодизация средневековой корейской литературы // Народы Азии и Африки. № 1. С. 106-118.

2. История Всемирной Литературы. Т. 1-5. М., 1983-1985, 1987, 1988.

3. Троцевич А. Ф. История корейской традиционной литературы (до XX в.). СПб.: Изд-во С.-Петерб. ун-та, 2004. 323 с.

4. Никитина М. И. Древняя корейская поэзия в связи с ритуалом и мифом. М.: Наука, 1982. 328 с.

5. Никитина М. И. Миф о Женщине-Солнце и ее родителях и его «спутники» в ритуальной традиции древней Кореи и соседних стран / сост. и ред. В. П. Никитин. СПб.: Петербургское Востоковедение, 2001. 560 с.

6. Жданова Л. В. Поэтическое творчество Чхве Чхивона. СПб.: Петербургское Востоковедение, 1998. 304 с.

7. Троцевич А. Ф. Предисловие // История цветов. Корейская классическая проза: пер. с ханмуна / сост., вступ. ст. А. Троцевич; коммент. Д. Елисеева, Л. Меньшикова. Л.: Художественная литература, 1990. 656 с.

8. Лю Ёнсок. История литературы каса. Сеул: кукхак чарёвон, 1994.

539 с.

9. Концевич Л. Р. Мир «Хунмин чонъыма». М.: Первое марта, 2013. 586 с.

10. Митькина Е. И. Поэтический сборник цинского поэта Хуан Цзинжэня «Ляндансюань»: история создания // Вестн. С.-Петерб. ун-та. Сер. 13. 2013. Вып. 1. С. 83-89.

11. Никитина М. И. Сичжо и хянга. Проблемы взаимосвязи (на примере пейзажной поэзии) // Теория жанров литератур Востока. М.: Наука, 1985. С. 22-44.

12. Никитина М. И. Корейская поэзия XVI-XIX вв. в жанре сичжо. СПб.: Петербургское востоковедение, 1994. 312 с.

13. Сторожук А. Г. История Сюань-цзуна и Ян Гуй-фэй в танской литературе: выбор между долгом правителя и личным счастьем // Вестн. С.-Петерб. ун-та. Сер. 13. 2010. Вып. 2. С. 168-173.

14. Троцевич А. Ф. Корейская документальная художественная проза супхиль — «Вслед за кистью» (краткий обзор) // Корея. Сборник статей «К восьмидесятилетию со дня рождения профессора М. Н. Пака». М.: Муравей, 1998. С. 357-362.

15. Троцевич А. Ф. Корейский средневековый роман. М.: Наука, 1986. 200 с.

16. Троцевич А. Ф. Корейская средневековая повесть. М.: Наука, 1975. 264 с.

Статья поступила в редакцию 26 декабря 2013 г.

Контактная информация

Гурьева Анастасия Александровна — кандидат филологических наук, старший преподаватель; [email protected]

Guryeva Anastasia A. — Candidate of Philology, senior lecturer; [email protected]

Периодизация истории Древнего Рима

Древний Рим являлся одной из наиболее ведущих цивилизаций в древнем мире, а также сильнейшим государственным образованием античной эпохи, вызывающим до сих пор большой интерес как со стороны профессиональных историков, так и обычных людей, интересующихся древнейшей историей. Для того чтобы облегчить изучение этой цивилизации была введена особая система – периодизация истории Древнего Рима, которая разделяет весь период ее существования по социально-политическим факторам и формам правления.

Сама цивилизация была названа в честь своего основного города – Рима, а он был назван по имени основателя – Ромула. На становление великой империи оказывали влияние многие другие древнейшей цивилизации, в первую очередь древнегреческая культура и этруски. В частности, из этрусской цивилизации римляне переняли традицию проведения гладиаторских боев, гоночные соревнования на колесницах, похоронные обряды и большую часть архитектурных особенностей, в том числе, арочные своды, свойственные многим древнеримским постройкам.

Период империи в Древнем Риме считается одним из самых интересных для изучения и наиболее значимым в истории цивилизации. Обычно под ним понимается отрезок с 27 или 31 года до нашей эры и до 476 года нашей эры. Иными словами, имперский период включает в себя доминат, принципат, а также кризис, случившийся в III веке и длившийся порядка 50 лет. В это время наблюдался спад во всех сферах жизни, начиная с ремесел и культуры, заканчивая нестабильностью политической и экономической обстановки. Период империи можно охарактеризовать преобладающей автократией, а также большим количеством захваченных территорий, которые находились в Европе и Средиземноморье. В истории человечества более ни одному государству не удалось повторить подвиг древних римлян – взять под свой контроль сразу все прибрежные средиземноморские территории.

Более детальную периодизацию древнеримской истории можно осуществлять по-разному, это зависит от глобального подхода, но более всего распространен метод, опирающийся на государственно-политическое устройство империи. На основании него можно в первую очередь можно выделить период принципата в Древнем Риме. Это время ранней империи, которое характеризуется комбинированным сочетанием республиканских и монархических принципов в государственном устройстве. Был создан ряд республиканских органов власти, которые на самом деле не имели реальных рычагов управления, а являлись лишь прикрытием для царящей на территории Римской империи военной монархии. Сенат, народные собрания и большая часть магистратур потеряли свою значимость, поскольку выборы в них, а также все осуществляемые действия, находились под тотальным контролем принцепса. Сформировала такой принцип императорская династия Юлиев-Клавдиев, которая пришла к власти в 27 году до нашей эры.

Итогом ее воцарения стала частая смена императоров – в последний год правления династии она происходила четыре раза, что повлекло за собой полномасштабный кризис, который затронул фактически все сферы жизни и деятельности римского населения. Одним из важных изменений, произошедших в период принципата, стало создание постоянной армии и пожизненной присяги солдат своему главнокомандующему, чего не было раньше в республиканской истории цивилизации. Поскольку внутри самой Империи армия была не так сильно нужна, то Рим охраняло около 6000 преторианцев, по большей же части государственные войска были расставлены вдоль границ, чтобы охранять их целостность и не бояться внезапных нападений.

284 год большинством историков считается датой окончания принципата, на смену которому пришел период домината в Древнем Риме, отличающийся гораздо более ярко и четко выраженными монархическими принципами. Это время также иногда называют поздней античностью, сам же термин происходит от принятого тогда официального обращения к императору, которое в переводе с латинского языка означало «господин и бог». Впервые такое обращение было введено Домицианом, употреблявшим его в деловых письмах, которые писались им от имени прокураторов. Несколькими веками ранее такие инициативы со стороны императоров встречались народом агрессивно и враждебно, однако, в период домината ее приняли вполне лояльно. В целом в это время происходил постепенной процесс трансформации последних осколков республиканской системы в абсолютную монархию: сенат фактически полностью утратил свои главные функции, а на смену титулам принцепса и императора приходят Август и Домин.

Главными основоположниками такой системы и принципов домината считаются древнеримские императоры Диоклетиан и Аврелиан. Именно во многом благодаря Диоклетиану, позаимствовавшему множество обычаев и особенностей восточной системы, был создан аппарат, который был максимально ориентирован на личность домина. Император не только занимался изданием законов всех уровней и назначением чиновников, но также возглавлял и коллегию понтификов. Несмотря на все перечисленные процессы сакрализации его личности и власти, в Империи периода поздней античности еще сохранялись некоторые республиканские обычаи, хоть они и носили формальный характер. Так, продолжали существовать должности преторов и консулов, которые были переделаны и переведены в разряд почетных титулов, а народные собрания все еще происходили в армейских подразделениях, и высшая власть была вынуждена считаться с подобными обычаями.

Однако даже в период домината Римская империя так и не стала полноценной монархией, поскольку в ней не был утвержден принцип передачи власти и императорской должности по наследству. Принадлежность к властвующей династии, безусловно, являлась важным преимуществом в процессе борьбы за трон, но абсолютно не гарантировала императорского титула. Большинству императоров приходилось подстраховываться, назначая своих детей или иных родственников-наследников, собственными соправителями.

Периодизация искусств — что такое период? — Периоды, произведения искусства, барокко и качества

Историки искусства и философы-эстетики используют несколько способов сгруппировать мировые искусства в системы классификации, известные как периоды. Периодизация разделяет непрерывный поток произведений искусства во времени и пространстве на группы. Группировка периодов определяется восприятием того, что произведения искусства в них имеют одно качество или набор важных качеств. Значимые качества могут включать формальные, стилистические, иконографические, тематические или другие аспекты искусства.Более того, группы по периоду дополнительно определяются восприятием того, что качество или качества, которыми определяется каждая группа, являются отличительными.

Вместо того, чтобы быть нейтральным, периодизация организует искусство в соответствии с критическими точками зрения и объяснительными гипотезами. Определение периода отражает суждения о природе значимых связей между произведениями искусства и между искусством и его более широким контекстом. Разделение на периоды раскрывает суждения о путях художественного развития или моментах художественного разобщения.

Периодизация также влияет на восприятие аудитории в соответствии с качеством или качествами, которые используются для группировки произведений искусства. Качества в отдельных произведениях искусства, которые считаются важными для того периода, более заметны для зрителей, в то время как другие качества в тех же произведениях обычно не принимаются во внимание.

Нужна ли периодизация?

Некоторые теоретики возражают против концепции периодов как против противоречия самой природе искусства. Согласно этой точке зрения, периодизация объединяет индивидуальность художника и уникальность произведений искусства в однородность, которая по своей сути является антитезой творчества.Другие теоретики возражают против использования периодов как искажения исторического процесса. Согласно этой точке зрения, периодизация ложно разделяет непрерывность истории. Критики периодизации утверждают, что история должна быть написана как непрерывная хроника событий и их взаимосвязей, и что основная цель написания истории искусства должна заключаться в том, чтобы повысить нашу оценку уникальности отдельных произведений искусства.

Одним из таких критиков был Роджер Фрай (1866–1934).Используя названия периодов в своих критических сочинениях, Фрай применил общий подход, который, по сути, вне времени. В своем анализе искусства начала двадцатого века Фрай отрицал, что современное искусство было следующим элементом цикла или последовательности периодов. Произведения искусства, по мнению Фрая, следует рассматривать как результат независимых творческих действий и, следовательно, как фундаментально неисторические. Вместо этого Фрай постулировал великую традицию, представители которой могут принадлежать к любому возрасту.

Несмотря на возражения, большинство искусствоведов и критиков использовали системы периодизации.Генрих Вёльфлин (1864–1945) признал, что время можно убедительно представить как непрерывный поток, и утверждал, что системы периодизации являются важнейшими инструментами интеллектуального понимания. Признавая, что на определенном уровне концепция периодов изобретена, Вёльфлин чувствовал, что периодизация необходима для самосохранения ученого. Он прагматично заметил, что бесконечность образов и событий подавляет, если не структурировать их каким-либо образом.

Прагматическое обоснование периодизации, предложенное Вёльфлином, расширилось за пределы ее полезности на личном уровне.Периодизация отстаивается как необходимость в образовательном процессе.

предприятия, включая общественные программы, курсы колледжей и университетов, а также программы для СМИ. Согласно этой точке зрения, периоды предлагают учебным заведениям полезный способ упаковать информацию в темы и курсы; периоды предлагают вводным студентам разумный способ усвоения информации; и периоды предлагают профессиональным учителям общепризнанный способ определения специальной области обучения, с помощью которой можно обосновать включение в академию. Когда к образованию относятся как к деловому предприятию, продающему товар, информация должна быть упакована таким образом, чтобы в какой-то степени удовлетворить ожидания всех ее потребителей.

Существует широко распространенное мнение, что периодизация — это удобная и утилитарная схема. В то же время продолжаются споры о том, является ли периодизация произвольной системой, которая сегментирует историческую преемственность, или встроенной структурой, раскрывающей исторический смысл. Сторонники второй точки зрения утверждают, что без периодизации наблюдения за произведениями искусства состояли бы не более чем из массы не связанных между собой визуальных наблюдений и исторических событий. Предполагается, что с помощью периодизации можно не только собирать и систематизировать визуальные данные, но и проводить соответствующие сравнения произведений искусства во времени и пространстве; можно содержательно описать прошлые визуальные традиции; и настоящие образы можно интерпретировать как логический результат прошлого.Периодизация защищается как неотъемлемая часть истории, потому что с ее помощью могут быть выявлены намерения, закономерности и цели, а без нее некоторые типы визуального анализа и интерпретации становятся невозможными.

Какие типы периодов используются?

К изобразительному искусству применяются как внешние, так и внутренние периоды. Внешние модели, которые используются для категоризации и организации искусства, основываются на элементах, внешних по отношению к самим произведениям искусства, в частности, хронологическому времени и политической истории.Большинство внешних систем классификации привязаны к твердым датам для обозначения начальной и конечной точек. Следовательно, названия внешних периодов могут быть общими для разных дисциплин (например, период неолита).

Модели периодизации, соответствующие определенным столетиям и десятилетиям, являются одними из самых традиционных и наиболее глубоко укоренившихся систем, используемых для разделения западного искусства на группы. Эти модели приводят к знакомым периодам, таким как средневековье, эпоха Возрождения и современность.

Дополнительные факторы, не связанные с самими произведениями искусства, также могут обеспечить рамки, с помощью которых могут быть определены периоды. Некоторые системы периодизации определяются политическими деятелями и событиями. Эти модели генерируют периоды на основе факторов, включая правление конкретных правителей (как в грузинский, викторианский или эдвардианский периоды) или династий (каролингский, оттонский, тюдоровский), революции (например, Французская и большевистская революции), войны (например, Мировые войны I и II) и другие публичные мероприятия.Другие внешние модели периодизации основаны на таких факторах, как изобретения (например, изобретение письма как конечной точки «доисторического периода» или металлургии как начала «бронзового века»).

Внешние периоды могут стать внутренними факторами, которые влияют на художников и придают произведениям искусства особые качества. Художники последних десятилетий девятнадцатого века осознавали свое искусство как fin de siècle, точно так же, как художники последних лет двадцатого века осознавали, что они создают искусство в конце тысячелетия.Но отрывки из хронологического времени и даже события политической истории редко определяют эстетические изменения или стилистический выбор. Поскольку внешняя периодизация обычно не связана с искусством, многие системы периодизации группируют искусство на основе факторов, присущих искусству. Различия во внешнем виде произведений искусства, изменения в производстве произведений искусства, сдвиги в целях произведений искусства и другие факторы, характерные для истории искусства, часто упоминаются как более важные основания для определения периодов.Поэтому некоторые системы периодизации считаются внутренними, а не внешними по своей природе. Внутренние периоды могут определяться как отдельными, так и комбинированными качествами, включая навыки (например, открытие ракурса, перспективы, света и тени в живописи), материалов (масляная живопись, феррокон-крит), содержания (дадаизм, сюрреализм) и формального выбор (абстрактный экспрессионизм, кубизм). Изменения этих качеств часто объясняются изменением идеалов, интересов, убеждений и / или образа жизни артистов и публики.Таким образом, внутренние периоды соотносятся с наборами ценностей, которые отличаются друг от друга и предположительно или явно отличаются от наборов ценностей, преобладающих в предыдущие или последующие периоды. Наиболее распространенная парадигма, используемая для объяснения изменений ценностей, считающихся нормативными в течение определенного периода, — это постепенный процесс, в ходе которого идеи сначала предлагаются, затем полностью реализуются, затем рассматриваются амбивалентно и в конечном итоге заменяются вновь сформулированными идеями.

В отличие от внешних названий периодов, которые могут быть распространены на многие дисциплины, внутренние названия периодов обычно подходят только для нескольких областей или для одной области (например, абстрактный экспрессионизм или поп-арт).Хотя они возникают непосредственно в результате изучения произведений искусства, внутренние периоды в истории искусства могут стать сложными. Сложность внутренних названий периодов иллюстрируется термином барокко. Изначально барокко было уничижительным ярлыком для форм и дизайнов, которые считались причудливыми или экстравагантными. Он был применен как отрицательная характеристика для искусства семнадцатого и первой половины восемнадцатого веков, которое последовало за ним и отличалось от искусства эпохи Возрождения. Позже его отождествили с историческим стилем, которым восхищались за свои собственные ценности.Со временем барокко приобретает пространственный характер, определяемый распространением этих характеристик по разным регионам. Признано, что это распространение произошло раньше в одних странах и позже в других, в результате чего хронологические даты периода барокко варьируются в зависимости от региона. Более того, период барокко также по-разному рассматривается с точки зрения последовательности периодов. Иногда его рассматривают как последнее крупное подразделение эпохи Возрождения, а иногда как реакцию против «классицизма» искусства эпохи Возрождения.Но барокко также появляется в географических регионах, где искусство Возрождения отсутствует и поэтому иногда не зависит от парадигматического стиля, которым оно определяется. Наконец, барокко иногда рассматривается как набор ценностей, который придает морфологическое единство всем произведениям искусства того времени. Эта точка зрения подчеркивает предполагаемые общие ценности, лежащие в основе произведений современных художников, таких как Жорж де Ла Тур, Николя Пуссен и Пьетро да Кортона, художников, родившихся с разницей в три года.Напротив,

Собор Парижской Богоматери, гр. 1900. Нотр-Дам был построен в присущий архитектуре период высокой готики, который, как отмечают искусствоведы, был отмечен высокими сводчатыми потолками, ощущением плавного непрерывного пространства и обилием света. © БЕТТМАНН / КОРБИС

Барокко также рассматривается как то, что Джеймс Акерман описал как одну из нескольких «сливающихся, пересекающихся и пересекающихся» стилистических тенденций. Эта точка зрения подчеркивает очевидные различия в визуальных качествах одних и тех же произведений одних и тех же художников.

Сложность внутренних терминов периода дополнительно проиллюстрирована другими вариантами использования термина «барокко». Барокко используется как понятие периода, чтобы либо обозначить набор идеалов или ценностей, которые пронизывали эпоху, либо предложить набор визуальных элементов, которые преобладали в данном пространственно-временном контексте. В то же время барокко используется как название стиля, который придает определенное визуальное качество, не зависящее от времени и пространства. Таким образом, термин барокко можно применить к одному из изобразительных искусств для обозначения формальных элементов, которые были широко распространены в семнадцатом веке.Но это также может быть применено к другим культурным явлениям, таким как орган «барокко», которые имеют общий временной контекст, но не имеют формальных элементов, которыми первоначально характеризовалось барокко. И это может быть применено к визуальному дизайну, произведенному в отдаленных регионах в разные даты, например, к современному искусству латиноамериканского барокко.

Сложность периодизации усугубляется конвергенцией в практическом использовании внешних и внутренних периодов. Некоторые внешние периоды отождествляются с особыми культурными и интеллектуальными установками (например, «Римская империя»), другие — с набором общих мифов и воспоминаний (1960-е годы, «годы Рейгана»), а третьи — с особым эстетическим мировоззрением ( «Викторианская эпоха»).Поскольку они могут принимать атрибуты внутренней периодизации, внешние термины периода могут ошибочно подразумевать, что каждый период автоматически имел отличительный и унифицированный визуальный характер и обязательно отличался от своего предшественника или преемника.

Периодизация осложняется, по крайней мере, еще одним вопросом: является ли каждый период уникальным или могут ли периоды быть аналогичными. Мейер Шапиро (1904–1996) утверждал, что периодизация должна распознавать фиксированный и неповторимый порядок событий.Однако внутренние определения периодов основаны на качествах, которые потенциально применимы к более чем одному периоду. Одна стратегия, которая часто используется для сохранения уникальности периода, использует двойной метод описания. Описание периода может быть определено в основном в

Благовещение (ок. 1432), автор Фра Анджелико. Панель, темпера. Критик Генрих Вельфлин (1864–1945) составил аналитическое исследование искусства, в котором дисциплина была разделена на три этапа на основе противоречивых визуальных концепций.Он применил свою модель к европейскому искусству эпохи Возрождения. P HOTO C REDIT : ERICH LESSING / ART RESOURCE, Нью-Йорк

с точки зрения внутренних качеств, но может также утверждать, что эти качества полностью реализуются только во внешнем контексте определенного времени и места. Как следствие, например, многие периоды могут содержать искусство с чертами барокко, но иногда утверждают, что только один период может быть барочным.

Как меняются периоды?

Поскольку периоды с их начальным и конечным моментами якобы отображают сдвиги в визуальном выражении, использование периодизации ставит вопросы о природе художественных изменений на протяжении длительного периода истории.Природа этих изменений обсуждалась многими писателями, в том числе Алоисом Риглем (1858–1905). Согласно Риглю, искусство всегда развивается в соответствии с универсальными законами, и эти законы диктуют, что искусство всегда движется вперед, неуклонно прогрессирует. Ригль считал заключительную фазу периода необходимой стадией, потому что она закладывала фундамент, на котором будет покоиться следующая фаза. Таким образом, окончание и начало периодов сливались воедино почти незаметно.

Использование периодизации также ставит вопросы о природе изменений в более короткие промежутки времени.Периоды обычно подразделяются на более короткие отрезки времени, предназначенные для отслеживания внутренней динамики стилистического развития. В описаниях развития искусства через последовательные подпериоды обычно используются метафоры либо органической эволюции, либо физической механики.

Метафоры органической эволюции описывают изменения в терминах биологических процессов рождения, цветения, распада и смерти. Одним из первых и очень влиятельных искусствоведов, использовавших такую ​​метафору, был Джорджо Вазари (1511–1574).В своей книге «Жизни художников» (1568 г.) Вазари отметил достижения коллег-художников эпохи Возрождения в антологии биографий. Хотя Вазари изобразил жизнь известных художников, скульпторов и архитекторов в примерно хронологическом порядке, он разделил корпус биографий на три отдельные группы. В прологах, которые вводят каждый раздел, Вазари раскрывает цель своих подразделений.

По словам Вазари, качество работ художников соответствовало относительному периоду времени, в который они работали.Вазари

Обращение святого Павла (1600–1601). Микеланджело Меризи да Караваджо. Холст, масло. В эпоху Возрождения ученые и историки впервые начали делить произведения искусства на определенные части или периоды. © ARALDO DE LUCA / CORBIS

поместил в свою первую группу самых ранних художников эпохи Возрождения, таких как Чимабуэ (Бенчивени ди Пепо) и Джотто ди Бондоне. Работы Пьеро делла Франческа и Андреа Мантенья заняли вторую категорию, в то время как в третью, и по времени последнюю, группу вошли работы Леонардо да Винчи, Рафаэля и Микеланджело.Главный критерий Вазари для оценки качества произведений искусства был основан на степени, в которой искусство придерживалось природы. Таким образом, Вазари восхищался этими художниками, включая Чимабуэ и Джотто, которые положили начало натуралистическим стилям изображения. Он высоко оценил Пьеро делла Франческа и Мантенья за их растущую способность точно изображать природу, но Вазари наградил Леонардо, Микеланджело и Рафаэля высшей степенью похвалы за то, что они не только мастерски изображали природу, но и превосходили природу, совершенствуя ее недостатки.

Схема

Вазари установила биологическую модель как способ разделения периодов и оценки качества произведений искусства. Согласно Вазари, внутренние циклы диктовали развитие искусства, и эти вечные циклы превосходили таланты любого отдельного художника. Вазари приравнял художественные изменения к жизненному циклу человека, циклу, управляемому часами, неподвластными человеку. Для Вазари искусство родилось, выросло до зрелости и, в конце концов, умерло. Художники, которых Вазари описывал как превосходящие саму природу и тем самым достигающие высочайшего уровня художественного мастерства, были помещены в категорию роста и расцвета; они олицетворяли цветущую зрелость, которая со временем пришла в упадок с появлением последующих художников семнадцатого века.

Биологическая аналогия, которую использовал Вазари, веками применялась в искусстве. Литературный критик двадцатого века Нортроп Фрай (1912–1991) также сравнил стилистические изменения с органическим ростом. Фрай объяснил динамику изменений необходимым процессом технического мастерства, которое требовалось от художников и мастеров. Он утверждал, что в любом виде искусства, включающем сложные технические знания, каждое поколение практиков должно учиться у своих старших, поскольку оно также изо всех сил пытается внедрять инновации.За фазой начального экспериментирования следует фаза зрелого развития и заключительная фаза истощения и заброшенности.

В отличие от метафор органической эволюции, метафоры физической механики также применялись к периодам. Эти метафоры описывают изменения в таких терминах, как циклы, колебания, волны и маятниковые колебания. Влиятельным критиком, использовавшим циклическую модель, был Генрих Вельфлин. Вёльфлин положил начало фазе художественного исследования, в которой формальные качества искусства были первичными данными.Используя эти первичные данные, Вёльфлин разработал новый метод анализа, основанный на сравнении наблюдаемых формальных качеств. Согласно Вельфлину, искусство следует циклам из трех фаз: раннего, классического и барочного. Чтобы идентифицировать эти фазы, Вольфлин выделил пять пар противоположных визуальных концепций, с помощью которых можно анализировать искусство: линейное и живописное; самолет против спада; закрытые по сравнению с открытыми; множественность против единства; и абсолютная ясность против относительной. Вёльфлин применил свою сравнительную схему видения к европейскому искусству пятнадцатого, шестнадцатого и семнадцатого веков и связал раннее Возрождение, или кватроченто, с ранней фазой художественного цикла, Высоким Возрождением или чинквеченто, с классической фазой цикл, барокко с поздней или барочной фазой того же цикла.

Некоторые эстетические теоретики восемнадцатого века, в том числе Эдмунд Берк (1729–1797) и Иоганн Кристоф Фридрих фон Шиллер (1759–1805), описали периодические изменения в терминах серии маятниковых колебаний между полярными противоположностями, такими как оптическая и тактильная, аддитивная и вызывающий разногласия. В двадцатом веке Мартин Варнке (род. 1955) предложил модель пульсации, в которой за каждой эпохой классицизма последует эпоха антиклассизма.

Указывая на недостатки метафор маятника и пульсации, Эрнст Х.Гомбрих (1909–2001) использовал диалектику классического с неклассическим. Для Гомбрича за каждой формой единства, представленной классицизмом, следует неклассицизм, то есть распад. Но Гомбрич также постоянно подчеркивал важность меняющихся функций изображений в их социальном контексте и предлагал экологическую метафору для искусства. Точно так же марксисты и социальные историки искусства объяснили динамику периода в демографических и социально-экономических терминах.

Критики возражают против аналогий, взятых из биологии и физической механики.По мнению Хорста В. Янсона (1913–1982), такие аналогии являются результатом навязывания сходных критических точек зрения, а не внутреннего органического единства.

Согласно Янсону, эти аналогии представляют собой не более чем жалкие заблуждения, в которых живое сознание приписывается исторической случайности. Среди других скептиков — Джеймс Акерман (род. 1919) и Джордж Кублер (1912–1996). Акерман опроверг предположение, что изменение следует врожденной динамике. Он считал, что процесс изменений мотивирован постоянными исследованиями неизвестного.Кублер предупредил, что изменения в течение периода часто являются результатом бесчисленных случайных сдвигов, а не систематической прогрессии.

Почему следует оспаривать принятую периодизацию?

Периодизация может рассматриваться как интеллектуально ограничивающая, если она принята как неизбежная основа истории и теории искусства, а не как повод для критического анализа и дебатов. Изменения в принятой периодизации часто возникают, когда исследователи находят материалы, которые были проигнорированы или отклонены.Переоценка арт-корпуса, инициированная для исправления социальной несправедливости и противодействия стереотипным образам, ведет не только к расширению визуальной записи, но и к пересмотру периодизаций. Изменения в принятой периодизации также возникают при обнародовании новых теорий искусства или при формулировании новых визуальных стилей. Проблемы существующих периодизаций могут состоять из модификаций в рамках принятой структуры или предложения совершенно другой схемы. Конкурирующие периодизации не обязательно уменьшают их полезность или дискредитируют концепцию периодов.Вместо этого они могут служить для подчеркивания динамики художественной сложности и для выражения множественности эстетического творчества.

История расщепления | Мировая цивилизация

Цель обучения

  • Проанализировать сложности, связанные с разделением истории, с целью академического исследования

Ключевые моменты

  • Вопрос о том, какие запросы ставят историки, какие знания они ищут и как они интерпретируют найденные доказательства, остается спорным.Историки делают выводы из прошлых подходов к истории, но, в конце концов, они всегда пишут в контексте своего времени, текущих доминирующих идей о том, как интерпретировать прошлое, и даже субъективных точек зрения.
  • Все события, которые помнят и сохраняются в некоторой первоначальной форме, составляют историческую летопись. Задача историков — определить источники, которые могут наиболее эффективно способствовать созданию точных отчетов о прошлом. Эти источники, известные как первоисточники или свидетельства, были созданы в исследуемое время и составляют основу исторического исследования.
  • Периодизация — это процесс категоризации прошлого на дискретные, определенные количественно именованные блоки времени, чтобы облегчить изучение и анализ истории. Это приводит к описательным абстракциям, которые обеспечивают удобные термины для периодов времени с относительно стабильными характеристиками. Все системы периодизации произвольны.
  • Общий общий раскол между доисторией, древней историей, средневековьем, современной историей и новейшей историей — это западное разделение на самые большие отрезки времени, согласованное западными историками.Однако даже внутри этого общепринятого разделения взгляды на конкретные национальные события и опыт часто разделяют западных историков, поскольку некоторые периодизирующие ярлыки будут применимы только к определенным регионам.
  • Изучение всемирной истории возникло как отдельная академическая область, чтобы исследовать историю с глобальной точки зрения, а не с чисто национальной точки зрения исследования. Тем не менее, эта область все еще борется с по сути своей западной периодизацией.
  • Мировые историки используют тематический подход для поиска общих закономерностей, которые проявляются во всех культурах.Периодизация мировой истории, сколь бы несовершенной и предвзятой она ни была, служит способом организации и систематизации знаний.

Условия

периодизация

Процесс или исследование категоризации прошлого на дискретные, определенные количественно именованные блоки времени, чтобы облегчить изучение и анализ истории. Это приводит к описательным абстракциям, которые обеспечивают удобные термины для периодов времени с относительно стабильными характеристиками. Однако определение точного начала и окончания любого периода обычно произвольно.

первоисточники

Первоисточники информации по теме. При изучении истории как академической дисциплины первоисточники включают артефакт, документ, дневник, рукопись, автобиографию, запись или другой источник информации, созданный в исследуемое время.

Слово история происходит от древнегреческой истории, означающей «исследование», «знание из исследования» или «судья». Однако вопрос о том, какие запросы ставят историки, какие знания они ищут и как они интерпретируют найденные доказательства, остается спорным.Историки,
, делают выводы из прошлых подходов к истории, но, в конце концов, они всегда пишут в контексте своего времени, текущих доминирующих идей о том, как интерпретировать прошлое, и даже субъективных точек зрения. Более того, текущие события и события часто приводят к тому, какие прошлые события, исторические периоды или географические регионы считаются критическими и, следовательно, требуют расследования. Наконец, исторические исследования призваны преподать конкретные уроки обществу сегодня. По словам Бенедетто Кроче, итальянского философа и историка: «Вся история — это современная история.”

Все события, которые помнят и сохраняются в некоторой первоначальной форме, составляют историческую летопись. Задача историков — определить источники, которые могут наиболее эффективно способствовать созданию точных отчетов о прошлом. Эти источники, известные как первоисточники или свидетельства, были созданы в исследуемое время и составляют основу исторического исследования. В идеале историк будет использовать как можно больше доступных первоисточников, но на практике источники могут быть уничтожены или недоступны для исследования.В некоторых случаях единственными свидетельствами очевидцев события могут быть воспоминания, автобиографии или устные интервью, взятые спустя годы. Иногда единственное свидетельство, относящееся к событию или человеку в далеком прошлом, было записано или скопировано десятилетиями или столетиями позже. Историки остаются осторожными, работая с свидетельствами, записанными спустя годы, или даже десятилетия, или столетия после события; такого рода доказательства ставят вопрос о том, насколько точно свидетели помнят события. Однако историки также отмечают, что вряд ли какие-либо исторические свидетельства можно рассматривать как объективные, поскольку они всегда являются продуктом определенных людей, времен и доминирующих идей.По этой же причине исследователи пытаются найти как можно больше записей об исследуемом событии, и нередко они находят доказательства, которые могут представлять противоречивые отчеты об одних и тех же событиях.
В общем, источники исторического знания можно разделить на три категории: то, что написано, что сказано, и что физически сохраняется. Историки часто консультируются со всеми тремя.

Периодизация — это процесс категоризации прошлого на дискретные, количественно определенные, именованные блоки времени, чтобы облегчить изучение и анализ истории.Это приводит к описательным абстракциям, которые обеспечивают удобные термины для периодов времени с относительно стабильными характеристиками.
В той степени, в которой история непрерывна и не может быть обобщена, все системы периодизации произвольны. Более того, определение точного начала и окончания любого периода также является делом произвольных решений. В конце концов, периодические метки являются отражением очень определенных культурных и географических перспектив, а также определенных подполей или тем истории (например,g., военная история, социальная история, политическая история, интеллектуальная история, культурная история и т. д.).
Следовательно, блоки периодизации не только неизбежно перекрываются, но они также часто кажутся конфликтующими или противоречащими друг другу. Некоторые из них имеют культурное употребление (позолоченный век), другие относятся к выдающимся историческим событиям (межвоенные годы: 1918–1939), а третьи определяются с помощью десятичной системы счисления (1960-е, 17-е века). Другие периоды названы в честь влиятельных людей, влияние которых могло достигать или не выходить за пределы определенных географических регионов (викторианская эпоха, эдвардианская эпоха, наполеоновская эпоха).

Западные исторические периоды

Общий общий раскол между предысторией (до письменной истории), древней историей, средневековьем, современной историей и новейшей историей (историей в памяти живущих) — это западное разделение на самые большие отрезки времени, согласованные западными историками и представляющие собой Западная точка зрения. Например, историю Азии или Африки нельзя четко классифицировать по этим периодам.

Однако даже в рамках этого общепринятого разделения взгляды на конкретные национальные события и опыт часто разделяют западных историков, поскольку некоторые периодизирующие ярлыки будут применимы только к определенным регионам.
Это особенно верно в отношении ярлыков, полученных от отдельных лиц или правящих династий, таких как эпоха Джексона в Соединенных Штатах или период Меровингов во Франции. Культурные термины также могут иметь ограниченный, даже больший охват. Например, концепция романтического периода в значительной степени бессмысленна за пределами Европы и культур, находящихся под европейским влиянием; Даже внутри этих регионов разные европейские регионы могут по-разному обозначать начало и конец романтизма. Точно так же 1960-е, хотя технически применимы к любой точке мира в соответствии с нумерацией Common Era, имеют определенный набор специфических культурных коннотаций в определенных странах, включая сексуальную революцию, контркультуру или восстание молодежи.Однако они никогда не появлялись в определенных регионах (например, в Испании при авторитарном режиме Франсиско Франко). Некоторые историки также отметили, что 1960-е годы как описательный исторический период на самом деле начались в конце 1950-х и закончились в начале 1970-х, потому что культурные и экономические условия, определяющие значение периода, преобладали дольше, чем фактическое десятилетие 1960-х годов. .

Петрарка Андреа дель Кастаньо. Петрарка, итальянский поэт и мыслитель, придумал идею европейского «темного века», которая позже превратилась в трехстороннюю периодизацию западной истории на Древнее, Средневековье и Новое время.

Хотя всемирная история (также называемая глобальной историей или транснациональной историей) возникла как отдельная академическая область исторического исследования в 1980-х годах, чтобы исследовать историю с глобальной точки зрения, а не исключительно с национальной точки зрения исследования, она все еще борется с по своей сути западная периодизация. Распространенные разделения, используемые при разработке всеобъемлющих курсов всемирной истории на уровне колледжа (и, следовательно, также используемые в учебниках истории, которые обычно делятся на тома, охватывающие досовременные и современные эпохи), все еще являются результатом определенных исторических событий, представленных с точки зрения западных мировой и частный национальный опыт.Тем не менее, даже разделение на эпохи до современности и эпохи модерна проблематично, потому что оно осложняется вопросом о том, как преподаватели истории, авторы учебников и издатели решают классифицировать то, что известно как эпоха раннего модерна, которая традиционно является периодом между эпохой Возрождения. и конец эпохи Просвещения. В конце концов, включать ли эпоху раннего Нового времени в первую или вторую часть курса всемирной истории, часто предлагаемого в колледжах США, — это субъективное решение преподавателей истории.В результате те же вопросы и варианты выбора применимы к учебникам истории, написанным и изданным для аудитории США.

Мировые историки используют тематический подход для выявления общих закономерностей, которые проявляются во всех культурах, с двумя основными фокусами: интеграция (как процессы всемирной истории сблизили людей мира) и различие (как закономерности мировой истории раскрывают разнообразие человеческий опыт). Периодизация мировой истории, сколь бы несовершенной и предвзятой она ни была, служит способом организации и систематизации знаний.
Без этого история была бы не чем иным, как разрозненными событиями, без структуры, призванной помочь нам понять прошлое.

Периодизация — обзор | Темы ScienceDirect

Что такое современная история и когда?

Периодизация в истории всегда проблематична и спорна, не меньше для современной истории, чем для любого временного периода. Неизбежно историкам всех времен и народов трудно прийти к единому мнению о том, когда именно начинается и заканчивается период, с которым они отождествляют себя.Отчасти это связано с тем, что историки имеют разные интересы, что обязательно для того, чтобы получить достаточно всеобъемлющее понимание прошлого, и потому, что нации и общества не переживают всеохватывающих разрывов даже после серьезного кризиса, такого как война, революция, оккупация или чума. Некоторые черты общества могут сохраняться, такие как религиозная вера или структура семьи, которые будут интересовать некоторых историков, в то время как другие сосредоточатся на переживании разрыва.

Тем не менее, современные историки согласны с одним важным элементом периодизации: их период заканчивается настоящим.Он включает в себя историю совсем недавнего прошлого, поэтому конечная точка современной истории согласована, но постоянно смещается. Где она начинается более спорными. Некоторые утверждали в прошлом, что современная история — это история нынешнего поколения или событий в течение жизни историка. Это не годится, потому что поколения пересекаются, а некоторые жизни очень долгие. Это определение оставляет нам «постоянно меняющиеся границы и постоянно меняющееся содержание с постоянно меняющимся предметом», как писал Джеффри Барраклаф в своем «Введении в современную историю» (1966: стр.13–14), первое современное произведение на английском языке, посвященное этой теме. Как он отмечал, в то время, когда он писал (книга была впервые опубликована в 1964 году), еще можно было встретить людей, которые беседовали с Бисмарком, и другими, «для которых Гитлер был такой же исторической фигурой, как Наполеон или Юлий. Цезарь »(стр. 13).

Барраклаф предложил два дополнительных определения современной истории. Во-первых, это была история определенного периода времени: он утверждал, что современную историю следует датировать концом 1950-х годов, когда был четко определен ряд крупных исторических изменений, включая появление Соединенных Штатов и России как «сверхдержав» и ослабление Западной Европы; распад империй; «Корректировка отношений между белыми и цветными народами»; и термоядерная революция и другие технологические преобразования.«Взятые вместе, — утверждал он, — они придают современной истории особенность, которая отличает ее от предшествующего периода» (стр. 17). Но, как утверждал Барраклаф, для понимания природы и значения этих изменений изучение современной истории должно начаться примерно в 1890 году, когда «сформировались силы, сформировавшие современный мир». В это время, среди прочего, экономический обмен стал подлинным. Глобальный; империи достигли пика; рабочие движения росли и укреплялись, а социализм стал мощной силой; больше стран двигалось к современной демократии; и европейские страны приняли соглашения, которые приведут к двум мировым войнам.

Но все же, предупредил Барраклаф, «нам следует остерегаться точных дат. Современная история начинается тогда, когда проблемы современного мира впервые обретают видимую форму »(курсив мой: с. 20). Он признал, что для понимания некоторых современных явлений требуется гораздо более длительный период времени, чем для других. Сегодня мы могли бы привести примеры войн в Афганистане или финансовых кризисов, понимая, что и то, и другое может извлечь пользу из исторического анализа, но временные рамки очень разные.Второе определение современной истории, по его мнению, заключается в ее способности «прояснить основные структурные изменения, которые сформировали современный мир», которые «могут увести нас далеко в прошлое». (стр. 16–17). Следовательно, «мы не можем сказать, что современная история« начинается »полностью в 1945, или 1939, или 1917, или 1898, или в любую другую конкретную дату, которую мы можем выбрать» (стр. 20). Начало зависит от исследуемого аспекта современного мира. Однако для практических целей, таких как преподавание курсов современной истории, необходимо выбрать временные рамки.Когда цель состоит в том, чтобы преподать историю недавнего прошлого или передать ее смысл широкой аудитории, а не объяснять конкретное событие или набор событий, выбор может быть в некоторой степени произвольным, определяемым тем, что поддается управлению. доступное время.

Привязка ключевых черт современного мира к концу 1950-х годов имела смысл в 1964 году. Пятьдесят лет спустя мы могли бы думать иначе. С 1989 года коммунизм почти исчез из Европы, и социалистические идеи повсюду подвергаются более ожесточенным вызовам, чем раньше.Холодная война закончилась, и Россия стала менее влиятельной, поэтому постепенно влияние Соединенных Штатов стало падать, в то время как Китай (все еще официально коммунистический) становился все более влиятельным в мировой экономике и политике. Версии ислама влияют на мировые дела так, как они не влияли на протяжении веков, как и политика стран, в которых он силен. Изобретение всемирной паутины произвело революцию в коммуникациях, повлияв на повседневную жизнь, в том числе в сфере развлечений, покупок и политики.Хотя эти изменения нужно рассматривать в контексте. Как утверждал Дэвид Эджертон, старые технологии никогда не перестали быть важными. В 2000 году мир потреблял больше угля, а паровая энергия была более распространена, чем в 1950 или 1900 годах (Edgerton, 2006). Велосипед по-прежнему является важным и растущим в Европе транспортным средством, которое очень поощряется как источник физических упражнений и хорошего здоровья. Точно так же старые идеи, иногда очень старые, такие как религиозная вера, и практики, политические, социальные и культурные, а также технологические, не исчезли, но глубоко влияют на повседневную жизнь.

У всемирной истории 99 проблем, и периодизация — одна из них | Дж. Майкл Рапп

Мечты о будущем мне нравятся больше, чем история прошлого. [S] о спокойной ночи! — Томас Джефферсон Джону Адамсу, 1 августа 1816 г.

Периодизация и ее недовольство.

Питер Стернс предлагает довольно интригующее обсуждение периодизации в своей статье «Периодизация в мировой истории: проблемы и возможности», где он утверждает: «Периодизация представляет собой усилия историка по управлению временем, чтобы сделать изменения и непрерывность во времени более понятными. и более управляемым — в отличие от непоследовательного перечисления одной разработки за другой.¹ Другими словами, периодизация — это просто инструмент организации, что-то, что используется для организации и некоторого подобия контроля над обширными областями истории. Более того, это позволяет историку делать то, что каждый хочет, чтобы история как дисциплина делала: предлагать макроуровневый анализ, показывающий связи между событиями в пределах заданного периода времени. Более того, этот макроуровневый анализ просит историков искать менее очевидные связи, нити преемственности, общие темы и тому подобное.

Таким образом, если мы поверим Стернсу на слове, периодизация — всего лишь полезный инструмент и не более того.Он не питает неприязни к истории или желающим ее изучать. Тем не менее, как и все в истории, периодизация является мощным концептуальным инструментом, который, будучи установленным, чрезвычайно сложно оспорить. Например, концепция феодализма в средневековых исследованиях приобрела такое видное положение в этой области, что было слишком сложно вычистить эту концепцию из разговоров в тех регионах, где феодализм не существовал как часть закона или в действительности. .²

Проблема с периодизацией в мировой истории проистекает из множества вопросов.Эти вопросы включают широту охваченной истории. В зависимости от проекта, некоторые мировые истории начинаются примерно во время Большого взрыва, постепенно переходя в современный период. Другие проблемы включают в себя наименование различных периодов, которые разбивают время на субъективные, но управляемые части. Согласно «Периодизации всемирной истории» Стернса, он предлагает по крайней мере шесть (6) различных исторических периодов, начиная от зарождения человеческой культуры и цивилизации и кончая нынешним или современным периодом.Однако, как указывает сам Стернс, это всего лишь субъективные контейнеры, в которые вливается историческое содержание, что позволяет историку, о котором идет речь, выполнять более глубокую и значимую работу.

Некоторые историки считают, что периодизация — это необъективный инструмент, которому нет места в истории. Многие аргументы против периодизации включают дискуссии о западноцентричном уклоне, присущем нынешним способам периодизации в истории. Китайские историки могут осуждать акцент на определенных движениях или темах, особенно с учетом того, что история Китая сосредоточена на династиях, среди прочего.Североамериканские историки могут счесть многие схемы периодизации слишком сфокусированными на истории Евразии. Таким образом, периодизация является проблемой для многих недоброжелателей, поскольку многим ученым, обучающимся за пределами Европы, она кажется слишком европейской.

Сила периодизации всемирной истории.

Хотя есть некоторые серьезные проблемы, связанные с периодизацией всемирной истории, она представляет собой полезный концептуальный инструмент для историков и тех, кто интересуется макроисторией. Если мы хотим серьезно относиться к Стернсу, периодизация как научный инструмент и не более того — это то, на что мы должны потратить некоторое время при написании макроисторий или глобальных историй.Что касается моей собственной макроистории, книги, которую я сейчас пишу, я обнаружил, что периодизация позволяет довольно легко систематизировать исследования, темы и идеи. Однако, как отмечают недоброжелатели, трудно уйти от евроцентрических контекстов.

Я решил разделить свою макроисторию на девять (9) различных исторических периодов. Эти исторические периоды начинаются примерно от 13,8 до 13,5 миллиардов лет назад, с Большого взрыва и создания Вселенной. Этот первый период, безусловно, самый длинный из исторических периодов, начиная с 13.8 / 13,5 миллиарда лет назад до 10 000 лет до нашей эры. Появление сельского хозяйства стало вторым периодом человеческой (глобальной) истории, которая (примерно) начинается примерно в 10 000 году до нашей эры. Третий период истории человечества — это период ранних человеческих цивилизаций от 3500 до 600 г. до н. Э. Классические цивилизации следуют этой третьей эпохе в течение четвертого периода моей схемы, который имеет место между (примерно) 600 г. до н.э. и 600 г. н.э. Постклассический период, следующий за так называемыми классическими цивилизациями, длится между 600 и 1450 годами нашей эры.Период раннего Нового времени, который на данный момент является самым коротким, приходится на период между 1450 и 1750 годами нашей эры. Так называемый длинный девятнадцатый век, с 1750 по 1914 год н.э., вероятно, является наиболее спорным, учитывая, что он охватывает примерно шестьдесят четыре года за пределами предполагаемых масштабов девятнадцатого века. Современный период, то есть то, что существует между 1914 и 1970 годами, кажется самым коротким историческим периодом в моей схеме. (Кроме того: в моей макроистории я сосредоточился на том, чтобы назвать этот раздел своей книги Крыльями перемен, что-то пугающе напоминающее речь премьер-министра Великобритании в 1950-х годах.) Последний период в моей схеме оказался эпохой глобализации, c. 1970 г. н.э. по настоящее время, что отчасти является предположением, а отчасти историей.

Периодизация не так уж плоха.

Хотя книга еще далека от завершения, я обнаружил, что периодизация помогла мне упорядочить содержание. Более того, это помогло мне разобраться в огромных историях, которые существуют, когда речь идет о глобальном историческом повествовании. Как читатель, я считаю, что периодизация позволяет мне концептуализировать исторические тенденции, так же, как я предполагаю, что историки концептуализируют истории своих специальностей.Тем не менее, нам следует с осторожностью относиться к схемам периодизации с помощью резака для печенья, поскольку они могут создать евроцентрический уклон в глобальной истории или даже ощущение того, что определенные несвязанные события действительно связаны.

Рецензия Жака Ле Гоффа «Должны ли мы делить историю на периоды?»

Джордж Оруэлл открыл одну из своих передач на BBC в начале 1940-х годов, рассказав, как он изучал историю в школьные годы. По его словам, прошлое, как его описывали его учителя, было «чем-то вроде длинного свитка с толстыми черными линиями, пересекающими его с интервалами».«Каждая из этих строк знаменовала конец того, что называлось« периодом », и вам было дано понять, что то, что было потом, полностью отличалось от того, что было раньше».

Толстые черные линии напоминали границы между странами, не знающими языков друг друга. «Например, — объяснил он, — в 1499 году вы все еще были в Средневековье, когда рыцари в латных доспехах едут друг на друга с длинными копьями, а затем внезапно часы пробили 1500, и вы были в том, что называется Ренессансом, и все носили ерши и дублеты и были заняты грабежом кораблей с сокровищами на испанском Майне.В 1700 году была проведена еще одна очень толстая черная линия. После этого наступил восемнадцатый век, и люди внезапно перестали быть кавалерами и круглоголовыми и стали необычайно элегантными джентльменами в бриджах до колен и треугольных шляпах … Вся история была вот так в моем воображении — череда совершенно разных периодов, резко меняющихся в конце века или, во всяком случае, в какую-то четко определенную дату ».

Его жалоба заключалась в том, что измельчение истории и упрощенное обозначение частей было ужасным способом преподавать предмет.Это мнение, которое сейчас можно разделить лишь до определенной степени. Оруэлл был средним учеником; сегодня это было бы признаком успешного американского школьного округа, если бы средний ученик знал, что Ренессанс наступил после Средневековья, а тем более, что он начался около 1500 года (толстая черная линия разделяет его день и наш, проведенная в 1950 году, когда продажи телевизоров начали расти.)

Кроме того, недостатки схематического или клишеобразного представления об истории невелики по сравнению с удовольствием, которое может прийти позже, от знания о том, что прошлое было богаче (и границы между периодами более проницаемыми), чем показалось в свитке.

Должны ли мы делить историю на периоды? — спросил Жак Ле Гофф в названии своей последней книги, опубликованной во Франции незадолго до его смерти в апреле 2014 года и переведенной М. Б. ДеБевуазом для серии «Европейские перспективы» издательства Columbia University Press. Заведующий исследованиями в L’É cole des Hautes Études en Sciences Sociales в Париже, Ле Гофф был плодовитым и влиятельным историком, особенно интересовавшимся средневековыми европейскими городами. Он принадлежал к школе историков Анналов, которая сосредоточилась на социальных, экономических и политических событиях в течение очень длительного периода времени — хотя его работы также демонстрируют большой интерес к средневековому искусству, литературе и философии (где изменения были медленными по современным стандартам, но быстрее, чем, скажем, в агротехнике).

Последняя книга Ле Гоффа пересматривает идеи из его более ранних работ, но в манере расслабленной эрудиции, явно предназначенной для обращения к людям, чье прошлое примерно аналогично молодому Оруэллу. И на самом деле это тот тяжелый знак на свитке в 1500 году — разрыве между средневековьем и эпохой Возрождения — Ле Гофф особенно хочет, чтобы студент пересмотрел. (Я говорю «студент», а не «читатель», потому что время с книгой похоже на сидение в лекционном зале с незабываемо одаренным учителем.)

Он цитирует одного недавнего историка, который подводит черту немного раньше, с путешествием Христофора Колумба в 1492 году: «Средневековье закончилось, наступила эпоха современности, и мир внезапно стал больше». Ле Гофф интересует не дата, а резкий контраст, который всегда подразумевается. Обычно Средние века изображаются как «период безвестности, выдающейся чертой которого было невежество», которое благополучно развеялось новой оценкой древней светской литературы и внезапным расцветом художественного гения.

Назвать что-то «средневековым» никогда не будет комплиментом; образ, который приходит в голову, вероятно, это суд над ведьмами. Напротив, «Возрождение» чаще вызывает страницу из записных книжек Леонардо да Винчи. Столь оскорбительное сравнение несложно оспорить. Суды над ведьмами были редкостью в средние века, в то время как Malleus Maleficarum появился в «конце пятнадцатого века, — отмечает Ле Гофф, — когда, по мнению его сторонников, Ренессанс уже был в самом разгаре».

Учитывая его опыт работы со средневековым городом — с его уникальным институциональным новшеством, университетом — Ле Гофф быстро разрушает представление о средневековье, в котором постоянно велась бычья и застойная культурная жизнь.Статус художника как человека, «вдохновленного желанием создать что-то прекрасное», который «посвятил свою жизнь именно этому» в погоне за «чем-то большим, чем ремесло, более близким к судьбе», признан XIII веком. . А отрывок из Джона Солсберийского описывает потрясения, происходившие в 12 веке под влиянием Аристотеля:

«Новизна была введена повсюду, с нововведениями в грамматике, изменениями в диалектике, риторике объявлено неуместным, а правила предыдущих учителей были изгнаны из самого святилища философии, чтобы уступить место провозглашению новых систем…»

Я не могу сказать, что это имя что-то значило для меня раньше, но запись о Джоне Солсбери в Стэнфордской энциклопедии философии звучит так, как будто Metalogicon (работа, только что процитированная) была оригинальной полемикой в ​​высших кругах.Он был «якобы написан в защиту изучения логики, грамматики и риторики от обвинений псевдонима Корнифиция и его последователей. Вероятно, не было ни одного человека по имени Корнифиций; Скорее всего, Джон олицетворял общие аргументы против ценности гуманитарного образования. Корнификианцы считают, что обучение неуместно, потому что риторические способности и интеллектуальная сообразительность являются естественными дарами, а изучение языка и логики не помогает понять мир.Эти люди хотят казаться, а не мудрыми. Прежде всего они хотят использовать видимость мудрости в прибыльной карьере. Джон решительно защищает необходимость прочной подготовки в области гуманитарных наук, чтобы действительно стать мудрым и преуспеть в «реальном мире» ».

Это то, что итальянский гуманист мог бы написать четыреста лет спустя, чтобы побороться за «новое обучение» того времени. И это не случайно. Ле Гофф утверждает, что на протяжении всей средневековой эпохи имел место «ряд ренессансов, более или менее обширных, более или менее триумфальных» — это развитие аргументации американского историка Чарльза Х.Хаскинс в «Возрождении двенадцатого века» (1927), книге, которая повлияла на ученых, но, как отмечает Ле Гофф, не оказала большого влияния на широкую публику. Короче говоря, Возрождение было возрождением — одним из многих — и, по мнению Ле Гоффа, «последним подпериодом долгого средневековья».

Итак, никаких смелых, четких черт черного Magic Marker; больше акварельного мазка с более чем одним цветом в смеси. Ле Гофф рассматривает Средневековье как некую степень объективной реальности, поскольку определенные социальные, экономические, религиозные и политические договоренности возникли и развивались в Европе примерно за тысячу лет.

В то же время он напоминает нам, что практика разделения истории на периоды имеет свою собственную историю, происходящую в своих европейских разновидностях из иудео-христианских идей и наполненную идеями упадка или возрождения. «Не только образ исторического периода может меняться с течением времени, — пишет он, — он всегда представляет собой ценностное суждение в отношении последовательностей событий, которые сгруппированы вместе тем или иным образом».

Мне не совсем понятно, как или если он согласовал утверждение об оценке периодизации на строго социально-научных основаниях с ее статусом концепции, уходящей корнями в религиозное воображение, но это хорошая книга, которая оставляет читателя с интересными вопросами. .

О периодизации истории медицины и научных революций в медицине XVII – XXI веков

В статье выражена и разъяснена точка зрения автора на периодизацию истории медицины XVII – XXI веков. В обоснование своего взгляда автор приводит основные результаты своего исследования истории медицины Нового и Нового времени, основанного на использовании философско-методологической концепции структуры и динамики научного знания, разработанной В.С. Степину за анализ истории медицины. Исследование показало, что исторический процесс развития медицины с 17 по 21 век не имел линейной эволюции, связанной с постепенным увеличением знаний о человеческом организме и болезнях человека. В этот период было много случаев, когда развитие медицины было невозможно без радикального пересмотра всей системы представлений о предмете этой научно-практической деятельности и методов ее понимания.Эти ситуации возникли либо в результате системного кризиса, связанного с внутренним развитием самой медицины, либо из-за влияния других областей знаний, которые стимулировали изучение явлений, на которые раньше врачи не обращали внимания. Выходом из этих ситуаций послужили научные революции. Каждая революция вела к радикальному пересмотру представлений об основах биологического процесса, причинах и сущности болезней и подходах к диагностике и лечению болезней человека.Известно, что между XVII и XXI веками произошло пять дисциплинарных научных революций, три из которых были глобальными, а две — локальными. Мы раскроем механизмы каждой научной революции и рассмотрим результаты исторической реконструкции реальности, идеалов, норм исследовательской деятельности врачей и философских основ медицинской науки, которые сопровождали эти научные революции. На основании этих результатов автор предлагает выделить пять отдельных этапов в истории медицины Нового и Нового времени, каждый из которых соответствует одной из пяти научных революций, произошедших в этот период.

Периодизация и исторические закономерности в истории Китая: подходы к навыкам исторического мышления в мировой истории AP

Скачать PDF

В самой последней версии Рамочной программы (CF) по всемирной истории AP (APWH), выпущенной на 2016–2017 годы, история Китая явно отображается в CF для каждого периода, охватываемого курсом. Главный навык исторического мышления — это хронологические рассуждения, и в этой статье рассматриваются два подмножества: анализ закономерностей преемственности и изменений во времени и периодизация.Умение анализировать изменения и непрерывность во времени было основной частью курса APWH с момента его создания в 2001–2002 годах, но периодизация является одним из новых подмножеств навыков исторического мышления, которые все курсы истории AP в настоящее время внедряют в учебную программу и национальный экзамен AP, проведенный в мае.

В этом новом акценте на навыки исторического мышления в курсе всемирной истории AP, навык периодизации просит студентов «анализировать и оценивать конкурирующие модели периодизации всемирной истории.” 1 Обсуждение периодизации также важно для студентов APWH, чтобы лучше понять историю регионов или стран. Однако структура всемирной истории AP представляет китайскую историю с использованием династической модели, которая полезна для ознакомления студентов с хронологией китайской истории, но, возможно, не является лучшим подходом для общего изучения всемирной истории. Что наиболее важно, когда эти разные модели размещаются рядом (см. Диаграмму), студенты могут самостоятельно анализировать сильные и слабые стороны каждой периодизации и оценивать их полезность для понимания имперской истории Китая.

. . . периодизация — один из новых подмножеств навыков исторического мышления, которые все курсы истории AP в настоящее время внедряют в учебную программу и национальный экзамен AP, проводимый в мае.

Династическая модель, которая является наиболее широко используемой и признанной для изучения истории Китая, встроена в практику преподавания всемирной истории AP по всей стране. Многие учителя используют «Песню китайской династии», спетую на детскую мелодию Фрера Жака:

.

Шан, Чжоу, Цинь, Хань

Шан, Чжоу, Цинь, Хань

Суй, Тан, Сун

Суй, Тан, Сун

Юань, Мин, Цин, Республика

Юань, Мин, Цин, Республика

Мао Цзэдун

Мао Цзэдун 2

Эта маленькая частушка стала краеугольным камнем деятельности преподавателей всемирной истории и всемирной истории AP.Поищите в Интернете «Песню китайской династии», и вы найдете длинный список размещенных учителями видео, в которых их классы исполняют эту песню в унисон или по очереди. Он настолько популярен, что даже на популярный онлайн-курс edX, ChinaX из Гарвардского университета, профессора Уильям Кирби и Питер К. Бол предлагают песню «Как запомнить великие династии Китая» в видео на YouTube. 3 Мне нравится использовать эту запоминающуюся мелодию в классе старшей школы в качестве веселого перерыва на уроке или быстрого повторения.Студенты никогда не забывают порядок китайских династий, даже годы спустя. Однако проблематично, если учитель или профессор просто заканчивает изучение студентами истории Китая упрощенным пониманием китайского династического порядка. Это упражнение не дает основы для хронологических рассуждений и не помогает студентам с точки зрения анализа и оценки «конкурирующих моделей периодизации всемирной истории», а также не помогает студентам в распознавании, анализе или оценке «динамики исторической преемственности или изменений. с течением времени различной продолжительности. 4 Другой недостаток простого изучения династического подхода состоит в том, что он предлагает только модель, которая может рассматриваться как благоприятная для представителей политической элиты, в отличие от более сбалансированного освещения мировой истории с точки зрения экономических, социальных и / или экономических аспектов. или культурная история. Изменения в каждой династии обычно были связаны со сменой правящей семьи, но это не обязательно означает, что экономическая структура, социальная структура или культура также изменились.

Одна из критических статей этого традиционного династического подхода исходила от уважаемого китайского историка Джона К.Фэрбэнк, который написал, что «концепция династического цикла. . . был основным препятствием на пути к пониманию фундаментальной динамики китайской истории ». 5 Кроме того, профессор Пол Халсолл представил аналогичную критику на веб-сайте китайских культурных исследований, когда он преподавал в Бруклинском колледже. По словам Халсалла, система периодизации проблематична, потому что «династическая хронология, кажется, предполагает, что в китайской жизни происходили изменения временами, когда изменения не были очевидны на широкой основе», но, с другой стороны, «предполагает степень преемственности, которая тоже не присутствовал. 6 Халсалл опирается на два других хорошо известных произведения по истории Китая: «История китайской цивилизации» Жака Герне и «Образец китайского прошлого» Марка Эльвина. Холсолл дает краткое изложение двух историков, которые предлагают и определяют разные периодизации китайской истории.

Из первых, Гернет смотрит на политические структуры Китая и определяет их с точки зрения политических моделей, а не династических правящих семей. В этой модели четко распознаются и определяются политическая преемственность и основные сдвиги, такие как «дворцовая цивилизация» или «система аристократических городов».Эти ярлыки, как видно из прилагаемой таблицы, обычно в некоторой степени близки к традиционной династической модели, но дают студентам возможность распознать преемственность в политической структуре, чего нет в династической модели. 7 Опять же, эта модель имеет недостатки, аналогичные династической модели, в том, что она предлагает только понимание, характерное для Китая, и не помогает связать китайскую историю с более широкими глобальными событиями, за исключением идентификации «некитайской империи». что соответствует правлению династии Юань.Эта классификация не дает глубокого понимания даже политической структуры, существовавшей при иностранном правлении.

Модель

Эльвина рассматривает историю Китая с экономической точки зрения, которая более эффективна для изучения всемирной истории, поскольку признает более широкий диапазон изменений и преемственности в Китае, что больше соответствует изучению более крупных тем всемирной истории, таких как как Тема 4: Создание, расширение и взаимодействие экономических систем.

Не в масштабе, но дает общее представление о различиях периодизации китайской истории.Диаграмма и вопросы, разработанные Анжелой А. Ли. См. Онлайн-приложения к этому выпуску, чтобы ознакомиться с таблицей, удобной для использования в классе.

Вопросы для обсуждения:

  • В чем проблемы традиционного династического подхода?
    • Предлагает изменения в китайской жизни, когда изменения не очевидны (только политические)
    • Предлагает степень преемственности, которая не всегда присутствует (обратная сторона медали). Подчеркивает историю политической элиты.
  • Не учитывает экономическую и сельскохозяйственную жизнь (которая затрагивала гораздо более высокий процент населения на протяжении всей истории Китая)
  • Есть ли у модели Гернета те же проблемы? Что еще предлагает?
  • Есть ли у модели Элвина те же проблемы? Что еще предлагает?
  • Есть ли у марксистской модели те же проблемы? Что еще предлагает?

Синтез вопросов:

  • Следует ли рассматривать каждую китайскую династию как «отдельную» империю? Или китайские династии следует считать ОДНОЙ непрерывной империей?
  • Сравните традиционную династическую модель с Марком Эльвином, который задает вопрос: «Почему Китайская империя осталась вместе, когда Римская империя и все другие империи древности или средневековья в конечном итоге рушатся?»
  • Как эти разные модели помогают углубить наше понимание истории Китая?
  • Можно ли применить эти различные типы моделей к другим империям в мировой истории?

Подходя к истории Китая не только с использованием традиционной династической модели, он позволяет студентам анализировать историю китайской империи как континуум, а не как отдельные политические системы.

Хотя одного взгляда через призму экономики недостаточно для более глубокого понимания истории Китая, эта модель предлагает более глобальную перспективу. Вторая периодизация, которую предлагает Эльвин, — это «постоянное сельское хозяйство», охватывающее три династии. Эта модель на первый взгляд кажется слишком широкой, но может помочь студентам понять непрерывность жизни простых крестьян, которая не изменилась за эти примерно 1200 лет. Эта более широкая перспектива совпадает с преемственностью многих других ранних обществ по всему миру в то же время, что делает эту модель полезной для использования для более глобального подхода к изучению всемирной истории.

Наряду с тремя вышеупомянутыми моделями, я также добавил две дополнительные схемы периодизации, которые студенты AP World History могут использовать при изучении истории Китая. Один основан на марксистской мысли, а второй — на историографии Китая начала двадцатого века. Доступны десятки марксистских моделей, но я выбрал официальную периодизацию китайской истории Китайской Народной Республики. 8 Эта модель немного сложна для понимания учащимися, тем более что мы не изучали марксизм на этом этапе учебной программы.Однако, взглянув на диаграмму, они могут увидеть, что марксистская периодизация истории сильно отличается от трех других моделей в своей категоризации пяти периодов китайской истории, которые соответствуют марксистской историографии. Студенты могут понять, что марксистский подход является в первую очередь экономическим, поэтому он больше похож на модель Элвина.

Последняя модель периодизации предлагает другую интерпретацию и принадлежит японскому историку Наито Тораджиро (Конан), китаеведу и основателю Киотской школы историографии.Найто также помогла изменить представление Запада двадцатого века о Китае. Хотя он писал в начале двадцатого века, его исследования и новое определение китайской периодизации предлагают удивительно простую, но всемирно-историческую перспективу в созерцании китайской хронологии и истории. В короткой записи, найденной в Энциклопедии историков и исторических сочинений, Наито указано:

Его периодизация китайской истории в эквивалентах древней, средневековой и современной.Эта схема уже очевидна в его «Шинароне» («О Китае») 1914 года, в котором разделение средневековья и современности составляет ок. 800–1000 гг., Переходный период «Тан-Сун», говоря современным языком. Это было более ново, чем можно себе представить: до его времени понятие «золотого века» в китайской древности, за которым последовал долгий упадок, было широко распространено в Восточной Азии, и жители Запада, видевшие свое собственное прибытие, мстили им. в Китае как стимул, который выведет эту страну из полного оцепенения. 9

Модель

Наито представляет собой конкурирующую модель, которая становится основой контраста для анализа учащимися в сравнении с традиционным династическим подходом. Наито, использующий европейскую классификацию терминов «древний», «средневековый» и «ранний современный», переопределяет то, что в основном было евроцентрическими определениями. С некоторой подсказкой обычно только один или два ученика в каждом классе понимают значение модели Наито. К этому времени в учебной программе учащиеся уже привыкли мыслить в более глобальном контексте, размышляя о различных моделях периодизации мировой истории, и этот шаг к более пристальному вниманию к изучению Китая объединяет все это для них.Даже если только один или два студента смогут сформулировать значение модели Наито или марксистской модели с точки зрения понимания мировой истории, это станет ключевым моментом урока, выходящим за рамки простого изучения китайской династической истории. Модель Наито представляет собой аргумент, который бросает вызов западному и евроцентрическому подходу к изучению истории, но также может быть настолько упрощенным, что не дает смысла студентам, если они уже не имеют твердого представления о китайской истории.

Подходя к истории Китая не только с использованием традиционной династической модели, он позволяет студентам анализировать историю китайской империи как континуум, а не как отдельные политические системы. Большинство студентов могут понять, насколько пять представленных моделей ограничены и проблематичны, если они используют схему анализа изменений и / или непрерывности во времени. Говард Сподек, автор «Всемирной истории», в своем учебнике поднял вопрос о том, что на раннем этапе создания имперской политической структуры «Китай создал политические и культурные формы, которые просуществовали бы еще 1000 лет, а возможно, даже до настоящего времени. 10 Это смелое заявление, которое в основном замалчивается как учениками, так и учителями, дает студентам хорошую возможность проанализировать модель преемственности в китайской истории. В курсе всемирной истории AP концепция непрерывности является сложной задачей для учащихся. Предлагая различные модели, учащиеся получают возможность более глубоко задуматься о том, какие аспекты китайского общества изменились или продолжаются за пределами базового политического определения. Учителя могут помочь студентам обобщить это упражнение, спросив, следует ли считать каждую династию отдельной империей.В моих беседах со студентами аргументы в пользу рассмотрения каждой династии в отдельности включают утверждение о том, что некоторые династии подходили к своему правлению иначе, чем их предшественники. Аргументы в пользу рассмотрения имперского Китая как единой непрерывной империи могут быть убедительными, если изучить китайскую политическую бюрократическую структуру, созданную Цинь Ши Хуанди, которая поддерживалась и укреплялась во время династии Хань, а также была принята иностранными правителями, такими как монголы в Юань.

Рассмотрение различных моделей периодизации для одного места или ограниченного периода времени помогает учащимся понять историю через более сложную призму.

Итак, почему этот уровень аналитической детализации важен для понимания студентами AP World History? Это определенно выходит за рамки необходимого уровня историографии, который требуется от студентов AP World History, или даже от студентов, изучающих историю. Рассмотрение различных моделей периодизации для одного места или ограниченного периода времени помогает учащимся понять историю через более сложную призму.Это подталкивает их к пониманию глобальных процессов изучаемых периодов. Династическая хронология Китая — идеальная тема, потому что она уже широко освещается в классах AP World History, а студенты и преподаватели всемирной истории знакомы с традиционной династической моделью. Эти различные модели предоставляют студентам еще одну отправную точку для понимания мировой истории в более глобальном контексте, а также для студентов, которые видят, что проблема периодизации — это не просто академический дискурс и дебаты между историками, но может иметь важные последствия для их общего понимания история.

БИБЛИОГРАФИЯ

Барретт, Т. Х. Энциклопедия историков и исторических сочинений, Vol. 2. Под редакцией Келли Бойд. Чикаго: Fitzroy Dearborn Publishers, 1999. https://books.google.com/books.

Совет колледжей. «Навыки исторического мышления AP». Успехи в AP. По состоянию на 30 марта 2016 г. http://tinyurl.com/hmkhntd.

Колумбийский университет. «Хронология китайской истории и династий». Азия для педагогов. По состоянию на 30 марта 2016 г. http: // tinyurl.com / z72cx9t.

Дирлик, Арлиф. Революция и история: истоки марксистской историографии в Китае, 1919–1937. Беркли, Калифорния: Университет Калифорнии, 1989. Электронная книга в формате PDF. http://tinyurl.com/ zlnbjb6.

Fairbank, Джон К. и Эдвин О. Рейшауэр. Восточная Азия: Великая традиция. Бостон: Houghton Mifflin, 1960.

Герне, Жак. История китайской цивилизации. Кембридж: Издательство Кембриджского университета, 1972. Перепечатано в 1989 году издательством Кембриджского университета.

Холсолл, Пол.«Хронология китайской истории». Китайская культура, Core 9. Последнее изменение 2 июня 1999 г. По состоянию на 30 марта 2016 г. http://tinyurl.com/88wt3w2.

«Как запомнить великие династии Китая». Видео на YouTube, 1 час. Из презентации президента и научных сотрудников Гарвардских колледжей. Опубликовано China X. 3 ноября 2013 г. http://tinyurl.com/je47cf6.

Пердью, Питер. «Евразия в мировой истории: размышления о времени и пространстве». Всемирная история на связи. По состоянию на 30 марта 2016 г. http: // tinyurl.com / zsvojxl

Сподек, Ховард. Мировая история: сборник. 4-е изд. Бостон: Prentice Hall, 2010.

.

ПРИМЕЧАНИЯ

1. «AP Historical Thinking Skills», Advances in AP, по состоянию на 30 марта 2016 г., http: // tinyurl.com/jyfqhvw.

2. «Хронология китайской истории и династий», Азия для преподавателей, по состоянию на 30 марта 2016 г., http://tinyurl.com/z6zn6y5.

3. «Как запомнить великие династии Китая», видео на YouTube, 1:00, из презентации президента и научных сотрудников Гарвардских колледжей, опубликовано China X, 3 ноября 2013 г., http: // tinyurl.com / je47cf6.

4. «AP Historical Thinking Skills», Advances in AP, по состоянию на 30 марта 2016 г., http: // tinyurl.com/jyfqhvw.

5. Цитируется из Питера Пердью, «Евразия в мировой истории: размышления о времени и пространстве», World History Connected, по состоянию на 30 марта 2016 г., http://tinyurl.com/.z8svqdh. Оригинальное цитирование: Джон К. Фэйрбэнк и Эдвин О. Рейшауэр, Восточная Азия: Великая традиция (Бостон: Houghton Mifflin, 1960), 115.

6. Пол Халсолл, «Хронология китайской истории», «Китайская культура», Core 9, последнее изменение 2 июня 1999 г., http: // tinyurl.com / 88wt3w2.

7. Жак Герне, История китайской цивилизации (1972; респ., Кембридж: Издательство Кембриджского университета, 1989), 22–25.

8. Арлиф Дирлик, Революция и история: истоки марксистской историографии в Китае, 1919–1937 (Беркли, Калифорния: Калифорнийский университет Press, 1989), электронная книга в формате PDF, http: // tinyurl.com/jqcllll.

9. Т. Х. Барретт, Энциклопедия историков и исторических сочинений, изд.