Первая программистка: Ада Лавлейс. Первая в мире программа и взгляд в будущее / Хабр

Ада Лавлейс. Первая в мире программа и взгляд в будущее / Хабр

Ада Лавлейс

10 декабря 1815 года на свет появилась Ада Лавлейс, большинству из нас известная как самый первый в мире программист. Так уж получилось, что это звание принадлежит представительнице прекрасного пола. Сегодня исполняется двести один год со дня рождения этого человека. И в этом посте я бы хотел немного рассказать о самых интересных моментах из ее жизни, не отделываясь обрывочными фразами, но и не слишком уж углубляясь в детали. Материал можно найти, где угодно, имея под рукой Интернет. Однако мало кто полезет искать его просто ради интереса. Поэтому кому интересно, добро пожаловать под кат.


Учась в школе, сидя на уроках литературы, я прекрасно знал, кто такой Джордж Байрон.

Мы читали и по желанию заучивали его стихотворения. Спустя время, выбрав себе профессию я узнал о том, кем была загадочная Ада Лавлейс – первая девушка-программист, дочь того самого лорда Джорджа Байрона. Тогда для меня это оказалось удивительным открытием. Я на всю жизнь запомнил, кем была Ада и, как-то совсем незаметно для самого себя, забыл о самом Байроне.

Августа Ада Кинг (впоследствие графиня Лавлейс, но об этом чуть позже) – была дочерью английского поэта лорда Джорджа Гордона Байрона и его жены – Анны Изабеллы Байрон. Однако Байрон спустя месяц после рождения своей дочери покинул их, и они больше никогда не виделись. Сам Байрон умер, когда Аде было восемь лет. Сам он еще не раз вспоминал свою дочь в своих стихах.

Видно, что Ада сама росла в довольно талантливой семье. Ее мать, Анна Изабель, еще до рождения дочери сильно интересовалась математикой, за что когда-то получила от мужа забавное прозвище – “королева параллелограммов”. Это была действительно необычная семья. Анне после ухода мужа все же удалось воспитать дочь в одиночку и вот что из этого получилось.

В двенадцать лет Ада собрала свой летательный аппарат! До этого двенадцатилетняя девочка некоторое время запиралась от матери в комнате и что-то писала. Мать боялась, что она начнет зачитываться стихами отца и пойдет той же дорогой. Однако все это время она чертила.

Математическая логика занимала ее больше всего остального. Однажды Ада заболела и три года провела в постели. Но все это время она хотела и продолжала учиться. К ней приходили самые разные доктора и учителя. Одним из них был Август де Морган – известный математик и логик (да-да, закон де Моргана назван в его честь). С тех пор Ада еще больше погрузилась в мир математики.

В итоге Ада выросла уникальной девушкой. Она была красива и умна, точно также как и ее мама занималась математикой, а в разговорах на научные темы обходила даже ребят из Кембриджа и Оксфорда. Среди других людей, в основном женского пола, это вызвало скрытую злость и зависть. О ней нередко говорили как о чем-то темном, даже дьявольском. Надо сказать, что Ада и сама в себе чувствовала необычные силы (забавно, но на русском ее имя звучит и правда немного дьявольски). Но в этом нет ничего необычного, так как девушка-математик в высшем английском обществе того времени – со стороны это действительно выглядело странно. А многие мужчины меж тем были от нее без ума.

Математика математикой, но как же так вышло, что помнят о ней в первую очередь именно программисты? Одной из самых судьбоносных встреч Ады Лавлейс стала встреча с Чарльзом Бэббиджем – изобретателем первой аналитической вычислительной машины.

В то время, во Франции, куда и прибыл Бэббидж, был развернут крупномасштабный проект по созданию таблиц значений логарифмов и тригонометрических функций. Бэббидж стал мечтать о том, чтобы автоматизировать этот труд, заодно исключив возможные человеческие ошибки, так как в то время именно люди вручную занимались созданием таких таблиц. Так Бэббидж задумался о построении своей разностной машины (вычисление многочлена с помощью разностного метода).

Им было создано огромное количество чертежей, а сам прототип закончен в 1832 году, тот самый, который Ада Лавлейс увидит спустя год.

В 1835 году Ада выйдет замуж за очень достойного человека – барона Уильяма Кинга, который впоследствии был удостоен титула графа, а сама Ада стала графиней Лавлейс. Спустя четыре года у них уже было трое детей – два сына и дочь. Сыновьям Ада дала имена в честь отца – одного назвали Ральфом Гордоном, а другого – Байроном.

А как же с той самой первой в мире программой? И какова судьба машины Бэббиджа? В 1842 году итальянский ученый Луис Манебреа напишет книгу о машине Бэббиджа. Ада по просьбе Бэббиджа займется ее переводом. Во время перевода самой книги она сделала огромное количество замечаний, видя в этой машине кажется больше, чем сам Бэббидж.

Вот ее слова: «Суть и предназначение машины изменятся от того, какую информацию мы в нее вложим. Машина сможет писать музыку, рисовать картины и покажет науке такие пути, которые мы никогда и нигде не видели» Алан Тьюринг впоследствие читал ее записи, введя в свои работы термин возражение леди Лавлейс относительно способности машин мыслить.

В то же самое время, при описании машины Бэббиджа именно Ада ввела в обиход такие компьютерные термины как цикл и ячейка. Она также составил набор операций для вычисления чисел Бернулли. Именно это по сути и стало самой первой компьютерной программой. Бэббидж так и не построил свою машину, она была собрана уже после его смерти и сейчас хранится в Музее науки в Лондоне.

Сама Ада Лавлейс умерла 27 ноября 1852 года всего в возрасте 36 лет. Ровно столько, сколько прожил ее отец. Ее похоронили в фамильном склепе вместе с отцом, которого она так и не узнала.

В честь Ады Лавлейс был назван разработанный в 1980-х годах Министерством Обороны США язык программирования Ада.

P.S. Наверное, тем людям, у которых фраза “Первым программистом была девушка” вызывает недовольство или улыбку, стоит хотя бы раз поинтересоваться биографией этого человека. О таких людях, как Ада Лавлейс или Алан Тьюринг и о многих других стоит помнить. А для кого-то эти истории еще один повод понять, что в мире нет ничего невозможного.

Спасибо тем, кто прочел эту статью. Делитесь своими мнениями, комментариями или замечаниями).

Первая женщина программист | Интересный факт

Джордж Байрон – один из величайших английских классиков. Его произведения знают все. Однако о его дочери обычно упоминают вскользь. Тем не менее, Ада Лавлейс – одна из самых значимых (если не самая значимая) фигур в программировании. И хотя вклад Ады был невелик, чуть больше 50 страниц, но зато каких! Многие ученые, которые писали десятки диссертаций и не стали известными, а Ада стала, всего с полусотней страниц. Мы расскажем вам историю Ады Лавлейс – первой женщины программиста.

Детство Ады Лавлейс

10 сентября 1815 год, Лондон. Анна Изабелла, жена Джорджа Байрона, родила на свет девочку, которую назвали в честь сестры поэта, Августой, второе имя было Ада. Мать девочки была безумно влюблена в математику, что и переняла у неё дочь. Однако счастливое детство было омрачено: отца Ада видела только раз в жизни, когда ей был один месяц. После этого Джордж подписал бумаги и развелся с женой. Все его книги были удалены из библиотеки семьи девочки и до конца жизни её называли Адой, а не именем, которое ей дал отец.

Ада была невысокой, маленькой девочкой. Она росла невероятно образованной, ведь мать наняла ей лучших профессоров математики. И дочка полюбила математику, так же как и её мама, которую называли «королевой параллелограммов».

Юность Ады Лавлейс

В семнадцать лет юная Ада была представлена ко двору, ведь её семья была довольно знаменитой. После этого она часто стала посещать приемы и ужины, стала «выходить в свет». Занятия математикой с лучшими учителями девушка по-прежнему продолжала. От Мэри Сомервилль (шотландский математик; была учительницей Ады, на которую та и равнялась) она узнала о Чарльзе Бэббидже, английском ученом и профессоре в Кэмбридже. Познакомившись с ним лично, она стала близко общаться с профессором, между двумя математиками завязалась крепкая дружба и после они не прекращали общаться. Позже Ада познакомилась со многими другими выдающимися людьми: физиками, учеными, математиками, писателями.
Чарльз Бэббидж

Чарльз Бэббидж

Замужество и жизнь в браке

Прошло три года. Аду выдали замуж за двадцатидевятилетнего Уильяма Кинга, английского барона. Уильям поддерживал жену во всех ее начинаниях, безумно любил её. Этот брак был счастливым. Несмотря на незавидное положение женщин в науке в то время, Ада имела возможность заниматься тем, что ей нравится, у неё всегда были материалы для исследований. Более того, из-за обеспеченности мужа, действия Ады не стеснялись материально. У пары родились трое детей: Байрон (в будущем пэр), Энн (в будущем путешественница, издала несколько книг) и Ральф (в будущем писатель).

Семья Ады Лавлейс: Уильям Кинг, Байрон Кинг, Энн Кинг (Бант), Ральф Кинг

Семья Кингов вела светскую жизнь и часто устраивала приемы, встречи и ужины. В этом обществе Ада была желанным гостем, она могла не только рассказать о науке, но и была образцовой женой и женщиной. При всем своем математическом складе ума, Ада была элегантной и женственной, одной из лучших хозяек и очень интересным человеком. В ней удивительно сочетались лучшие качества её родителей: холодный ум и утонченность матери, эмоциональный склад характера отца.

Ада Лавлейс в науке

Однако вернемся к Аде как математику. Она не переставала общаться с Чарльзом Бэббиджем и после замужества, проводила с ним исследования. Помогла Бэббиджу в создании его аналитической машины. Однако самой важной работой в её жизни был перевод статьи французского математика Луиджи Менабреа и комментарии к нему.

Диаграмма Ады Лавлейс

Эта работа не была столь важной в то время, когда была издана, однако в будущем имела огромный успех и чуть ли не фундаментальное значение в программировании, ведь по сути Ада написала первую в мире программу для компьютера. В своих комментариях она рассказывала, что в будущем будут машины, предназначение которых будет меняться в зависимости от сложности. Ада предсказывала, что «машины смогут писать музыку, рисовать картины и показывать науке новые пути», описала вычислительную машину своего друга и коллеги, Чарльза Бэббиджа. Удивительно как точно она предсказала возможности современных компьютеров ещё в XIX веке. В общем, книга была выпущена под именем ААЛ и имела намного больше информации, чем оригинальные записи. Именно Ада ввела такие термины как «цикл» и «рабочая ячейка».

Ада прожила короткую, но счастливую и полную радости жизнь. В 36 лет у неё обнаружили болезнь. Современные врачи говорят, что это был рак матки. К сожалению, вылечить её не удалось, и Ада скончалась от кровопускания в возрасте 36 лет. Похоронена она была в склепе со своим отцом, которого не знала при жизни.

В честь Ады Лавлейс, талантливой женщины-математика, далеко опередившую своё время, был назван основной язык программирования АДА, созданный министерством обороны США как основной язык программирования (на данный момент им пользуются вооруженные силы США и НАСА).

Помимо этого, в честь неё названы два небольших городка в Алабаме и Оклахоме. В последнем даже существует колледж, носящий её имя.

Первая программистка

Готовясь к олимпиаде по информатике, просматривала знаменитых ученых в этой области. Мое внимание привлекла Ада Лавлейс, считающаяся первым программистом в истории. Сегодня хочу рассказать вам немного о ней.

Ада родилась 10 декабря 1815 года. Её мать — Анна Изабелла Байрон, а отец — английский поэт Джордж Гордон Байрон, с которым она так и не познакомилась. Последний раз Джордж видел свою дочь спустя месяц после её рождения, а в апреле 1816 подписал документ о разводе и навсегда покинул Англию.

Её мать боялась, что Ада пойдет по стопам отца и заинтересуется писательским делом, поэтому старалась привить ей любовь к точным наукам, наняв Аде в учителя шотландского математика Огатеса де Моргана и знаменитую Мэри Сомервилль, которая перевела в своё время с французского «Трактат о небесной механике» математика и астронома Пьера-Симона Лапласа.

В 13 Ада уже создала несколько чертежей летательных аппаратов.

В 16 лет Ада познакомилась с Чарльзом Бэббиджем. За несколько лет до этого он закончил описание того, что теперь считается первым компьютером. Это была счетная машина, способная вычислять с точностью до двадцатого знака. Ада стала близким другом, помощником и единственным единомышленником ученого.


Чарльз Бэббидж

Страсть к науке не помешала Аде выйти замуж за Уильяма Кинга, который вскоре унаследовал титул лорда Лавлейса.Замужество облегчило её труды: у неё появился бесперебойный источник финансирования в виде фамильной казны графов Лавлейсов.

Почему же Ада считается первым программистом? Она перевела на английский статью с описанием машины Бэббиджа. Однако это был не просто перевод. Она дополняла текст своими комментариями, увеличив его примерно в три раза. Речь шла о разработке плана операций для аналитической машины. Это и было первое программирование!

Кроме того, она ввела термины «цикл» и «рабочая ячейка» и составила первую в мире программу — алгоритм вычисления чисел Бернулли на аналитической машине.

К сожалению, Ада погибла в возрасте 36 лет при неудачной попытки лечения рака матки, а признана была спустя десятилетия после своей смерти.



Ада Августа Лавлейс Дочь Байрона, первая программистка

Ада Августа Лавлейс

Дочь Байрона, первая программистка

Мне хотелось бы, чтобы ты получила от леди Байрон сведения о наклонностях Ады, ее привычках, занятиях, нравственных качествах и характере, а также ее внешности. Общительна ли она или любит уединение, молчалива или разговорчива, любит ли читать или наоборот? Пылкая ли у нее натура? Надеюсь, что Бог наградит ее чем угодно, но только не поэтическим даром.

Джордж Байрон

Ада Августа Лавлейс

Высказанные в письме к своей двоюродной сестре опасения великого поэта Англии относительно «поэтического дара» дочери оказались напрасными. Ада Байрон преуспела в совершенно другой области — она составила первую компьютерную программу и потомки нарекли ее «первой программисткой».

Августа Ада Байрон родилась 10 декабря 1815 года, а в январе 1816 года ее родители — супруги Джордж Байрон и Аннабелла Милбэнк — разъехались навсегда.

Ада Байрон с детства успешно и с увлечением занималась математикой. Ее учителем был известный английский математик и логик Август де Морган. К числу друзей Аннабеллы Милбэнк принадлежал выдающийся английский ученый и изобретатель Чарльз Бэббидж. Юная Ада посещает его мастерскую, где знакомится с его работой над вычислительными машинами. Чарльз Бэббидж искренне полюбил эту девушку, он находил в ней главное, что ценил в людях, — остроту ума. Быть может, сыграло роль и то, что Ада была почти ровесницей его рано умершей дочери. Бэббидж следит за научными занятиями Ады, посылает ей статьи и книги, представляющие интерес, и знакомит со своими работами.


Семейная жизнь Августы Ады сложилась счастливо. В июле 1835 года она вышла замуж за Уильяма, восемнадцатого лорда Кинга, ставшего впоследствии первым графом Лавлейсом. Сэр Уильям, которому в то время исполнилось 29 лет, был спокойным, уравновешенным и приветливым человеком. Он с одобрением относился к научным занятиям своей жены и помогал ей как мог.

Супруги вели светский образ жизни, регулярно устраивали вечера и приемы, на которых бывал «весь Лондон». Один из постоянных посетителей этих вечеров, редактор популярного лондонского журнала «Экзаминер» Олбани Фонбланк, оставит такой портрет хозяйки дома: «Она была ни на кого не похожа и обладала талантом не поэтическим, но математическим и метафизическим…»

Портрет графини Лавлейс

Очень выразительна и автохарактеристика, данная Адой в одном из писем Бэббиджу: «Мой мозг — нечто большее, чем просто смертная субстанция; я надеюсь, время покажет это (если только мое дыхание и прочее не будут слишком быстро прогрессировать к смерти).

Клянусь дьяволом, что не пройдет и десяти лет, как я высосу некоторое количество жизненной крови из загадок вселенной, причем так, как этого не смогли бы сделать обычные смертные губы и умы. Никто не знает, какие ужасающие энергия и сила лежат еще неиспользованными в моем маленьком гибком существе.

Я сказала «ужасающие», т.  к. Вы можете вообразить, что это означает в некоторых обстоятельствах. Граф Л. иногда говорит: «Каким генералом могла бы ты быть». Представьте меня со временем в общественных и политических заботах (я всегда мечтала обладать мировой властью, силой и славой — эта мечта никогда не сбудется…). Для вселенной хорошо, что мои устремления и честолюбие навсегда связаны с духовным миром и что я не собираюсь иметь дела с саблями, ядами и интригами вместо х, у и f.

Статья военного инженера Л. Ф. Менабреа (впоследствии генерал в армии Гарибальди, а затем премьер-министр Италии) «Очерк Аналитической машины, изобретенной Чарльзом Бэббиджем» заинтересовала Аду, и она перевела ее на английский язык. Тогда Бэббидж предложил ей добавить некоторые примечания к переводу. Эта идея была немедленно принята. Перевод статьи Менабреа занимает 20 страниц, примечания же Ады Лавлейс — в два с половиной раза больше, 50 страниц. Одно это сопоставление показывает, что А. А. Лавлейс отнюдь не ограничилась ролью простого комментатора. При этом статья Менабреа касается в большей степени технической стороны дела, тогда как примечания Лавлейс — математической.

После получения первых корректур она пишет Бэббиджу: «Я хочу вставить в одно из моих примечаний кое-что о числах Бернулли в качестве примера того, как неявная функция может быть вычислена машиной без того, чтобы предварительно быть разрешенной с помощью головы и рук человека. Пришлите мне необходимые данные и формулы». По ее просьбе Бэббидж прислал все необходимые сведения и, желая избавить Аду от трудностей, сам составил алгоритм для нахождения этих чисел. Но допустил очень грубую ошибку в составлении алгоритма, и Ада сразу же это обнаружила. Она самостоятельно написала программу для вычисления чисел Бернулли.

Эта программа представляет исключительный интерес, поскольку величина, сложность и математическая постановка данной задачи не идут ни в какое сравнение с элементарными примерами. Этот пример позволил Лавлейс в полной мере показать методику программирования на Аналитической машине и те преимущества, которые дает последняя при подходящем методе вычислений.

Предвосхищая «этапы» компьютерного программирования, Ада Лавлейс, так же как и современные математики, начинает с постановки задачи, затем выбирает метод вычисления, удобный для программирования, и лишь тогда переходит к составлению программы.

За определение числа Бернулли Лавлейс берет следующее выражение:

Оно неудобно, т. к. требует суммирования ряда. Другая форма задания предпочтительнее:

Но последняя формула представления B2n-1 имеет существенные недостатки. Поэтому Лавлейс выводит рекуррентную формулу:

и принимает ее за основу метода вычисления. Затем она приступает к описанию программы.

Эта программа вызвала восторг Бэббиджа, он не жалел хвалебных слов для ее автора, и они были вполне заслуженными. Поддержка и теплые слова укрепляли уверенность Ады и давали ей силы для работы. Успехи давались ей с большим напряжением и не без ущерба для здоровья, на что она неоднократно жалуется в письмах Бэббиджу. Лавлейс хотелось, чтобы эта и последующие работы, о которых она мечтала, могли как-то связываться с ее именем. Поэтому Ада решает под каждым примечанием поставить свои инициалы.

Чарльз Бэббидж

ax0 + bx1 + cx2 + dx3 +… + kx9 = p,

a1x0 + b1x1 + c1x2 + d1x3 +… + k1x9 = p1,

…….

a9x0 + b9x1 + c9x2 + d9x3 +… + k9x9 = p9,

«Примечания» Лавлейс заложили основы современного программирования, базирующегося на тех идеях и принципах, которые были ею высказаны. Одним из важнейших понятий программирования служит понятие цикла. Лавлейс полностью осознала значение цикла — использование циклических вычислительных методов является одним из простейших и эффективнейших методов, облегчающих использование вычислительных машин. Поэтому она уделяет весьма много внимания циклам в своей работе. Ей принадлежит определение цикла: «Под циклом операций следует понимать любую группу операций, которая повторяется более одного раза». Организация циклов в программе значительно сокращает ее объем. Без такого сокращения практическое использование Аналитической машины было бы нереальным, т. к. она работала с перфокартами, и требовалось бы огромное их количество для каждой решаемой задачи. Для иллюстрации эффективности использования циклов Лавлейс приводит в качестве примера решение системы 10 линейных уравнений с 10 неизвестными:

Прежде всего, уже в то время Ада Лавлейс отдавала себе полный отчет в колоссальной «широте спектра» возможностей универсальной вычислительной машины. Вместе с тем она очень четко представляла себе границы этих возможностей: «Желательно предостеречь против преувеличения возможностей Аналитической машины. Аналитическая машина не претендует на то, чтобы создавать что-то действительно новое. Машина может выполнить все то, что мы умеем ей предписать. Она может следовать анализу; но она не может предугадать какие-либо аналитические зависимости или истины. Функции машины заключаются в том, чтобы помочь нам получить то, с чем мы уже знакомы». В 1843 году, когда эти положения высказывались, Ада, конечно, не могла предвидеть, как разовьется и какие формы примет программирование спустя 120 лет.


В своей первой и, к сожалению, единственной научной работе Ада Лавлейс рассмотрела большое число вопросов, актуальных и для современного программирования.

Чуть позже Бэббидж вместе с супругами Лавлейс принялся за разработку и практическую проверку системы беспроигрышных ставок на бегах, рассчитывая таким путем добыть средства для продолжения работы над вычислительными машинами.

«Система» не оправдала надежд, проиграв довольно внушительную сумму, Бэббидж и граф Лавлейс отказались от участия в совершенствовании «системы». Но леди Ада, азартная и упрямая, продолжала играть. Она оказалась сильно втянутой в эту рискованную игру, истратив на нее все свои личные средства, причем ее супруг и не подозревал об этом. Более того, леди Ада оказалась в руках группы мошенников, которые шантажировали ее.

В начале пятидесятых годов Ада тяжело заболела. Летом 1852 года она уже не вставала с постели, а 27 ноября 1852 года Августа Ада Лавлейс скончалась в том же возрасте, что и ее отец. Согласно завещанию, она была похоронена рядом с могилой отца в семейном склепе Байронов в Ноттингемпшире.












Блестящий ум Ады Лавлейс: какой была первая женщина-программист

Считается, что эта замечательная аристократка была первым программистом. Но ее талант был гораздо шире. Она была одаренным писателем, мыслителем и аналитиком. Но в этом нет ничего удивительного — ее отцом был английский романтик лорд Байрон, прославившийся своими многочисленными скандалами.

Девушка появилась на свет 10 декабря 1815 года в Лондоне. Ее мать звали Анна Изабелла Байрон, или Анабелла. Поэт был очень разочарован, когда понял, что супруга подарила ему девочку, а не мальчика. Ей дали имя в честь его сестры Августы Ли.

Аннабелла съехала от мужа 16 января 1816 года с ребенком Адой в Киркби Мэллори, дом ее отца и матери. Байрон не хотел иметь ничего общего со своей дочкой. Он уехал из Англии через несколько дней после того, как 21 апреля подписал акт о разводе. После этого Ада больше никогда не видела своего отца. Когда ей было восемь лет, он умер. Девушка даже не видела его портрета, пока ей не исполнилось двадцать лет.

Родство с поэтом сделало ее популярной в викторианском обществе. Часто девочку оставляли на попечение бабушки Джудит, достопочтенной леди Милбэнк. Она очень любила внучку, в отличие от матери Аннабеллы, которая никогда не была особенно близка со своей маленькой дочерью, разве что на людях и в обществе.

Тем не менее мать позаботилась о том, чтобы девочка получила образование и не стала «сумасшедшей» как ее ненавистный отец. Ада проявила невероятные способности к математике и естественным наукам. Ее обучали такие люди, как Уильям Френд, Уильям Кинг, Мэри Сомервилл и Август де Морган. Со временем ее склонность к математике становились все более очевидной. В феврале 1828 года Ада проводила время, изучая анатомию птиц, чтобы суметь выяснить пропорции крыльев. Девушка даже написала книгу, которую назвала «Летология».

К сожалению, успехи в обучении сопровождались плохим здоровьем. В восемь лет у нее начались такие ужасные головные боли, что ухудшилось зрение. В 1829 году она пережила паралич. Проведя почти год в постельном режиме, к 1831 году Ада наконец-то смогла ходить на костылях. В 1833 году, в возрасте 18 лет, девушка влюбилась в одного из своих учителей и попыталась бежать с ним. Их поймали. Анабелла пыталась сделать все, чтобы скрыть происшествие от широкой публики.

В этом же году Ада встретилась с Чарльзом Бэббиджем. За свою жизнь ей посчастливилось поработать с такими необыкновенными умами, как сэр Дэвид Брюстер, Эндрю Кросс, Чарльз Диккенс, Майкл Фарадей и Чарльз Уитстон.

Современники описывали девушку как очаровательную и изящную красавицу. В 1834 году она была представлена при дворе и моментально стала звездой всех придворных мероприятий.

8 июля 1835 года состоялось бракосочетание Ады с Уильямом Кингом, 8-ым бароном Кингом. У супругов было два поместья и дом в Лондоне, в котором они жили. Весь медовый месяц они провели в поместье Эшли-Комбе. Ада стала графиней Лавлейс в 1838 году, когда муж получил титул лорда Лавлейса. Ада стала матерью троих детей.

Будучи красивой женщиной, Ада крутила много романов. Кроме того, ей были интересны азартные игры. В 1851 году Ада попыталась построить математическую модель для крупных ставок, но все пошло наперекосяк, она осталась в глубоком долгу.

Еще одной областью интереса были месмеризм и френология. Они интересовали ее всю жизнь. Со своим другом Грейгом Воронцовым она спорила о математической модели работы мозга и нервной системы. Незадолго до того как заболеть, в письмах к матери женщина делилась мыслями о связи между математикой и музыкой.

Чарльз Бэббидж

У Ады и Чарльза Бэббиджа были тесные отношения, начиная с их первой встречи в июне 1833 года. Он позвал ее ознакомиться с прототипом разностной машины в том же месяце. Используя свои дружеские отношения с Мэри Сомервилл как повод для визита, Ада постоянно навещала Бэббиджа. Она была увлечена его работами. Ученый заметил ее интерес к аналитике и интеллекту. Он называл ее «волшебницей чисел».

Итальянец Луиджи Менабреа написал статью о предложенном Бэббиджем изобретении. Ада посвятила ее переводу девять месяцев в 1842-1843 годах. Людям казалось новоявленное устройство запутанным и трудным для понимания, поэтому вызывало затухание интереса. Ада усердно работала, чтобы объяснить каждую деталь работы машины, даже вычисляя последовательность чисел Бернулли для двигателя и описывая, как изобретение использовало искусственный интеллект. Ее исследование поддержали многие профессора, однако «первый компьютер» в то время так и не был создан.

27 ноября 1852 года, в 36 лет, после нескольких мучительных месяцев болезни, Ада умерла от рака матки. Ее предали земле рядом с отцом.

Невероятная история первого в мире программиста Ады Лавлейс в комиксах

В декабре сообщество программистов отмечает день рождения Ады Лавлейс, которая в первой половине XIX века в Англии сделала описание вычислительной машины. Этот первый прототип компьютера был разработан математиком Чарльзом Бэббиджем. Она же написала первую в мире компьютерную программу для этого изобретения. Ада Лавлейс считается первым программистом в истории.

Издательство «Манн, Иванов и Фабер» выпустило книгу-комикс по мотивам жизни этой удивительной женщины. Представляем вам выдержки из книги.

Вы знали, что первым в истории программистом была женщина? Она родилась 10 декабря 1815 года, и звали ее Ада Лавлейс.

Ее называют женщиной, предсказавшей компьютерный век. Все потому, что Ада Лавлейс до появления самого компьютера создала образец первой в истории компьютерной программы. Сегодня один из универсальных языков программирования назван в ее честь – «Ада».

Ада была единственной законнорожденной дочерью поэта Джорджа Гордона Байрона, но в итоге выросла без отца. Ее мать развелась с Байроном через месяц после рождения девочки, но опасалась, что дочери передалась его «дурная кровь».

Нянечке маленькой Ады запрещалось рассказывать ей сказки и истории, чтобы ребенок не забивал голову фантазиями. Мать, увлеченная математикой, прививала ребенку любовь к науке.

Она нанимала для нее гениальных педагогов, среди которых была Мэри Сомервилль. Эта женщина-ученый стала для девочки примером для подражания.

Когда Аде исполнилось 17 лет, она впервые познакомилась со сверхгениальным для того времени изобретателем Чарльзом Бэббиджем, и это знакомство в итоге сделало ее знаменитой.

В то время Бэббидж работал над своей уникальной механической счетной машиной, которую назвал «Разностной Машиной № 1». Через 100 лет подобное изобретение получило название компьютер.

В машине Бэббиджа было многое, что в итоге передалось современному компьютеру: память, процессор, аппаратное и программное обеспечение. Только его машина состояла из шестерней и рычагов, а работала на пару.

В 1843 году, через год серьезной работы, Ада Лавлейс опубликовала первую в мире работу по информатике. Она описала алгоритм вычисления чисел Бернулли на аналитической машине Бэббиджа. Считается, что так Ада написала первую в мире компьютерную программу и ввела в употребление термины «цикл» и «рабочая ячейка». Именно благодаря этой работе Ада и получила звание первого в истории программиста.

В своем описании машины Ада Лавлейс также указала, что «в будущем она будет создавать алгебраические формулы, сможет писать музыку, рисовать картины и покажет науке такие пути, какие нам и не снились», – говорила она.

К сожалению, в возрасте 36 лет Ада умерла. Она не успела опубликовать других выдающихся работ. В жизни изобретателя Бэббиджа тоже не все шло гладко: до самой старости он пытался достроить свою машину, но не смог. Первые компьютеры появились лишь спустя целый век.

Но Ада не ушла бесследно. В 1975 году Министерство обороны США приняло решение о начале разработки универсального языка программирования. Проект получил название «Ада». А 10 декабря 1980 года, в день рождения графини Лавлейс, был утвержден стандарт языка.

Уже в XXI веке женщина-математик ожила на страницах графического романа «Невероятные приключения Лавлейс и Бэббиджа».

Ожила в альтернативной вселенной, где главные герои достроили свою машину и решают мировые проблемы с помощью компьютера на паровом ходу. В мире викторианской эпохи, математики, логики и юмора. «Книга, делающая вас умнее, пока вы хохочете», – так охарактеризовало этот комикс издание Washington Post.

Материал подготовлен издательством «Ман, Иванов и Фабер».

Ада Лавлейс — первая женщина-программист

Что было бы с человечеством, если бы компьютер изобрели на сто лет раньше? Например, в первой половине XIX века во времена Викторианской Англии, передовой стране эпохи угля и пара? Фантастика, скажете вы. Действительно, фантасты заинтересовались такой возможностью и выдали целую серию романов в стиле стимпанк (паровой панк). В самом известном из них – «Машине разностей», написанной Уильямом Гибсоном и Брюсом Стерлингом программируемая в первой половине позапрошлого века, вычислительная машина просто переворачивает ход истории.

Главную героиню «Машины» зовут Ада Байрон, а завладеть созданной этой демонической красавицей программой мечтает каждый клакер (так называются хакеры в данном фантастическом мире). Самое интересное, что Ада Байрон не придумана фантастами – в Викторианской Англии действительно жила женщина, написавшая первую программу для еще не созданной, но уже придуманной программируемой вычислительной машины.

У биографии Августы Ады Лавлейс, урожденной Байрон, весьма литературное начало. Ее отец, великий поэт-романтик лорд Байрон видел свою дочь всего один раз – через месяц после рождения. Чуть позже, получив официальный развод от матери Ады Аннабелы (причины до сих пор остаются тайной), он отправился в добровольное изгнание — многолетнее путешествие по континентальной Европе. Снарядив за свои деньги военную экспедицию в Грецию, Байрон едет освобождать эту страну от османского владычества. В Греции он заболел и умер, оставив после себя стихотворения и поэмы. В самой известной, «Чайльд-Гарольде», есть строки, посвященные будущей программистке: «Я через море, с горной высоты, тебе, любимой, шлю благословение».

Из-за болезни Ада проходила обучение дома, и ей повезло с учителем – шотландским математиком де Морганом, увлекавшимся эзотерикой и нумерологией. Де Морган привил ученице поистине мистическую страсть к числам и вычислениям. Но настоящая викторианская компьютерная история начинается со знакомства Ады с Чарльзом Бэббиджем – профессором математики Кембриджского университета.

Бэббидж не был чистым математиком. Познакомившись в молодости с опытом наполеоновской Франции по созданию таблиц значений логарифмических и тригонометрических функций, необходимых в военном и навигационном деле, Бэббидж решил его автоматизировать. Он спроектировал механический прибор из валиков и шестеренок, способный вычислять значения функций методом конечных разностей до двадцатого знака и приводимый в действие рычагом. Постройку этой «Большой разностной машины» щедро профинансировало правительство Великобритании. Но столкнувшись с технологическими трудностями, прежде всего с недостаточным уровнем металлообработки того времени, Бэббидж затянул сроки и лишился госфинансирования – были созданы только отдельные узлы. Целиком «машину разностей» удалось воссоздать уже в XX веке, она превратилась в достойный экспонат Лондонского музея науки.

Между тем Бэббидж не унывал, и к моменту встречи с Адой (1833 год) задумал еще более амбициозный проект – универсальную вычислительную машину, работающую по введенной в нее программе. У новой машины уже были все главные черты современного компьютера. Бэббидж наделил ее помимо вычислительного блока регистрами памяти (запоминающее устройство), управляющим барабаном (устройство управления) и устройством ввода/вывода информации, которые осуществляются с помощью перфокарт, применяемых до этого в ткацких станках для «ввода» нового узора.

Ада с головой ушла в новый проект Бэббиджа и стала его спонсором. Поспособствовало этому то обстоятельство, что в 1835 году мисс Байрон вышла замуж за 29-летнего барона Уильяма Кинга, который вскоре унаследовал титул графа Лавлейса. Молодая семья была прекрасно обеспечена.

Ада стала также пиар-менеджером машины Бэббиджа, продвигая его в высшем английском обществе. Однако вскоре ей представился случай применить в проекте и свои математические способности. Бэббиджу потребовалось все больше денег, и он поехал в континентальную Европу с циклом лекций о программируемой машине в надежде найти новых инвесторов. В Турине его лекцию записал итальянский математик Луиджи Менабриа и опубликовал на французском языке. Публикация вызвала фурор, Ада перевела ее на английский и собиралась издать на родине. Однако Бэбидж предложил ей сначала сопроводить перевод примечаниями и комментариями. Ада взялась за дело и вскоре примечания превратилась в самостоятельную работу, в два с лишним раза превышающую объем собственно перевода. Ада оттачивает понятийный аппарат и терминологию, но, главное, в качестве примера пишет программу для решения на машине Бэббиджа уравнения Бернулли, описывающего стационарный поток несжимаемой жидкости. Примечания Ады Байрон вышли в 1843 году.

Машина Бэббиджа так и не была построена, через столетие ее реализуют на совершенно другой технологической базе. Ада вскоре скончается от смертельной болезни. Но написанную ею программу уже в 1978 году на машине БЭСМ-6, закодировав на языке Фортран, проверили в Дубне советские программисты. После отладки обнаружилось, что Ада сто тридцать пять лет назад допустила в программе всего одну ошибку.

В честь Ады Лавлейс, первого программиста

Первый программируемый компьютер — если бы он был построен — был бы гигантским механическим устройством, гремящим вместе с шестеренками, рычагами и перфокартами. Таково было видение аналитической машины, разработанной британским изобретателем Чарльзом Бэббиджем в 1837 году. В то время как Бэббиджу приписывают концепцию машины, возможно, именно его подруга Ада Лавлейс лучше всего понимала ее обещание и потенциал, который однажды могут реализовать компьютеры.Дочь поэта-романтика лорда Байрона, Лавлейс была одаренным математиком и интеллектуалом, которая перевела итальянскую статью об аналитической машине и дополнила ее обширными заметками о возможностях машины. В этих заметках она не только объяснила двигатель более ясно, чем Бэббидж мог, но также описала алгоритм, который он мог выполнять, что часто считается первой компьютерной программой в мире.

Лавлейс умерла на раннем этапе ее дружбы с Бэббиджем, и аналитическая машина так и не была построена, за исключением страниц «Захватывающих приключений Лавлейса и Бэббиджа» (Пантеон, апрель 2015 г.), графического романа художника и аниматора Сидни Падуя.В истории Падуи два друга завершают работу над гигантским паровозом и становятся эксцентричным, технологичным дуэтом, борющимся с преступностью. Scientific American рассказал Падуе о важности Дня Ады Лавлейс, который отмечается каждый второй вторник октября, и о собственном опыте Падуи как женщины, работающей в области технологий цифровой анимации.

[Ниже следует отредактированная стенограмма интервью.]

Что привлекло вас в истории Лавлейса и Бэббиджа?
Это был несчастный случай. Я был в пабе с моей подругой Сью Чарман, которая основала День Лавлейс, когда она предложила мне написать в блоге.На самом деле я не думала о себе как о женщине-технологе — я работала на компьютерах, но очень неохотно. Я сделал очень короткий биографический комикс [о Лавлейсе и Бэббидже] за пару вечеров, и затем он получил очень большую популярность. Затем я был очарован этой историей и полностью влюбился в Лавлейса и Бэббиджа. С этого момента он просто начал жить своей собственной жизнью.

В чем идея Дня ловеласа?
Я никак не связан с Днем Лавлейс. Но имея день, когда вы просто наводняете Интернет сообщениями в блогах о женщинах, занимающихся крутыми вещами [в науке и технологиях], вы создаете сдвиг в восприятии: множество женщин делают самые разные вещи, поэтому [женщины подумают], «Я не чудак.”

Как история Ады Лавлейс относится к сегодняшним женщинам в науке?
Трудно идти по узкой прямой и идеальной тропе, которую приходилось проделывать женщинам XIX века. Лавлейс напоминает мне современных женщин и их отношение к науке тем, что она противоречит этому, [думает]: «Хочу ли я изучать гуманитарные науки или я хочу изучать математику?» Она прекрасно осознавала свою странность как математическую женщину; осознание того, что она не должна заниматься математикой, было для нее психологически очень трудным. И я думаю, что многим женщинам может понравиться это чувство, что они все делают правильно и застенчивы в науке.

Ощущали ли вы это сами, будучи женщиной в информатике?
Думаю, это могло быть причиной того, что я так долго воздерживался от компьютерной анимации — ваше гиперсознание делает работу очень сложной. Ощущение, что ты не коренной [и] немного на вражеской территории. Это незаметно, но я думаю, что это все еще очень мощная сила, когда вы начинаете сталкиваться с трудностями.

Вы видите, что ситуация улучшается?
Обучаю анимации. С каждым годом в моем классе становится все больше и больше девочек, и они просто убивают это не только с точки зрения анимации, но и с точки зрения технологий, оснастки и прочего. Так что в моей сфере определенно произошел большой сдвиг, что невероятно воодушевляет.

Вы сказали, что неохотно работаете на компьютерах. Что вам нравится в аналитической машине Бэббиджа?
Мне не очень нравится абстракция компьютеров. А мне нравится аналитическая машина, потому что вы можете видеть каждую ее часть и понимать, что она делает. Это просто гораздо более интуитивный способ усвоить все эти концепции.

Например, я люблю бочки! Никто не говорит о стволах [механизме, хранящем программы машины], которые для меня самое удивительное. Я люблю их, потому что они явно адаптированы из музыкальной шкатулки или шарманки, с колышками и всем остальным, и это просто здорово, потому что у Бэббиджа была эта знаменитая война с уличными музыкантами.Мне там нравится резонанс. И это просто красивые, умные штуки, где одна карта позволяет пройти через всю эту очень сложную последовательность с помощью десятков рычагов. Я думаю, они просто восхитительны.

В наше время работы Лавлейса известны как предшественники компьютерных программ. Узнали ли ее при жизни?
Буквально на днях я действительно нашел некролог из канадской газеты 1852 года, который — что крайне необычно для некрологов Лавлейс — полностью сосредоточен на ее статье об Аналитической машине. Так что я был очень доволен. Почти все остальные сказали: «О, дочь Байрона», и даже не упомянули математику.

Познакомьтесь с Адой Лавлейс: первым в мире программистом | Серена Хана | Кодовая улица, 23

С днем ​​#AdaLovelaceDay!

Сегодня мир празднует невероятные достижения женщин, работающих в областях STEM, и первого в истории программиста Ады Лавлейс. Ленты, ленты новостей и разговоры будут полны упоминаний об этой замечательной женщине и ее работе — но кем именно была Ада и почему она так знаменита?

Ниже мы кратко изложили основные моменты, которые вам нужно знать об Аде — подготовьтесь к впечатлению и вдохновению!

Итак, все знают ее как Аду Лавлейс, но это скорее прозвище, которое ей дал мир.Ее настоящее имя — Августа Ада Кинг-Ноэль, графиня Лавлейс.

Ада родилась 10 декабря 1815 года в Лондоне. Она была ребенком Аннабеллы Милбэнк и известного поэта лорда Байрона.

С раннего возраста было совершенно ясно, что Ада исключительно яркая и талантливая. В отличие от большинства аристократических девушек начала 1800-х годов, Ада глубоко преподавала математику и естественные науки. В то время эти предметы считались слишком сложными для женщин (давайте на секунду закатим глаза), но мать Ады настояла на том, чтобы она выучила их, чтобы перестать быть эгоистичным и непредсказуемым, как ее отец.

Ее обучали некоторые из лучших умов, в том числе социальный реформатор Уильям Френд и астроном и математик Мэри Сомервилл, которая была одной из первых женщин-членов Королевского астрономического общества.

В 17 лет Ада познакомилась с британским изобретателем и математиком Чарльзом Бэббиджем, с которым она подружилась и была наставником. Бэббидж создал компьютер, известный как аналитический механизм, который был разработан для решения сложных математических задач.

Позже, изучая Аду, его попросили перевести статью об аналитической машине Бэббиджа для швейцарского журнала.Ада не только перевела статью, но и добавила свои мысли и идеи о машине, в результате чего статья стала в три раза длиннее оригинала.

Заметки Ады включали в себя некоторые «внешние» идеи: она считала, что компьютеры могут делать больше, чем просто вычисление чисел, но их можно использовать для обработки сложных алгоритмов, и фактически написала уравнение, которое считается первым в мире компьютерным алгоритмом. Она также описала, как можно создать коды, позволяющие устройству понимать буквы и символы вместе с числами — звучит знакомо?

К сожалению, жизнь Ады оборвалась, когда она умерла в возрасте 36 лет от рака, но ее наследие живет.

Ада сыграла ключевую роль в истории технологий, и ее работа привела к тому, что будущие программисты, такие как Грейс Хоппер и Алан Тьюринг, совершили огромные открытия в области вычислений, которые оказали существенное влияние на мир.

Она проложила путь женщинам, работающим в сфере высоких технологий. Спустя более 200 лет Ада продолжает вдохновлять нас. Мы рассказываем нашим ученикам об Аде, когда они начинают программировать, чтобы показать им, чего можно и чего достичь.

Мы сказали, что вы будете впечатлены. Перейдите по ссылкам ниже, чтобы узнать больше о легендарной Аде.

Жизнь Ады Лавлейс — подкаст BBC 4, в котором подробно обсуждается необычная жизнь Ады.

Ада Лавлейс: оригинальная женщина в технологиях — отличный доклад на TED о жизни Ады и о том, почему мы должны рассказывать истории женщин-новаторов.

В поисках Ады — все, что вам нужно знать об Аде от основателей Ada Lovelace Day.

Кто был первым программистом?

Ада Лавлейс, дочь английского поэта лорда Брайона и Анны Изабеллы Ноэль Байрон (урожденная Милбанк), возможно, была первым в мире программистом.Ее заметки об аналитической машине Бэббиджа, опубликованные как дополнения к ее переводу «Наброска аналитической машины, изобретенной Чарльзом Бэббиджа» Луиджи Менабреа, содержат алгоритм вычисления чисел Бернулли.

Некоторые биографы преуменьшают или полностью игнорируют вклад Ады Лавлейс в вычисления, но Джеймс Эссинджер, автор книги «Алгоритм Ады: как дочь лорда Байрона Ада Лавлейс начала цифровую эпоху», твердо поддерживает место Лавлейс в истории вычислительной техники.

Алгоритм Ады: как дочь лорда Байрона Ада Лавлейс начала цифровую эпоху

Джеймс Эссингер

В «Алгоритме Ады» Эссинджер рисует захватывающий портрет жизни Ады Лавлейс. Каждая из 18 глав книги написана убедительной, легкой для чтения прозой и основана на использовании первоисточников. Самые ранние главы посвящены жизни ее родителей и событиям, которые привели к их браку, рождению Ады и их разлуке, когда Ада была младенцем.

Остальные главы охватывают жизнь Ады с самого детства, когда она была воспитана своей матерью, до ее прискорбной ранней смерти от рака в возрасте 36 лет. Последняя глава служит эпилогом, в котором основное внимание уделяется наследию Лавлейса и Бэббиджа в годы после их смерти. соответствующие смерти. Каждая глава охватывает часть жизни Ады Лавлейс, а вся книга дает полное представление об увлекательной исторической личности.

Единственный недостаток книги Эссингера состоит в том, что она пытается быть как общей биографией, так и доказательством того, что Ада Лавлейс способствовала развитию информатики. Первые главы о браке и разлуке ее родителей интересны, но они занимают значительное место в этом небольшом томе.

Алгоритм Ады включает чуть более 250 страниц, поэтому кажется, что каждая глава, посвященная вспомогательным вопросам, могла быть использована для поддержки материала, более непосредственно связанного с работой Ады Лавлейс с Бэббиджем. Читатели, которых интересует только работа Лавлейса над аналитической машиной, вероятно, могли бы прочитать только главы с 12 по 15 и уйти с достойным пониманием вклада Лавлейса в информатику.

Выбор написать исчерпывающую биографию вместо целенаправленного повествования о подмножестве жизни Ады Лавлейс — верное решение, и Эссинджер отлично справляется с этим, но его аргумент в поддержку роли Ады Лавлейс в истории компьютерных наук мог бы быть сильнее, если бы он урезал более широкую историю жизни, чтобы больше сосредоточиться на ее работе с Бэббиджем.

Изобретения Чарльза Бэббиджа и идеи Ады Лавлейс по их использованию представляют собой одно из величайших «могло бы быть» в истории вычислительной техники. Биография Эссингера дает веские основания для включения Ады Лавлейс в список компьютерных провидцев. Бэббидж был блестящим изобретателем, но у Лавлейса было видение. В то время как другие биографы более пресыщены вкладом Лавлейс, Эссинджер хорошо обосновывает свою точку зрения, и эта биография — отличное место для начала изучения Ады Лавлейс.

Другие рекомендуемые книги

Чародейка чисел: Роман Ады Лавлейс

Дженнифер Кьяверини

Этот художественный роман охватывает жизнь Ады Лавлейс, от встречи ее родителей до ее смерти.Хотя в романе есть некоторые вольности, он предлагает интересный рассказ о жизни Лавлейс и обществе, в котором она жила.

The Difference Engine: роман

Уильям Гибсон и Брюс Стерлинг

Классика научной фантастики, этот роман исследует мир, в котором аналитическая машина Бэббиджа была успешно построена, а информационная революция поразила Британию — и весь остальной мир — на целое столетие раньше.

Ада Лавлейс: Создание компьютерного ученого

Кристофер Холлингс, Урсула Мартин и Адриан Райс

Биография Ады Лавлейс, написанная математиками.Этот небольшой том — всего 128 страниц — исследует интерес Ады Лавлейс к математике и вклад в нее гораздо глубже, чем другие биографии. Отличный выбор для тех, кто хочет глубже погрузиться в творчество Лавлейс.

Захватывающие приключения Лавлейса и Бэббиджа: (в основном) правдивая история первого компьютера

Сидней Падуя

В этом графическом романе Бэббиджа и Лавлейс ждут невероятные приключения. Приключения не являются исторически точными — и не должны быть такими, — но они забавны.Обильные сноски стоит прочитать. Веселое чтение для всех, кто хочет более легкого взгляда на Бэббиджа и Лавлейс.

Ада Лавлейс, поэт науки: первый программист

Дайан Стэнли

Иллюстрированная биография Ады Лавлейс, написанная для юных читателей. Эта книга представляет собой обзор жизни Ады Лавлейс всего на 40 страницах, но при этом охватывает многие ключевые события. Это была первая десятка в списке чтения феминистских книг для юных читателей за 2017 год, составленном проектом Амелии Блумер.

История

— Кто был первым программистом?

Августа Ада Кинг, графиня Лавлейс (1815–1852) считается первым программистом.

Первой программой был алгоритм для вычисления чисел Бернулли для аналитической машины Чарльза Бэббиджа, и он появился в ее примечаниях к переводу мемуаров Луиджи Менабреа «Набросок аналитической машины, изобретенной Чарльзом Бэббиджа», в частности Note G. необходимые для вычисления чисел Бернулли были известны задолго до времен Ады, однако алгоритм Ады — это первый пример вычислительного алгоритма, предназначенного для выполнения на (в то время еще гипотетической) машине.

Конрад Цузе (1910–1995) также является надежным кандидатом на звание «первый программист», он изобрел двоичный механический калькулятор с плавающей запятой с ограниченной программируемостью, Z1 (1936), но, что более важно, Z3 (1941), полный Тьюринга. электромеханический компьютер.

Когда дело доходит до электронных компьютеров, компьютер Атанасова-Берри (задуманный в 1937 году, введен в эксплуатацию к 1942 году) считается первым электронным цифровым вычислительным устройством, поэтому его создателей, Джона Винсента Атанасова и Клиффорда Берри, разумно считать пионерами программирования. .Компьютер Атанасова-Берри не был программируемым, первым программируемым электронным компьютером был ENIAC (1946).

Хотя дизайнеры ENIAC Джон Мочли и Дж. Преспер Эккерт, вероятно, изрядно занимались программированием, большая часть программирования ENIAC была сделана этими милыми дамами:

Их имена слева направо: Кэти Клейман 1 , Джин Бартик, Марлин Мельцер, Кей Мочли Антонелли и Бетти Холбертон впереди. Две женщины-программисты ENIAC, Фрэн Билас и Рут Лихтерман, отсутствуют на фотографии.

Когда дело доходит до цифровых компьютеров, первым был Colossus (введен в эксплуатацию к декабрю 1943 г.), и ведущего проекта Томми Флауэрса (1905 — 1998 гг.) Также следует считать пионером программирования, наряду с Максом Ньюманом (1897-1984 гг.), Который был ответственный за формулировку требований к машине и, конечно же, Алан Тьюринг (1912 — 1954), который разработал более раннюю электромеханическую криптоаналитическую машину Блетчли-Парка, Bombe (1939), и оказал влияние на разработку Colossus 2 .

1 Кэти Клейман — основательница проекта программистов ENIAC и, очевидно, не программист ENIAC (слишком молодой 🙂
2 История вычислений в двадцатом веке: Колосс — Б. Рэнделл, Ньюкаслский университет (PDF)

Познакомьтесь с Адой Лавлейс, первым программистом (и причиной, по которой у вас есть iPhone)

Древнему Риму приписывают большой вклад в современный язык, религию, право, искусство и правительство.Действительно, Римская империя была наполнена захватывающей дух архитектурой и сложной и увлекательной социально-экономической культурой. Но это было также полно драмы.


Большинство людей знает по крайней мере несколько ключевых фактов о Юлии Цезаре и его печально известном убийстве в мартовские иды. Но когда вместе с ним рухнула Римская республика и на ее месте поднялась Римская империя, правители, пришедшие после него, были не менее противоречивыми. Расточительность, казни и крайние религиозные преследования лежат в основе наследия многих римских императоров.И это не говоря уже о секс-скандалах.

Итак, вот список самых худших римских императоров, от умеренно некомпетентных до крайне нестабильных.

Диоклетиан, 284–305 гг. Н. Э.

Император Диоклетиан заслуживает некоторой похвалы, поскольку его правление ознаменовало конец кризиса третьего века. Его правительственные реформы считаются одним из основных факторов, способствующих долголетию Римской империи в следующем тысячелетии. Диоклетиан восстановил контроль над необузданной военной силой, подавил вражеские угрозы вдоль границ Империи и пересмотрел налоговую систему в условиях разрушенной экономики.

Тем не менее, ему также приписывают одну из самых жестоких попыток очищения от христианства в истории, которая определенно находится в графе «против». Диоклетиан лишил христиан законных прав, пытаясь побудить своих граждан вернуться к более традиционному поклонению древнеримским богам. Он разрушал церкви и религиозные писания, а также пошел еще дальше, запретив христианам даже собираться для поклонения. После подозрительного пожара в императорском дворце вера Диоклетиана в христианский заговор привела к череде побоев, пыток и обезглавливания.

В 305 году н.э., сильно ослабленный тяжелой болезнью, Диоклетиан отказался от своего правления, передав факел тому, кто был в силах нести бремя Империи. Бывший император, первый человек, который добровольно отказался от роли, провел остаток своих дней, ухаживая за огородом — похоже, выход на пенсию вполне удовлетворительный.

Элагабал, 218–222 гг. Н. Э.

Элагабал стал Императором в нежном 14-летнем возрасте, начав правление, которое было известно сексуальными скандалами и религиозными спорами — не совсем то, чего можно ожидать от человека, только что перешедшего половой зрелости.

Император Элагабал начал свою жизнь как первосвященник, служивший сирийскому богу солнца, с которым он разделял имя. Когда он пришел к власти над Римом, его преданность богу побудила его попытаться поднять его до того же статуса, что и Юпитер, что очень не понравилось Империи. Он даже настаивал на женитьбе на весталке Аквилии Севере, что противоречило не только римским традициям, но и закону.

С другой стороны, говорят, что Элагабал проституировал себя по всему дворцу.Он был женат на пяти разных женщинах и завел бесчисленное количество любовников всех полов. Он послал слуг в город, чтобы найти для него любовников, и даже открыл императорские бани для публики, чтобы насладиться зрелищем, как другие купаются.

Некоторые историки говорят, что Элагабал мог быть одним из первых трансгендерных исторических деятелей, предлагая большие суммы денег любому врачу, который сможет успешно провести операцию по смене пола. Народ Рима расценил это как совершенно скандальный, выставив его в негативном свете, который он не мог надеяться преодолеть.

Общая некомпетентность Элагабала на престоле привела к девальвации римской валюты. Еще больше проявив свою незрелость, он начал назначать любовников на важные политические должности. Таким образом, хотя история имеет тенденцию быть неблагоприятной по отношению к нему из-за его личного выбора, кажется вероятным, что он был непригоден как император в основном из-за того, что он был буквально ребенком.

Юность Императора, однако, в конце концов не пошла ему на пользу. В 18 лет Преторианская гвардия положила конец Элагабалу и его эксцентричному поведению.После того, как Элагабал лишил своего двоюродного брата титулов и богатства, Гвардия, которая предпочитала этого двоюродного брата, восстала против Элагабала, убив в результате насилия и его, и его мать.

Тиберий, 13–37 гг. Н. Э.

Император Тиберий поступил правильно во многих вещах. Он избегал ненужных и финансово истощающих военных кампаний и вместо этого в значительной степени полагался на дипломатию. Он укрепил границы Империи. Он даже щедро пополнял казну Империи.

Однако Тиберий никогда не хотел править как император, и это было совершенно очевидно.Он оставил много обязанностей Сенату и в остальном был отстраненным и замкнутым. Он покинул Рим в середине своего правления — решение, которое многие считали худшим из тех, которые он мог принять, — и получил репутацию, полностью доступную для интерпретации.

Основаны ли эти утверждения на истине или полностью сфабрикованы, на данный момент невозможно узнать, но в любом случае Тиберия ненавидели настолько, что заставляли болтать языки самыми злобными разговорами. Во время своего пребывания на острове Капри Тиберия обвиняли в том, что он сбрасывал людей со скал за незначительные пренебрежения и вступал в беспокоящие сексуальные действия с очень маленькими мальчиками.Хотя это не имеет большого отношения к управлению империей, это почти последнее, чего вы хотите от правителя.

Тиберий заработал репутацию кровожадного императора после того, как человек по имени Сеянус попытался захватить власть. Сеян пытался сделать себя следующим наследником Тиберия, убив сына Тиберия. Тиберий, конечно, призывал к смерти не только Сеяна, но и тех, кто был с ним связан, включая его детей.

Также кажется вероятным, что большая часть его плохой репутации связана с его связью с Калигулой, о котором вы услышите гораздо больше позже.

Каракалла, 211–217 гг. Н. Э.

Первые 13 лет своего правления Каракалла правил как соправитель вместе со своим отцом Септимием Северусом, а затем со своим братом Гетой. В 211 году н.э. его брат был убит верными членами его преторианской гвардии. Не удовлетворившись этим, Каракалла пошел еще дальше и убил большинство сторонников своего брата. В качестве еще одного акта оскорбления Каракалла удалил изображение Геты с картин, монет и статуй, вычеркнул его из записей и объявил настоящим преступлением произнесение его имени.

Помимо того, что Каракалла считался деспотичным и жестоким императором, он не был столь уж эффективен в других аспектах своего правления. Он ввел в действие указ, объявлявший всех свободных жителей Империи официальными гражданами … чтобы он мог собирать налоги с более широкого круга людей. Он истощил большую часть средств Империи, пытаясь сделать свою армию счастливой, и часто участвовал в безжалостных и ненужных военных кампаниях.

Каракалла был одержим Александром Великим и в припадке беспорядочного поведения продолжил преследование философов аристотелевской школы, основываясь исключительно на легенде о том, что Аристотель отравил Александра.Его поведение только ухудшилось, когда, обнаружив в Александрии пьесу, издевающуюся над ним, он отправил свои войска на резню, грабежи и разграбление города.

В 217 году нашей эры Каракалла был зарезан перебежчиком — почти ироничный конец, учитывая его обожание собственной армии.

Максиминус Фракс, 235–238 гг. Н. Э.

Император Максиминус Фракс был очень крупным человеком, и его также многие ненавидели. В отличие от императора Диоклетиана, его часто считают правителем, который вызвал кризис третьего века.Своими изнурительными военными кампаниями он довел Рим до почти полного разрушения, перенапрягая своих солдат, отправляя их сразу на несколько фронтов.

Его недоверие и отвращение к кому-либо, кроме своей армии, не сделали ему никакой пользы и вызвали социальную нестабильность. Максимин даже приказал казнить членов своей семьи. Он был человеком, который предпочитал править путем завоеваний, а не покровительства, и прославился тем, что разрушал общественную собственность и поджигал любую деревню, через которую проходил.

Его короткое трехлетнее правление закончилось в 238 году нашей эры, когда члены имперской римской армии убили его вместе с сыном и советниками.

Нерон, 54–68 н.э.

14-летнее правление Нерона имело ряд значительных успехов, включая переговоры о мире с Парфянской империей и подавление восстания Будики. В то время как высший класс считал его чрезмерно экстравагантным и недостойным достоинства, низшие классы Рима на самом деле имели сильное положительное мнение о своем правителе. Это было правдой, несмотря на то, что некоторые из его методов склонялись к тираническому безумию. Учитывая, что ему было всего 16 лет, когда он занял трон, это не так уж удивительно — юность — это тяжело.

В начале своего правления правлением Нерона строго руководила его мать, Агриппина Младшая, так же, как она организовала восхождение Нерона на пост императора. Агриппина вышла замуж за его двоюродного дедушку и предыдущего императора Клавдия и устроила Нерону женитьбу на своей новой сводной сестре Октавии. К 59 году н.э. из-за необъяснимой ссоры Нерон приказал своим войскам убить ее. Это был бы не последний раз, когда он организовывал смерть.

В 62 году н. Э. Нерон развелся с Октавией, сославшись на то, что она не могла иметь наследника.Когда его подданные отрицательно отнеслись к этому решению, он изгнал Октавию. Вскоре после этого — либо чтобы еще больше изменить общественное мнение или укрепить свои претензии на престол — он обвинил ее в прелюбодеянии и казнил ее. Его вторая жена, Поппея Сабина, умерла в 65 году нашей эры. Некоторые писатели древности говорят, что Нерон тоже несет ответственность за эту смерть, хотя другие не согласны с этим.

Наследие Нерона как сумасшедшего наиболее тесно связано с Великим пожаром в Риме в 64 году н. Э., Который полностью разрушил три из 14 районов Рима, оставив еще семь сильно поврежденных.Множество мифов окружают ужасную трагедию, в результате которой погибли сотни граждан, в том числе драматически злая история о том, как Нерон играл на скрипке, когда Рим пал в прах.

На самом деле скрипки в то время даже не существовало. В то время как некоторые классические источники ссылаются на то, что Нерон находился на крыше своего дворца и пел из «Мешка Илиума», другие помещают его за десятки миль от огня.

Хотя невозможно узнать правду о происхождении пожара, многие люди прямо обвиняли Нерона в разрушениях.Считалось, что он намеренно уступал место новой городской эстетике. Будь то искренняя вера или отчаянная попытка найти козла отпущения, Нерон обвинил в пожаре последователей растущей христианской религии.

Нерон намеревался жестоко преследовать христиан, применяя множество творческих пыток и смертей, в том числе завертывая их в шкуры животных, чтобы их растерзали собаки.

После этого правление Нерона начало рушиться. Усилия по восстановлению истощили римскую валюту, и нерешительность Нерона в отношении дальнейших восстаний вызвала повсеместную нестабильность.В 68 году его преторианская гвардия отказалась от лояльности и объявила Нерона врагом народа. В последнем драматическом чутье Нерон покончил жизнь самоубийством, прежде чем его могли казнить.

Калигула, 37–41 н.э.

Надежных сохранившихся свидетельств правления Калигулы не так много. Даже если бесчисленное множество историй, окружающих его, являются сфабрикованными, он должен быть довольно непопулярным, чтобы вообще вызвать такого рода клевету.

Честно говоря, у Калигулы было тяжелое начало в жизни.Он был единственным выжившим после того, как вся его семья погибла либо в заключении, либо непосредственно от рук императора Тиберия. Затем он был принят императором и предавался всем его худшим прихотям, пока не скончался Тиберий, и Калигула не взошел на трон в возрасте 25 лет.

В первые шесть месяцев его правления дела шли неплохо. Он снизил несправедливые налоги, отозвал приговоренных к ссылке и предоставил солдатам воинские бонусы. Однако после того, как его настигла странная болезнь, его выздоровление было окутано безумием, которое уступило место садистским и извращенным наклонностям.Он стал известен тем, что произнес фразу: «Помните, что я имею право делать с кем угодно все».

Любое предполагаемое издевательство со стороны его подданных каралось смертью. Фактически, в своей бесконечной паранойе Калигула начал отправлять самых близких ему людей в изгнание или смерть, включая своего приемного сына. Его жестокость привела к тому, что он получил чувство удовлетворения, заставляя родителей смотреть, как убивают их детей.

Его высокомерие поднялось до новых высот, когда он объявил себя настоящим живым богом.Калигула даже заменил головы статуй богов и богинь его собственными.

Дальнейшие рассказы о его безумии включают в себя бросание целой части гладиаторской аудитории на арену, чтобы ее съели звери для собственного развлечения, планирование назначения его лошади консулом и превращение дворца в настоящий бордель.

Калигула был убит преторианской гвардией всего за четыре года своего правления. Сенат настолько возненавидел этого человека, что они даже сплотились, чтобы вычеркнуть его из записей римской истории.Благодаря этой кампании до сих пор остается неясным, что является фактом, а что вымыслом в правление Калигулана.

Коммод, 180–192 гг. Н.э.

Коммод был назначен соправителем своим отцом, императором Марком Аврелием, в 177 г. н.э. Марк Аврелий умер в 180 г. н.э., оставив своего самовлюбленного и своенравного сына единственным императором Рима.

Поскольку Калигула не мог быть единственным, кто получает все удовольствие, Коммод также считал себя богом, называя себя возрожденным Гераклом и заставляя других последовать его примеру.Он кружил по городу в львиных шкурах и участвовал в гладиаторских мероприятиях, участие в которых считалось скандальным для правителя.

Что еще хуже: он часто предпочитал соревноваться со слабыми солдатами, которые были больны или искалечены войной, иногда связывая двоих из них вместе, чтобы забить их до смерти одним ударом. Чтобы добавить оскорбления и без того серьезной травме, он также непомерно обвинил Рим за свои выступления на арене.

Самолюбие Коммода не знало границ. Он изменил календарные месяцы, чтобы отразить его собственные эпитеты.Он бессовестно сослал и казнил свою жену и гордо держал гарем из сотен человек. Он заставил своих советников поддаться политическим промахам и приказал убивать целые семьи по подозрению в заговоре.

Эта статья изначально была опубликована на сайте Explore The Archive. Подпишитесь на @explore_archive в Twitter.

Ада Лавлейс — Цитаты, дети и факты

Английский математик Ада Лавлейс, дочь поэта лорда Байрона, была названа «первым компьютерным программистом», написавшим алгоритм для вычислительной машины в середине 1800-х годов.

Кем была Ада Лавлейс?

Дочь знаменитого поэта лорда Байрона, Августа Ада Байрон, графиня Лавлейс, более известная как «Ада Лавлейс», проявила свой дар к математике в раннем возрасте. Она перевела статью об изобретении Чарльза Бэббиджа и добавила свои комментарии. Поскольку она представила множество компьютерных концепций, Лавлейс считается первым программистом. Она умерла 27 ноября 1852 года.

Ранние годы

Ада Лавлейс, рожденная как Августа Ада Байрон 10 декабря 1815 года, была единственным законным ребенком знаменитого поэта лорда Джорджа Гордона Байрона.Брак лорда Байрона с матерью Лавлейса, леди Энн Изабеллой Милбэнк Байрон, не был счастливым. Леди Байрон рассталась со своим мужем всего через несколько недель после рождения дочери. Через несколько месяцев лорд Байрон покинул Англию, и Лавлейс больше никогда не видел своего отца. Он умер в Греции, когда Аде было 8 лет.

В середине 1800-х годов у Лавлейс было необычное для аристократической девушки воспитание. По настоянию матери репетиторы обучали ее математике и естественным наукам. В то время такие сложные предметы не были стандартной платой за проезд для женщин, но ее мать считала, что участие в тщательных исследованиях помешает Лавлейс развить капризный и непредсказуемый характер ее отца.Лавлейс также заставляли лежать неподвижно в течение длительного периода времени, потому что ее мать считала, что это поможет ей развить самоконтроль.

С самого начала Лавлейс проявлял талант к числам и языку. Она получила наставления от Уильяма Френда, социального реформатора; Уильям Кинг, семейный врач; и Мэри Сомервилл, шотландский астроном и математик. Сомервиль была одной из первых женщин, вступивших в Королевское астрономическое общество.

Бэббидж и аналитическая машина

Примерно в 17 лет Ада познакомилась с Чарльзом Бэббиджем, математиком и изобретателем.Пара подружилась, и Бэббидж намного старше служил наставником Лавлейсу. Через Бэббиджа Лавлейс начал изучать высшую математику у профессора Лондонского университета Августа де Моргана.

Лавлейс был очарован идеями Бэббиджа. Известный как отец компьютера, он изобрел разностный двигатель, который должен был выполнять математические вычисления. Лавлейс получил возможность взглянуть на машину еще до того, как она была закончена, и была очарована ею. Бэббидж также создал планы для другого устройства, известного как аналитический механизм, предназначенного для обработки более сложных вычислений.

Позже Лавлейс попросили перевести статью об аналитической машине Бэббиджа, написанную итальянским инженером Луиджи Федерико Менабреа для швейцарского журнала. Она не только перевела оригинальный французский текст на английский, но и добавила свои мысли и идеи на машине. В итоге ее записи оказались в три раза длиннее оригинальной статьи. Ее работа была опубликована в 1843 году в английском научном журнале. В публикации Лавлейс использовал только инициалы «A.A.L.» для Августы Ады Лавлейс.

В своих заметках Лавлейс описала, как можно создать коды для устройства, которое будет обрабатывать буквы и символы вместе с числами. Она также разработала метод, позволяющий движку повторять серию инструкций, процесс, известный как цикл, который сегодня используют компьютерные программы. В статье Лавлейс предложил и другие дальновидные концепции. В своей работе Лавлейс часто считают первым программистом.

Статья Лавлейс мало привлекала внимания, когда она была жива.В более поздние годы она пыталась разработать математические схемы для выигрыша в азартные игры. К сожалению, ее планы не увенчались успехом, и она подверглась финансовой опасности. Лавлейс умерла от рака матки в Лондоне 27 ноября 1852 года. Она была похоронена рядом с отцом на кладбище церкви Святой Марии Магдалины в Хакнолле, Англия.

Личная жизнь

В 1835 году Лавлейс вышла замуж за Уильяма Кинга, который через три года стал графом Лавлейс. Затем она приняла титул графини Лавлейс.Они разделяли любовь к лошадям и родили троих детей. По большому счету, он поддерживал академические усилия своей жены. Лавлейс и ее муж общались со многими интересными умами того времени, включая ученого Майкла Фарадея и писателя Чарльза Диккенса.

Здоровье Лавлейс, однако, пострадало после приступа холеры в 1837 году. У нее были хронические проблемы с астмой и ее пищеварительной системой. Врачи прописали ей обезболивающие, такие как опиум и лаудан, и ее личность начала меняться.Сообщается, что она испытала перепады настроения и галлюцинации.

Наследие

Вклад Лавлейс в область информатики был открыт только в 1950-х годах. Ее записи были повторно представлены миру Б.В. Боуденом, который переиздал их в книге «Быстрее, чем мысль: симпозиум по цифровым вычислительным машинам» в 1953 году. С тех пор Ада получила много посмертных наград за свою работу. В 1980 году Министерство обороны США назвало недавно разработанный компьютерный язык «Ада» в честь Лавлейса.

Ада Лавлейс: оригинальна и дальновидна, но не программист

Ада Лавлейс, единственный законный ребенок поэта лорда Байрона, была блестящим энтузиастом математики, которая предвидела огромный потенциал компьютеров в то время, когда первые механические калькуляторы были только что созданы. Однако новые данные подтверждают то, что уже считали многие эксперты, что, несмотря на неоспоримую ценность ее вклада, широко распространенная идея о том, что она написала первую в истории компьютерную программу, является всего лишь мифом.

«Как твое лицо, как твоя мать, мое прекрасное дитя! АДА! единственная дочь моего дома и сердца? Когда я в последний раз видел твои молодые голубые глаза, они улыбнулись, и мы расстались — не так, как сейчас, а с надеждой.

Так начинается Третья песнь паломничества Чайльда Гарольда, произведения, принесшего славу Джорджу Гордону Байрону, более известному по аристократическому титулу, унаследованному им от своего двоюродного дяди. «Ада», о которой говорил лорд Байрон, была, по сути, «единственной дочерью в его доме», которая в конечном итоге стала единственным законным потомком человека, который был известен не только своим литературным талантом, но и своим талантом. бурная любовная жизнь.

Фрагмент портрета Ады Кинг, графини Лавлейс, в 1840 году. Автор: Альфред Эдвард Шалон

И все же, несмотря на эти любовные стихи, Августа Ада Байрон, впоследствии графиня Лавлейс (Лондон, 10 декабря 1815 г. — Лондон, 27 ноября 1852 г. ), также была ребенком, с которым Байрон был разлучен, когда ей был всего один месяц, чтобы больше никогда не видеться. Этот отъезд на самом деле был решением матери Аны и жены поэта, Аннабеллы, чьи строгие религиозные нормы столкнулись со скандалами человека, у которого, по слухам, были кровосмесительные отношения со своей сводной сестрой, от которой родилась девочка.После разрыва с женой Байрон уехал в Грецию, где умер, когда Аде было восемь лет.

Хотя Аннабелла отделилась от Байрона, чтобы защитить свою дочь от того, что она считала безумием своего мужа, правда в том, что она не была образцовой матерью. Согласно размышлениям Бенджамина Вулли в его биографии «Невеста науки: романтика, разум и дочь Байрона» (Pan Macmillan, 1999), Аннабелла почти не заботилась об Аде. Однако, стремясь уберечь ее от заблуждений отца, она, по крайней мере, завещала дочери математическое образование, которое приведет к достижениям, которые в конечном итоге останутся в памяти.

Ада была девушкой слабого здоровья, но с блестящим умом. В возрасте всего 12 лет она решила научно изучить возможность полета. Но, без сомнения, ключевой момент в ее жизни наступит, когда в 1833 году ее наставник, эрудит Мэри Сомервилль, представит ее математику Чарльзу Бэббиджу, которого часто считают отцом вычислений. Бэббидж был погружен в создание прототипа устройства под названием Difference Engine, механического калькулятора для создания полиномиальных таблиц.Однако математик лелеял еще более амбициозный проект — аналитическую машину — устройство более общего назначения, программируемое и с памятью, настоящий компьютер девятнадцатого века.

Бэббидж был впечатлен математическим интеллектом юноши, которого он назвал «Чародейкой чисел». Эти отношения стали источником величайших достижений Ады Лавлейс, но также и путаницы, которая длится до сегодняшнего дня, приписывая ей работу, которая в действительности не принадлежала ей.

Это история. В 1840 году Бэббидж отправился в Италию, чтобы объяснить концепцию аналитической машины в Туринском университете. Среди слушателей был военный инженер и математик Луиджи Менабреа, который позже опубликовал свои заметки о конференции на французском языке. Аде было поручено перевести то, что написал Менабреа, на английский язык, и при этом она добавила более обширное приложение, чем было в самой статье, состоящее из семи примечаний, помеченных в алфавитном порядке от A до G.

Диаграмма для вычисления чисел Бернулли, 1842 г. / Автор: Луиджи Менабреа и Ада Лавлейс

В этих примечаниях Ада написала: «Мы завершим эти примечания, подробно проследив шаги, с помощью которых машина могла вычислить числа Бернулли, а это ( в том виде, в котором мы его выведем) довольно сложный пример его полномочий ». Этот алгоритм для вычисления чисел Бернулли, серии дробей с различными приложениями в математике, многие считают первой компьютерной программой в истории.Согласно тому, что историк вычислительной техники Майкл Р. Уильямс, почетный профессор Университета Калгари (Канада), сказал OpenMind, «это алгоритм, который можно было использовать на механической вычислительной машине», а изобретательность Бэббиджа была «такой же близко к современному компьютеру по концепции, насколько это было возможно в то время ».

Следовательно, многие профили Ады Лавлейс отмечают ее как первого программиста в истории. Однако на самом деле программа была не ее делом.В течение многих лет бушевали споры о степени участия Бэббиджа в записках Лавлейса. Это сложный спор из-за того, что, согласно тому, что Вулли сказал OpenMind, возможно, люди пытались «сделать вклад Ады гендерным вопросом».

Но сегодня кажется очевидным, что первым программистом был Бэббидж, а не Лавлейс. Компьютерный историк Дорон Суэйд, известный мировой эксперт по работе Бэббиджа, улаживает спор новыми данными, представленными на симпозиуме, который сейчас проходит в Оксфордском университете по случаю 200-летия со дня рождения Лавлейса, и представляет предварительный обзор. в адрес OpenMind: «Я подтверждаю, что свидетельства из рукописи ясно показывают, что Бэббидж писал« программы »для своей аналитической машины в 1836–1837 гг. i.е. За 6-7 лет до публикации статьи Лавлейса в 1843 году. Существует около 24 таких «программ», и они имеют идентичные черты со знаменитой «программой» Лавлейса », — добавляет Свод. Историк говорит, что новые тесты «неоспоримы» и что они «не поддерживают, более того, они противоречат утверждению о том, что Лавлейс был« первым программистом ».

Рисование разностной машины Бэббиджа / Автор: Бенджамин Гершель Бэббидж

Однако Свайд подчеркивает, что это никоим образом не подрывает фигуру Лавлейс и ценность ее вклада.Фактически, по словам историка, «одержимость« программой »Бернулли со стороны тех, кто желает продвигать Лавлейс, настолько заслонила собой гораздо более значительный вклад, который она внесла». А что это было? По словам Swade, «оригинальное понимание того, в чем заключаются мощность и потенциал компьютеров».

Согласно тому, что биограф Лавлейс Бетти Александра Тул, автор книги Ада, Чародейка чисел: Поэтическая наука (Strawberry Press, 1998), объяснила OpenMind, «она видела то, чего не видел Бэббидж: машина могла работать и с другими вещами, помимо чисел, е.грамм. символы ». Для Свайда Лавлейс был «удивительно дальновидным» и «видел, как компьютеры выходят за пределы математики в жизнь и науку». Вулли вспоминает тот факт, что Лавлейс заметил, насколько система перфокарт машины Бэббиджа была похожа на систему сложных ткацких станков того времени ». Когда она заметила, что «аналитическая машина плетет алгебраические узоры, как ткацкий станок из жаккарда плетет цветы и листья», она показала, что воображение может открыть, чего не может сделать одна математика ».

Эта диалектика между воображением и технологией подытоживает для Вулли насыщенную событиями жизнь «храброй, трагичной и капризной» фигуры, которая боролась между «силами, которые одновременно созидательны и враждебны», и ее преждевременной смертью в возрасте 36 лет от рака матки ее жизнь с одним последним парадоксом — ее желанием быть похороненным рядом с отцом, которого она никогда не знала.

Автор: Хавьер Янес для Ventana al Conocimiento

@ yanes68

.