После всего что мы испытали: Текст песни Тіна Кароль — Мы не останемся друзьями | Слова песни Тіна Кароль

Тина Кароль — Мы не останемся друзьями #МНОД текст песни, слова

Музыка и слова — Сергей Позняков.

После всего, что мы испытали —

Мы не останемся друзьями.

Припев:

После всего, что мы испытали;

Всего, что было между нами —

Мы не останемся друзьями;

Мы не останемся друзьями.

Даже солнце остынет с веками

И пламя превратится в камень,

Но мы не останемся друзьями.

Но мы не останемся…

Режет в коже печаль татуировку —

До боли знакомая обстановка.

И я, просто от холода жму руку,

Какая это же мука.

Припев:

После всего, что мы испытали;

Всего, что было между нами —

Мы не останемся друзьями;

Мы не останемся друзьями.

Даже солнце остынет с веками

И пламя превратится в камень,

Но мы не останемся друзьями.

Но мы не останемся…

Проще переехать или изменить внешность.

Проще сделать трансплантацию сердца.


Ты и твоя новая жизнь в виде общих друзей —

Зарази меня своей амнезией.

Припев:

После всего, что мы испытали;

Всего, что было между нами —

Мы не останемся друзьями;

Мы не останемся друзьями.

Даже солнце остынет с веками

И пламя превратится в камень,

Источник teksty-pesenok.ru

Но мы не останемся друзьями.

Но мы не останемся…

Но, мы не останемся.

Но, мы не останемся друзьми.

Но, мы не останемся друзьми.

Но, мы не останемся!

После всего, что мы испытали;

Всего, что было между нами —

Мы не останемся друзьями;

Мы не останемся друзьями.

Даже солнце остынет с веками

И пламя превратится в камень,

Но мы не останемся друзьями.

Но мы не останемся…

После всего, что мы испытали;

Всего, что было между нами —

Мы не останемся друзьями;

Мы не останемся друзьями.

Даже солнце остынет с веками

И пламя превратится в камень,

Но мы не останемся друзьями.

Но мы не останемся…

Текст песни «#МНОД — Мы не останемся друзьями» — Тина Кароль

Текст песни «#МНОД — Мы не останемся друзьями» из альбома 2015 года «#МНОД — Мы не останемся друзьями» Тины Кароль.

#МНОД — Мы не останемся друзьями

После всего, что мы испытали —
Мы не останемся друзьями.
После всего, что мы испытали;
Всего, что было между нами —
Мы не останемся друзьями;
Мы не останемся друзьями.
Даже солнце остынет с веками
И пламя превратится в камень,
Но мы не останемся друзьями.
Но мы не останемся…
Режет в коже печаль татуировку —
До боли знакомая обстановка.
И я, просто от холода жму руку,
Какая это же мука.
После всего, что мы испытали;
Всего, что было между нами —
Мы не останемся друзьями;
Мы не останемся друзьями.
Даже солнце остынет с веками
И пламя превратится в камень,
Но мы не останемся друзьями.
Но мы не останемся…
Проще переехать или изменить внешность.
Проще сделать трансплантацию сердца.
Ты и твоя новая жизнь в виде общих друзей —
Зарази меня своей амнезией.
После всего, что мы испытали;
Всего, что было между нами —
Мы не останемся друзьями;
Мы не останемся друзьями.
Даже солнце остынет с веками
И пламя превратится в камень,
Но мы не останемся друзьями.
Но мы не останемся…
Но, мы не останемся.
Но, мы не останемся друзьми.
Но, мы не останемся друзьми.
Но, мы не останемся!
После всего, что мы испытали;
Всего, что было между нами —
Мы не останемся друзьями;
Мы не останемся друзьями.
Даже солнце остынет с веками
И пламя превратится в камень,
Но мы не останемся друзьями.
Но мы не останемся…
После всего, что мы испытали;
Всего, что было между нами —
Мы не останемся друзьями;
Мы не останемся друзьями.
Даже солнце остынет с веками
И пламя превратится в камень,
Но мы не останемся друзьями.
Но мы не останемся…

Видео клипы к песне подбираются автоматически сайтом youtube.com. Возможны некоторые несоответствия клипов песне.

Слова песни Тіна Кароль — Мы не останемся друзьями

слова песни Тіна Кароль — Мы не останемся друзьями

После всего, что мы испытали

Мы не останемся друзьями

Припев:

После всего, что мы испытали

Всего, что было между нами

Мы не останемся друзьями

Мы не останемся друзьями

Даже солнце остынет с веками

И пламя превратится в камень

Но мы не останемся друзьями

Но мы не останемся

Режет в коже печаль татуировку

До боли знакомая обстановка

И я просто от холода жму руку

Какая это же мука

Припев:

После всего, что мы испытали

Всего, что было между нами

Мы не останемся друзьями

Мы не останемся друзьями

Даже солнце остынет с веками

И пламя превратится в камень

Но мы не останемся друзьями

Но мы не останемся

Проще переехать или изменить внешность

Проще сделать трансплантацию сердца

Ты и твоя общая жизнь в виде общих друзей

Зарази меня своей амнезией

Припев:

После всего, что мы испытали

Всего, что было между нами

Мы не останемся друзьями

Мы не останемся друзьями

Даже солнце остынет с веками

И пламя превратится в камень

Но мы не останемся друзьями

Но мы не останемся

Но мы не останемся

Но мы не останемся друзьями

Но мы не останемся друзьями

Но мы не останемся

Припев:

После всего, что мы испытали

Всего, что было между нами

Мы не останемся друзьями

Мы не останемся друзьями

Даже солнце остынет с веками

И пламя превратится в камень

Но мы не останемся друзьями

Но мы не останемся

Тіна Кароль: слова других песен исполнителя

«Нас звали «кроликами».

Как на солдатах испытывали космические нагрузки | ОБЩЕСТВО:Люди | ОБЩЕСТВО

В 1960-е годы XX века космонавтов по имени и в лицо знала вся страна. Но тех, кто первыми надевал скафандр и испытывал космические нагрузки, помнят только сослуживцы. Задачей испытателей – а в их роли часто выступали простые солдаты-срочники – было проверить возможности своего молодого организма, нащупать границы физиологии и воли человека. По слухам, многие теряли здоровье.

Но воронежец Валентин Труфанов на самочувствие не жалуется, хотя совсем недавно отметил 80-летний юбилей. В преддверии Дня космонавтики, который отмечается 12 апреля, он рассказал «АиФ-Воронеж» об удивительных экспериментах.

Воронежец недавно отметил 80-летний юбилей. Фото: Из личного архива/ Валентин Труфанов

«Толком ничего не понимали»

В испытательный отряд при Государственном научно-исследовательском институте авиационной и космической медицины Валентин Александрович попал в 1962-м, на втором году службы в армии.

«Встретили на вокзале в Москве, привезли в часть, отправили с сопровождающим в баню на Красной Пресне, — вспоминает пенсионер. – В подразделении нас было всего 50. Около месяца я проходил обследование в госпитале в Сокольниках, в котором лежали космонавты и лётчики первого класса. Между собой они нас звали «кроликами» — знали, что будет дальше. Мы же толком ничего не понимали. И вот мне дали заключение; пригоден».

Атмосфера в части мало напоминала привычную службу. Ни оружия, ни нарядов, ни охраны. Даже отбоя не было – просто рабочий день, который заканчивался в пять вечера. Куда хочешь, туда и иди – у каждого в шкафу висел гражданский костюм. В столовой по меню выбирали блюда для завтрашнего обеда. Сам институт помещался в особнячке за академией Жуковского на Ленинградском проспекте. На месяц вывешивался график, где напротив фамилий стояли номера исследовательских тем. Перед началом серии экспериментов – медобследование и сдача анализов. Каждый раз, коротко посветив в суть программы, у испытателя интересовались: «Как самочувствие? Как настроение? Готов ли участвовать?»

«Показалось, я на мгновение потерял сознание. Шипение и туман вокруг. Непривычное напряжение. Со мной говорят без остановки, чтобы понять моё состояние. Выдержал не больше десяти минут».

Крутое пике

Первой темой Валентина Труфанова стала вибрация. Обычное, ничем не примечательное кресло – садишься и дрожишь вместе с ним 20 минут. При этом давались разные задания – например, отсчитать 20 секунд: проверяли – не теряет ли человек в таких условиях чувство времени. 20 минут отдыха и снова – трястись, а в промежутке между заходами – настой женьшеня, чтобы восстановить силы. И так два часа. В конце месяца за этот эксперимент заплатили – так же, как и за все последующие.

В другой раз пришлось испытывать на себе невесомость. Несколько участников эксперимента взлетали на Ту-104, который с высоты в 10-11 километров срывался на 35-40 секунд в крутое пике – управляемое падение. Всё это время солдаты летали по салону. Три-четыре горки – в сторону Рязани, три-четыре горки – обратно до Москвы.

Здоровье было отличное – иначе бы для такой работы не выбрали – и всё это солдат перенёс достаточно легко. Дальше было труднее и интереснее одновременно. Особенно запомнилась центрифуга. Её раскручивали до шести-восьми g – собственный вес испытателя увеличивался в шесть-восемь раз. Условия создавались максимально реальные: солдата в герметичном высотном костюме вращали под углом, приближенном к углу взлёта самолёта или ракеты. На протяжении всего эксперимента сотрудники института были на связи: «Как себя чувствуешь? Может быть, добавим нагрузку? Терпеть сможешь?» Если человеку становилось плохо, всё заканчивалось.

Но самым сложным испытанием была высотная камера. Готовили к нему тщательно – проверяли кровь и давление, не один раз делали кардиограмму. В этом эксперименте полностью имитировались условия высоты в 35 километров – при том, что самолёты тогда ещё не поднимались выше 20 километров. Из барокамеры откачивали воздух и создавали необходимое давление. При этом было очень холодно – как и положено на большой высоте: под костюм надевали тёплые вещи.

Наблюдать за экспериментом собрались около десятка офицеров в высоких званиях.

«Сижу под стеклянным колпаком, напоминающим кабину истребителя, — рассказывает Валентин Труфанов. – Меня сначала «поднимают» на четыре тысячи километров и включают давление в костюме: «Удобно ли? Нет ли складок? Ничего не жмёт? А ну ка, пошевелись». «Поднимают» на девять тысяч километров: «Нормально?» — «Нормально!» Раз – мощный хлопок! И уже – на 35 тысячах. Мне показалось, что я на мгновение потерял сознание. Шипение и туман вокруг. Непривычное напряжение. Со мной говорят без остановки – понимаю: чтобы я не потерялся, чтобы понять моё состояние. Выдержал не больше десяти минут. Холодно, начал замерзать».

После отвезли в столовую и казарму на машине – не на автобусе. Вместе с врачом, который проверял состояние. К счастью, никаких проблем со здоровьем – ни сразу, ни через годы – эксперимент не вызвал.

Вечером куда хочешь, туда и иди – у каждого в шкафу висел гражданский костюм. Фото: Из личного архива/ Валентин Труфанов

«Мы это делали для Родины»

В основном благополучно переносили эксперименты и сослуживцы. Единственный пострадавший заработал смещение позвонков после катапульты: испытателей, как лётчиков, выстреливали из «кабины» и даже обдували потоком воздуха. Получившего травму солдата начали лечить, а остальные даже попытались поднять шум – обратились к куратору, полковнику Терентьеву.

«Он был нам, как отец, — продолжает Валентин Александрович. – Приходил, разговаривал с нами. «Ребята, это же будущее! Вы будете техниками на межпланетных станциях!» Тогда же был патриотизм. Мы это делали для Родины, чтобы опередить американцев».

После этого Валентина Труфанова решили поместить в сурдокамеру. Человеку трудно представить, что такое абсолютная тишина: ни единого звука, ни малейшего колебания. Но именно такие условия создавались в обшитой чёрной тканью ёмкости на пружинах. Испытателя предупредили о том, что будут резкие звуки и вспышки света – но, когда и где именно, неизвестно. Звонок звенел то из одного угла, то из другого, то здесь, то там загорались лампочки.

«Ничего особенного, но настораживаешься. Как будто идёшь ночью по комнате, и вдруг пол заскрипит», — передаёт впечатления участник эксперимента.

После абсолютной тишины предстояло узнать, что такое абсолютный покой – гиподинамия: нужно было пролежать двое суток в одной позе. Кресло подгоняли персонально, как для космонавта, по гипсовому слепку – под все особенности тела. Сидеть очень приятно, но чуть повернулся – сразу становится неудобно.

Учёные искали оптимальную позу – так, чтобы человеку было комфортно, но при этом он занимал, как можно меньше места, экономил пространство. Перед экспериментом – как и после него – измерили чистый вес на весах в бассейне с водой. Уложили, поставили датчики, под ноги – резиновые подушки. Так и прошли двое суток – персонал дежурил непрерывно, по сменам. Солдата регулярно кормили с ложечки. Удалось и поспать.

«Но было очень тяжело, — делится наш герой. – После всего я не мог самостоятельно ни встать, ни сесть. Меня подняли, потом опустили – из такого состояния я выходил несколько часов».

А вскоре предстояло испытать противоположное – участвовать в имитации суточного боевого дежурства на аэродроме. Бывают ситуации, когда лётчики должны находиться в постоянной готовности – приказ о вылете может поступить в любую секунду. Режим был такой: два часа – предстартовое дежурство, потом – «полёт». Надеваешь костюм и шлем, заходишь в камеру и 45 минут находишься в условиях высоты. Но не просто находишься, а решаешь задачи. На табло разбросаны цифры. «Красное – 1. Чёрное – 25. Красное – 23. Чёрное – 22», — повторяет голос в наушниках, и «пилот» должен указать правильную точку.

Встретить бы сослуживцев!

Каждого испытателя предупреждали, что с ним собираются делать. Но, какие это вызовет ощущения, он, разумеется, не представлял. Сотрудники института всё понимали лучше, ведь они уже проводили подобные эксперименты на животных – собаках, обезьянах. У пенсионера до сих пор хранится книга с автографом психолога Марии Герд, которая готовила к полёту легендарных Белку и Стрелку. Некоторые испытатели оставались на сверхсрочную службу, некоторые – даже получали ордена.

Космические приключения продлились год – Валентин Труфанов отправился дослуживать в Молдавию, а потом вернулся в родной Воронеж, устроился в спортивную школу тренером по гребле и подготовил 12 мастеров спорта, которые успешно представляли на соревнованиях город и страну.

«Хочется, чтобы отозвались сослуживцы. Может быть, получится встретиться и проехать по местам Москвы, где мы пережили столько интересного», — надеется испытатель.

«Мы все тогда были в космосе» – Общество – Коммерсантъ

12 апреля 1961 года впервые в истории в космос полетел человек. Советский космонавт Юрий Гагарин облетел Землю на пилотируемом космическом корабле «Восток» и через 108 минут вернулся обратно. “Ъ” спросил у своих читателей, как они встретили этот день.

Тамара Филатова, племянница Юрия Гагарина, советник директора и научный сотрудник Объединенного мемориального музея первого космонавта (Смоленская область):

Фото: РИА Новости

— Мне было ужасно страшно. Я очень испугалась и заплакала, когда моя учительница сказала, что мой дядя в космосе. Мы жили вместе с родителями Юрия Алексеевича, и я переживала за любимого и родного человека. Через час меня успокоили, что он уже вернулся на Землю, а в наш дом даже уже протянули несколько телефонов, которые звонили не переставая. Весь Гжатск находился в эйфории, это был всенародный праздник. Главное, что ощущали мы и в тот день, и позднее,— это уважение людей. В остальном наша семья продолжала жить и работать, как и до этого дня, я считаю, это правильно: подвиг совершил Юрий Гагарин, а не его родственники, и для покорения космоса работала вся страна.

А сам день 12 апреля 1961 года фактически стал первым днем возрождения деревни Клушино, города Гжатска, всего района. Гагарин уже побывал за границей, а на свою малую родину он смог приехать только в середине июня, когда советское правительство построило и подарило его родителям новый небольшой дом. А мы с мамой, папой и младшим братом остались в старом деревянном доме, который стал музеем после его гибели (1968). К приезду Гагарина начали благоустраивать весь город, а позже он постоянно этим сам занимался. Он знал, что даже через 16 лет после Победы людям здесь очень тяжело живется. И с его помощью строили дома, кинотеатры, детские сады, больницы, сельские школы и клубы, в Гжатске сделали водопровод, отопление и канализацию, асфальтировали улицы. Он считал это ежедневной работой. На Смоленщине гордились его успехом, а он радовался, что может улучшить жизнь своим землякам. И помогал везде, где успел еще побывать.


Юлий Ким, бард, поэт:

Фото: Максим Кимерлинг, Коммерсантъ

— Как и все нормальные люди, я провел этот день с чувством огромного ликования! Было это в скромном поселке на Камчатке, где я работал после института учителем. Праздник тогда охватил всех — и детей, и взрослых, это было незабываемо. Прорыв в космос! Мы сделали это!


Виталий Игнатенко, президент Всемирной ассоциации русской прессы, в 1991–2012 годах генеральный директор ИТАР-ТАСС:

Фото: Евгений Павленко, Коммерсантъ

— Этот день помню как сейчас! Мы учились на журфаке, на Моховой. Без всяких последствий мы сорвали семинары и лекции и ринулись на Красную площадь. Там было так здорово! Не просто всеобщая радость — восторг! И еще мы были благодарны нашим соседям, студентам-медикам, которые были в белых халатах и часть халатов отдали нам. Мы на них писали: «Ура Гагарину!», «Мы с тобой, Юра!» Мы все тогда были в космосе!


Лев Зеленый, директор Института космических исследований (ИКИ), академик РАН:

Фото: Евгений Гурко, Коммерсантъ

— Помню этот день в деталях. Был я тогда ушастым шестиклассником в больших круглых очках с прожженным пионерским галстуком. Днем в школе объявили: запущен на орбиту наш первый советский космонавт. Телевизора тогда не было даже в нашей непростой 167-й школе в центре Москвы, в Дегтярном переулке. Я помчался домой и на крошечном экране телевизора КВН-49, которым очень гордилось наше семейство, увидел молодого летчика в авиационном шлеме, радостно улыбающегося.

В школе, когда прозвучала фамилия Гагарина, прошел слух о каких-то княжеских корнях первого космонавта, но достаточно было увидеть его — и сразу становилось ясно: свой, смоленский (на пресс-конференции в Москве 15 апреля 1961 года, отвечая на вопрос о родстве с княжеским родом Гагариных, первый космонавт ответил: «Среди своих родственников никаких князей и людей знатного рода не знаю и никогда о них не слышал». Стихийно большинство мальчишек бросилось на Красную площадь — не помню, был это случайный порыв или кто-то посоветовал мчаться туда. Чем ближе к Красной площади, тем толпа становилась плотнее, многие уже были немного навеселе.

Наверное, такое единство, чистая, не замутненная ничем радость до этого были в нашей истории только 9 Мая 1945 года. Отец говорил, как похожи оказались эти два великих дня. Что-то похожее я ощутил много-много лет спустя в Пекине, в день запуска первого китайского тайконавта (Ян Ливэй, 15 октября 2003 года.— “Ъ”). Было радостно видеть успех наших китайских коллег, которые многому у нас научились, хотя не любят об этом вспоминать. А на мою жизнь день 12 апреля 1961 года, как это ни странно, непосредственно не повлиял. Космонавтом с моими диоптриями я стать не рассчитывал, как-то сразу стало ясно, что ничего лучше теоретика из меня не выйдет. Подтолкнула меня к космосу неправильная статья великого Иосифа Самуиловича Шкловского о том, что спутники Марса полые и имеют искусственное инопланетянское происхождение. Но это уже другая история.


Анатолий Карпов, чемпион мира по шахматам, депутат Госдумы VI и VII созывов:

Фото: Дмитрий Духанин, Коммерсантъ

— Мне тогда еще не исполнилось десять лет, я учился в школе, в Златоусте Челябинской области. Урок был прерван продолжительным звонком, всех школьников собрали на линейку. Директор рассказал нам о сообщении, прочитанном по радио Левитаном. Ликование длилось весь день. Все воспринимали полет Гагарина как личную победу и победу всей нашей страны. А когда спустя несколько месяцев полетел Герман Титов, счастью народа не было предела: теперь мы точно первые в мире, и никто нас никогда не обгонит! Сейчас такие чувства у нас немного потухли, а 12 апреля 1961 года это была настоящая волна радости и гордости. Мой отец, в то время главный инженер большого оборонного завода, рассказывал, что и в цехах, и в руководстве предприятия люди сравнивали новость о полете в космос только с известием о Победе в 1945 году.

А через несколько лет мне посчастливилось повстречаться с Юрием Гагариным, когда он приезжал в пионерлагерь «Артек». Его обаяние мне запомнилось на всю жизнь. Я с того времени стал коллекционировать почтовые марки и конверты. На сегодняшний день собрал несколько сотен уникальных экземпляров с изображениями космонавтов, ученых и конструкторов, космических ракет, аппаратов, станций и техники. Многие с автографами создателей и первопроходцев. Среди раритетов — конверт в честь первой годовщины полета Гагарина с маркой и гашением Алма-Атинского почтамта. Позднее я познакомился с большинством наших космонавтов, дружил и дружу, работал и работаю вместе с ними. Так что я все время на связи с космосом.


Иосиф Райхельгауз, режиссер, художественный руководитель московского театра «Школа современной пьесы», народный артист РФ:

Фото: Александр Казаков, Коммерсантъ

— Я тогда жил в Одессе. Сообщение о полете Гагарина всех наполнило восторгом и счастьем, это было невероятно. Моя семья, люди в квартире, в доме и на улицах вели себя так, как будто полет Гагарина — это их личная победа, огромное, просто колоссальное событие для каждой семьи. На самом деле это и было именно так! Наверное, это единственное событие на моей памяти, когда вся Одесса была охвачена восторженными чувствами и даже на время забыла про свое снисходительно-ироничное отношение ко всему происходящему. Одесситы открывали окна, выходили во двор, обнимались и целовались. Я представляю себе, что так, наверное, было только 9 Мая 1945 года. В XX веке для народов СССР и России только эти события вызвали такое радостное единение и всенародное счастье. Событий крупнее просто не было!

В 1961 году мне было чуть меньше 14 лет, и я уже увлекался радиотехникой. В нашей маленькой квартире была радиоточка, и я из кухни протягивал к ней провода от микрофона, а потом прятался и, подражая Левитану и другим радиоголосам, объявлял своим родителям о чем-то очень важном. После полета Юрия Гагарина я придумал, например, что скоро в космос полетит некий Абрам Соломонович Михельсон,— мне тогда почему-то казалось это очень важным. А когда я уже учился в Москве, я узнал, что в Доме актера будет встреча с Гагариным. Нам очень хотелось попасть туда, но для студентов ГИТИСа это было так же сложно, как слетать на Луну. В 1969 году одесская «Комсомольская искра» напечатала сообщение, что американцы высадились на Луне. Был страшный скандал, уволили главного редактора, а мы стали понимать, что это уже не наш успех, поэтому не надо радоваться. Но подвиг и величие Гагарина для Одессы и всего мира эти события затмить не могли.


Александр Хандруев, профессор РАНХиГС, вице-президент Ассоциации банков России:

Фото: Дмитрий Лекай, Коммерсантъ

— Я тогда на заводе работал, слесарем-сборщиком. Днем работал, вечером учился. Ощущения от новости о Гагарине были такие, что хотелось кричать. Ведь это же космос, человек в космосе, наш человек! Все люди вокруг были в таком эйфорическом состоянии, и это все шло не сверху, не по указанию. На чистом энтузиазме все выходили на улицу, обнимались, плакали, шли на Красную площадь. И не было, кстати, гордыни — вот какие мы, советские, а другие не смогли. Не было такого пафосного патриотизма: это была общечеловеческая радость. Да, это наш человек оказался первым в космосе, но это было общечеловеческое достижение. Этим событием открывалась новая полоса освоения космоса для всего человечества.


Гарри Бардин, режиссер:

Фото: Анатолий Жданов, Коммерсантъ

— О полете Гагарина я услышал по радио. Я испытал редкое чувство, которое сейчас не могу испытать,— гордость за свою страну. Мой соотечественник, Юра Гагарин, совершил полет в космос. Думаю, что тогда все испытывали гордость за то, что мы вырвались в космос. Не могу сказать, что от этого я поверил Хрущеву — мол, нынешнее поколение советских людей будет жить при коммунизме,— нет. Но позже я узнал, что в общежитии в Оренбурге, на улице Советской, дом №1,— это первое место моего пребывания на Земле, я там родился,— этажом выше впоследствии жил Гагарин. Мы с ним как бы соприкоснулись исторически в одном доме, и это наполняет душу теплотой. Он, конечно, стал символом космоса, другого человека на его месте представить невозможно.

Вышел на свободу «скопинский маньяк» Виктор Мохов. Он сидел за похищение девушек и сексуальное рабство

Автор фото, Getty Images

Подпись к фото,

Виктора Мохова задержали в 2004 году

Виктор Мохов, получивший известность как «скопинский маньяк», провел в колонии строгого режима почти 17 лет. Как установил суд, он похитил двух несовершеннолетних девушек, удерживал их в своем подвале под Рязанью и насиловал в течение трех с половиной лет.

Как следует из материалов Пугачевского районного суда, в колонии Мохов характеризовался отрицательно, к труду относился удовлетворительно, вину в преступлении признал частично, «на путь исправления не встал», сообщает РИА Новости.

В течение шести лет Мохову на свободе запрещено посещать массовые мероприятия, покидать без разрешения Скопинский район и не ночевать дома. Дважды в месяц 70-летний бывший заключенный должен отмечаться в полиции.

Кадры выхода Мохова на свободу опубликовал телеграм-канал «Честный детектив». Женский голос за кадром спрашивает у мужчины, понимает ли он, что испортил своим пленницам жизнь. «Ну так, да… Я свою вину осознал, искренне раскаялся», — отвечает Мохов. В разговоре он также признает, что отправил из колонии письмо одной из своих жертв.

Как девушки оказались в подвале

30 сентября 2000 года в Рязани пропали школьница Екатерина Мартынова и однокурсница ее старшей сестры Елена Самохина. В тот день в Рязани был бесплатный концерт в День веры, надежды и любви. Вечером 14-летняя Екатерина и ее 17-летняя приятельница Елена должны были вернуться с дискотеки, но до дома не дошли.

По дороге рядом с девушками затормозила машина. Водитель, мужчина 50 лет, представился Виктором и предложил подвезти их домой. Девушки сели в автомобиль. В салоне находился еще один пассажир. Молодой человек представился Алексеем и предложил выпить.

Как оказалось впоследствии, напарником Мохова в этот вечер была его приятельница Елена Бадукина: она коротко стриглась и выдавала себя за парня.

Екатерина вспоминает, что пить алкоголь ни она, ни ее подруга не хотели, но от потери контроля над происходящим их это не спасло.

«Мы пригубили спиртное, пить не стали, потому что это горько, невкусно. Потом нам дали воду, которую мы запивали. Вода была уже в машине, там оказалось снотворное. И мы так в какое-то полунебытие впали и не заметили, как приехали туда, в Скопин», — рассказала спустя 20 лет Екатерина телеграм-каналу «Mash».

По ее словам, когда девушки очнулись, «Алексей» сказал, что у них разбилась фара, нужно заехать на участок к Виктору и заменить ее, пока неполадку не заметили полицейские на дороге. «Мы думали, что мы в Рязани, не видели в этом ничего плохого», — вспоминает Екатерина.

Но на участке все моментально изменилось. «Алексей» заявил, что он член местной ОПГ, и стал угрожать девушкам, принуждая их к сексу с 50-летним напарником. Сначала «скопинский маньяк» Мохов изнасиловал 14-летнюю Катю и отправил ее в подвал. Затем туда же спустили и 17-летнюю Лену. Под землей они провели следующие три года и семь месяцев.

Бункер под гаражом

Бункер под гаражом на приусадебном участке Мохов начал строить еще в середине 90-х. Металлообработчик по специальности, он во время обучения часто спускался в шахты. Полученный в это время практический и теоретический опыт пригодился Мохову во время сооружения подземных конструкций, считало следствие.

Личная жизнь мужчины не складывалась. Он был женат, но семья не сложилась и брак распался через несколько месяцев после свадьбы. Мохов жил в Скопине со своей матерью.

Первоначально помещение под гаражом, по всей видимости, должно было выполнять хозяйственные функции — например, использоваться для хранения на зиму овощей. Но вскоре после начала строительства Мохов решил использовать подвал для других целей. Судя по всему, эта мысль пришла ему в голову после того, как он увидел по телевизору сюжет о громком уголовном деле о рабстве.

Автор фото, Ekaterina Martynova

Подпись к фото,

Одна из пленниц Мохова написала книгу о случившемся

Дмитрий Плоткин, работавший в 2000-е следователем по особо важным делам, вспоминает, что тогда по телевидению показали фильм из цикла «Криминальная Россия», который назывался «Кооператив «Узник». В сюжете рассказывалось о похитителе женщин, который организовал в подвале подпольный цех и заставлял своих жертв шить там дешевую одежду на продажу.

По словам следователя, Мохов зацепился за эту идею: «И, как он объяснял, у него возникла мысль, почему бы ему не пойти таким образом… У него возникла мысль сделать такой же подвал, найти одну или двух девушек, поместить туда их — и у него будет постоянная наложница. Помоложе. Как он говорил, в 25 лет девушка уже старушка, хотя ему было 50», — рассказывает бывший следователь Плоткин.

Спустя много лет, сам Мохов объяснит свое преступление так: «Безответная любовь. Девки не любили, вот взял этих и посадил туда… Встречался с разными, но, знаете, ухаживаешь-ухаживаешь, а отдачи нет — односторонняя любовь», — цитировал мужчину «Московский комсомолец», изучивший аудиозаписи его разговоров с сотрудниками колонии.

«Способ-то такой изощренный как на ум пришел?» — «Чисто случайно получилось, другие убивают своих жертв, а я вот их оставил себе», — объяснил тогда «скопинский маньяк».

Три с половиной года насилия

«Первая неделя в плену была чудовищной, — рассказывала агентству РИА Новости Екатерина. — Мы кричали до хрипоты, стучали по стенам — никто не слышал. Я надеялась, что милиция нас найдет. Уже потом я узнала, что не было ни одного свидетеля — у Мохова действительно получилось идеальное преступление».

Женщина вспоминает, что в подвале было два этажа. На нижнем они с подругой жили. На верхнем Мохов по очереди регулярно насиловал одну из них.

«Купались мы в небольшом пластиковом тазике примерно раз в две недели. Для этого наш мучитель приносил четыре канистры: две с чистой водой и две пустые — вместо слива. Шампунь и мыло старались расходовать экономно, так как Мохов постоянно упрекал нас в расточительстве», — вспоминает Екатерина.

Вскоре старшая подруга Екатерины Лена забеременела. Сначала они понадеялись, что это поможет им оказаться на свободе, но вскоре Мохов принес в бункер пособие по акушерству. Роды принимала Екатерина — дважды за время плена. На момент освобождения в 2004 году Лена была беременна в третий раз.

Детей Мохов оба раза подкинул в подъезды жилых домов. В первый раз он забрал ребенка ночью, пока школьницы спали. Мать не хотела его отдавать, поэтому, по мнению Екатерины, мужчина добавил им в воду снотворное и беспрепятственно забрал малыша. Во второй раз девушки отдали младенца сами — «потому что понимали, что мальчик не выживет [в подвале]», рассказывала одна из них.

Роды сильно ослабили здоровье Екатерины, вспоминает ее подруга. «Она себя очень плохо чувствовала. С каждой беременностью — все хуже. Просто даже если у нее ручка падала, то ей трудно было за ней дотянуться. Мохов никак не реагировал на то, что она беременна. Он ее не жалел, то есть также ее насиловал все эти месяцы, когда она носила его ребенка».

«Отцовские чувства»

В апреле 2004 года Мохов неожиданно сообщил своим пленницам, что намерен подселить к ним третью девушку.

Ею должна была стать студентка местного медучилища, которая снимала комнату в его доме. Мохов планировал устроить посиделки с вином и подсыпать в спиртное снотворное. Чтобы новая девушка не заподозрила опасность, мужчина взял с собой Екатерину, которую представил приехавшей в гости племянницей.

Екатерина вспоминает, что план Мохова с самого начала дал сбой. Студентка явно была не рада гостям и отказалась от вина. Но пока Мохов шутил и рассказывал анекдоты, стараясь завязать разговор, Екатерина смогла спрятать в попавшемся под руку футляре от аудиокассеты заранее приготовленную записку.

«Виктор мне не дядя. Он нас держит в подвале с сентября 2000 года. Он нас и тебя может убить. Отнеси записку в милицию» — цитирует текст «Mash».

Так и не добившись своего, Мохов ушел вместе со своей якобы племянницей, а для Екатерины и Елены начались дни ожидания.

«4 мая [2004 года] утром, мы услышали шаги, такие незнакомые звуки, и люк потом открылся, и там было лицо незнакомого мужчины. Он говорит: «Мы скоро вас спасем, подождите немного». И захлопнулся люк. Закрылся тоже на все замки. И они ушли часов, наверное, на семь-восемь. Мы сидели и ждали, когда же нас спасут. И вот за эти семь-восемь часов мы испытали все эмоции. Мы были выжаты. И уже когда пришли понятые, когда пришла камера, оперативная съемка, у нас уже не было никаких мыслей, эмоций», — рассказывает Екатерина.

Обнаружившая записку с просьбой о помощи студентка явилась в милицию и рассказала о соседе-маньяке. Сначала Мохов все отрицал, но во время допросов у него сдали нервы и он все же сознался.

Вскоре после задержания Мохова следователи нашли и его соучастницу — ту самую женщину, которая при знакомстве с будущими пленницами выдала себя за парня по имени «Алексей». Ею оказалась на тот момент 25-летняя знакомая Мохова Елена Бадукина, у которой уже была одна судимость.

По мнению следствия, Бадукина решила помочь мужчине в похищении из-за личной жестокости, которую она с детства проявляла к девушкам. Например, подростком она избивала одноклассниц. На допросах Бадукина уверяла, что целью было только изнасилование, а не плен, рассказывал РИА Новостям бывший следователь Плоткин.

Бадукиной дали пять лет колонии. Мохова признали полностью вменяемым и приговорили к 16 годам и 10 месяцам лишения свободы.

«Мохова воспитывала жесткая, авторитарная мать. Он очень слабовольный и забитый, с ярко выраженным комплексом неполноценности. Не сумев создать семью, Мохов организовал себе своеобразный суррогат любви «в союзе» с двумя пленницами. Причем искренне верил, что заботится о них, называл «мои кролики», — говорит бывший следователь Плоткин.

Сам «скопинский маньяк» в колонии рассказывал о своем отношении к истязаемым днвушкам так: «Я их любил. Вообще-то девочки хорошие… Были чувства отцовские.»

Расследовавший дело о сексуальном рабстве Плоткин уверен, что 70-летний Мохов больше не представляет опасности для общества. Жертва насильника Екатерина уверена в обратном.

Оказавшись на свободе, она через некоторое время поступила в институт и завела семью. Четыре года назад Екатерина написала книгу о трех с половиной годах рабства. «Хотелось, чтобы люди поняли: ни я, ни Лена ни в чем не виноваты», — объясняет она.

По словам женщины, журналисты предлагали ей деньги за очную ставку с Моховым, но она категорически отказалась его видеть.

Перед регистрацией эффективность российской вакцины от COVID-19 испытали всего на 20 людях

Что произошло

К моменту регистрации российской вакцины от коронавирусной инфекции, которая стала первым в мире препаратом от COVID-19, эффективность разработки учёных Института им.  Гамалеи оценили всего на 20 добровольцах. К таким выводам, изучив инструкции иммунобиологического препарата, а также записи международного и российского реестра клинических исследований, пришло издание «Фармацевтический вестник».

Именно столько человек, по его данным, получили два компонента зарегистрированной вакцины.

При регистрации ведомство указывало, что разработку Института им. Гамалеи уже испытали на грызунах, приматах и двух группах по 38 человек (то есть всего на 76 добровольцах). Эти данные в Минздраве подтвердили «Фармацевтическому вестнику». Причём, как следует из инструкции, «данные об иммуногенности и безопасности вакцины были исследованы на 38 участниках», но только на 20 учёные протестировали эффективность препарата, а на остальных 18 была исследована его безопасность. Этим добровольцам ввели только один компонент вакцины. Таким образом, делает вывод издание, заявленное количество добровольцев и реальное число получивших оба компонента вакцины отличается почти в четыре раза.

К тому же, обратила внимание газета, пока вакцина запрещена для применения среди людей старше 60 и детей до 18 лет. Страдающим хроническими заболеваниями, согласно рекомендациям, эту вакцину следует вводить с осторожностью. Среди побочных эффектов в её инструкции указываются непродолжительный гриппоподобный синдром, недомогание, болезненность, гиперемия, отечность в месте инъекции и диарея. Из 144 нежелательных явлений к концу наблюдений не завершилось 31, отмечается в инструкции.

В Минздраве эти данные не комментировали. Подробно о результатах тестирования вакцины Института им. Гамалеи ни учёные, ни власти прежде не сообщали.

Российская вакцина от COVID-19, напоминает «Фармацевтический вестник», была зарегистрирована после второго этапа испытаний препарата. Предполагается, что на третьем этапе, который российские учёные завершить пока не успели, должно определиться, защищает ли вакцина от заражения COVID-19 или препятствует развитию тяжелого течения заболевания.

После этой пандемии мы сможем добиться большего

Дэвид Гриффитс, директор канцелярии генерального секретаря Amnesty International

Боль от пандемии COVID-19, определяющего событие нашего времени, будет продолжаться еще долго после того, как вирус утихнет. Когда кризис закончится, многие понесут невообразимые потери. Многие потеряют близких, огромное количество потеряют работу и, возможно, дома, а сотни миллионов испытают тревогу и одиночество социальной изоляции.

Но мы тоже кое-что обретем — выбор.

Когда мы выходим из этой коллективной травмы, мы можем вернуться к нашей старой траектории. Или мы можем извлечь уроки из этого опыта и сделать другой выбор на будущее.

Каждый человек на планете заинтересован в борьбе с этим вирусом. Как сказал Тедрос Адханом Гебрейесус, Генеральный директор Всемирной организации здравоохранения (ВОЗ), «у нас есть беспрецедентная возможность объединиться против общего врага: врага против человечества».

Этот кризис открыл многим людям глаза на хрупкость обстоятельств других.

Хотя пандемия привела к появлению некоторых уродливых ксенофобных козлов отпущения, она также была отмечена миллионами мелких добрых дел, которые сблизили общины. Если мы решим отвергнуть расизм и ненависть, душевная солидарность, которую мы наблюдали в последние недели, может быть претворена в жизнь в широком масштабе.

Мы можем выйти за рамки поддержки наших соседей и принять коллективное решение обеспечить безопасность бездомным или перемещенным лицам. Этот кризис открыл многим людям глаза на хрупкость других обстоятельств, выявив неравенство, из-за которого так многие остро нуждаются в крове и медицинском обслуживании. Мы можем и должны продолжать защищать этих людей после сдерживания пандемии.

Мы можем отказаться от более жестких мер экономии, подобных тем, которые были введены во многих странах за последнее десятилетие и зачастую больше всего сказываются на наиболее маргинализированных слоях населения. Правительства, реагирующие на серьезные экономические и социальные последствия пандемии, должны будут действовать по-другому.

Когда это закончится, мы просто включим двигатели и вернемся к разрушению планеты?

Мы можем более серьезно относиться к климату. Выбросы резко упали в некоторых частях мира, поскольку рейсы останавливаются, а автомобили исчезают с улиц. Человеческие потери были непомерно высоки; но когда это закончится, мы просто снова включим двигатели? Или мы решим бороться за более устойчивое будущее за счет справедливого перехода от ископаемого топлива? Мы наблюдаем новый прецедент решительных действий правительства и широкомасштабных бюджетных интервенций для защиты жизни, здоровья и экономики перед лицом огромной угрозы.Может ли это помочь нам в нашей реакции на еще более глубокую экзистенциальную угрозу, которая впереди нас?

Мы должны воспользоваться шансом укрепить системы здравоохранения и вернуть идею здоровья для всех при поддержке адекватных ресурсов. Этот кризис уже обнажает хрупкость систем здравоохранения во всем мире, в том числе тех, которые в основном зависят от способности людей получить доступ к медицинской помощи и позволить себе ее оплатить. Эта пандемия показала, что личность защищена только тогда, когда защищено целое.

Многие работники, не имеющие системы защиты, являются решающими факторами социального дистанцирования других людей.

Мы можем переосмыслить социальное обеспечение в соответствии с новой эрой.COVID-19 наносит наибольший урон экономически нестабильным, вызывая самые тяжелые последствия неравенства. Людям, которые зарабатывают на жизнь в неформальной экономике, не хватает какой-либо системы социальной защиты, даже если они предоставляют жизненно важные услуги обществу; то же самое касается женщин, которые выполняют большую часть неоплачиваемой домашней работы во всем мире.

Многие «гиг-работники» просто не могут позволить себе социально дистанцироваться; тем не менее, такие люди, как водители доставки, являются решающими факторами социального дистанцирования других людей.Сможем ли мы по-новому осознать важность всех этих форм работы? Приведет ли пандемия к более всеобъемлющей защите?

Мы можем потребовать провести черту между слежкой и использованием технологий для социального контроля. Китай широко использовал технологии наблюдения в своих усилиях по отслеживанию и сдерживанию распространения COVID-19, на первый взгляд привлекательной модели, которая привлекает внимание во многих странах. Но, однажды внедрившись, такие мощные технологии не так-то просто отбросить в сторону.Можем ли мы выступить против фаустовской сделки изощренного наблюдения как цены, которую, как нам говорят, мы должны заплатить за свое здоровье?

Наконец, мы можем восстановить доверие. Многие политики в последние годы получили огромную выгоду, нападая на технический опыт и подрывая доказательства и науку. Они пытались замолчать правду криками «фейковых новостей» и безжалостно нападали на журналистов. Но теперь, когда наша жизнь так очевидно зависит от науки и доступа к надежной и точной информации, можно ли восстановить доверие общества к свидетельствам?

Мы должны сделать этот выбор, и давайте будем уверены, что он будет правильным.Это лучший способ почтить память всех тех, кто пострадал во время этой пандемии.

COVID-19 И ПРАВА ЧЕЛОВЕКА

Будьте в курсе, вдохновляйтесь, принимайте меры

COVID-19

Объяснение долгосрочных последствий пандемии Covid-19 для психического здоровья.

Губернатор Нью-Йорка Эндрю Куомо назвал пандемию Covid-19 «травмой для этой страны» и сравнил ее с войной на пресс-конференции в среду.

«Я не знаю, полностью ли мы осознали все последствия пережитой травмы», — сказал Куомо.«Будет посттравматический стресс от Covid».

Перед лицом травмирующего события, такого как пандемия Covid-19, часто возникают интенсивные воспоминания, кошмары, раздражительность, гнев и страх.

Хотя многие люди связывают посттравматическое стрессовое расстройство с чем-то вроде войны, это хроническое психическое расстройство, которое может возникнуть у людей, которые пережили или стали свидетелями травмирующего события, такого как серьезная авария, террористическая атака или физическое нападение.

После вспышки атипичной пневмонии в 2003 году как у медицинских работников, так и у людей, находящихся на карантине, наблюдались симптомы посттравматического стрессового расстройства (ПТСР).

По мнению экспертов, пандемия Covid-19 может иметь аналогичный эффект. Даже если у вас нет клинического диагноза посттравматического стрессового расстройства, у вас может быть сильная эмоциональная реакция на травму, вызванную Covid-19, которая может длиться еще долго после инцидента.

«Когда мы думаем о травмирующих событиях, дело не только в том, что это за событие, это на самом деле ваша интерпретация и то, что событие вызывает у вас», — Луана Маркес, клинический психолог и доцент кафедры психиатрии Гарвардской медицинской школы и президент. из Американской ассоциации тревоги и депрессии, сообщает CNBC Make It.

Например, медицинские работники, оказывающие передовые услуги, а также люди, потерявшие близких или работу из-за болезни, могут подвергаться большему риску развития долгосрочных трудностей. Те, кто борется с другими психическими расстройствами, такими как тревога или депрессия, или которые ранее имели травмы, могут подвергаться повышенному риску более продолжительного стресса.

Даже если вы не затронуты Covid-19 напрямую, пандемия стала серьезным фактором стресса в жизни каждого, говорит CNBC Make It Алисса Рейнгольд, клинический психолог и профессор Медицинского университета Южной Каролины, специализирующаяся на травмах.В самом деле, стресс, тревога и страх, захлестнувшие земной шар в течение нескольких месяцев, могут иметь долгосрочные последствия.

Хотя невозможно предсказать, как будет выглядеть жизнь в будущем, есть некоторые вещи, которые мы можем сделать в настоящем, чтобы «сгладить волну психического здоровья», — говорит Маркес. Вот что, по мнению экспертов, вы должны знать о том, как предотвратить проблемы в будущем:

Помните о симптомах …

Есть ряд симптомов, которые люди могут испытать после травмирующего инцидента, в том числе: агрессивные мысли, такие как кошмары или неприятные воспоминания и воспоминания, состояние сильного стресса или раздражительности, проблемы со сном, — говорит Рейнгольд.Люди часто чувствуют себя чрезмерно бдительными или испытывают проблемы с концентрацией внимания. Они также могут не думать о происшествии как о способе справиться с ситуацией.

Чтобы поставить диагноз посттравматического стрессового расстройства, у кого-то должно быть определенное количество всех этих симптомов в течение длительного периода времени. Но даже если у вас не диагностирован полноценный посттравматический стресс, люди могут испытывать эти симптомы после травмирующего или стрессового события, добавляет она.

… и как долго они сохраняются

Это нормально — иметь интенсивную эмоциональную реакцию на серьезную угрозу или травматический инцидент, такой как пандемия, — говорит Маркес.Но обычно симптомы со временем проходят естественным путем.

«Итак, симптомы сразу резко усиливаются, а затем, примерно через четыре месяца после травмы, эти симптомы проходят сами по себе», — говорит она.

Однако иногда симптомы со временем не проходят.

Если у вас все еще есть симптомы, которые мешают вашей повседневной жизни (это означает, что вы чувствуете себя парализованным или не можете выполнять свою работу или спать), то стоит обратиться за помощью к терапевту или специалисту в области психического здоровья, — говорит она.Фактически, время является ключевым моментом; Посттравматическое стрессовое расстройство не может быть диагностировано раньше, чем через месяц после травматического инцидента, говорит Мишель Бедард-Гиллиган, доцент Вашингтонского университета, специализирующаяся на травмах, сообщает CNBC Make It.

Используйте аббревиатуру TEB

Это означает: мысли, эмоции и поведение. «Люди должны следить за тем, что они говорят себе, и как они это чувствуют и что они делают», — говорит Маркес.

Например, если вы весь день размышляете о том, что заболеете или потеряете работу, вы можете пойти домой и выпить, чтобы почувствовать себя лучше, а на следующий день проснуться с плохим самочувствием.

Если ваши образы мышления имеют тенденцию быть «черно-белыми или катастрофическими», это плохой знак.

«Это приводит к искаженному мышлению и дисфункциональному поведению», — говорит она. Вместо этого найдите механизм преодоления, который может «закрепить» вас, например, позвоните другу или потренируйтесь.

Отключитесь от новостей

Одна из лучших стратегий выживания, когда дело доходит до травмы, — «сделать потребление медиа невероятно преднамеренным», — говорит Бедард-Гиллиган. Если новости заставляют вас чувствовать себя плохо или плохо, остановитесь и спросите себя: помогает ли это мне? Что это значит для меня?

Исследования показывают, что простой просмотр новостей о травмирующем событии может вызвать симптомы острого стресса, говорит Маркес.«Вам следует ненадолго отключиться от новостей и попробовать что-нибудь, что вас замедлит», — говорит она. «Все, что вы можете сделать, чтобы охладить свой мозг прямо сейчас, действительно полезно».

Помните об устойчивости

«Большинство людей невероятно стойкие, даже те из нас, кто сейчас очень расстроен или испытывает трудности», — говорит Бедард-Гиллиган.

Хотя в настоящий момент это может показаться трудным, у многих людей есть отличные механизмы выживания и социальная поддержка, которые помогут пройти через это, добавляет она.Поддержание стратегий, которые, как вы знаете, обычно работают, — это один из способов убедиться, что вы не страдаете месяцами в дороге.

Однако, если вы замечаете, что ваши обычные стратегии выживания не работают, или вы так беспокоитесь, что это мешает вам делать то, что вам нравится, «вероятно, именно здесь и нужна поддержка», — говорит она.

В эту историю добавлены недавние комментарии Куомо.

Отъезд: лучшие кредитные карты 2021 года могут принести вам более 1000 долларов за 5 лет

Не пропустите:

У них был умеренный Covid.Затем проявились их серьезные симптомы.

Доктор Эллисон П. Навис, специалист по нейроинфекционным заболеваниям в системе здравоохранения Mount Sinai в Нью-Йорке, которая не участвовала в исследовании, сказала, что около 75 процентов ее 200 пациентов, перенесших коронавирус, испытывали такие проблемы, как «депрессия». , беспокойство, раздражительность или некоторые симптомы настроения ».

Большинство участников исследования были белыми, из них 70 процентов составляли женщины. Доктор Навис и другие заявили, что отсутствие разнообразия, скорее всего, отражает демографические характеристики людей, которые могут обращаться за помощью на относительно раннем этапе пандемии, а не весь спектр людей, пострадавших от неврологических симптомов после коронавируса.

«Особенно в Нью-Йорке, большинство пациентов, которые заболели Covid, — это цветные люди и пациенты Medicaid, и это абсолютно не те пациенты, которых можно увидеть в центре пост-Covid», — сказал д-р Навис. «Большинство пациентов белые, часто у них есть частная страховка, и я думаю, нам нужно немного больше выяснить, что происходит с этими различиями — если это просто отсутствие доступа или симптомы игнорируются у людей с ограниченными возможностями. цвет или если это что-то другое.

В северо-западном исследовании доктор Коральник сказал, что, поскольку тестирование на коронавирус было трудно получить на ранней стадии пандемии, только половина участников дали положительный результат на коронавирус, но у всех были начальные физические симптомы Covid-19. Исследование обнаружило очень небольшую разницу между теми, кто дал положительный результат, и теми, у кого нет. Доктор Коральник сказал, что те, у кого был отрицательный результат, как правило, обращались в клинику примерно на месяц позже по ходу болезни, чем те, кто давал положительный результат, возможно, потому, что некоторые провели недели, оцениваясь или пытаясь решить свои проблемы у других врачей.

Г-жа Хан была среди участников, у которых был отрицательный тест на вирус, но она сказала, что позже она получила положительный результат на антитела к коронавирусу, что является доказательством того, что она была инфицирована.

Другой участник исследования, 50-летний Эдди Паласиос, брокер по коммерческой недвижимости, проживающий в Нейпервилле, пригороде Чикаго, осенью дал положительный результат на коронавирус, испытывая только головную боль, потерю вкуса и запаха. Но «через месяц все изменилось», — сказал он.

Почему будет так сложно вернуться к «нормальному»

Я пишу это в своем домашнем офисе в купальном халате.В настоящее время я нахожусь в соответствии с приказом оставаться дома, который требует, чтобы я оставался в моем доме, если мне не нужно путешествовать по очень конкретным причинам, например, по магазинам или для здоровья. Это также означает, что мне больше не нужно соблюдать офисный дресс-код. Кроме мужа и соседки, я больше месяца не проводила физического времени ни с кем. Я разговариваю с родителями по видеочату и звоню другим членам семьи через Facebook Messenger. Я всегда в курсе жизни друзей благодаря их многочисленным регулярным обновлениям в социальных сетях.Я делаю большую часть покупок в Интернете. Я провожу часть дня на улице.

Как ненормально! И все же даже до того, как Covid-19 поразил, я часто сидел и писал в своем домашнем офисе, оставаясь на связи с семьей и друзьями с помощью различных технологий, делая покупки в Интернете. Приказ домоседов может быть новым, но я не могу утверждать, что социальное дистанцирование беспрецедентно. Наши технологии и социальные сети уже много лет отдаляют нас друг от друга.

Конечно, я один из счастливчиков. Вокруг нас местная экономика дает сбои.Системы здравоохранения перегружены. Люди продолжают неожиданно терять своих близких и сожалеют, что не смогли быть с ними в последние минуты жизни.

Возможно вам понравится:

Это заставило многих из нас задуматься о нормальности: когда все «вернется в норму» и как будет выглядеть «новая нормальность»? Как говорится в одной статье, в которой обсуждаются сбои, которые Covid-19 привнес в жизнь, как мы его знаем: «Заманчиво задаться вопросом, когда все вернется в норму, но факт в том, что этого не произойдет — во всяком случае, не по-старому. Но мы можем достичь нового типа нормальности, даже если этот дивный новый мир будет коренным образом отличаться ».

Согласно этому стандарту, старая норма — это та, при которой наши системы здравоохранения и правительства не готовы иметь дело с такими вещами, как Covid-19; новая нормальность, напротив, в основном похожа на старую нормальность, за исключением того, что мы готовы к глобальным пандемиям.

Другими словами, новая норма изменяет то, что было неправильным, но сохраняет то, что было правильным со старой нормой. Но если старое нормальное было неправильным, то почему мы назвали его нормальным? Точно так же, если новое нормальное состояние отличается от старого, как мы можем притворяться, что все еще имеем дело с «нормальным»?

Что на самом деле означает «нормальный»?

***

Слово «нормальный» кажется достаточно простым.Но, как и многие наши слова, как только мы начинаем об этом думать, оно начинает разваливаться по швам.

Возьмем, к примеру, первую запись в словарном определении «нормального» Мерриам-Вебстер: «соответствие типу, стандарту или обычному образцу», как в «У него было нормальное детство». В том же ключе, продолжается запись, слово означает «в соответствии с, составляя или не отклоняясь от нормы, правила или принципа».

Думаете, у вас уже был covid-19? Многие люди так делают.

«Мне казалось, что мои легкие настолько переполнены, что я не смогу выжить», — говорит она.

Две недели отдыха дома, и болезнь исчезла так же быстро, как и появилась. Два месяца спустя Калифорния сообщила о первом в стране случае заболевания COVID-19, который не был передан в результате путешествия или прямого контакта с кем-то, кто был за границей. Через три недели после этого Филадельфия закрыла второстепенные предприятия и издала приказ не выходить из дома. Работа О’Доннелла в качестве частного помощника пожилого пациента в доме престарелых была приостановлена ​​- дом престарелых допускал на работу только своих сотрудников.

История продолжается под рекламой

Сидя в своей квартире, ей пришла в голову мысль: «А что, если бы это было здесь задолго до того, как они думали?» — подумала она. Это был ковидный кашель?

Вирус был здесь раньше, чем кто-либо мог подумать, теперь мы знаем. Представители здравоохранения округа Санта-Клара, к югу от Сан-Франциско, недавно определили, что по крайней мере два человека, которые умерли в начале и середине февраля, дали положительный результат на вирус. Но это не отвечает на вопрос, который распространяет , поражая всех, кто недавно или даже недавно испытал какие-либо симптомы COVID:

Было ли это у меня? Думаю, у меня это было.

«Я получаю электронные письма от сотен, может быть, тысяч людей, которые говорят мне:« Я уверен, что он у меня был », — сказал Эран Бендавид, доцент медицины, специализирующийся на инфекционных заболеваниях, изучающий covid-19 в Стэндфордский Университет.

История продолжается под рекламой

«Я на 99 процентов уверена, что у меня это было», — говорит 58-летняя Джанет Трючард, которая проснулась в своем доме в Лас-Вегасе 15 января «больной как собака», с жаром, сухим кашлем. мигрень и боль в груди. Она посетила несколько врачей, которые прописали ей разные курсы антибиотиков, диагностировали у нее синусит, а затем аллергию.Кашель сохранялся до 25 марта, но рентген грудной клетки показал четкость.

Мышление хадититом — это заболевание, поражающее людей, перенесших заболевания, похожие на коронавирус, которые случились задолго до появления коронавируса. Это случается, когда новости и научные открытия оседают в тех частях мозга, которые вселяют надежду — эй, может быть, я уже победил! — и беспокойство — О, Боже, может быть, я дал это кучке людей.

Симптомы коронавируса или covid-19 варьируются от легких до тяжелых.Скорее всего, они похожи на обычную простуду, грипп или сезонную аллергию. (The Washington Post)

Как и covid-19, мыслихадитит заразил некоторых высокопоставленных пациентов. Звезда «Сопрано» Майкл Империоли сказал шестой странице, что он «уверен», что заразился вирусом в начале февраля. Звезда реалити-шоу «Остров любви» считает, что у нее «была рона» во время съемок шоу в Южной Африке в январе. А Патти Стэнджер, звезда шоу Bravo «Сваха миллионера», после январских каникул в Майами, несмотря на то, что летела с маской по совету мастера по маникюру, страдала от поверхностного дыхания, лихорадки, усталости и тошноты.Ей пришлось пропустить Грэмми, и у нее случился приступ паники, когда температура поднялась до 102.

История продолжается под рекламой

«Я не вставала три недели», — говорит она. «Я ничего не ел. Я питался костным бульоном и крекерами ».

Позже, когда появились новости о том, что коронавирус пришел в Америку раньше, чем мы когда-либо знали, «я подумала, что могла бы быть одним из таких людей», — говорит она.

«Я начал слышать от всех этих друзей, что они говорят:« Я думаю, что у меня это было, я думаю, у меня это было.’”

Никто не хочет заразиться covid-19 , но все хотят, чтобы он был.

И недавние исследования показывают, что многие люди уже имели это, даже не подозревая. Эпидемиологи заявили, что количество инфекций значительно превышает официальное количество случаев, потенциально в 10 или более раз, поскольку люди могут быть бессимптомными носителями болезни и потому, что не все жертвы были протестированы.

История продолжается под рекламой

Всемирная организация здравоохранения предостерегает от предположения, что те, кто уже переболел, не могут заболеть снова.Исследователи все еще изучают защитные свойства, которые антитела болезни могут дать выжившим.

Джоанна Фишер уверена, что у нее был covid-19. Она потеряла обоняние, и в течение трех месяцев у нее были такие сильные кашель и боль в груди, что ей требовался дополнительный кислород. Ее муж заболел респираторным заболеванием, и ее кошка тоже.

История продолжается под рекламой

Одна проблема: Фишер заболела еще в сентябре, когда она жила на северо-востоке Пенсильвании.Это намного раньше, чем эпидемиологи считают, что болезнь могла попасть в Соединенные Штаты.

«Существует 0,0% вероятность того, что # SARSCoV2 распространялся с помощью сообщества в США в ноябре 2019 года или ранее», — написал в Твиттере Тревор Бедфорд, вычислительный биолог из Онкологического исследовательского центра Фреда Хатчинсона, который отслеживал генетический код и распространение вируса.

Фишер не желает отказываться от своей теории. «Когда вы думаете о том, как эта штука так быстро распространилась, — говорит 63-летний мужчина, — она ​​не могла появиться здесь только в декабре.

История продолжается под рекламой

Бендавид, профессор Стэнфордского университета, сказал, что один человек, который ему написал, полагал, что они заразились вирусом в 2018 году. «Я думаю, это растягивает ситуацию», — говорит Бендавид.

Мышление хадититом обычно связано с некоторым расширением воображения. В конце концов, у covid-19 есть общие симптомы с сезонным гриппом и распространенной аллергией. Согласно данным, предоставленным Центрам по контролю и профилактике заболеваний, в настоящее время менее 20 процентов тестов на covid-19 возвращаются положительными, что свидетельствует о том, что подавляющее большинство людей, которые думали, что у них он есть, даже в разгар пандемии, не сделали этого. на самом деле его нет.

В той степени, в которой уже побеждать covid-19 предпочтительнее, чем задаваться вопросом, относитесь ли вы к тем людям, которых собираются положить в больницу, мыслительный хадитит может быть формой позитивного мышления. Люди запрограммированы на ожидание положительных результатов, — говорит Тали Шарот, профессор когнитивной нейробиологии Лондонского университетского колледжа, изучающая оптимизм и ожидания.

История продолжается под рекламой

«Когда есть что-то, во что мы хотим верить, мы очень хорошо интерпретируем доказательства таким образом, чтобы это подтвердило», — говорит Шарот.

Верно и обратное. «Допустим, один врач сказал, что если у вас это было раньше, то вероятность того, что вы заболеете снова, выше, и это будет еще более опасно», — говорит профессор. Если бы это было так, люди «вероятно, оглянулись бы на свои болезни и интерпретировали бы определенные симптомы как определенно не covid-19».

Будь то утешение или источник беспокойства, мыслительный хадитит представляет собой состояние неопределенности.

Хорошие новости? Есть лекарство.

«Единственный способ узнать — это пройти тест на антитела», — говорит Рэйчел Эйскью. «И я не знаю где-нибудь здесь, что даст один».

История продолжается под рекламой

Эйскью, 47 лет, живет в пригороде Роли, Северная Каролина. 6 января ей стало плохо, и вскоре она так сильно кашляла, что иногда было больно дышать. Потом заболела и ее дочь. Роли не видел своего первого подтвержденного случая заболевания COVID-19 до 3 марта, но Эйскью интересовалась, ездили ли технические работники Исследовательского треугольника в Азию на праздники и вернули ли вирус вирус.(Эпидемиологи полагают, что самые ранние случаи заболевания в Америке возникли в Европе, а не в Азии.)

Тесты на антитела могут помочь избавиться от лихорадки сомнений. Также известные как серологические тесты, они определяют, содержит ли кровь пациента антитела — белки, которые помогают нам бороться с инфекцией. Наличие антител означает, что иммунная система пациента уже подверглась воздействию вируса.

Эти тесты теперь становятся доступными по всей стране, хотя эксперты предупреждают, что их точность может варьироваться.

Исследователи полагают, что тестирование на антитела к covid-19 в плазме может привести к возможному лечению вируса и помочь указать, когда следует заново открывать общество. (Джон Фаррелл, Джонатан Баран / The Washington Post)

С тех пор, как компания PlushCare начала предлагать встречи для прохождения тестов на антитела, она увидела «довольно подавляющую реакцию [] заинтересованных людей», особенно в наиболее пострадавших районах, таких как Нью-Йорк. говорит Джеймс Вантак, главный медицинский директор и соучредитель платформы.

Врачи PlushCare напоминают пациентам, что иммунитет — это не данность, и что они должны продолжать социальное дистанцирование и другие меры защиты.И если тесты окажутся отрицательными, некоторые пациенты, уверенные в своем самодиагностике и опасающиеся возможных неточностей тестирования, могут им не поверить.

«Некоторые пациенты определенно разочарованы», — говорит Вантак. «Я думаю, что каждый хочет видеть это в зеркале заднего вида или чувствовать некоторое облегчение».

Фишер, женщина, которая заболела в сентябре прошлого года, говорит, что ее не так легко убедить. «Если я пройду анализ, — говорит она, — и у меня не будет антител, я думаю, что попрошу провести другой анализ.

Эйскью говорит, что планирует пройти тест на антитела, если сможет, но ей не нужен тест, чтобы чувствовать себя комфортно, возвращаясь к обычной жизни. Она не стесняется идти в продуктовый магазин, иногда без маски. Она говорит, что поддерживает протестующих, которые выступили против строгих правил изоляции в Северной Каролине.

«Я решила не бояться», — говорит она.

Covid оказывает разрушительное воздействие на детей — и вакцина не исправит все

Прошло почти 10 месяцев с тех пор, как Covid-19 начал избивать семьи в Соединенных Штатах, заставляя родителей терять работу, окутывая их дома горем утрата и исключение детей из школ, в которых они учились и заботились о них.

Все это нанесло невероятный урон детям — социальное, эмоциональное и академическое испытание настолько серьезное, что некоторые защитники и эксперты предупреждают, что его последствия могут сравниться с последствиями урагана или другого бедствия.

«Восстановление после Катрины длилось не один год. Мы не просто вернули детей, и все стало на свои места. И это будет то же самое », — сказала Бетени Гросс, заместитель директора Центра обновления государственного образования при Вашингтонском университете, которая изучала школы Нового Орлеана после урагана 2005 года и теперь отслеживает влияние Covid-19.

Нации детей, перенесших травмы, болезни и разрушения, потребуется нечто большее, чем вакцина, чтобы справиться с последствиями, сказала она.

«Я не думаю, что мы можем просто пойти в школу следующей осенью и сказать:« Все будет хорошо »».

Чтобы измерить влияние этого года на детей, NBC News собрала данные по целому ряду вопросов благополучия детей. метрики, глядя на то, что изменилось с марта, когда вирус закрыл почти все школы в стране.

Цифры — не все плохие новости — например, употребление наркотиков и алкоголя среди молодежи, похоже, снизилось, равно как и количество арестованных и лишенных свободы несовершеннолетних.

Но в других областях предварительные данные указывают на тревожные признаки того, что дети попадают в беду:

  • В отделения неотложной помощи на 24% увеличилось количество обращений за психическим здоровьем детей в возрасте от 5 до 11 лет по сравнению с прошлым годом. Среди детей постарше прирост еще больше — 31 процент.
  • Продовольственные банки подвергаются нападкам из-за голодающих семей, поскольку, по оценкам, 17 миллионов детей, многие из которых в значительной степени отрезаны от бесплатных школьных обедов, теперь находятся под угрозой недоедания.Это на 6 миллионов голодных детей больше, чем до пандемии.
  • Школы изо всех сил пытаются обучать учеников дистанционно или в классах, в которых дети носят маски и сидят за пластиковыми щитами. Одна национальная организация тестирования сообщила, что среднестатистический ученик 3-8 классов, сдавший экзамен по математике этой осенью, набрал от 5 до 10 процентильных баллов позади учеников, сдавших тот же тест в прошлом году, при этом темнокожие, латиноамериканские и бедные ученики отстают еще больше.
  • Классные комнаты были необычно пустыми: карантин и болезни влияли на посещаемость очных школ, а компьютерные проблемы мешали онлайн-обучению. Некоторые округа сообщают, что количество учеников, пропустивших не менее 10 процентов занятий, что, как показывают исследования, может привести к разрушительным последствиям на всю жизнь, увеличилось более чем вдвое.
  • По оценкам, 3 миллиона уязвимых учащихся — бездомных, находящихся в приемных семьях, с ограниченными возможностями или изучающих английский язык — вообще не ходят в школу.

Транспортные средства ждут своей очереди забрать продукты в продовольственном банке Сан-Антонио в Техасе 17 апреля. Адрес Латиф / Reuters, файл

. Все это приводит к назревающей катастрофе, сказала Барбара Даффилд, управляющая SchoolHouse Connection, которая защищает бездомных детей. и недавно было обнаружено, что, несмотря на то, что все больше семей рискуют потерять свои дома из-за выселения или отчуждения права выкупа, школы предоставляют вспомогательные услуги примерно на 420 000 меньше бездомных учеников по сравнению с прошлым годом.

Из-за того, что школы закрыты, многие семьи справляются с этим кризисом самостоятельно, борясь с трудностями, которые могут отразиться на их школах и общинах на долгие годы, сказала она.

«Если мы не сможем решить эту проблему, мы только усугубим травму. Мы увеличиваем убытки, — сказал Даффилд. «Бездомный студент, имеющий инвалидность, который был травмирован расовым насилием, которое мы видели в этом году, а затем отключился от, возможно, единственной универсальной системы поддержки, — это катастрофа. Это означает более высокий уровень самоубийств. Более высокий уровень депрессии, наркомании, психических заболеваний и физических недостатков, особенно среди маленьких детей, которые растут и развиваются прямо сейчас.По мере роста они будут сталкиваться с еще большим отставанием в развитии, что приведет к дефициту в их образовании «.

Полный охват вспышки коронавируса

Больше всего пострадают дети, столкнувшиеся с расовым, экономическим и другим неравенством, которое только усилилось с момента начала пандемии, Дэвид Инохоса, директор Проекта образовательных возможностей Комитета юристов для гражданских прав в соответствии с законом, сказал.

Они уже отставали от своих сверстников в школе и уже сталкивались со значительными препятствиями.По его словам, теперь они приняли на себя основной удар пандемии.

«Я могу вам сказать, — сказал он на основании исследований и отчетов, которые он изучил, — что время обучения резко сократилось, что изучающие английский язык не получают необходимых им материалов для изучения языка и обучения, потому что это в основном единый размер. — универсальный подход, и что учащимся с ограниченными возможностями по всей стране пренебрегают ».

«Дальше становится только хуже», — сказал он.

«Дети разочарованы.Учителя разочарованы. Защитники гражданских прав разочарованы, и я думаю, что дело доходит до точки кипения ».

Массовое перемещение из школы — не говоря уже о растущем количестве свидетельств того, что дети и их родители все чаще испытывают депрессию, тревогу и травмы во время пандемии — это то, что эксперты сравнивают детей во время пандемии с детьми, пережившими стихийные бедствия.

И, как и в случае с такими катастрофами, нации потребуется мощная и всеобъемлющая реакция, — сказал Билли Шор, исполнительный директор «Поделись нашей силой», организации, которая работает над искоренением голода.

«Нам почти понадобится Новый курс для целого поколения детей, чтобы дать им возможность наверстать упущенное», — сказал он.

На данный момент, добавил он, «мы даже не знаем, с чем будем иметь дело».

Дети ждут входа в P.S. 7 декабря в Квинсе, штат Нью-Йорк, поскольку 8 декабря государственные дошкольные и начальные школы вернутся к очному обучению. Внуки Бет Кокрэн, наконец, поправились.

Четверо детей, над которыми она взяла опеку пять лет назад — теперь в возрасте от 6 до 12 — стали свидетелями насилия и злоупотребления наркотиками в своем доме, но с любовью и вниманием бабушки и тети они хорошо учились в школе. У них были друзья по соседству в Кантоне, Северная Каролина.

Затем Covid-19 начал распространяться. 51-летний Кокран увидел резкий скачок цен на продукты питания в местных магазинах, когда дети лишились доступа к бесплатному школьному питанию на несколько недель. Она не могла искать работу на неполный рабочий день в дополнение к проверке на нетрудоспособность, потому что ей нужно было контролировать дистанционное обучение.Денег было мало, и ее внуки, чья школа частично открылась в октябре, не справились с суматохой.

Одна 11-летняя девочка так сильно забеспокоилась из-за того, что ее оценки упали, и когда она наблюдала, как бабушка изо всех сил пытается поставить еду на стол, она выдергивала ресницы — старая нервная привычка.

Другой, 6 лет, которому недавно был поставлен диагноз «синдром дефицита внимания и гиперактивности», пропустил так много инструкций, когда он не мог сидеть спокойно на своих онлайн-уроках, что его учителя теперь предупреждают, что его можно сдержать, сказал Кокран.

«Это мучительно, — сказала она. «После всего этого они зашли так далеко, а затем, бум, разразилась корона, и они не смогли получить надлежащее образование один на один со своими учителями или советниками».

Мэри Бет Кокран говорит, что ее внуки испытывали трудности в эмоциональном и академическом плане. Ей было трудно поставить еду на стол. Предоставлено Мэри Бет Кокран

В Детройте 62-летняя Ванесса Берч воспитывает своих внуков и племянников — пятерых детей в возрасте от 4 до 14 лет, которые обратились к ней с особыми потребностями из-за алкогольного синдрома плода и травм в анамнезе.По ее словам, дети, которые потеряли двух братьев и сестер в результате несчастных случаев до того, как их мать лишилась родительских прав пять лет назад, борются в школе, но дополнительное внимание и услуги, которые они получали до пандемии, помогли им добиться прогресса.

Теперь, когда их классы онлайн, эти услуги в основном прекратились, и семья скорбит о потере трех родственников, умерших в прошлом году, в том числе одного, у которого, как подозревает Берч, был Covid-19. По ее словам, новое горе усугубило старое, что привело к крикам у младших детей и признакам печали у старших, которые теперь иногда с трудом встают с постели.

Это оставило Берч неуверенным в их будущем.

«Смогут ли они действовать как взрослые?» она спросила. «Смогут ли они взять на себя ответственность за свою жизнь и делать то, что нужно делать?»

По ее словам, она и раньше задавала эти болезненные вопросы, но «это просто придает новую глубину. Теперь это похоже на то, что будет дальше? Догонят ли они когда-нибудь? »

В Истоне, штат Калифорния, семья Присилы Эррера теперь борется с болезнями помимо других проблем.Она, ее муж и двое из трех ее детей недавно заболели Covid-19, кашляют и устали.

Их старшая дочь, 17 лет, которая все еще здорова, взяла на себя бремя заботы о своей семье — еще одно бремя для подростка, которому уже приходилось помогать своим младшим братьям и сестрам, 9 и 15 лет, ориентироваться в своих онлайн-уроках, так как ее родители не не говорю по-английски.

Девушка потрясена, сказал 45-летний Эррера о ее старшей дочери, говорящей по-испански. «Она готовит и заботится о нас, потому что мы все больны.Все это ей нужно делать в дополнение к онлайн-школе ».

Загрузите приложение NBC News для полного освещения и предупреждений о вспышке коронавируса

Семья провела большую часть года, сидя в машине, припаркованной перед предприятиями или школой в сельской местности округа Фресно, в поисках Wi-Fi для подключиться к онлайн-классам. Но детей беспокоят задания, которые они не могут сдать вовремя, потому что не могут подключиться к Интернету. А Эррера — иммигрантка из Мексики без документов, которая бросила свою работу на ферме, когда началась пандемия, чтобы остаться дома со своими детьми, — беспокоится о том, что зарплаты, которую ее муж приносит домой с работы механика, недостаточно для семьи. сводить концы с концами.

«Теперь, когда мы заболели, будет хуже», — сказала она. «Мой муж не будет работать как минимум две недели, так что это для нас меньше денег».

«Продолжающееся травмирующее событие»

По мере приближения конца 2020 года по-прежнему очень сложно измерить истинное воздействие продолжающейся пандемии. Большинство показателей общественного здравоохранения и благополучия детей, отслеживаемых федеральными агентствами, не будут включать данные за 2020 год до следующего года или позже. И когда эти данные доступны, они могут быть ошибочными, учитывая количество детей, которые не имеют доступа к своим школам и не обращаются к врачам, потому что их семьи потеряли медицинскую страховку или откладывают лечение из-за опасений по поводу вируса.

Но мало кто сомневается в том, что дети пошатнулись после этого тяжелого года.

«Никто не пострадал от пандемии с точки зрения психического здоровья хуже, чем дети», — сказал Пол Гионфриддо, президент и генеральный директор Mental Health America, организации, которая поддерживает людей с психическими заболеваниями. «Это продолжающееся травмирующее событие, с которым дети столкнулись без точки зрения, скажем, 65-летних, которые пережили в своей жизни другие виды травм и имеют некоторую перспективу.

Организация Гионфриддо видела, что около 10 000 человек ежедневно проходили онлайн-скрининг депрессии и тревожности в этом году, что в два раза больше, чем в прошлые годы, сказал он, при этом самый большой всплеск среди детей в возрасте от 11 до 17 лет. также они чаще всего сообщают о частых недавних мыслях о самоубийстве или причинении себе вреда, сказал он.

Наличие подобных опасных мыслей не означает, что кто-то будет действовать в соответствии с ними, сказала Дорин Маршалл, вице-президент Американского фонда предотвращения самоубийств.Она отмечает, что большое количество молодых людей, сообщающих о проблемах с психическим здоровьем, может свидетельствовать о том, что родители внимательно следят за психическим здоровьем своих детей и действуют, чтобы помочь им.

«Это всегда хороший показатель, когда все больше людей обращаются за помощью», — сказала она.

Но Гионфриддо опасается, что целое поколение детей будет жить с последствиями этого года до конца своих дней.

«Мы знаем, что травма основывается на травме», — сказал Гионфриддо. «После того, как люди пережили травму, у них гораздо больше шансов повлиять на психическое здоровье позже, иногда сразу, иногда спустя десятилетия, и мы знаем, что повторные травмы могут усугубить ситуацию и усугубить ее.

Вот почему Непорочная Феррерия так беспокоится о своей младшей 13-летней дочери, охваченной тревогой во время пандемии, и о своем сыне, 16-летнем Кухааре, у которого наблюдались признаки депрессии, когда он скрывался в своей комнате в Самнере, штат Вашингтон. , не может играть в футбол или видеться с друзьями и товарищами по команде. Оценки Кухаара снижаются через год, который будет иметь решающее значение для его поступления в колледж, а отмененный футбольный сезон ставит под угрозу перспективы получения спортивной стипендии.

«Я просто не хочу, чтобы этот талант пропал даром, и я не знаю, как его мотивировать во время этой пандемии», — сказал Феррерия.

Ситуация усугубляется тем, что семейный дом с двумя спальнями и одной ванной теперь забит людьми после того, как 49-летняя Феррерия узнала, что ее 7-летняя внучка стала бездомной во время пандемии и живет с ней в машине. мама. Ребенок, ее мать и друг матери, которые были выселены из своего дома, переехали к Феррерии и ее детям.

Старшая дочь Феррерии, 19-летняя Янава, тоже дома, она переехала из Университета Ховарда, где она учится на втором курсе, поэтому в доме полно четверых студентов, которым необходимо подключиться к онлайн-урокам.

«Это непростая задача, — сказал Кухаар, ученик 11-го класса. «Все пытаются использовать Wi-Fi, поэтому Wi-Fi работает медленно, что затрудняет учебу, а также еще больше изолирует меня в моей комнате».

Он сказал, что беспокоится о будущем. «Это страшно. Это действительно так.»

Непорочная Феррерия с детьми и внучкой. 16-летний Кухаар ​​(справа) говорит, что пандемия повлияла на его будущее «пугающе». Любезно предоставлено Immaculate Ferreria

«Последствия будут долговременными»

В начальной школе Manatee в Брадентоне, Флорида, директор Тами ВанОвербеке уже готовит все необходимое, чтобы помочь своим 560 ученикам оправиться от последствий пандемии — но она победила » — Это будет легко, — сказала она.

Большинство ее учеников достаточно бедны, чтобы иметь право на бесплатный обед, и многие из них — дети иммигрантов, не говорящих по-английски. Когда весной школа впервые закрылась, по ее оценкам, только около трети ее учеников смогли подключиться к онлайн-обучению, а количество тех, кто приходил каждый день и выполнял задания, составляло лишь небольшую часть этого числа, может быть, 5 процентов, сказала она.

Ее школа снова открылась для учащихся летом, но родители могут ежедневно менять свое мнение о том, посещают ли их дети лично или онлайн.Это означает, что учителя никогда не знают, чего ожидать, а ученики далеки от стабильности, в которой они нуждаются.

«Школа для многих наших детей — самое безопасное место», — сказал ВанОвербеке. «Тебя любят. Вас накормили. О тебе заботятся. И это ушло ».

Знак приветствует учеников, возвращающихся к очному обучению в начальной школе Rover в Темпе, штат Аризона, 17 августа. Файл Чени Орр / Рейтер.

Ламантин стал свидетелем хронического отсутствия, то есть детей, пропустивших опасное число по ее словам, количество школьных дней увеличилось более чем втрое до 11 процентов.

Это обычная и тревожная тенденция, о которой школы сообщают по всей стране, сказала Хеди Чанг, руководитель организации Attendance Works, которая помогает школам повысить посещаемость. До пандемии 8 миллионов студентов в США — или каждый седьмой — уже хронически отсутствовали, что часто было признаком трудностей дома.

«Даже начиная с хронического отсутствия в детском саду, они не будут читать на уровне своего класса к концу третьего класса», — сказала она, сославшись на исследование вероятных результатов.«Они будут проваливать уроки в средней школе и бросать старшую школу».

Результаты могут быть еще хуже для так называемых «учеников-призраков», которые, похоже, полностью выпали из школьных списков, сказала Хайли Корман, старший ассоциированный партнер Bellwether Education Partners, которая опубликовала анализ под названием «Отсутствующие на полях». ”

Некоторые из этих детей могут учиться в частных школах или иметь родителей, которые обучают их на дому, сказала она, но многие, скорее всего, просто сидят дома или, если они достаточно взрослые, работают или ухаживают за младшими братьями и сестрами.

«Школа закрылась в середине марта, и это был последний раз, когда они разговаривали с учителем», — сказал Корман. «Они никогда не брали в руки ноутбук, никогда не заходили на дистанционное обучение. У них нет телефона, на который никто бы не ответил ».

Школе ВанОвербеке повезло больше, чем большинству, потому что она сотрудничает с общественными организациями, которые предлагают медицинское обслуживание, репетиторство и другие услуги учащимся и их семьям на территории школьного городка. Но даже здесь, по ее словам, ее ученикам — большинство из которых академически отстает от обычного учебного года — предстоит долгий путь, прежде чем дела вернутся на круги своя.

«Последствия будут долгими», — сказала она.

Решение, как сказал Инохоса из Комитета юристов по гражданским правам в соответствии с законом, состоит в том, чтобы не увеличивать расходы на школы, «ожидая, что они будут творить чудеса» с бюджетами, которые у них были в прошлом. «Этого совершенно недостаточно».

Алекса Калландер ведет виртуальный второй класс в начальной школе Rover в Темпе, штат Аризона, 17 августа. Чени Орр / Reuters file

Что необходимо, — сказала Мириам Роллин, директор Национального центра молодежного права, организации, которая защитников маргинализированных детей — это «массовая мобилизация» лидеров сообществ, выборных должностных лиц, педагогов и родителей, чтобы помочь детям — особенно наиболее маргинализованным, которые наиболее сильно пострадали от пандемии — вернуться на правильный путь.

«Это был беспрецедентный трудный момент для стольких американцев, и ответная реакция должна соответствовать уровню трудностей», — сказала она. Она призывает, среди прочего, к созданию общенационального корпуса наставников, повышенному вниманию к тому, как травма влияет на обучение, широким усилиям по подключению каждого дома к Интернету и серьезному переходу к общественным школам — таким программам, как программа в Manatee Elementary где семьи могут получать социальные услуги там же, где учатся их дети.

С такими инициативами, по ее словам, нация может даже оказаться в лучшем положении, чем она была.

«У нас есть возможность, — сказала она. «Если у нас есть руководство, намерение и ресурсы, чтобы найти решения, этот кризис действительно может помочь преобразовать наши школы».

Если вы или кто-то из ваших знакомых находится в кризисной ситуации, позвоните в Национальную линию помощи по предотвращению самоубийств по телефону 800-273-8255, отправьте текст HOME на номер 741741 или посетите SpeakingOfSuicide.com/resources для получения дополнительных ресурсов.

ИСПРАВЛЕНИЕ (15 декабря 2020 г., 13:04 по восточноевропейскому времени): в более ранней версии этой статьи было неверно указано предполагаемое количество учащихся-мигрантов, которые не посещали школу. Это около 76 тысяч, а не 107 тысяч.

Пол Гарнер: За 7 недель я прошел через американские горки плохого здоровья, крайних эмоций и крайнего истощения

Пол Гарнер, профессор инфекционных заболеваний Ливерпульской школы тропической медицины, рассказывает о своем опыте заражения covid-19

В середине марта у меня развился covid-19.Почти семь недель я пережил «американские горки» плохого здоровья, крайних эмоций и крайнего истощения. Хотя его не госпитализировали, это было пугающе и долго. Болезнь приливы и отливы, но никогда не проходит. Медицинские работники, работодатели, партнеры и люди с этим заболеванием должны знать, что это заболевание может длиться неделями, и что «длинный хвост» — это не какой-то «синдром поствирусной усталости» — это болезнь. Людям с более длительным заболеванием нужна помощь, чтобы понять и справиться с постоянно меняющимися причудливыми симптомами и их непредсказуемым течением.

Начало марта кажется таким далеким. Я смотрел, как Борис ввел социальное дистанцирование, а затем пожал руку по национальному телевидению; Я говорил с коллегами-эпидемиологами об установленных эффектах жесткой экономии, увеличивающих смертность среди бедных, и о том, как изоляция может усугубить это; Я посоветовал своему 97-летнему отцу изолироваться. Я сказал себе, что годы бега и военной подготовки защитят меня от вреда. Я не учла насморк, тщательно проверяла свою температуру каждый день, изучила сравнительную таблицу CDC / ВОЗ и решила, что у меня нет covid-19.Затем однажды днем ​​я начал чувствовать себя странно: я случайно оказался на встрече с Дэвидом Набарро, который сказал, что любой, кто плохо себя чувствует, должен немедленно изолироваться. Я пошел домой рано, и тогда путешествие началось.

В первые дни дома я не была уверена, что у меня covid-19. Потом я повредила руки отбеливателем. У него не было запаха, я решил, что он старый и бездействующий, но я просто не чувствовал запаха хлора. Тяжесть и недомогание усилились, в груди сжалось, и я понял, что это не может быть ничего другого.Я был огорчен тем, что мог заразить сотрудников, с которыми работал более 20 лет. Я представлял, как их уязвимые родственники умирают и никогда не прощают себя. Мой разум был в беспорядке. Мое состояние ухудшилось. Однажды днем ​​у меня внезапно появилась тахикардия, стеснение в груди, и я почувствовал себя так плохо, что мне показалось, что я умираю. Мой разум затуманился. Я попытался найти в Google молниеносный миокардит, но не смог правильно перемещаться по экрану. Делать было нечего. Я подумал, если это так, пусть будет так.

Через несколько часов я проснулся живым, и стеснение сменилось сильной усталостью.Каждый день, день за днем. Иногда мне становилось лучше, я становился оптимистом; в конце концов, паралитическое состояние больше не повторялось; но на следующий день мне показалось, что меня ударили битой для крикета по голове. Персонал на работе раскритиковал меня за то, что я не ясно сказал: «Решайся! Вы поправляетесь или нет? » Думаю, они тоже были напуганы, но я действительно не мог понять, что происходит.

Болезнь продолжалась и продолжалась. Симптомы изменились, это было похоже на адвент-календарь, каждый день был сюрприз, что-то новое.Мутная голова; острая боль в икре; расстройство желудка; шум в ушах; булавки и иглы; ноет во всем; одышка; головокружение; артрит в руках; странное ощущение в коже от синтетических материалов. От легких упражнений или ходьбы мне стало хуже — на следующий день я буду чувствовать себя совершенно ужасно. Я начал разговаривать с другими. Я нашел марафонца, которая пробовала 8 км за вторую неделю, из-за чего она упала в обморок и проспала 24 часа. Я разговаривал с другими людьми, которые испытывали странные симптомы, которые окружающие часто не воспринимали как тревогу, заставляя их сомневаться в себе.

В Интернете описывалось время выздоровления около двух недель для людей, которые не были госпитализированы. У меня не было тяжелой болезни, но через четыре недели я все еще был нездоров. Мой сосед-врач и терапевт были обеспокоены. Я посоветовался с друзьями, которые были консультантами по инфекционным заболеваниям, по электронной почте, и они поинтересовались, было ли у меня поражение легких в большей степени, чем я предполагал. У моего арендатора были друзья, которые все еще болели через четыре недели, и это очень помогло.

Наименее полезные комментарии были от людей, которые объяснили мне, что у меня поствирусная усталость.Я знал, что это неправильно. В течение этого периода от двух до шести недель существовала закономерность: днем ​​чувствовать себя ужасно; крепко спите, просыпаясь в мокрой от пота постели; вставая с ослепляющей головной болью, отступая днем, превращая меня в потрепанную тряпичную куклу вечером.

Я присоединился к странице Facebook (группа поддержки Covid-19 (есть / была)), полной людей с этими историями, некоторые из Великобритании, некоторые из США.