Против гмо: ГМО — за и против

ГМО — за и против


Генетически модифицированные организмы (ГМО) настолько плотно вошли в нашу жизнь, что многие люди их попросту перестали замечать. В научных кругах они продолжают детально обсуждаться и изучаться. У ГМ-продуктов появились сторонники и противники, которые постоянно приводят свои доводы «За и Против» их употребления. Кто из них прав?


«За» ГМО


Одна из главных ценностей ГМО – их применение в медицинских целях. На их основе исследуют как развиваются серьезные заболевания, например, опухали. С их помощью ученые во всем мире стараются решить вопросы, связанные со старением организма, изучить функционирование человеческой нервной системы. Широко ГМО применяют в фармацевтических целях при создании лекарственных препаратов.


Не менее важная отрасль использования ГМО – сельскохозяйственная. Генная инженерия позволила создавать совершенно новые растения, которые способны противостоять неблагоприятному для их роста климату, не становятся добычей вредителей и на протяжении долгого периода времени не портятся.


«Против» ГМО


Однако противники генетически модифицированных продуктов не дремлют. Они также приводят веские доводы в свое оправдание.


ГМО, постоянно проникающие в организм человека, несут ему серьезную угрозу, которая заключается в следующем:


  • Увеличения аллергических заболеваний


  • Накопление гербицидов в организме


  • Появление устойчивости к антибиотикам


  • Мутагенный эффект


  • Снижение иммунитета


  • Нарушение обмена веществ


По мнению некоторых ученых, ГМО вредит не только живым организмам, но и окружающей среде. Появляются вегетирующие сорняки, бороться с которыми практически невозможно. Немало опасности таят риски, связанные с активизацией вирусов, используемых в опытах.


Подводим итоги


Однозначной оценки, полезны или нет генетически модифицированные продукты, дать никто не может. У них есть свои взаимоисключающие преимущества и недостатки.

Возможно ГМО станут единственным спасением человека через несколько десятков лет в условиях постоянно растущего населения планеты и глобального потепления. Они бы наверняка могли помочь голодающим районам Африки, однако их использование там запрещено.

ГМО: «за» и «против» | РИПИ

Мнения ведущих ученых по безопасности выращивания и использования в пищу ГМО разделились. Можно констатировать наличие двух доминирующих точек зрения. Первой придерживаются сторонники необходимости продолжать исследования и получать генетически модифицированные организмы, второй — сторонники ограничения и даже прекращения подобных работ.

Многие ученые считают, что генетически измененная продукция необходима для решения проблемы нехватки продовольствия в мире, снижения его себестоимости и повышение продуктивности и эффективности сельскохозяйственного производства. Научные сотрудники полагают, что получение ГМО является просто иным способом селекции растений и утверждают, что сегодня не известно ни одного факта, свидетельствующего против ГМ-продуктов. Считается, что ДНК из генетически модифицированных организмов так же безопасна, как и любая другая ДНК, присутствующая в пище. Ежедневно вместе с едой человек употребляет разнообразные чужеродные ДНК, однако существующие механизмы защиты генома человека не позволяют чужеродным ДНК, попавшим в организм с пищей, встраиваться в гены человека.

По данным директора института питания РАМН, академика В. А. Тутельяна, на сегодняшний день не существует ни одного серьезного исследования, аргументировано подтверждающего факт неблагоприятного воздействия трансгенной сои на здоровье человека. Между тем, отказ от использования дешевого соевого белка в производстве мясных изделий вынуждает производителей добавлять в свою продукцию другие, действительно вредные для здоровья и плохо усваивающиеся наполнители.

Результаты исследований биобезопасности ГМ-растений, проведенные в США фирмой «Monsanto», показали, что они оказывают минимальное либо нулевое воздействие на птиц, рыб, водных беспозвоночных и широкий круг полезных насекомых — божью коровку, домашнюю пчелу и т. д. При скармливании животным зерна, пыльцы и листовых тканей различных ГМ-продуктов в количествах, превышающих ожидаемое поступление не менее, чем в 10 раз не наблюдалось негативного влияния на исследуемые объекты.

Но есть и противники интенсивного внедрения ГМО в экосистемы. Они считают, что ГМИ начали широко и активно использовать в пищевой промышленности всего 5–6 лет назад и ответить на вопрос какая будет реакция биосистем через 30–50 и 100 лет сегодня никто не может, в этой связи остается актуальной проблема контроля ГМ-рисков и сохранения генофонда нации.

Сейчас 90% экспорта трансгенных пищевых продуктов составляют кукуруза и соя, следовательно, практически весь попкорн, столь популярный среди молодых людей и детей, изготовлен из генетически модифицированной кукурузы. Соевые продукты из Северной Америки или Аргентины представлены на 80% генетически измененной продукцией. Как отразится массовое потребление этих популярных продуктов на здоровье человека через десятки лет и на следующих поколениях — науке не известно.

Ученые, не одобряющие бесконтрольное использование в пищу ГМ-продуктов, полагают, что технология создания генно-модифицированных организмов крайне несовершенна и это является причиной серьезных биологических и экологических рисков. До сих пор ни отечественные, ни зарубежные ученые не могут предсказать, каковы могут быть последствия длительного использования трансгенных продуктов, т.к. генетически модифицированный организм содержит новую, не предусмотренную природой комбинацию генетического материала. ГМО — это, с одной стороны, продукт человеческого гения и прогресса научной мысли, а с другой стороны – потенциальная неизученная до конца опасность, которая может нанести вред всему живому на земле.

Учитывая это, ученые считают, что необходимо принять закон о биологической безопасности и присоединиться к Картахенскому протоколу по биологической безопасности, пока единственному международному акту, регулирующему трансграничное перемещение ГМО. Следует также ввести как минимум пятилетний мораторий на выращивание генно-модифицированных организмов в открытом грунте. Ученые считают, что у России, есть огромные резервы для ведения традиционного сельского хозяйства — без пестицидов и ГМО, с органическими удобрениями. Используя оптимизированные и районированные технологии, можно получать до 30 — 35 центнеров зерновых с гектара и обеспечивать зерном всю Европу, тем более, что в мире все больше ценятся экологически чистые продукты.

Члены организации «Гринпис» считают, что сверхустойчивые трансгенные культуры могут со временем вытеснить традиционные сельскохозяйственные растения, а употребление в пищу измененных белков может вызвать снижение чувствительности человека к антибиотикам, нарушение обмена веществ, снизить иммунитет, вызвать появление отдаленного канцерогенного, тератогенного и мутагенного эффектов.

Профессор А.Яблоков считает, что мнение о том, ГМ-технологии — это спасение от голода, необоснованны. Главная причина широкого распространения ГМ-продуктов в сельском хозяйстве — это удешевление производства. Устойчивость к пестицидам культурных растений, облегчает уничтожение сорняков и вредителей, облегчается уборка. Все это крайне выгодно для крупных фермерских хозяйств и транснациональных концернов, производящих ГМ-продукцию. Часто крупные компании являются одновременно производителями ГМ-технологий и пестицидов и логично, что они вкладывают большие деньги в лоббирование ГМ-продукции. ГМ-микроорганизмы, созданные без учета их вероятного воздействия на природные экосистемы, потенциально имеют возможность бесконтрольно и неограниченно размножаться в окружающей среде. Это может привести к вытеснению природных организмов из их экологических ниш, к последующей цепной реакции нарушений экологического равновесия, к уменьшению биоценоза экосистемы, бесконтрольному переносу чужеродных генов из ГМ — микроорганизмов в природные и инициировать активность патогенов животных и растений.

Ограничения ГМО могут иметь негативные последствия

На завершающем заседании весенней сессии Совета
Федерации среди множества пунктов
обсуждения без особого ажиотажа большинством были приняты два
вопроса, которые будут иметь негативные последствия для российского
законодательства. Закон еще не подписан Президентом РФ и поэтому еще есть
возможность объяснить свою точку зрения и его последующую корректировку.


Прежде всего, я возражаю против законопроекта, ограничивающего
использование в России генно-модифицированной продукции (ГМО). На протяжении
всего периода обсуждения этого документа в разных Комитетах Совета Федерации я утверждал, что перед его принятием
необходимо объяснить парламентариям, а равно и населению о возможных
отрицательных последствиях запрета на ГМО-продукцию.

Сегодня во всем мире широко используются не только продукты питания,
созданные с изменением генной структуры растений и животных, а также широкий
спектр других очень важных для человека биологических материалов. Это, прежде
всего синтетические лекарственные средства, такие, как инсулин, лекарства на основе рекомбинантных белков человека, в том числе против тромбоза, опасных
инфекций, включая новые болезни, появившиеся в последнее время. Многие
наследственные болезни детей можно излечить только с помощью методов генотерапии.

Промышленность многих стран широко использует генетически модифицированные
сорта быстро растущих древесных и других технических растений для производства
целлюлозы, взрывчатых веществ, биотоплива и даже для получения декоративных цветов, аквариумных рыбок с невиданными в природе оттенками.
При таких запретах мы можем остаться без семян на многие нужные продукты
питания.

И это только часть проблем, которые решает современная генетика. Если во всех экономически развитых государствах производство новых видов продуктов
питания, лекарств, технических растений интенсивно развивается, вряд ли наши ограничения
будут способствовать созданию инновационной индустрии, которая должна помочь
нашей стране войти в круг мировых лидеров.

Более всего такая ситуация с ГМО-продукцией вновь напоминает борьбу с генетикой времен Лысенко, последствия которой ощутимы и сегодня. Однако в условиях глобализации вряд ли могут быть эффективны старые методы «не давать и не пущать», научно-технический прогресс нельзя остановить запретами.

Неслучайно, недавно более 100 нобелевских лауреатов подписали письмо с призывом к Организации Объединенных наций, правительствам всего мира, Гринпис
прекратить борьбу с производством генетически модифицированных
организмов. Интересно, что к ГМО продуктам питания лояльно относится и религия,
которая признает и «кошерность» и «халяльность» такой пищи, а католическая
церковь утверждает, что ГМО-культуры могут стать решением проблемы мирового
голода и бедности.

Некоторым утешением для России может служить то обстоятельство, что
законодатели оставили возможность заниматься научными исследованиями в области
использования генно-модифицированных продуктов и генной инженерии.

Не осталось без внимания замечание Председателя Совета Федерации В.И.Матвиенко
при обсуждении законопроекта о том, что его, по своей сути, должно представлять
парламенту не Министерство науки, а Минсельхоз и Роспотребнадзор.

Я считаю, что такая коллизия возникла в результате несоблюдения федерального закона «О Российской академии наук…», где в целом ряде статей указано, что Российская
академия наук должна заниматься экспертным научным обеспечением деятельности
государственных органов, экспертизой научно-технических программ и проектов,
предоставлять научно-консультативные услуги государственным органам, изучением
и анализом достижений мировой и российской науки, выработкой рекомендаций по их
использованию в интересах Российской Федерации. Проще говоря, ничто не стоит
так дешево и не ценится так дорого, как хороший совет.

Другим законопроектом с которым я не согласился стали изменения, внесенные
Правительством РФ в закон «Об особо охраняемых природных территориях», в соответствии с которым теперь «по решению Правительства РФ биосферные полигоны
могут быть созданы на части территории государственных природных заповедников».

За этой внешне безобидной фразой скрывается возможность выделения в пределах биосферных заповедников, так называемых биосферных полигонов, где
разрешается строительство объектов капитального строительства и связанных с ними объектов инфраструктуры. В прежней редакции этого закона допускалось
только присоединение к территориям государственных заповедников таких
биосферных полигонов. Теперь «земельные участки, необходимые для осуществления
деятельности, указанной в п.4 настоящей статьи (капитального строительства),
могут предоставляться гражданам, юридическим лицам в аренду в соответствии с земельным кодексом» на территориях с заповедным режимом.

Таким образом, в государственных природных биосферных заповедниках, которые
входят в высший ранг международных природных резерватов, теперь будут включены
биосферные полигоны, где разрешено капитальное строительство с дальнейшей
передачей таких участков в аренду. «Крышей» таких объектов теперь будет не сохранение природы, а развитие познавательного туризма, физкультуры и спорта. В такой список можно будет включить строительство спортзалов, бассейнов,
фешенебельных гостиниц и других туристических объектов с дорогами, очистными
сооружениями и прочей инфраструктурой. Вполне понятно, что на территории таких
полигонов смогут выжить только мыши и крысы.

Как говорят в таких случаях, комментарии излишни.

Александр Панчин: «С точки зрения политиков, вколоть в кровь ГМО не страшно, а съесть — страшно»

Что такое ГМО, почему люди боятся генной инженерии и что с этим делать

«Страшилки» о ГМО занимают заслуженное место в мире околонаучных фейков и находятся в топе этого «антихит-парада» — где-то рядом с антипрививочной кампанией и ВИЧ-диссидентством. Александр Панчин, известный российский биолог, писатель и научный журналист, поговорил с «Реальным временем» о генно-модифицированных организмах. Выяснилось: каждый из нас — это ГМО, вакцина от коронавируса — тоже ГМО, а маркировка «без ГМО» на бутылке молока — чистой воды маркетинг.

«Мы все — мутанты»

— Что же такое эти страшные и ужасные ГМО?

— Генно-модифицированный организм — это скорее юридический термин, нежели что-то осмысленное с точки зрения биологии. Биология подразумевает, что мы все — мутанты, все мы подвергаемся генной модификации в процессе размножения. Дело в том, что в каждом поколении у животных и растений возникают мутации. Это генетические изменения, которые могут приводить впоследствии к тем или иным отличиям организма.

Так вот, генная инженерия позволяет нам вносить точечные генетические особенности в будущий организм в лаборатории. Такой организм и будет с юридической точки зрения называться генно-модифицированным.

До этого тысячи лет человек выводил новые породы и сорта растений и животных, искусственно влияя на формирование генома — это называется селекцией. Если проводить аналогию, то методы селекции можно сравнить с кувалдой, которой мы грубо били по геному и смотрели, что получится. Теперь у нас есть своеобразные маникюрные ножницы, благодаря которым мы можем внести изменения аккуратнее — технологии генной инженерии.

В конечном итоге важнее не то, каким образом мы редактируем ДНК, а то, какая конкретная мутация произошла в организме. Допустим, мы получили папайю, устойчивую к вирусам. Или бактерию, производящую инсулин. Или картошку, устойчивую к вредителям. Это все разные организмы с разными мутациями.

Но и в рамках селекции мы тоже получаем организмы с определенными особенностями. Просто это происходит дольше, и вместе с желаемым признаком развиваются сопутствующие. Генная инженерия — метод более точный и аккуратный.

— С чего началась индустрия ГМО?

— Изменения в геном бактерий ученые вносят уже несколько десятилетий. И в геном растений — тоже. Первыми ГМО, нацеленными на то, чтобы использовать их в пищевой промышленности, были помидоры, из которых изготавливали томатную пасту, это было в начале 1990-х годов. И что любопытно, эти самые томаты с гордостью маркировали как ГМО, как продукт высокой технологии. Изначально это так и воспринималось людьми: генная инженерия — это что-то современное и крутое.

— А потом что-то пошло не так.

— А потом началась информационная кампания против этого как против чего-то противоестественного, неприродного, страшного. Появились некорректные ассоциации между ГМО и какими-нибудь ядами, химикатами, которые якобы добавляют в пищу. Я как-то был на одной телепередаче, там был противник ГМО, эксперт, который думал, что ГМО — это пестициды. То есть люди часто просто не понимают, что такое ГМО. А это просто живые организмы, они размножаются, просто у них есть определенные генетические особенности, целенаправленно внесенные в лаборатории.

Фото vesti.ua

Люди часто просто не понимают, что такое ГМО. А это просто живые организмы, они размножаются, просто у них есть определенные генетические особенности, целенаправленно внесенные в лаборатории

«Ни на каком гене не написано, что он принадлежит определенному организму»

— Чтобы получить определенную желаемую мутацию, в ген исходного организма встраивается геном другого организма?

— Необязательно, но есть и такая технология. В природе такое тоже происходит и называется «горизонтальным переносом генов». В результате получаются так называемые трансгенные организмы. Но на самом деле ни на каком гене не написано, что он принадлежит какому-то определенному организму. Это всего лишь последовательность буковок из нуклеотидной последовательности, которые кодируют наш геном. Сами буквы одинаковы у человека, у рыбы, у бактерии и различаются только порядком расположения.

Как вы можете из одних и тех же букв составлять разные слова и предложения, так и генетическая последовательность любого организма составлена из одних и тех же нуклеотидов.

Если проводить аналогии — например, если бы вы взяли цитату из Пушкина и вставили ее в книгу Толстого — у вас получится генно-модифицированный, в данном случае — трансгенный текст. А могли бы просто одну букву у Толстого поменять, это была бы точечная мутация.

— В природе такое встречается? Или трансгенные организмы могут появиться только в лаборатории?

— В природе горизонтальный перенос генов встречается, причем не так уж и редко. Один из основных методов генной инженерии с растениями — агробактериальная трансформация. В ней участвуют почвенные бактерии Agrobacterium tumefaciens. Так вот, они от природы сами умеют переносить свои гены в ДНК растений и заставлять их производить вещества, которыми питаются. Ученые взяли эту бактерию и «переоборудовали» ее таким образом, чтобы переносить в растения не те гены, которые нужны ей, а те, которые нужны нам. Так получился один из основных методов генной модификации растений.

Было много примеров того, как вирусы передавали свои гены разным живым организмам, в том числе растениям и животным. Кстати, в геноме человека есть гены вирусного происхождения. Например, такие гены играют важную роль в формировании плаценты и даже в работе нервной системы. Так что с точки зрения биологии, мы с вами тоже не просто ГМО, а еще и трансгенные организмы. Но с юридической точки зрения, поскольку наши гены изменились не в лаборатории, то на нас можно смело вешать лейбл «Био-Эко-Органик». Это по факту не отменяет того, что во время нашей эволюции случался горизонтальный перенос.

Большинство генов передаются вертикально — от родителей к детям. Но случаются в эволюции отдельные события, когда гены переносятся горизонтально — от одного организма к другому. Такие примеры чаще встречаются у бактерий, но их можно найти и у растений, и у животных.

— Может быть, поэтому и столько страшилок вокруг ГМО? Ведь если какой-то вирус умеет встроить в человеческий геном свой ген, то почему бы этого не сделать новым ГМО?

— Мы поедаем гены живых организмов постоянно. Мы съели картошку — и вместе с ней полную ее последовательность генов. Но от этого у нас ботва не выросла, ничего на голове не заколосилось. Для нашей пищеварительной системы совершенно все равно, какую последовательность буковок ей переваривать, обращается она с ними одинаково.

Вероятность того, что в нас встроятся гены из трансгенной картошки, не выше вероятности того, что в нас встроятся гены из картошки «нормальной». И эта вероятность с любой практической точки зрения равна нулю.

Те примеры горизонтального переноса, которые мы знаем, работают по-другому, они не так тривиально устроены: не так, чтобы съел — и генно-модифицировался.

Фото farminguk.com

Для нашей пищеварительной системы совершенно все равно, какую последовательность буковок ей переваривать, обращается она с ними одинаково

«Самое важное, что удалось сделать в агрокультуре, — вызвать устойчивость к вредителям и вирусам»

— Генная инженерия сейчас — один из двигателей прогресса в медицине?

— Сейчас все обсуждают первую вакцину от коронавируса. Она представляет собой генно-модифицированный вирус, созданный генными инженерами. Оболочку взяли от одного вируса, в нее поместили генетический материал от SARS Cov2 — вот вам и пример применения генной инженерии. Понятно, что эту вакцину еще нужно изучать и проверять на безопасность, потому что ее будут, предположительно, вводить большому количеству людей. Но подобных вакцин очень много.

С помощью генной инженерии производятся генно-терапевтические препараты, которые могут бороться с врожденными заболеваниями. Например, таким образом — на основе ГМ-вирусов — создали лекарство от одного из типов гемофилии.

Практически весь инсулин производится на основе генетически модифицированных микроорганизмов — если бы не генная инженерия, людям с диабетом было бы жить гораздо тяжелее, чем сейчас.

— А в сельском хозяйстве в какую сторону в основном двигается генная инженерия?

— Наверное, самое важное, что удалось с ее помощью сделать в агрокультуре — вызвать устойчивость к вредителям и вирусам. Например, без использования ГМО на Гавайях сейчас бы там вымерла папайя. Или, например, был под угрозой вымирания один из самых популярных сортов банана — его уничтожала грибковая инфекция. И тогда ученые внесли в геном банана генетическое изменение — теперь есть сорт, который этой болезни не боится. Есть ГМО-сорта, устойчивые к вредителям, и это помогает не поливать поля огромным количеством инсектицидов, а значит, благотворно отражается на состоянии окружающей среды.

Я читал забавный пример из жизни амишей (религиозное движение, которое в числе прочих запретов полностью отказывается от всевозможных современных технологий, — прим. ред.). Они свои растения на полях выращивают вручную. Проблема вредителей для них одна из самых актуальных — они не могут опрыскивать свои посевы, потому что для этого нужны механические средства. Так вот, некоторые амиши используют генно-модифицированный посадочный материал — семена сортов, не боящихся вредителей. И это вроде как не противоречит их религии. Они отказываются от электричества и металлических машин, их религия запрещает то, что мы бы ассоциировали с механикой. А вот ГМО — пожалуйста.

Фото wikipedia.org

Наверное, самое важное, что удалось с ее помощью сделать в агрокультуре — вызвать устойчивость к вредителям и вирусам

— Почему же тогда «Гринпис» так не любит ГМО?

— Для меня это одна из величайших загадок. Потому что есть масса примеров того, как некоторые ГМО могут быть использованы для защиты окружающей среды, есть даже экологические генно-инженерные проекты. Например, была история про свинку, которая могла меньше загрязнять окружающую среду — она содержала ген, позволявший лучше перерабатывать некоторые соединения фосфора — но «Гринпис» был против.

По идее они должны были очень избирательно относиться к теме ГМО, говорить: «Вот эти генно-модифицированные организмы мы одобряем, а эти — нет», — причем аргументированно. На практике же мы видим довольно принципиальную позицию против ГМО, выраженную всем движением. И это очень печально на самом деле, потому что это связано не с научными вещами, а с тем, как устроено групповое мышление людей.

— Есть слух о том, что коронавирус — это тоже ГМО…

— Слух заключается в том, что он якобы синтезирован в лаборатории. И этот слух не имеет под собой никаких оснований. Это, по-видимому, один из тех случаев, когда вирус перешел от животных к людям. Мы можем досконально изучить геном этого вируса, есть тысячи прочитанных геномов из разных популяций людей, которые болели коронавирусом. И там нет никаких признаков вмешательства. Конечно, конспиролог может сказать: «Они просто так замаскировали это, чтоб было похоже на естественную эволюцию».

Для меня это разговор того же порядка, что Земле на самом деле 6 тысяч лет, просто Бог закопал в нее кости динозавров, чтобы мы думали, что ему миллиарды или сотни миллионов лет. Нет ничего, что мешало бы естественному появлению этого вируса, как и нет никаких признаков того, что кто-то вмешивался в эту эволюцию искусственно.

«Еще не было случаев, когда человек пострадал бы, съев продукт из ГМО»

— Среди противников ГМО бытует еще и такой аргумент, что такие растения будут вытеснять натуральные на полях, и все естественное вымрет, а ГМО захватят Землю.

— Сложно себе представить, чтобы любой культивируемый сорт оказался жизнеспособным без ухода. Вся селекция этих организмов была направлена на то, чтобы поставить их выживание в полную зависимость от человека. Они нуждаются в том, чтоб мы их поливали, удобряли и т.д. Это не дикорастущие организмы. Такие растения не смогут выйти за пределы возделываемых полей, они не выживут без нас. Кроме того, те генные модификации, которые мы вносим, в большинстве не были бы полезны в дикой среде. Например, никакого толка в дикой природе нет от улучшения вкусовых качеств картошки или яблока.

Есть более разумная тема для обсуждения — то, что называется проблемой монокультур. Допустим, у вас есть очень хороший сорт, который дает прекрасную урожайность и производительность. Вы заменяете им все остальные сорта этой культуры (повторюсь, я говорю не о дикорастущих видах, а о культурных растениях), и получается, что все покупают одни и те же семена одной и той же культуры от одного и того же производителя. Это приводит к низкому генетическому разнообразию.

Тогда если появляется новый патоген, хорошо приспособленный к конкретно этому сорту, то он сразу поражает множество площадей во многих странах. Проблему монокультур можно решать заранее — и инструментом этого решения тоже может стать генная инженерия. Она позволяет и устранять проблему отсутствия генетического разнообразия (если она появляется), и создавать растения, устойчивые к конкретным патогенам. Например, та же самая монокультура бананов сорта «Кавендиш», которая оказалась бы жертвой болезни, если бы не генная инженерия.

Фото wikipedia.org

Проблему монокультур можно решать заранее — и инструментом этого решения тоже может стать генная инженерия

— Есть ли свидетельства опасности или вреда ГМО?

— За всю историю человечества еще не было случаев, когда человек пострадал бы, съев продукт из ГМО.

Единственная история, где генная инженерия была в какой-то степени неблагоприятна для людей, была на самой заре создания генных терапий, когда генно-модифицированные вирусы используются для лечения наследственных заболеваний. Сейчас это очень перспективные технологии с большим количеством положительных результатов. А на первых порах бывали и нежелательные побочные эффекты. Поэтому, как только эта технология появилась, были определенные опасения насчет нее и насчет этих исследований. Но ученые уже научились все это делать безопасно. И конечно, есть разница между тем, что вы что-то едите — и между ситуацией, когда вам вирус вводят в кровь. Во втором случае потенциальный риск гораздо больше.

— А как с тем, что была научная статья об увеличении числа онкологических заболеваний у крыс, которые питались ГМО?

— Основная масса идей о том, что ГМО могут вызывать рак, или бесплодие, или другие напасти, берутся из журналистских «уток». Публиковались несколько исследований — единицы — в которых утверждалось о вреде ГМО.

Одну из самых известных таких статей написал француз Жиль-Эрик Сералини. Его работа была подвергнута критике за методологию исследования, и ее в итоге вообще отозвали из научного журнала. Проблема там была в статистическом анализе. Если его провести, оказывается, что никакой разницы между животными, которые употребляли и не употребляли ГМО, нет. Все оказывается в пределах случайной погрешности.

На статью Сералини ссылались все борцы с ГМО, потому что там были еще и фотографии крыс со страшными раковыми опухолями. Но часто умалчивают важную деталь: в своих опытах Сералини использовал специально выведенную линию крыс для онкологических исследований. У таких животных к полутора годам в 45% случаев и безо всякого ГМО развивались раковые опухоли! И, кстати, такие же крысы без ГМО, но с раком, присутствовали в этой работе — но уже без фотографий. Таким образом акцентировали внимание людей: вот, дескать, смотрите, мышка ГМО ела, и вот у нее страшный рак. Но ГМО тут совершенно ни при чем.

Подобные страшилки и создали образ вредных ГМО.

«Я своими глазами видел плакат с рекламой концерта Стаса Михайлова с надписью «Без ГМО»

— Понятно, что сейчас идет истерия. Как она связана с маркетингом?

— Есть конкретные стороны, которые весьма заинтересованы в этих страшилках. Но это не какой-то глобальный заговор, а обычные вещи: есть вот фермер, который производит продукцию без ГМО и хотел бы продавать ее дороже. И когда возникает вопрос, почему у него дороже, он должен всем объяснить: «У них там страшное ГМО, а у меня его нет, поэтому моя сметана стоит в 5 раз дороже».

Я недавно был в США в продуктовом магазине, и там рядом стояли два пакета апельсинового сока. Чтоб вы понимали: генно-модифицированного апельсина в продаже не бывает вообще. Тем не менее на одном из пакетов было написано «Не содержит ГМО». Они были от одного и того же производителя. У них был абсолютно одинаковый состав. Но тот, который «не содержит ГМО», стоил в полтора раза дороже. Это просто вот такой маркетинговый прием: приходит человек, который обеспокоен этими страшилками, и у него есть лишние деньги в кошельке, и он готов платить больше за продукт без ГМО.

Фото yaplakal.com

Это просто вот такой маркетинговый прием: приходит человек, который обеспокоен этими страшилками, и у него есть лишние деньги в кошельке, и он готов платить больше за продукт без ГМО

— Я соль видела без ГМО…

— А есть и вода без ГМО, и презервативы без ГМО, и я своими глазами видел плакат с рекламой концерта Стаса Михайлова, на котором было написано «Без ГМО». Это давно уже маркетинговый бренд. Есть даже бизнес-модели, основанные на таком: «Мы вам продадим БАДы, которые исправляют вред, который нанесли вам ГМО». Так что есть в этом простые заинтересованные лица. А дальше — общая тенденция: страшилки хорошо продаются как новостные инфоповоды.

А как можно информационному изданию словить хайпа лучше, кроме как рассказать о какой-то страшной угрозе этому миру? Верит ведь кто-то и в то, что вышки 5G вызывают COVID-19. Точно так же и с ГМО: так устроено групповое мышление. То, что много раз повторено большим количеством людей, воспринимается многими за правду.

— А у нас есть и те, кто на государственном уровне в это верит. У нас же действует закон, запрещающий распространять ГМО?

— Запрет — на выпуск в окружающую среду.

— То есть в лаборатории можно работать?

— Можно работать в лаборатории. А потом, за невозможностью применить на практике ваши прикладные результаты, вы их патентуете, продаете западным компаниям, которые потом это реализуют, а мы — импортируем. По крайней мере я не вижу другого сценария, как это можно сделать.

— Получается, сейчас в России генетически модифицированных организмов не выращивают вообще?

— В каких-то промышленных коммерческих количествах — нет, в каких-то частных теплицах научно-исследовательских институтов — да. В России есть специалисты, которые умеют создавать ГМО, причем это очень интересные штуки. Хорошо, что этот запрет не коснулся медицины — хотя выглядит это парадоксально.

Как я уже сказал, некоторые вакцины — это же продукт генной инженерии! То есть с точки зрения наших политиков, вколоть в кровь ГМО — не страшно, а съесть — страшно. Хотя я рад, что хотя бы так. Остаться без важного раздела медицины сейчас было бы страшнее. Но тем не менее этот парадокс забавен.

— Что мы можем купить в магазине в России, что может оказаться генно-модифицированным?

— Картошка, соя, кукуруза. Теоретически (я в этом не уверен) может оказаться папайя (если она с Гавайев — то почти наверняка она ГМО). Кстати, чтобы продемонстрировать маркетинговость этого всего, упомяну еще, что животной продукции ГМО на рынке нет нигде. Единственное исключение — это быстрорастущий лосось, который одобрен к продаже в Канаде. Но если вы зайдете в магазин, то найдете кучу примеров животной продукции — начиная от молока, заканчивая котлетами, на которых будет налеплена наклейка «Не содержит ГМО». Но это чистый маркетинг.

Нет в мире молока с ГМО. Нет мяса с ГМО (если только это не колбаса, в которую ГМ-сою добавили).

«Генная инженерия — это не инструмент по созданию сверхлюдей»

— Как вы думаете, есть вероятность того, что генетические модификации человека в лаборатории когда-нибудь одобрят?

— Я думаю, это наступит довольно скоро, и в ближайшие десять лет это станет нормальной практикой. Когда-то ведь были дискуссии и сомнения по поводу экстракорпорального оплодотворения и пренатальной диагностики. Это казалось многим чем-то вообще немыслимым, а сейчас это стандартная практика. То же самое в какой-то момент, думаю, станет возможным и с генной инженерией.

Фото metronews.ru

Есть люди, которые родились с заболеванием генетическим, есть — которые без него. Справедливо ли это? Вопрос философский. Но очевидно, хорошо бы, если люди с генетическими проблемами могли бы посредством направленной мутации уравняться со здоровыми людьми

Но тут пока есть техническая проблема: инструменты для генной модификации, с одной стороны, очень хорошо работают, когда мы проверяем, что получилось, а потом из полученных образцов отбираем тот, который нас больше устраивает. Но в случае если мы модифицируем человека, нам надо быть уверенными в том, что не вносим никаких дополнительных мутаций, что мы все сделали хорошо с первого раза. И современные методы генной инженерии к этому очень близки, но не до конца. Еще чуть-чуть!

Как только технологию отладят до совершенства, сделают ее несомненной, тогда, думаю, отпадет и вопрос этики. Ведь почему есть этический вопрос для ученого? Представьте себе, если мы сделаем генно-модифицированного ребенка, и у него будет какое-то заболевание — насколько, во-первых, это будет ужасно для этой семьи и этого ребенка, а во-вторых — насколько это ужасно будет для всего человечества, как сильно это откинет назад доверие к этой технологии. Поэтому ученые очень осторожно выступают за тщательную регуляцию этого процесса.

С растениями и животными проще: если что-то пошло не так, то мы переделаем. А человека вы не переделаете.

— Вряд ли это будет дешево. Нет ли в этом гипотетической проблемы возникновения впоследствии некоей высшей расы — «идеальных людей», родители которых могут себе позволить модифицировать себе ребенка «под заказ»?

— Во-первых, надо понимать, что генная инженерия — это не инструмент для создания сверхлюдей. Единственное, что мы можем сделать — посмотреть, есть ли мутация, которая присутствует в человеческой популяции, оценить ее (полезная она или вредная) и воспроизвести полезную мутацию в организме, у которого ее нет, или убрать вредную. Есть люди, которые родились с заболеванием генетическим, есть — которые без него. Справедливо ли это? Вопрос философский. Но очевидно, хорошо бы, если люди с генетическими проблемами могли бы посредством направленной мутации уравняться со здоровыми людьми.

Все исследования, которые идут в этой области сегодня — все это проекты по поиску возможности избежать генетических заболеваний, а вовсе не по созданию «супермена».

— Что нужно сделать, чтобы в России 75% населения верили не во вредность генной инженерии, а в ее пользу?

— Мне кажется, что тема генной инженерии — это одна из тех тем, где большинство людей противники именно из-за незнания простейших биологических вещей. Вроде того, что мутации возникают абсолютно в каждом поколении, и мы все мутанты. Мне кажется, надо это все транслировать, рассказывать, разъяснять максимально широко.

Я бы, конечно, хотел увидеть и изменения в курсе биологии, чтобы школьникам рассказывали о достижениях современной биотехнологии, развеивали актуальные мифы. Это, может быть, утопично с учетом российских реалий. Но то, что мы, научные журналисты и популяризаторы науки, можем сделать — это развеивать заблуждения и хотя бы надеяться на то, что постепенно хорошие идеи вытеснят плохие.

Людмила Губаева

ОбществоМедицина

Минфин и Минэкономразвития выступили против упрощенного ввоза сои с ГМО :: Бизнес :: РБК

Почему Минсельхоз выступает за упрощенный ввоз

До апреля в России постоянно ужесточалась политика в отношении ГМО: ограничения на оборот такой продукции предусмотрены утвержденной в начале 2020 года Доктриной продовольственной безопасности.

Читайте на РБК Pro

Но упрощенный доступ такой импортной продукции, как поясняли весной в Минсельхозе, обеспечит Россию соевыми бобами и шротом, в которых нуждаются животноводы, и предотвратит рост цен на корма и, соответственно, на мясо, поскольку на отечественном рынке, как констатировало министерство, «фактически сложилась монополия в поставках соевых бобов».

Россия не импортировала генно-модифицированный соевый шрот с 2016 года, а ввозить такие соевые бобы мог только крупнейший отечественный переработчик сои — калининградская группа «Содружество», которая единственная воспользовалась возможностью пройти предусмотренную законом процедуру госрегистрации, напоминает исполнительный директор Масложирового союза Михаил Мальцев.

Монополистом «Содружество» (группа принадлежит калининградскому предпринимателю Александру Луценко, чье состояние Forbes в этом году оценил в $800 млн, и его супруге) называл и уже бывший сенатор Сергей Лисовский. В июне этого года он после жалоб фермеров на подорожание сои и соевого шрота писал в Федеральную антимонопольную службу (ФАС), что в 2018–2020 годах «Содружество» занимало 99% рынка импорта сои в Россию.

Необходимость продлить еще на год упрощенный ввоз Минсельхоз объяснял длительным — не менее года — проведением экспертиз и исследований ГМО по новым методикам. Если у «неограниченного круга лиц» не будет возможности ввозить генно-модифицированную сою с 1 января 2021 года, то на российском рынке может возникнуть дефицит высокобелковых кормов и цены на корма, кормовые добавки и животноводческую продукцию вырастут, отмечали в министерстве.

Что не устраивает Минфин и Минэкономразвития

В Минфине считают продление срока действия постановления, упрощающего ввоз сои с ГМО, необоснованным, следует из письма министерства. Ввоз без госрегистрации разрешили как временную меру — пока будут разрабатываться необходимые для этой процедуры методики проведения молекулярно-генетического исследования и биологической безопасности продукции и ГМО, пояснил РБК представитель Минфина. Но сейчас, по его словам, эти методики уже утверждены приказами Минсельхоза, поэтому продление постановления правительства не требуется.

В Минэкономразвития, как следует из имеющегося у РБК письма, считают, что целесообразность продления ввоза ГМО-сои без госрегистрации еще на один год нуждается в дополнительном обосновании: так, например, не была проведена оценка регулирующего воздействия этой меры.

Продление действия постановления до 1 января 2022 года позволит, с одной стороны, не допустить на рынок небезопасные ГМО, с другой — не допустить роста цен на российском рынке кормов, настаивает пресс-служба Минсельхоза.

Минсельхоз ответил на данные о рекордном росте цен на подсолнечное масло

Что изменил упрощенный ввоз ГМО

После принятий постановления правительства поставок импортного соевого шрота с ГМО в Россию еще не было, указывает Михаил Мальцев. Но, по информации Масложирового союза, уже в ноябре в страну поступит крупная партия такого соевого шрота из Аргентины — около 38 тыс. т, что примерно соответствует 25% объемов российского рынка этой продукции за месяц.

Поставку, по словам одного из участников отрасли, осуществляет Объединенная зерновая компания (ОЗК) — агент государства по проведению зерновых интервенций, 50% плюс одна акция которого принадлежит государству, остальные — у ВТБ. Из данных базы Национальной системы аккредитации следует, что структура ОЗК 29 октября получила декларацию о соответствии (то есть документ о соблюдении обязательных требований безопасности, который необходим для ввода продукции в оборот в ЕАЭС) на соевый шрот из Аргентины, произведенный из генно-модифицированных соевых бобов.

РБК направил запрос в ОЗК.

Группа «Содружество», в свою очередь, еще в апреле этого года обращалась в губернатору Калининградской области Антону Алиханову с просьбой инициировать приостановку действия постановления, упрощающего ввоз ГМО-сои без госрегистрации, — по мнению группы, это создавало риски бесконтрольного ввоза в Россию ГМО-продукции. Позиция компании не изменилась, уточнил директор управляющей компании «Содружества» Александр Шендерюк-Жидков.

Что думают переработчики сои и производители кормов

Масложировой союз поддерживает продление упрощенного ввоза для сырья — генно-модифицированных соевых бобов, чтобы повысить конкуренцию среди отечественных переработчиков, но выступает категорически против этой меры для готового продукта — соевого шрота, говорит Михаил Мальцев. Продление сроков ввоза такого соевого шрота без госрегистрации может привести к тому, что животноводы «сядут на иглу дешевого импортного шрота» — отечественные переработки сои не смогут предложить более низкую цену по сравнению с импортной продукцией. Аргентинский соевый шрот с ГМО на 10–15% дешевле отечественного, отмечает Мальцев.

Эпоха генетики: выгодно ли производить ГМО

Дефицита соевого шрота Россия, по словам Мальцева, не испытывает и даже, напротив, его экспортирует. В 2019/20 сельскохозяйственном году (длится с сентября по август) в России было произведено 2,9 млн т соевого шрота: потребление составило 2,6 млн т, 493 тыс. т были отправлены за рубеж, 203 тыс. т (без ГМО), наоборот, были завезены из других стран.

Национальный кормовой союз также считает, что сроки ввоза генно-модифицированной сои без госрегистрации продлевать не нужно, сообщил РБК исполнительный директор союза Сергей Михнюк. По его словам, цена на корма для животных растет прежде всего из-за ослабления курса рубля и увеличения стоимости зерна, а составляющая соевого шрота в стоимости кормов и кормовых добавок не очень большая — около 15%. Преференции для импортной сои, по словам Михнюка, могут подорвать доверие к реализующимся проектам по локализации полного цикла производства и переработки сои в России. Таким производствам, по мнению Михнюка, напротив, нужна поддержка, так как они производят пользующуюся спросом чистую сою, без ГМО.

В США миллионы ГМО-комаров выпустят на волю. Но почему только самцов?

Автор фото, Getty Images

Подпись к фото,

Главное — сократить популяцию комаров Aedes aegypti

Власти Флориды дали зеленый свет выпуску в окружающую среду 750 миллионов генно-модифицированных комаров.

Цель эксперимента — сократить популяцию этих вредных насекомых, являющихся переносчиками лихорадки денге, вируcа чикунгунья, желтой лихорадки, вируса Зика и других болезней.

Экоактивисты говорят о непредсказуемых последствиях, возможном ущербе для экосистем и появлении неуязвимых для инсектицидов комаров-мутантов. Одна группа назвала проект «Парком юрского периода».

Осуществляющая его компания отрицает вред для человека и природы и приводит в доказательство список исследований, профинансированных государством.

Пилотный проект по выпуску комаров начнется в 2021 году на архипелаге Флорида-Киз и продлится два года.

Автор фото, Getty Images

Подпись к фото,

Биолог в Бразилии выпускает в окружающую среду комаров Oxitec, чтобы побороть вспышку вируса Зика

Почему только самцы?

В мае нынешнего года федеральное Агентство охраны окружающей среды разрешило британской компании Oxitec создать партию генетически модифицированных мужских особей комара Aedes aegypti под кодовым названием OX5034.

Людей кусают только самки комаров, которым нужна кровь для откладывания яиц. План заключается в том, чтобы создать генно-модифицированных самцов, которые будут скрещиваться с самками Aedes aegypti.

В организмах этих самцов содержится особый белок, из-за которого все родившиеся от них самки не доживут до зрелости. Самцы будут выживать и передавать смертоносный для самок ген следующим поколениям комаров.

В результате количество комаров Aedes aegypti должно снизиться, а заодно и опасность распространяемых ими инфекционных заболеваний.

На этой неделе управление контроля за комарами архипелага Флорида-Киз утвердило план.

Опасны ли насекомые-мутанты?

Почти 240 тысяч человек подписали онлайн-петицию против «испытательного полигона насекомых-мутантов».

«Не продиктованный необходимостью выпуск генетически модифицированных комаров создает риск для жителей Флориды, окружающей среды и находящихся под угрозой исчезновения видов в разгар пандемии [Covid-19], говорится в заявлении экологической организации «Друзья Земли».

На сайте Oxitec сказано, что компания ранее провела тестирование в Бразилии, и оно дало положительный результат.

«За последние несколько лет мы выпустили около миллиарда наших комаров. Опасности для природы и человека нет», — заявил один из ученых Oxitec агентству Ассошиэйтед пресс.

Компания намерена в 2021 году осуществить аналогичную операцию в Техасе. Разрешение на федеральном уровне получено, но власти штата пока раздумывают.

Комары Aedes aegypti активно распространяются на юге Флориды. Они часто встречаются в городской черте, где обитают в стоячих водоемах. В некоторых местах, в том числе на островах, у них выработалась невосприимчивость к пестицидам.

Ученые еще раз поспорили о вреде и пользе ГМО — Российская газета

С июля в России запрещено выращивать растения и животных, генная программа которых изменена методами генной инженерии. Сделано лишь одно исключение: в исследовательских целях ГМО заниматься можно.

Такова суть нашумевшего «анти-ГМО»-закона, при его разработке столкнулись в жестком противостоянии противники и сторонники генной инженерии. На запрете настаивал минсельхоз. По мнению его главы Александра Ткачева, Россия может стать лидером в производстве экологических продуктов, без «химии» и геномных усовершенствований. Общественное мнение также на стороне запрета — по данным ВЦИОМ, его поддерживают 57% россиян.

В то же время еще в 2014 году, когда стал активно обсуждаться вопрос, пускать ли ГМО на российский рынок, и если да, то на каких условиях, в защиту генной инженерии в открытом письме высказались более 200 ученых — генетиков, биологов.

Страсти по ГМО бурлят не только в России. Свои «тупо- и остроконечники» есть во всех странах. Две недели назад более 100 нобелевских лауреатов обратились к Гринпис, призвав прекратить войну против ГМО. Поводом стала кампания Гринпис против выращивания в бедных странах Азии трансгенного «золотого риса».

Обычный рис — главная еда азиатских народов — лишен витамина А. Потому один из бичей в этом регионе — слепота, вызываемая его острой нехваткой. В геном обычного риса ученые встроили ген, отвечающий за синтез каротина (этот провитамин А придает оранжевый цвет моркови и абрикосам). Новый сорт риса приобрел ярко-желтый оттенок. Достаточно съесть всего 100-200 граммов «золотых» зерен, чтобы получить суточную норму каротина. Но распространить новую культуру в Юго-Восточной Азии не удается: ее настороженно принимает местное население, а Гринпис развернул мощную «антирисовую» кампанию.

«Золотой рис — это не единственный пример удивительных свойств новых продуктов, полученных с помощью генной инженерии, — рассказала «РГ» одна из подписантов открытого письма, глава Совета по общественному здоровью и проблемам демографии Дарья Халтурина. — В подмосковном биокластере Пущино создан новый сорт сверхсладкой земляники — такой вкус обеспечивается за счет особого белка, а вот сахара в ней совсем немного, так что ее могут спокойно есть больные диабетом. Еще пример — «лекарственные» козы. Изменив их геном, ученым удалось добиться высокой концентрации белка лактоферина в их молоке, что делает его максимально приближенным по иммуногенным свойствам к женскому молоку. Добавка лактоферина в питание недоношенных детей снижает их смертность. В Канаде и Англии уже продаются особые фиолетовые помидоры, в них с помощью встроенного гена львиного зева запущен процесс синтеза антоцианов — эти вещества, которые содержатся, например, в чернике, полезны для мозга, для здоровья глаз, а еще они мощные антиоксиданты, обладающие противораковыми свойствами. Я занимаюсь изучением процессов старения и увеличения продолжительности жизни. Так вот, когда проводились опыты на мышах, оказалось, что добавление сока трансгенных фиолетовых помидоров повышало продолжительность жизни животных на 30%, снижая частоту рака».

А как же повсеместно распространяемые «страшилки» — фото и видео крыс, пораженных опухолями после поедания ГМ-кукурузы?

В Институте питания РАМН такие эксперименты проводятся с конца 90-х. Влияние разных ГМ-продуктов проверяется на трех поколениях грызунов. По словам директора института академика РАМН Виктора Тутельяна, исследователи не обнаружили отклонений ни в здоровье, ни в работе репродуктивной системы животных.

«Более 1700 исследований по поводу безопасности ГМО проведено в разных странах за последние 10 лет, — поясняет Дарья Халтурина. — Все ведущие научные организации пришли к выводу: не получено никаких данных о рисках негативного влияния на здоровье ГМО по сравнению с обычными продуктами. В тех буквально 2-3 случаях, когда исследователи сообщали о негативных результатах, — либо эксперименты проводились с нарушениями, либо не удавалось воспроизвести те же результаты при повторных экспериментах».

Интересно, что споры по поводу ГМ-еды продолжаются уже много лет. А в медицине генно-инженерные инсулины, интерфероны и прочие биопрепараты применяются успешно, и сомнений в их безопасности не возникает.

Конечно, за продолжающейся «дракой» стоят мощные силы. Есть мировой лидер в производстве ГМ-семян, защищающий свои интересы. Но ничуть не меньше вкладывают в конкурентную борьбу и компании, специализирующиеся на органическом земледелии. На теме ГМО делают имена, карьеры и деньги. Доходит до анекдота: вместо качественного соевого белка в колбасу для «связывания» фарша в единую массу добавляют коллаген из шкур животных, обедняя продукт. А на пачках соли торжественно пишут «Без ГМО».

И все же вряд ли можно заподозрить в ангажированности ученых с мировым именем, нобелевских лауреатов.

как у них

Не спешат активно «продвигать» ГМО и в Европе. В Германии, Австрии, Венгрии и Франции их выращивание запрещено. На днях продлила до 2021 года мораторий и Швейцария. Паузу взяли для того, чтобы разработать законодательную базу, которая позволит в будущем отделять участки с ГМ-культурами от «обычных» полей.

Правда, страхи у населения тут, скорее всего, ни при чем. Просто Швейцария, как и прочие европейские «тяжеловесы», пока не испытывает необходимости в выращивании ГМ- сортов — хватает обычной еды.

Но научные разработки в Европе поддерживают. Например, на станции Agroscope под Цюрихом проводят эксперименты по созданию картофеля, устойчивого к мучнистой росе. А еще ученые решили спасти популярный сорт яблок «Гала Галакси». Яблоневые и грушевые сады в Европе косит опасная инфекция — бактериальный ожог. Европейской «неженке» «привили» ген дикой сибирской яблони, устойчивой к этому заболеванию.

Правда, работая над новыми суперкультурами, ученые обязаны принять все меры, чтобы ГМО оставались только на отведенных им экспериментальных участках и не шагнули на обычные поля и в сады.

В некоторых европейских странах — Испании, Португалии, Румынии, Словакии, Чехии — ГМ-растения уже «сосуществуют» на полях с обычными. Правда, разрешена пока только одна культура: кукуруза.

В США и Канаде разницы между ГМ и традиционными сортами не делают: производство регулируется одинаковыми нормами, до сих пор не было требования указывать наличие ГМО на упаковках с продуктами. Но, возможно, и в этих странах произойдут изменения. Буквально на днях конгресс США принял решение об обязательной маркировке продуктов с ГМО.

В то же время в Северной Америке растет популярность биопродуктов. Производители утверждают, что используют технологии «чистого» земледелия, выращивая растения без минеральных удобрений и пестицидов, а животных — на естественных кормах, без стимуляторов и антибиотиков. Такое «органическое» молоко и «чистые» биопомидоры продаются в особых магазинах и стоят заметно дороже обычных. Но спрос на них большой.

Инфографика РГ/Леонид Кулешов/Ирина Невинная

человек, категорически против ГМО, имели более шаткое представление о науке о продуктах питания, результаты исследования: соль: NPR

Эти тыквы, которые продаются в продуктовом магазине Иллинойса, были генетически модифицированы, чтобы противостоять определенному вирусу.

Джонатан Аль / Harvest Public Media


скрыть подпись

переключить подпись

Джонатан Аль / Harvest Public Media

Эти тыквы, продаваемые в продуктовом магазине Иллинойса, были генетически модифицированы, чтобы противостоять определенному вирусу.

Джонатан Аль / Harvest Public Media

Согласно рецензируемой статье, опубликованной в январе в журнале Nature Human Behavior, люди, которые наиболее активно выступают против генетически модифицированных продуктов питания, думают, что они много знают о науке о питании, но на самом деле знают меньше всего.

ГМО считаются учеными безопасными, но противники заявляют, что хотят больше научных данных о потенциальном вреде, чтобы субъективные аргументы не были частью уравнения.Однако предыдущие опросы показали, что предоставление людям большего количества научных фактов о ГМО не меняет их взглядов.

В ходе опроса, проведенного четырьмя университетами, у 2000 человек в Европе и США было опрошено, что они знают о генетически модифицированных продуктах питания, каково их мнение и насколько оно интенсивно.

Затем был задан ряд вопросов о науке, правда или ложь, начиная от основных вопросов, таких как, горячее или холодное ядро ​​Земли, до вопросов по генетике, например: «Есть ли у не генетически модифицированного помидора гены? ? »

Результаты показали, что чем сильнее люди заявляют о своей неприятии ГМО, тем ниже их тестовые баллы.

«Многие люди недовольны генетически модифицированной едой», — сказал Сидней Скотт, профессор маркетинга Вашингтонского университета в Сент-Луисе, одной из школ, проводивших исследование.

«Мы должны заставить людей распознавать пробелы в своих знаниях, прежде чем мы попытаемся научить их новым вещам и провести содержательное обсуждение», — добавила она.

Противники генетически модифицированных пищевых продуктов не придают большого значения исследованию.

«Настоящая ошибочная наука состоит в том, что Управление по санитарному надзору за качеством пищевых продуктов и медикаментов не проводит тщательных испытаний генетически модифицированных продуктов питания», — сказал Алексис Баден-Майер, политический директор Ассоциации потребителей органических продуктов, не поддерживающих ГМО.

Она сказала, что ее организация хочет видеть «тщательный научный анализ генетически модифицированных продуктов питания с использованием современных методов тестирования».

Скотт сказал, что Баден-Майер прав, и подчеркнул, что исследование было посвящено взаимосвязи научных знаний и поведения потребителей, а не только науке о ГМО. Но, по ее словам, потребители часто с меньшей вероятностью узнают факты, когда они очень увлечены этим, «особенно если они чувствуют, что это бросает вызов их моральным ценностям.«

« Таким образом, люди могут очень сильно относиться к генетически модифицированной пище, потому что это очень неестественно в том смысле, в котором они находят почти моральное расстройство », — сказал Скотт. участвовал в исследовании, которое в основном финансировалось за счет грантов Национального научного фонда.

Они планируют продолжить исследования того, как результаты могут повлиять на другие противоречивые научные вопросы, включая вакцинацию, ядерную энергетику и гомеопатическую медицину.

Эта история пришла к нам из Harvest Public Media, совместной журналистской программы, посвященной продовольствию и сельскому хозяйству. Следите за сообщениями Джонатана Аля в Twitter: @JonathanAhl.

Понимание непрекращающегося противодействия ГМО

Мужчина держит плакат во время акции протеста против Monsanto в Вашингтоне, округ Колумбия, в 2013 году. Фото: Стивен Мелкизетиан / CC BY-NC-ND

КАНБЕРРА — Дебаты по поводу использования генетически модифицированных организмов. или ГМО, в производстве продуктов питания есть много сторон и точек зрения, и все они страстно аргументированы их сторонниками.Поскольку будущее с продовольственной безопасностью далеко не определено, это обсуждение может иметь далеко идущие последствия для пространства развития.

Крупные корпорации, производящие генетически модифицированные семена, доминируют в дебатах, активисты сомневаются в их мотивах и в том, способны ли они достичь общественного блага, получая прибыль. Но технологии производства ГМО становятся все более дешевыми и демократизированными, открывая двери для новых сортов растений, которые находятся в руках общественности, а не только компаний.

Devex рассматривает различные стороны дебатов о ГМО, чтобы понять сохраняющиеся проблемы и проблемы в этой жизненно важной области. В первой части нашей серии статей мы рассмотрели точку зрения научного сообщества, которое утверждает, что не было доказательств воздействия ГМО на здоровье или окружающую среду, и заявляет, что они являются критически важным компонентом для создания будущего с продовольственной безопасностью.

Во второй части мы исследуем аргументы тех, кто решительно выступает против ГМО в секторе развития, и исследуем, почему они не верят, что использование ГМО так же неизбежно, как полагают некоторые ученые.

Что такое противодействие ГМО?

В секторе развития Greenpeace и Fairtrade International являются ведущими голосами, выступающими против ГМО. Гринпис особенно активно выступает против ГМО, и это было выделено в июньском письме 2016 года, подписанном 129 нобелевскими лауреатами, с призывом к организации пересмотреть свою кампанию против ГМО и отказаться от нее.

Аргументы и Гринпис, и Fairtrade против ГМО схожи — риски, которые представляют ГМО, до сих пор неизвестны, и они могут иметь непредвиденные экологические, социальные и медицинские последствия.

«Общественность обеспокоена долгосрочным воздействием ГМО-культур», — пояснил Devex Гельха Буитраго, глава отдела стандартов Fairtrade International. «Загрязнение обычных сельскохозяйственных культур и дикорастущих растений, потенциальный ущерб дикой природе и неопределенное воздействие на здоровье человека при употреблении этих продуктов».

И есть социальные последствия, утверждают группы, особенно для беднейших общин мира.

«Ядром работы Fairtrade является расширение прав и возможностей фермеров и рабочих, чтобы они могли больше контролировать свою жизнь и наметить собственные пути развития», — сказал Буйтраго. «Справедливая торговля считает, что зависимость производителей от ГМО-семян и компаний, которые их продают, противоречит их долгосрочным интересам и перевешивает любые краткосрочные выгоды, которые может принести урожай».

По словам Джульет Перри из Азиатско-Тихоокеанского коммуникационного центра Гринпис, продвижение ГМО-культур представляет собой корпоративный захват продовольственных систем с шестью корпорациями — Monsanto, DuPont, Dow, Syngenta, Bayer и BASF — в настоящее время контролирующими 75 процентов мирового рынка. рынок пестицидов, 63 процента коммерческого рынка семян и более 75 процентов всех исследований частного сектора в области семян и пестицидов.

«Генетически модифицированные культуры используются в качестве приманки, чтобы поставить фермеров в зависимость от покупки семян и агрохимикатов каждый год у крупных корпораций, которые продают их как чудесные культуры», — сказал Перри. «В действительности все обстоит иначе, но, попав на крючок, фермеры теряют контроль над семенами, которые они когда-то использовали, и не могут продолжать использовать экологическую борьбу с вредителями. Вместо этого у фермеров нет другого выбора, кроме как купить полный пакет пестицидов, которые необходимо использовать с семенами ГМ, чтобы гарантировать их эффективность.

Для поддержки растущих проблем в области пищевых продуктов и питания обе организации согласны с тем, что еще многое можно сделать с помощью улучшенных сельскохозяйственных процессов, экологического сельского хозяйства и равного доступа к продовольствию. Они настаивают, что ГМО не является ответом на потребности мира в области продовольственной безопасности.

Влияние Гринпис и справедливой торговли

Гринпис работает уже почти пять десятилетий, имея офисы в более чем 40 странах, а имя нарицательное, связанное с защитой окружающей среды и защитой интересов.Это очень влиятельная организация как в публичном, так и в политическом плане.

Справедливая торговля не так заметна в политическом плане, но в развивающихся странах они имеют возможность улучшать экономическую жизнь, а также развивать и укреплять местную промышленность. В настоящее время стандарты справедливой торговли запрещают использование ГМО всеми производителями, включая наемную рабочую силу и мелкие фермерские организации. Использование ГМО-материалов проверяется в рамках процесса аудита на соответствие стандарту Fairtrade.

Сертификация Fairtrade не обязательно означает, что продукт является органическим — только 52% производителей Fairtrade сертифицированы как экологически чистые.Однако использование пестицидов регулируется.

Буитраго объяснил, что запрет ГМО означает, что фермеры, производящие продукты с ГМО-разновидностями, такими как хлопок и рис, требуют от поставщиков подтверждения того, что семена или посадочный материал не содержат ГМО. Основные продукты Fairtrade, включая кофе, бананы и какао, еще не затронуты, но это может измениться с появлением вариантов ГМО для бананов, которые, как ожидается, появятся в ближайшее время.

Для национальных лидеров, решающих, будут ли ГМО-культуры поддерживаться или запрещаться выращивание в пределах их границ, и Гринпис, и Справедливая торговля являются влиятельными голосами в дебатах, особенно в развивающихся странах.На Филиппинах, крупнейшем поставщике ГМО в Юго-Восточной Азии, Гринпис возбудил судебный иск против государственного законодательства о ГМО. А в Уганде, важность справедливой торговли для страны, продемонстрировал их президент Йовери Мусевени, присутствующий на открытии фабрики по производству кофе в рамках справедливой торговли.

Влияние на общественное мнение

Стремление повлиять на мировое общественное мнение является важной частью дебатов о ГМО. Интересно, что призыв, используемый для попытки добиться общественного согласия, одинаков как для сторонников, так и для сторонников ГМО.Оба утверждают, что оппозиция влияет на политику через лоббистов и что все научные доказательства на их стороне.

«Биотехнологическая промышленность продолжает активно продвигать старую модель промышленного сельского хозяйства, включая генную инженерию, лоббируя правительства и проводя кампании по связям с общественностью, которые ложно продвигают генетически модифицированные культуры как единственное решение», — сказал Перри. «В результате миллиарды долларов государственных и частных инвестиций и субсидий, а также фонды исследований и разработок и инноваций направляются в промышленное сельское хозяйство, вместо того, чтобы вкладываться в обеспечение широкого доступа и доступности экологических продуктов.Это создает препятствие для роста экологического сельского хозяйства ».

Гринпис часто цитирует рекомендации проекта Всемирного банка «Международная оценка сельскохозяйственных наук и технологий в целях развития» — проекта, завершенного в 2009 году и направленного на улучшение доступа к сельскохозяйственным знаниям, науке и технологиям, а также на продвижение устойчивых методов ведения сельского хозяйства. В отчете, подготовленном проектом в 2008 году и составленном более 400 учеными со всего мира, говорится, что ГМО не помогут в достижении Целей развития тысячелетия или в искоренении голода.

Получайте самые важные заголовки о разработке на свой почтовый ящик каждый день.

Спасибо за подписку!

Этот отчет приближается к своему 10-летнему юбилею, и включенные в него исследования еще старше. К 2013 году Всемирный банк сообщил, что они будут продолжать реагировать на запросы клиентов, касающиеся новых технологий, включая ГМО, понимая их «потенциал по сокращению бедности, экономическому росту и экологической устойчивости».

На самом деле, новейшая наука может как за, так и против ГМО — в зависимости от цитируемого исследования.В то время как сторона, выступающая за ГМО, цитирует исследования, показывающие отсутствие доказательств воздействия на здоровье человека, сторона, выступающая против ГМО, рассматривает доказательства воздействия на окружающую среду от более широкого использования гербицидов для ГМО-культур — в первую очередь воздействия устойчивых к пестицидам культур, производимых коммерческими корпорациями.

Корпорации по-прежнему доминируют в разговоре

Аргументы от Greenpeace, Fairtrade и других противников ГМО по-прежнему в значительной степени сосредоточены на влиянии корпораций в разговоре. По данным Совета по биотехнологической информации, в состав которого входят BASF, Bayer, Dow, DuPont Pioneer, Monsanto и Syngenta, нормативная наука требует, чтобы ГМО прошли более 75 различных тестов на безопасность.В среднем, каждый ГМО выходит на рынок в среднем через 13 лет при затратах 130 миллионов долларов на исследования и разработки. Этот тщательный процесс тестирования и утверждения означает, что хорошо финансируемому корпоративному сектору будет легче доминировать на рынке ГМО.

Но поскольку затраты, связанные с научными исследованиями, сейчас снижаются, технология ГМО может стать более доступной для проектов «общественного блага», когда исследователи сосредотачиваются на проблемах локального производства, таких как заболевание папайи на Гавайях или бананы в Уганде, и при сохранении интеллектуальной собственности. Что касается общественного достояния, вопрос заключается в том, меняет ли это характер роли компаний в обеспечении продовольственной безопасности.

Тем не менее, для таких организаций, как Greenpeace и Fairtrade, такие сдвиги мало помогают развеять их подозрения в отношении корпоративного участия и намерений.

«Биотехнологическая промышленность утверждает, что фермеры выиграют от выращивания ГМО-культур за счет увеличения урожая и снижения потребности в пестицидах», — сказал Буйтраго. «Мы не думаем, что генетически модифицированные культуры могут способствовать устойчивости в долгосрочной перспективе. Вместо этого они увеличивают зависимость от внешних ресурсов и препятствуют применению интегрированного подхода в производственной системе, тем самым препятствуя отказоустойчивости.»

« Даже если генетически модифицированное растение имеет общественную интеллектуальную собственность, упомянутые проблемы остаются. По-прежнему преобладает зависимость от внешних факторов, таких как пестициды, и долгосрочных эффектов », — добавил Буитраго.

Может ли измениться разговор о ГМО?

Сторонники кампаний как против ГМО, так и за ГМО приводят веские доводы в пользу того, что решения по обеспечению продовольственной безопасности должны включать в себя ряд новых возможностей, включая улучшение состояния почвы, изменение методов ведения сельского хозяйства для сокращения отходов и поощрение разнообразия сельскохозяйственных культур, выращиваемых для выращивания сельскохозяйственных культур. лучшие варианты питания.Но в то время как многие ученые в этой области считают, что ГМО должны быть частью решения, Гринпис и Справедливая торговля в настоящее время этого не делают.

Гринпис и Fairtrade объяснили, что они еще не нашли доказательств, чтобы изменить свою позицию по ГМО. Но, в частности, в отношении справедливой торговли на их позицию влияют потребности и требования заинтересованных сторон.

«Fairtrade International — это ассоциация с участием многих заинтересованных сторон», — сказал Буитраго. «Фермеры и рабочие являются половинными владельцами системы справедливой торговли, имея 50 процентов голосов в Генеральной ассамблее справедливой торговли — высшем директивном органе.Это позволяет нам напрямую узнавать от фермеров и рабочих о проблемах, с которыми они сталкиваются, в том числе о проблемах, связанных с ГМО. Это также дает нам ответственность адаптировать стандарты и дополнительные программы поддержки к их потребностям. Пока что производители выражают озабоченность по поводу ГМО, независимо от того, являются ли они частными или государственными, а справедливая торговля продолжает поддерживать органическое производство.

«В настоящее время мы пересматриваем Стандарт справедливой торговли для малых производителей, включая экологические аспекты.Предварительные результаты первого раунда консультаций не показывают интереса со стороны внутренних или внешних сторон к разрешению использования ГМО в производстве, сертифицированном Fairtrade ».

Гринпис, объяснил Перри, не против биотехнологии в замкнутых условиях.

«Как, например, в медицинском секторе для разработки лекарств и фармацевтических препаратов», — сказала она. «Фактически, Гринпис поддерживает отбор с помощью маркеров, который использует генетические маркеры для определения существующих признаков у растений, таких как устойчивость к засухе, без искусственного переноса генов от одного организма к другому.Стрессовые черты, необходимые для противодействия засухе или наводнениям, обычно регулируются множеством генов, жестко контролируемых очень сложными взаимодействиями ».

Все остальные варианты еще не исчерпаны

Активисты кампании против ГМО в развивающихся странах говорят, что более сильная продовольственная безопасность может быть достигнута за счет передовых методов, связанных с экологическим сельским хозяйством, включая изменение методов ведения сельского хозяйства для создания устойчивых почв и уменьшения эрозии, улучшения структуры почвы до чтобы помочь

увеличить и удержать инфильтрацию воды, повысить продуктивность сельского хозяйства в богарных районах и продолжить разведение сортов сельскохозяйственных культур, которые могут выдерживать стрессы засухи и при этом обеспечивать надежный урожай.И эти варианты должны быть исчерпаны до того, как ГМО будет выложено на стол.

«Самая большая проблема, с которой мир и [с которой] многие фермеры сталкиваются сегодня в связи с изменением климата, — это повысить свою способность противостоять экстремальным погодным явлениям», — сказал Перри. «Что необходимо сделать, так это укрепить сельское хозяйство и сельские сообщества, чтобы они могли быстро восстанавливаться после крупных экстремальных погодных явлений и их предвидеть, а также изменить нынешнюю неэффективную промышленную продовольственную систему».

«ГМ-культуры и промышленное сельское хозяйство также более восприимчивы к климатическим потрясениям, таким как наводнения и засуха, чем экологическое земледелие, которое представляет собой модель, основанную на биоразнообразии, которая может помочь противостоять неустойчивым климатическим условиям и обеспечить продовольственную безопасность.Поскольку наш климат меняется, экологическое сельское хозяйство является решением для поддержания нашей продовольственной безопасности ».

Сосредоточение внимания на вопросах развития

Несмотря на решительную оппозицию генетически модифицированным культурам, ряд доноров исследуют роль ГМО в обеспечении продовольственной безопасности будущего, особенно в развивающихся странах.

В третьей части нашей серии статей Devex рассмотрит этих доноров, включая их доводы, проблемы, с которыми они сталкиваются, и какое будущее они видят для ГМО в обеспечении продовольственной безопасности.

Подробнее Охват Devex по вопросам продовольственной безопасности и сельского хозяйства.

Печать статей для передачи другим лицам является нарушением наших условий и политики в отношении авторских прав. Воспользуйтесь опциями обмена в левой части статьи. Подписчики Devex Pro могут публиковать до 10 статей в месяц с помощью инструмента публикации Pro ().

3 веские причины быть против ГМО

Я уже писал о ГМО (генетически модифицированных организмах) и раньше, но обычно в формате обмена информацией, который не заставляет вас становиться на ту или иную сторону.Что ж, скоро это изменится.

Я против генетически модифицированных продуктов по многим причинам, все из которых связаны с тем, что ГМ-культуры вредны для людей, фермеров, животных и земли. Чтобы сделать этот пост кратким, я поделюсь с вами тремя главными причинами, по которым меня бесят ГМО.

Большие причины быть противниками ГМО

1. ГМО-культуры обычно обрабатывают БОЛЬШЕ пестицидов и гербицидов, чем обычные культуры. Затем эти токсичные вещества попадают на вашу тарелку и в растущие тела ваших детей.

2. Выведение некоторых ГМО-культур содержит токсичные вещества ВНУТРИ ДНК. Bt Corn и Agent Orange Soy — это лишь два примера сельскохозяйственных культур, которые выделяют собственные токсичные вещества

3. Крупные химические компании, такие как Monsanto и Dow Chemical, уже выделили 25 миллионов долларов на борьбу с предложением 37, которое призывает к маркировке генетически модифицированных пищевых продуктов. Они утверждают, что ГМ-продукты безвредны (это не так), и что необходимость маркировать их будет стоить им огромных денег (а это не так). Так почему же тогда они тратят миллионы долларов, чтобы убедиться, что вы не знаете, что в вашей еде? Простой.Потому что, если вы знаете, что содержится в вашей пище, вы можете начать покупать органические или не содержащие ГМО продукты, а это означает, что эти компании будут получать меньшую прибыль или будут вынуждены меняться.

Если в прошлом у вас не было сильных чувств по поводу ГМО, надеюсь, теперь у вас есть. А если вы живете в Калифорнии, убедитесь, что вы проголосовали ДА за предложение 37 в ноябре, чтобы потребители здесь имели право знать, что содержится в их еде.

Для получения дополнительной информации о ГМО посетите Калифорнийское право знать или Институт ответственных технологий.

ГМО не кормят мир

Накормить мир без ГМО от Gringo Starr Productions на Vimeo.

Одно из наиболее часто рекламируемых преимуществ генетически модифицированных (ГМ) культур [чаще называемых генетически модифицированными организмами (ГМО)] заключается в том, что они необходимы для прокормления растущего населения мира. В настоящее время на этой планете проживает более 7,5 миллиардов человек, и ожидается, что к 2050 году их число увеличится до 9,5 миллиардов.Если тенденции потребления сохранятся, чтобы накормить такое количество людей, нам потребуется на треть больше продуктов питания. Во-первых, давайте посмотрим на этот аргумент с точки зрения сельского хозяйства.

Подавляющее большинство выращиваемых генетически модифицированных культур не идет на прямое потребление продуктов питания; скорее, он используется для производства кормов для животных и этанола. Эти культуры созданы, чтобы противостоять пестицидам, работать в партнерстве с ними и самостоятельно генерировать их. Они не предназначены для увеличения урожайности или решения связанных с климатом проблем роста, таких как устойчивость к засухе. Существует один сорт кукурузы, выведенный для обеспечения устойчивости к засухе, но он, вероятно, будет эффективен только на 15 процентах кукурузных полей в США и неэффективен при сильной или экстремальной засухе, которых, как ожидается, в ближайшие годы будет больше. .

Промышленное сельское хозяйство — не ответ.

Увеличение урожайности ГМ-культур является результатом снижения урожайности, потерянной из-за вредителей из-за Bt-культур, пестицидов, и увеличения использования удобрений (сделанных из нефти, что противоречит цели этанола).К сожалению, рост устойчивости к сорнякам и вредителям уже снижает их эффективность, требуя гораздо более опасных пестицидов и делая бесполезным один из наиболее часто используемых органических пестицидов, Bt. Такое минимальное увеличение урожайности имело серьезные внешние последствия, включая, помимо прочего, загрязнение воды, потерю опылителей и деградацию почвы, которые ставят под угрозу будущую продовольственную безопасность. После десятилетий попыток Big Biotech не добился успеха в выращивании семян ГМ, которые увеличивают урожайность или сокращают потребление воды.Традиционное разведение превосходит генную инженерию, когда речь идет об эффективности использования азота (способность сельскохозяйственных культур извлекать азот из почвы, более эффективное использование удобрений, что в конечном итоге снижает спрос на удобрения) и эффективности использования воды (WUE).

В целом, традиционная селекция является причиной большинства успешных достижений в урожайности. Это также происходит в гораздо более короткие сроки и с гораздо меньшими затратами. Отраслевые исследования показывают, что для выращивания генетически модифицированного урожая требуется минимум десять лет и почти 150 миллионов долларов; в то время как для выращивания обычных культур требуется всего 1 миллион долларов, улучшение WUE и устойчивости к засухе естественным образом происходит примерно на 1 процент в год.В то время как Big Biotech разрабатывает генетически модифицированные культуры в лаборатории, фермеры улучшают традиционные культуры в полевых условиях. Из-за этого коэффициента сопротивления к моменту выпуска зерновых культур GE они фактически отстают от своих традиционных аналогов.

Обычные культуры также можно было бы более эффективно разводить, чтобы они работали в сотрудничестве с культурными потребностями в продуктах питания и географическими климатическими и почвенными проблемами, уникальными для конкретных регионов. Насильственное распространение ГМ-культур в развивающиеся страны с более высоким существующим биоразнообразием ставит это биоразнообразие и будущие запасы продовольствия под угрозу, угрожая местным видам и практикам.Существует множество разновидностей сельскохозяйственных культур (как уже используемых, так и диких), доступных селекционерам и производителям. Важно, чтобы мы использовали этот огромный ресурс для расширения разнообразия и доступности питательных веществ.

Решение: агроэкология

Принимая во внимание меняющийся климат и растущее давление на наши ограниченные ресурсы и спрос на них, расширение индустриальной системы сельского хозяйства не является ответом. Сельское хозяйство уже является одним из крупнейших факторов изменения климата.Чтобы обеспечить устойчивое производство необходимых нам продуктов питания, мы должны поддержать переход к более регенеративным агроэкологическим методам ведения сельского хозяйства. Агроэкология как «наука — это« применение экологической науки к изучению, проектированию и управлению устойчивыми агроэкосистемами ». Как набор сельскохозяйственных практик, агроэкология ищет способы улучшить сельскохозяйственные системы, имитируя естественные процессы, тем самым создавая полезные биологические взаимодействия и синергизм между компонентами агроэкосистемы.”

Важно посмотреть на всю систему и на то, как растения взаимодействуют друг с другом и с окружающим их климатом. Восстановительное сельское хозяйство работает над восстановлением здоровья почвы и биоразнообразия; связывание углерода, предотвращение эрозии почвы, защита источников воды и сокращение вредных выбросов пестицидов и удобрений в процессе. Агроэкология также представляет собой гораздо лучшую систему управления для мелких фермеров и обеспечивает более сбалансированное питание с более богатыми питательными веществами культурами. Мелкие землевладельцы уже производят 70 процентов мирового продовольствия только на 25 процентах земель.Более диверсифицированные посадки лучше для здоровья почвы и биоразнообразия и лучше справятся с проблемами, вызванными изменением климата, и тем ущербом, который мы уже нанесли нашим ресурсам.

Отсутствие справедливости + бедность = голод

Голод — это проблема не сельского хозяйства или количества продуктов питания, а проблема бедности и справедливости. В настоящее время в мире достаточно еды, чтобы прокормить 10 миллиардов человек. Это означает, что у нас действительно избыток еды.

Несмотря на это, до сих пор остается шокирующее число голодающих — 791 миллион человек (большинство из которых живут в развивающихся странах).Больше всего голод — это результат бедности. По оценкам Всемирного банка, в развивающихся странах проживает более 1 миллиарда бедных. Продолжающийся голод ведет к продолжающейся бедности, поскольку люди, страдающие хроническим голодом, не могут выполнять ручной труд (наиболее распространенный источник дохода в развивающихся странах) и повышать свой уровень жизни. Большая часть этой бедности и голода вызвана существующим экономическим неравенством в результате нынешних политических систем, которые отдают предпочтение тем, у кого более высокие доходы.Нынешняя промышленная продовольственная система подчеркивает необходимость для стран (независимо от размера) экспортировать продовольственные культуры, несмотря на местный спрос на основные питательные вещества. Если бедность и уровень жизни не улучшатся, не будет иметь значения, сколько продовольствия производится, если самые бедные и, в свою очередь, самые голодные, не имеют финансовых возможностей для доступа к ним.

В то же время, когда наблюдается сильный голод, во всем мире наблюдается чрезмерное количество пищевых отходов. Еще хуже в западном полушарии; одни только США тратят впустую 40 процентов своей еды.В западных странах продуктовые магазины выбрасывают много продуктов и не покупают непривлекательные продукты. Пища тратится впустую просто потому, что она непривлекательна на вид или остается несъеденной. В развивающихся странах пищевые отходы возникают в результате отсутствия инфраструктуры, капиталовложений и предметов первой необходимости. Отсутствие доступа к дорогам, складским помещениям и базовым холодильным установкам препятствует доступу к продуктам питания и увеличивает степень их порчи. При надлежащих инвестициях и поддержке эти проблемы можно решить.

Несмотря на эпидемию голода, у нас также есть эпидемия ожирения в результате плохого питания, высокого потребления мяса и увеличения потребления обработанных пищевых продуктов.Во всем мире большая часть ожидаемого спроса на увеличение продуктов питания основана не на базовой потребности в питательных веществах, а, скорее, на растущей тенденции развивающихся стран к переходу на западную диету потребления мяса. Для производства мяса требуется значительно больше калорий, что в конечном итоге приводит к ряду проблем со здоровьем. Для этого требуется не только более высокое производство кормовых культур, но и выращивание животных на мясо создает ряд стрессов для окружающей среды из-за существующей системы крупных концентрированных и ограниченных операций по кормлению животных, или CAFO.

Голод — это вопрос политики и справедливости.

Это выбор, который мы делаем как нация и как группа развитых стран. Чтобы решить эти проблемы доступа, нам необходимо коренным образом изменить нашу продовольственную систему. Нам нужна международная система сельского хозяйства, которая поддерживает продовольственный суверенитет, восстановительные агроэкологические методы ведения сельского хозяйства и продовольственную безопасность на региональном и местном уровнях. ГМО — это не ответ.

Если ГМО не кормят мир, что мы делаем, чтобы уменьшить голод во всем мире? Узнай здесь.

Organic 101: можно ли использовать ГМО в органических продуктах?

Автор: Майлз МакЭвой, заместитель администратора Национальной органической программы в

Сохранение
Еда и питание
Технология

21 февраля 2017 г.

Это тринадцатая часть серии Organic 101, в которой исследуются различные аспекты правил USDA для органических продуктов.

Использование генной инженерии или генетически модифицированных организмов (ГМО) запрещено в органических продуктах. Это означает, что органический фермер не может сажать ГМО-семена, органическая корова не может есть ГМО люцерну или кукурузу, а производитель органического супа не может использовать какие-либо ГМО-ингредиенты. Чтобы соответствовать требованиям Министерства сельского хозяйства США по органическим продуктам, фермеры и переработчики должны продемонстрировать, что они не используют ГМО и что они защищают свою продукцию от контакта с запрещенными веществами, такими как ГМО, от фермы к столу.

Органические предприятия внедряют профилактические методы, основанные на факторах риска для конкретных участков, таких как соседние традиционные фермы, совместно используемое сельскохозяйственное оборудование или перерабатывающие предприятия.Например, некоторые фермеры сажают семена рано или поздно, чтобы избежать одновременного цветения органических и ГМО-культур (что может вызвать перекрестное опыление). Другие собирают урожай до начала цветения или подписывают соглашения о сотрудничестве с соседними фермами, чтобы избежать посадки ГМО-культур рядом с органическими. Фермеры также определяют края своей земли в качестве буферной зоны, где земля управляется органически, но урожай не продается как органический. Любая общая ферма или перерабатывающее оборудование должны быть тщательно очищены, чтобы предотвратить непреднамеренное воздействие ГМО или запрещенных веществ.

Все эти меры задокументированы в плане органической системы органического фермера. Этот письменный план описывает вещества и методы, которые будут использоваться, включая физические барьеры для предотвращения контакта органических культур с запрещенными веществами или продуктами «исключенных методов», такими как ГМО. Проверки на местах и ​​записи подтверждают, что фермеры соблюдают свой план органической системы. Кроме того, сертифицирующие агенты проводят тестирование остатков, чтобы определить, подходят ли эти профилактические меры, чтобы избежать контакта с такими веществами, как запрещенные пестициды, антибиотики и ГМО.

Любая сертифицированная органическая деятельность, в которой обнаружено использование запрещенных веществ или ГМО, может быть подвергнута принудительным мерам, включая потерю сертификации и финансовые санкции. Однако, в отличие от многих пестицидов, в органических правилах Министерства сельского хозяйства США для ГМО нет конкретных уровней толерантности. Таким образом, политика Национальной органической программы гласит, что наличие следов ГМО автоматически не означает, что ферма нарушает правила Министерства сельского хозяйства США в области органических продуктов. В этих случаях удостоверяющий агент расследует, как произошло непреднамеренное присутствие, и порекомендует, как его можно лучше предотвратить в будущем.Например, они могут потребовать большей буферной зоны или более тщательной очистки общей зерновой мельницы.

USDA поддерживает все методы сельскохозяйственного производства, включая органические, традиционные и биотехнологии. Чтобы помочь этим различным методам лучше сосуществовать, USDA созвало Консультативный комитет по биотехнологии и сельскому хозяйству 21 st Century (AC21). Органические заинтересованные стороны хорошо представлены на AC21. Последние рекомендации Консультативного комитета в настоящее время выполняются (PDF, 62.4 КБ) агентствами USDA.

Потребители покупают органические продукты, ожидая, что они сохранят свою органическую целостность от фермы до рынка, и Министерство сельского хозяйства США стремится соответствовать этим ожиданиям. Независимо от того, где он был выращен, если на продукте есть этикетка USDA Organic, он не был произведен с использованием ГМО.

Написать ответ

Комментарии

Плюсы и минусы продуктов с ГМО: здоровье и окружающая среда

Инженеры проектируют заводы с использованием генетически модифицированных организмов или ГМО, чтобы они были жестче, питательнее или вкуснее.Тем не менее, люди обеспокоены своей безопасностью, и есть много споров о плюсах и минусах использования ГМО.

Производитель создает ГМО, вводя генетический материал или ДНК из другого организма посредством процесса, называемого генной инженерией.

В настоящее время наиболее доступными ГМО-продуктами являются растения, такие как фрукты и овощи.

Все продукты питания из генетически модифицированных растений, продаваемые в США, регулируются Управлением по санитарному надзору за качеством пищевых продуктов и медикаментов (FDA).Они должны соответствовать тем же требованиям безопасности, что и традиционные продукты.

Есть некоторые разногласия по поводу преимуществ и рисков, связанных с ГМО-продуктами. В этой статье мы обсуждаем плюсы и минусы ГМО-культур, принимая во внимание их потенциальное воздействие на здоровье человека и окружающую среду.

Поделиться на Pinterest Генетическая модификация может сделать посевы более устойчивыми к болезням по мере их роста.

Производители используют генетические модификации для придания продуктам желаемых свойств. Например, они разработали два новых сорта яблока, которые становятся менее коричневыми при разрезании или повреждении.

Рассуждения обычно связаны с повышением устойчивости сельскохозяйственных культур к болезням по мере их роста. Производители также проектируют продукцию, чтобы она была более питательной или толерантной к гербицидам.

Защита сельскохозяйственных культур является основным доводом в пользу этого типа генетической модификации. Растения, более устойчивые к болезням, распространяемым насекомыми или вирусами, дают более высокие урожаи для фермеров и более привлекательный продукт.

Генетическая модификация может также повысить пищевую ценность или улучшить вкус.

Все эти факторы способствуют снижению затрат для потребителя. Они также могут обеспечить большему количеству людей доступ к качественной пище.

Поскольку генная инженерия пищевых продуктов — относительно новая практика, мало что известно о долгосрочных эффектах и ​​безопасности.

Есть много предполагаемых недостатков, но данные разнятся, а основные проблемы здоровья, связанные с продуктами с ГМО, горячо обсуждаются. Исследования продолжаются.

В этом разделе обсуждаются доказательства ряда недостатков, которые люди часто связывают с ГМО-продуктами.

Аллергические реакции

Некоторые люди считают, что продукты с ГМО имеют больше возможностей вызывать аллергические реакции. Это потому, что они могут содержать гены аллергена — пищи, которая вызывает аллергическую реакцию.

Всемирная организация здравоохранения (ВОЗ) отговаривает генных инженеров от использования ДНК аллергенов, если они не могут доказать, что сам ген не вызывает проблемы.

Стоит отметить, что не было сообщений об аллергических эффектах каких-либо ГМО-продуктов, имеющихся в настоящее время на рынке.

Рак

Некоторые исследователи считают, что употребление в пищу ГМО-продуктов может способствовать развитию рака. Они утверждают, что, поскольку болезнь вызвана мутациями в ДНК, вводить новые гены в организм опасно.

Американское онкологическое общество (ACS) заявило, что для этого нет никаких доказательств. Тем не менее, они отмечают, что отсутствие доказательств вреда — это не то же самое, что доказательство безопасности, и что для того, чтобы сделать вывод, потребуются дополнительные исследования.

Устойчивость к антибактериальным препаратам

Есть опасения, что генетическая модификация, которая может повысить устойчивость культуры к болезням или сделать ее более устойчивой к гербицидам, может повлиять на способность людей защищаться от болезней.

Существует небольшая вероятность того, что гены в пище могут передать клетки тела или бактерии в кишечнике. Некоторые ГМО-растения содержат гены, которые делают их устойчивыми к определенным антибиотикам. Это сопротивление могло передаваться и людям.

Во всем мире растет беспокойство по поводу того, что люди становятся все более устойчивыми к антибиотикам. Есть шанс, что ГМО-продукты могут способствовать этому кризису.

ВОЗ заявила, что риск передачи генов низкий. Однако в качестве меры предосторожности он установил правила для производителей ГМО-продуктов.

Ауткроссинг

Ауткроссинг относится к риску смешения генов определенных ГМО-растений с генами обычных культур.

Поступали сообщения о том, что низкие уровни ГМО-культур, одобренных в качестве корма для животных или для промышленного использования, обнаруживаются в пищевых продуктах, предназначенных для потребления человеком.

Поделиться в PinterestПроизводители должны четко маркировать ГМО-продукты питания, если они «существенно отличаются» от своих традиционных аналогов.

В США нет правил, предписывающих маркировать продукты, полученные из ГМО.Это связано с тем, что эти продукты должны соответствовать тем же стандартам безопасности, которые применяются ко всем регулируемым FDA продуктам, и не должно быть необходимости в дополнительном регулировании.

Управление по санитарному надзору за качеством пищевых продуктов и медикаментов (FDA) установило, что пищевые продукты с ГМО должны маркироваться как таковые, если они «существенно отличаются» от своих традиционных аналогов. Например:

  • масло канолы с ГМО с большим количеством лауриновой кислоты, чем традиционное масло канолы, будет обозначено как «лауратное масло канолы»
  • соевое масло с ГМО, содержащее больше олеиновой кислоты, чем соевое масло без ГМО, должно быть помечено как «высокоолеиновая соя oil »
  • a ГМО соевое масло с высоким уровнем стеаридоновой кислоты, которая в природе не встречается в масле, должно иметь пометку« стеаридонатное соевое масло »

Новый Национальный стандарт раскрытия информации о пищевых продуктах вступает в силу 1 января , 2020. Согласно новым правилам, все продукты, содержащие генно-инженерные ингредиенты, будут помечены как «полученные в результате биоинженерии» или «биоинженерные технологии».

До тех пор, пока не вступят в силу новые правила, нет четкого способа узнать, содержат ли продукты ГМО ингредиенты.

ГМО-продукты доступны в США с 1990-х годов. Наиболее распространенными ГМО-культурами, выращиваемыми в стране, являются хлопок, кукуруза и соя.

Устойчивые к гербицидам культуры позволяют более эффективно использовать пестициды.

Министерство сельского хозяйства США сообщило, что к 2014 году 94 процента посевов сои и 91 процент посевов хлопка были генетически модифицированы. В настоящее время до 90 процентов посевных площадей под кукурузой в домашних условиях засеяны из устойчивых к гербицидам семян.

Семена генетически модифицированных, устойчивых к насекомым сельскохозяйственных культур составляют 82 процента всей посевной кукурузы в домашних условиях и 85 процентов всего хлопка в США.

Картофель, кабачки, яблоки и папайя также обычно подвергаются модификации.

Большинство ГМО-культур становятся ингредиентами других пищевых продуктов.К ним относятся:

  • кукурузный крахмал в супах и соусах
  • кукурузный сироп, используемый в качестве подсластителя
  • кукурузное, каноловое и соевое масла в майонезе, заправках и хлебе
  • сахар, полученный из сахарной свеклы

Поскольку генетическая модификация может сделать растения устойчивыми к болезням и толерантными к гербицидам, этот процесс может увеличить количество пищи, которую фермеры могут выращивать. Это может снизить цены и способствовать продовольственной безопасности.

ГМО-культуры являются относительно новыми, и исследователи мало знают об их долгосрочном воздействии на безопасность и здоровье.

Есть несколько проблем со здоровьем, связанных с ГМО-продуктами, и доказательства их существования разнятся. Чтобы прийти к заключению, потребуются дополнительные исследования.

Плюсы и минусы ГМО с точки зрения веганов

Если вы не уверены в плюсах и минусах генетически модифицированных организмов (ГМО), вы не одиноки. Хотя эта относительно новая технология пронизана вопросами биоэтики, аргументы за и против ГМО трудно взвесить, потому что трудно понять, каковы риски, пока что-то не пойдет не так.

ГМО могут быть ненатуральными, но не все натуральное хорошо для нас, и не все противоестественное вредно для нас. Например, ядовитые грибы натуральные, но их нельзя есть. Мыть еду перед едой — это неестественно (если вы не енот), но для нас это более полезно для здоровья.

ГМО в широком смысле

ГМО присутствуют на рынке с 1996 года, поэтому, если бы все они представляли непосредственную угрозу здоровью, можно было бы подумать, что мы уже знаем об этом. Отчасти путаница в отношении ГМО возникает из-за широкого охвата термина «генетически модифицированный организм» (хотя определение сузилось и больше не включает генетические изменения, являющиеся результатом процессов естественного спаривания и мутации).Производители продуктов питания и многие потребители едины во мнении, что «не все ГМО» плохи. Научные открытия в области управления генетикой растений на самом деле в значительной степени ответственны за коммерческий успех сельскохозяйственных культур в Соединенных Штатах, особенно кукурузы и сои.

Хотя многие считают увеличение производства плюсом, исследования долгосрочного воздействия потребления ГМО-товаров на здоровье еще предстоит сделать. Новые законодательные инициативы в Соединенных Штатах направлены на то, чтобы заставить производителей маркировать товары как генетически модифицированные.Но еще предстоит увидеть, приведет ли такая маркировка к лучшему пониманию или дальнейшей путанице в отношении статуса ГМО продукта.

ГМО и маркировка

Сторонники маркировки ГМО считают, что потребители должны иметь возможность самостоятельно решать, хотят ли они употреблять ГМО-продукты. В Европейском союзе юридическое определение генетически модифицированного организма — это «организм, за исключением людей, генетический материал которого был изменен таким образом, который не происходит естественным образом в результате спаривания и / или естественной рекомбинации.«В ЕС незаконно преднамеренное попадание ГМО в окружающую среду, и продукты питания, содержащие более 1% ГМО, должны маркироваться как таковые.

В 2017 году правительство США приняло национальный закон о маркировке генетически модифицированных пищевых продуктов (ГМО), чтобы обеспечить единый стандарт для маркировки ГМО (также называемых БЭ / биоинженерными продуктами). В прошлом году Конгресс принял Закон о национальных стандартах раскрытия информации о биоинженерных пищевых продуктах, который требует от Министерства сельского хозяйства США (USDA) установить стандарт маркировки для ГМО.

Хотя требования должны были вступить в силу к июлю 2018 года, после периода общественного обсуждения Министерство сельского хозяйства США продлило срок реализации на два года. Закон вступит в силу в начале 2020 года и потребует, чтобы пищевые компании его соблюдали к 1 января 2022 года.

Почему важно знать, что содержится в вашей пище

Это изменение генов обычно влечет за собой введение генетического материала в организм в лаборатории без естественного спаривания, размножения или воспроизводства.Другими словами, вместо того, чтобы скрещивать два растения или животных вместе, чтобы стимулировать определенные черты у их потомства, в растение, животное или микроб вставлена ​​ДНК другого организма.

Генетически модифицированные продукты содержат новые белки, которые могут вызвать аллергические реакции у людей, страдающих либо аллергией на один из компонентов ГМО, либо у людей, страдающих аллергией только на новое вещество. Кроме того, пищевые добавки, которые в целом признаны безопасными (GRAS), не должны проходить строгие испытания на токсичность для подтверждения их безопасности. Вместо этого их безопасность обычно основана на опубликованных прошлых исследованиях токсичности. FDA присвоило статус GRAS 95% представленных ГМО.

Аргументы в пользу использования ГМО

С помощью ГМО-технологий можно получить более высокие урожаи и больше питательных веществ при использовании меньшего количества удобрений и пестицидов. Если вы живете в Соединенных Штатах, вы, скорее всего, едите ГМО или скот, которым кормили ГМО: 88% кукурузы и 94% сои, выращиваемой в США, были генетически модифицированы, чтобы стать устойчивыми к гербицидам и / или насекомыми. стойкий.

Помимо увеличения производства, технология ГМО также ускоряет эволюцию. При традиционном разведении может пройти несколько поколений, прежде чем желаемый признак в достаточной степени проявится в потомстве, и каждое новое поколение должно достичь половой зрелости, прежде чем их можно будет вывести как часть цикла.

Однако с помощью технологии ГМО желаемый генотип может быть создан мгновенно в текущем поколении, и, поскольку генная инженерия перемещает отдельные гены или блоки генов за раз, технология ГМО на самом деле более предсказуема, чем традиционное разведение, при котором тысячи генов от каждого родителя случайным образом передаются потомству.

Аргументы против использования ГМО

Наиболее распространенные аргументы против ГМО заключаются в том, что они не были тщательно протестированы, имеют менее предсказуемые результаты и в результате могут быть потенциально вредными для здоровья человека, животных и сельскохозяйственных культур. Исследования уже показали, что ГМО опасны для крыс. Обзор 19 исследований, в которых генетически модифицированная соя и кукуруза скармливали млекопитающим, опубликованный в 2011 году в Environmental Sciences Europe, показал, что ГМО-диета часто приводит к проблемам с печенью и почками.

Другая проблема заключается в том, что генетически модифицированные растения или животные могут скрещиваться с дикими популяциями, создавая такие проблемы, как популяционные взрывы или аварии, или потомство с опасными чертами, которые могут еще больше нанести вред хрупкой экосистеме. Что касается сельского хозяйства, есть опасения, что ГМО неизбежно приведут к сокращению смешанных сельскохозяйственных культур и росту монокультуры, что опасно, поскольку угрожает биологическому разнообразию наших продуктов питания.

ГМО переносят гены гораздо более непредсказуемым образом, чем позволяет естественное разведение.Это не обязательно звучит плохо, пока вы не поймете, что создание ГМО — это тип генной инженерии, который можно разбить на различные подкатегории. В то время как цисгенные организмы содержат ДНК представителя одного и того же вида и поэтому обычно считаются менее опасными, трансгенные организмы содержат ДНК другого вида — и именно здесь вы сталкиваетесь с проблемами.

Одна из встроенных гарантий естественного размножения состоит в том, что представитель одного вида не будет производить плодовитое потомство от представителя другого вида.С помощью трансгенной технологии ученые переносят гены не только между видами, но и между царствами, вставляя гены животных в микробы или растения. Полученные в результате генотипы никогда не могли существовать в природе — и этот процесс гораздо более непредсказуем, чем скрещивание яблока Macintosh с яблоком Red Delicious.

ГМО против прав животных

Активисты по защите прав животных считают, что животные имеют внутреннюю ценность отдельно от любой ценности, которую они имеют для людей, и что животные имеют право быть свободными от использования людьми, угнетения, заключения и эксплуатации.В то время как ГМО могут сделать сельское хозяйство более эффективным, тем самым уменьшая воздействие человека на дикую природу и среду обитания, генетически модифицированные организмы вызывают некоторые особые проблемы с правами животных.

Технология ГМО часто предполагает эксперименты на животных. Животные используются либо в качестве источника генетического материала, либо в качестве получателя генетического материала, как это было в случае, когда медузы и кораллы использовались для создания генетически модифицированных светящихся мышей, рыб и кроликов для продажи новых домашних животных.

Патентование генетически модифицированных животных также вызывает озабоченность у борцов за права животных.Патентование животных равносильно обращению с ними как с собственностью, а не с разумными живыми существами. Защитники животных верят в обратное — что животные — разумные живые существа, а не вещи, которыми владеют люди, — и рассматривают патентование животных как шаг в ложном направлении.

Согласно Закону США о пищевых продуктах, лекарствах и косметике, новые пищевые добавки должны быть безопасными. Хотя обязательных тестов нет, FDA предлагает Руководство по исследованиям токсичности, которые включают грызунов и негрызунов, обычно собак.Хотя некоторые противники ГМО требуют более длительных испытаний, защитникам животных следует воздержаться от этого, поскольку чем больше тестов, тем больше животных будет страдать в лабораториях.

Источники

  • Филпотт, Том. «Безопасны ли генетически модифицированные продукты для употребления в пищу?» Мать Джонс. 30 сентября 2011г.
  • Сералини, Жиль-Эрик; Mesnage, Робин; Клер, Эмили; Гресс, Стив; Спиру де Вандомуа, Жоэль; Селье, Доминик. «Оценка безопасности генетически модифицированных культур: существующие ограничения и возможные улучшения.»SpringerOpen: Environment Sciences Europe. 1 марта 2011 г.
  • «Запатентованная мышь: пусть правит разум». Чикаго Трибьюн. 17 апреля 1988 г.
  • «Все, что вам нужно знать о маркировке ГМО в 2019 году». Блог семей фермы Иллинойса. 2019.

.