Рационально мыслить это как: «Что значит мыслить рационально?» – Яндекс.Кью

Как научиться мыслить рационально | Rusbase

Впервые я узнал, что такое ментальная модель, когда читал историю об известном физике Ричарде Фейнмане. Фейнман получил степень бакалавра в Массачусетском технологическом институте и докторскую степень в Принстоне. За это время ему удалось заработать хорошую репутацию среди студентов и преподавателей – он мог решать задачи, которые не могли решить гениальные аспиранты.

Фейнман считал, что его секретное оружие – не интеллект, а стратегия, которой он научился еще в школе. Однажды учитель по физике велел ему остаться после уроков.

«Фейнман, – сказал он, – Вы слишком много болтаете и шумите. Я знаю, почему. Вам скучно. Поэтому я дам вам книгу. Вы сядете на заднюю парту, в углу, и будете изучать эту книгу. Когда Вы будете знать все, что в ней написано, Вы можете снова разговаривать».

Итак, на каждом уроке физики Фейнман не обращал ни малейшего внимания на то, чем вообще занимается класс. Он садился за заднюю парту с книгой Вудса «Дифференциальное и интегральное исчисление». Именно во время чтения он начал разрабатывать свой собственный набор ментальных моделей.

Фото: greatpeopleinside.com

Когда ребята в МТИ или в Принстоне мучались с каким-нибудь интегралом, это происходило потому, что они не могли взять его с помощью стандартных методов, которые узнали в школе. А Фейнман решал интеграл благодаря новой призме и набору инструментов, которые он узнал из книг.

Фейнмана отличал не интеллект, а его видение проблемы. У него был более широкий набор ментальных моделей.

Что такое ментальная модель?

Ментальные модели – основанные на предыдущем опыте идеи, стратегии, способы понимания, существующие в уме человека и направляющие его действия. Они используются для объяснения причин и следствий, а также придания смысла жизненному опыту. Ментальные модели объясняют, как работает мир.

Фото: Pixabay

Например, спрос и предложение – ментальная модель, которая помогает понять, как работает экономика. Теория игр – ментальная модель, которая объясняет, как работают отношения и доверие.

Ментальные модели определяют ваше поведение и восприятие мира. Это инструменты, которые вы используете, чтобы понимать жизнь, принимать решения и решать задачи. Каждая новая модель, которой вы обучитесь, будет менять ваше видение мира. Это случилось с Ричардом Фейнманом, когда он обучился новой математической технике.

Конечно, ментальные модели далеко не идеальны, однако они очень полезны. В физике или математике, например, не существует ни одной модели, которая идеально и безошибочно объяснила бы Вселенную, однако благодаря лучшим ментальным моделям из этих наук мы научились строить мосты и дороги, разрабатывать новые технологии и даже летать в космос.

«Все ученые согласны, что не существует на сто процентов правильной теории. Поэтому качество знаний определяется не тем, насколько они правдивы, а тем, насколько полезны», – Юваль Ной Харари.

Лучшие ментальные модели – самые полезные идеи. Понимание этих концепций поможет вам принимать разумные решения. Поэтому всем, кто хочет думать рационально и эффективно, важно расширить набор этих инструментов.

Как научиться рационально мыслить?

У всех есть любимые ментальные модели – зачастую это те, благодаря которым мы можем понять, почему или зачем что-то произошло. Мы взрослеем и набираемся опыта в определенной области, и со временем мы начинаем пользоваться только теми концепциями, которые лучше всего нам знакомы.

Фото: Unsplash

Вот в чем проблема: когда в вашем сознании преобладает определенное мировоззрение, вы пытаетесь объяснить каждую проблему, с которой сталкиваетесь, через это мировоззрение. В такую ловушку особенно легко попасть умным или талантливым в определенной сфере людям.

Чем лучше вы осваиваете одну ментальную модель, тем больше вероятность того, что она станет вашим большим недостатком, потому что вы начнете применять ее, пытаясь решить каждую проблему. То, что кажется опытом, на самом деле является ограничением.

Рассмотрим один пример. Биолог Роберт Сапольски задает вопрос: «Почему курица пересекла дорогу?». Затем он предполагает, что ответят разные эксперты.

  • Эволюционный биолог, скорее всего, ответит так: «Курица пересекла дорогу, потому что на другой стороне увидела потенциального партнера для спаривания».
  • Кинезиолог, скорее всего, ответит так: «Курица пересекла дорогу, потому что в ее ногах сокращались мышцы, что заставляло ее двигаться вперед».
  • Нейробиолог, скорее всего, ответит так: «Курица пересекла дорогу, потому что в ее мозге сработали нейроны, которые побудили ее к движению».

По сути, все они правы. Однако никто из них не видит картину целиком. Проблемы, с которыми мы сталкиваемся, нельзя полностью объяснить, используя лишь одну модель мышления.

Полагаться всего лишь на один ментальный инструмент – то же самое, что носить ментальную смирительную рубашку. Когда ваш набор моделей мышления ограничен, ограниченными становятся и ваши решения. Чтобы раскрыть весь потенциал, вы должны обучиться широкому ряду ментальных моделей. Только так вы научитесь мыслить рационально.

Как расширить набор ментальных моделей?

Ментальные модели объясняют нам, как работает мир. Мы должны регулярно читать хорошие книги, изучать основы незнакомых нам областей, общаться с людьми, чей опыт полностью отличается от нашего. Иначе мы будем видеть только часть всей картины.

Фото: Unsplash

Почему важно определять связи между ментальными моделями?

В школе мы делим наши знания на различные категории – биология, экономика, история, физика, философия. В реальном мире все должно быть наоборот.

Величайшие умы человечества редко думают категориями. Они не смотрят на жизнь через призму одного предмета.

Очень важно не только обучаться новым ментальным моделям, но и понимать, как они связаны между собой. Креативность и творчество часто возникают на пересечении идей. Определяя связи между разными ментальными моделями, вы сможете найти те решения, которые многие не упустили или не заметили.

Инструменты, которые помогут вам мыслить лучше

Хорошие новости:

Вам не нужно в идеале осваивать каждый предмет, чтобы стать величайшим мыслителем. Вам нужно обучиться всего лишь нескольким ментальным моделям, чтобы понять, как работает мир.

Ключевыми дисциплинами являются биология, химия, физика, экономика, математика, психология и философия. В каждой области есть основополагающие идеи, которые нужно знать. Например, в экономике такими являются стимул, дефицит и эффект масштаба.

Если вы поймете основы каждой дисциплины, вы сможете составить точную и полезную картину мира.

Источник.


Материалы по теме:

Как научиться быстро засыпать

Чему садоводство может научить предпринимателя

10 способов работать продуктивно

Является ли телефон частью нашего мышления?

Рациональное мышление, или как думать правильно

На протяжении всей своей жизни человек сталкивается со множеством проблем. Гора нерешенных задач вырастает перед нами ежедневно, и мы день за днем решаем насущные вопросы, удивляясь порой их невероятному количеству. В этой круговерти нам некогда задумываться о том, откуда же берутся все эти проблемы, что служит их источником. В большинстве своем ситуация, в которой мы оказались, это результат череды мелких и крупных решений, которые мы сделали в своей жизни. Поэтому, если эти решения привели вас в болото, то можно сказать, что мышление у вас не рациональное, а хаотичное. И первое, чем стоит заняться, это структурированием собственного мышления. Потому что мышление – это первоисточник всех наших психических процессов. И, задавая верный вектор, мы сможем наконец-то двигаться в выбранном направлении.

Чем же отличается рациональное мышление от нерационального?



1. Если от ваших мыслей ситуация только ухудшается, значит ваши мысли нерациональны. Ведь что такое мышление? Это исследование причинно-следственных связей, их анализ. А фактически – это мысленное придумывание недостающих фактов. Мы никогда не видим всю картину целиком, мы видим ее фрагменты и с помощью мышления пытаемся восполнить темные пробелы. Восполняем мы их с помощью имеющегося у нас опыта. А опыта у нас, как правило, немного.

Возьмем ситуацию с кричащим младенцем у молодой матери. Если ее мышление нерационально, она может думать следующим образом: «Я плохая мать. Мой ребенок кричит, потому что ему со мной плохо. Теперь мой ребенок страдает. И зачем только я его родила». Это почти невозможно для молодой матери, но мать, которая родила уже третьего ребенка, уже вполне может мыслить рационально. Она подумает: «Все дети кричат. А так как он не голоден, ему может мешать складка на пеленке». Т.е. она не будет обвинять себя, она будет искать причину крика.

2. Рациональное мышление – это всегда ровная логическая цепочка, где факты становятся на свои места, где каждый последующий факт ровно вытекает из предыдущего. Сами факты при этом опираются на реальность, на поступки, на действия, на события. Там нет места иллюзиям и выдумкам.

При нерациональном мышлении цепочка фактов получается кривой. Сами факты основаны на домыслах. Выводы обрывочные. Появляются навязчивые мысли, словно ходишь по кругу.

3. Нерациональное мышление всегда оценочное. Оно навешивает ярлыки. Событие плохое, все плохие, я плохая. Или, наоборот, я очень хорошая, а все плохие. Полюс оценки не имеет значения, имеет значение категоричность.

Если же нам доступно рациональное мышление, то мы сможем увидеть полутона и оттенки происходящего. Мы сможем рассмотреть причину и следствие, мы анализируем событие со всех сторон. И поэтому не начинаем впадать в депрессию, если «все плохо», потому что все плохо быть не может, и не впадем в эйфорию, потому что падать после может быть очень больно.

4. Рационально мысля, мы становимся глубокими наблюдателями. Потом что цепочку причинно-следственных связей можно продолжить до бесконечности, мы начинаем видеть те ручейки, из которых сложилась река.

Если же мышление не отличается рациональностью, мы быстро зайдем в тупик: ты плохой и точка. Мы сами отсекаем от себя многовариантность.

5. Помещение себя в центр событий отличает нерациональное мышление. Если Я так не поступлю, то и никто так делать не будет. Если Я так хочу, то окружающие обязаны следовать моим желанием.

А вот рациональное мышление дает нам увидеть пусть и скромное, но все же именно наше место в цепочке событий. На что-то мы можем повлиять, на что-то не можем. Но наша ценность от этого не зависит, мы не становимся автоматически плохими или хорошими, мы остаемся теми, кто мы есть.

6. Назначение виновного – один из признаков нерационального мышления. Причем виновным можем быть мы сами. Неважно на кого направлена агрессия. Перекладывание вины или, наоборот, длительное нахождение под ее гнетом, скрывает от нас истинную картину происходящего. Нерациональное мышление в данном случае может быть защитной реакцией.

Рациональное мышление всегда выстроит логическую цепочку. И даже если окажется, что здесь был неправ определенный человек, его неправота может быть также рассмотрена холодным рассудком. Ведь у другого, возможно, нерациональное мышление.

7. Рациональное мышление похоже на круги на воде. Первые мысли вращаются вокруг самого события, второй круг мыслей захватывает причины, которые привели к этому событию, третий круг обозначает все предпосылки, которые могли быть предвестником события. Ведь ничего не происходит в вакууме. Самые импульсивные человеческие поступки на самом деле всегда следствие огромного ряда факторов.

При нерациональном мышлении мы долбим мыслями одну точку. Мы не рассматриваем варианты, не ищем причины, мы видим мигающий красный огонек нашей проблемы и не может отвести взгляда от него.

8. Нерациональное мышление – это ловушка. Это вечный поиск оправданий и виноватых, это перекладывание ответственности, это приговор самому себе. Мы готовы обвинить родителей, судьбу, бога, только бы не признать, что нет единого ответа на все вопросы. Нет одного ответа на вопрос: «почему».

Осознавая эту ловушку, понимая все многообразие процессов, происходящих вокруг, мы сможем прийти к рациональному мышлению. И сначала оно может нам не понравиться, потому что намного легче обвинять других и пребывать в иллюзиях. Как же жить без нарисованных воздушных замков, что когда-нибудь придет кто-то взрослый и сделаем нам хорошо. Не придет и не сделает. Рациональность – это отрезвление. Но только на трезвую голову можно самому строить свою судьбу, опираясь на факты, а не уповая на ту кривую, которая выведет. Кривая всегда выводит не туда, куда мы собирались изначально.

5 когнитивных искажений, которые мешают нам мыслить рационально

Единственное, что мешает нам достичь предела своих возможностей, — наши собственные мысли. Мы сами себе худшие враги.

Обычно процесс личностного роста образно представляют как неспешный подъём по лестнице, шаг за шагом. На самом деле он состоит из скачков и больше похож на прыжки между этажами на батуте. В моей жизни такие скачки происходят из-за изменений в самом образе мышления: я оглядываюсь назад и оцениваю всю картину в целом, меняю своё отношение к чему-то. К слову, такие моменты случаются нечасто, они разбросаны по времени.

Чтобы справиться с обрушивающимся на наш мозг потоком информации и внешних раздражителей, мы неосознанно начинаем думать шаблонно и пользуемся эвристическими, интуитивными методами решения задач.

Писатель Эш Рид (Ash Read) сравнил эвристику с велодорожкой для ума, которая позволяет ему работать, не маневрируя между автомобилями и без риска получить удар. К сожалению, большинство решений, которые, как нам кажется, мы принимаем полностью обдуманно, на самом деле принимаются неосознанно.

Большая проблема заключается в том, что мы думаем в соответствии с эвристическими шаблонами, оказавшись перед важным выбором. Хотя в этой ситуации, наоборот, необходимо глубокое обдумывание.

Самые вредные эвристические шаблоны — это когнитивные искажения, которые мешают нам увидеть путь к изменениям. Они меняют наше восприятие реальности и подталкивают нас к долгому подъёму по лестнице, когда нам нужен трамплин. Мы предлагаем вам список из пяти когнитивных искажений, которые убивают вашу решимость. Их преодоление — это первый шаг к переменам.

1. Предвзятость подтверждения

pressmaster/Depositphotos.com

Только в идеальном мире все наши мысли рациональны, логичны и непредвзяты. В действительности большинство из нас верит в то, во что хочет верить.

Вы можете назвать это упрямством, но у психологов есть другой термин для этого явления — «предвзятость подтверждения». Это склонность искать и интерпретировать информацию таким образом, чтобы подтвердить идею, которая вам близка.

Приведём пример. В 60-х годах доктор Питер Уосон (Peter Wason) провёл эксперимент, в котором испытуемым показали три числа и попросили отгадать правило, известное экспериментатору и объясняющее эту последовательность. Это были числа 2, 4, 6, поэтому испытуемые часто предлагали правило «каждое следующее число увеличивается на два». Чтобы подтвердить правило, они предлагали свои последовательности чисел, например 6, 8, 10 или 31, 33, 35. Вроде всё верно?

Не совсем. Только один из пяти подопытных догадывался о настоящем правиле: три числа в порядке увеличения их значений. Обычно студенты Уосона высказывали ложную идею (всякий раз прибавлять два), а затем проводили поиски только в этом направлении, чтобы получить доказательства, подтверждающие их предположение.

Несмотря на кажущуюся простоту, эксперимент Уосона говорит многое о человеческой природе: мы склонны искать только ту информацию, что подтверждает наши убеждения, а не ту, что опровергает их.

Предвзятость подтверждения присуща всем, в том числе и врачам, политикам, людям творческих профессий и предпринимателям, даже когда цена ошибки особенно велика. Вместо того чтобы спрашивать себя, что мы делаем и почему (это самый важный вопрос), мы часто впадаем в предвзятость и слишком сильно полагаемся на начальное суждение.

2. Эффект якоря

Первое решение не всегда лучшее, но наш ум цепляется за начальную информацию, которая буквально завладевает нами.

Эффект якоря, или эффект привязки, — это склонность сильно переоценивать первое впечатление (якорную информацию) во время принятия решения. Это ярко проявляется при оценке числовых значений: оценка склоняется в сторону начального приближения. Проще говоря, мы всегда думаем относительно чего-то, а не объективно.

Исследования показывают, что эффектом якоря можно объяснить всё что угодно, начиная от того, почему вы не получите желаемую прибавку к зарплате (если вы изначально попросите больше, то и окончательная цифра будет высока, и наоборот), и заканчивая тем, почему вы верите в стереотипы о людях, которых видите впервые в жизни.

Показательно исследование психологов Муссвайлера (Mussweiler) и Страка (Strack), которые продемонстрировали, что эффект закрепления работает даже в случае с изначально неправдоподобными цифрами. Участникам своего эксперимента, разделённым на две группы, они предложили ответить на вопрос, сколько лет было Махатме Ганди, когда он умер. И вначале в качестве якорей задали каждой группе дополнительный вопрос. Первым: «Он умер до девяти лет или после?», а вторым: «Это случилось до достижения им 140 лет или после?». В результате первая группа преположила, что Ганди скончался в 50 лет, а вторая — в 67 (на самом деле он умер в возрасте 87 лет).

Якорный вопрос с числом 9 заставил первую группу назвать значительно меньшую цифру, чем у второй группы, которая отталкивалась от намеренно завышенного числа.

Крайне важно осознавать значение первоначальной информации (хотя бы правдоподобна она или нет) перед тем, как принять окончательное решение. Ведь первая информация, которую мы узнаём о чём-то, повлияет на то, как мы будем относиться к этому в будущем.

3. Эффект присоединения к большинству

chaoss/Depositphotos.com

Выбор большинства напрямую влияет на наше мышление даже в том случае, если он противоречит нашим личным убеждениям. Этот эффект известен как стадный инстинкт. Вы наверняка слышали поговорки вроде «В чужой монастырь со своим уставом не ходят» или «В Риме поступай как римлянин» — это как раз и есть эффект присоединения.

Это искажение может подтолкнуть нас к принятию не самых хороших решений (например, сходить на плохой, но популярный фильм или поесть в сомнительном заведении). А в худшем случае приводит к групповому мышлению.

Групповое мышление — это феномен, возникающий в группе людей, внутри которой конформизм или желание социальной гармонии приводит к тому, что подавляются все альтернативные мнения.

В результате группа изолирует себя от внешнего влияния. Внезапно расходиться во взглядах становится опасным, и мы начинаем быть сами себе цензорами. А в итоге теряем свою уникальность и самостоятельность мышления.

4. Ошибка выжившего

Часто мы впадаем ещё в одну крайность: сосредотачиваемся исключительно на историях людей, которые добились успеха. Мы вдохновляемся успехами Майкла Джордана, а не Квейма Брауна (Kwame Brown) или Джонатана Бендера (Jonathan Bender). Мы превозносим Стива Джобса и забываем о Гэри Килдалле (Gary Kildall).

Проблема данного эффекта заключается в том, что мы фокусируемся на 0,0001% успешных людей, а не на большинстве. Это приводит к односторонней оценке ситуации.

Например, мы можем думать, что быть предпринимателем легко, потому что книги о своём бизнесе выпускают только люди, добившиеся успеха. Но мы ничего не знаем о тех, кто провалился. Наверное, поэтому стали так популярны всевозможные онлайн-гуру и эксперты, которые обещают открыть «единственный путь к успеху». Нужно только помнить, что тот путь, который сработал однажды, не обязательно приведёт вас к такому же результату.

5. Неприятие потери

После того как мы сделали выбор и идём по своему пути, в дело вступают другие когнитивные искажения. Вероятно, худшее из них — неприятие потери, или эффект владения.

Эффект неприятия потери был популяризирован психологами Даниэлем Канеманом (Daniel Kahneman) и Амосом Тверски (Amos Tversky), которые обнаружили, что мы предпочтём избежать даже небольшой потери, вместо того чтобы сфокусироваться на выгодах, которые можем получить.

Страх небольшого проигрыша способен удержать человека от участия в игре, даже если возможен баснословный выигрыш. Канеман и Тверски провели эксперимент с самой обыкновенной кружкой. Люди, у которых её не было, готовы были заплатить за неё порядка 3,30 доллара, а те, у кого она была, расстаться с ней лишь за 7 долларов.

Подумайте, как этот эффект может на вас повлиять, если вы начинающий предприниматель. Побоитесь ли вы мыслить нестандартно из-за страха что-то потерять? Перевешивает ли страх то, что вы можете приобрести?

Итак, проблема есть. Где же решение?

Все когнитивные искажения объединяет одно: они появляются из-за нежелания сделать шаг назад и посмотреть на всю картину в целом.

Мы предпочитаем работать с чем-то хорошо знакомым и не хотим искать просчёты в своих планах. В позитивном мышлении есть свои преимущества. Но, если важные решения принимать вслепую, вряд ли вы сделаете лучший выбор из возможных.

Перед принятием серьёзного решения убедитесь, что вы не стали жертвой когнитивных искажений. Для этого отступите на шаг назад и спросите себя:

  • Почему вы считаете, что нужно поступить именно так?
  • Есть ли контраргументы вашему мнению? Они состоятельны?
  • Кто влияет на ваши убеждения?
  • Вы следуете за мнением других людей потому, что действительно верите в него?
  • Что вы потеряете, если примете такое решение? А что приобретёте?

Существуют буквально сотни различных когнитивных искажений, и без них наш мозг попросту не мог бы функционировать. Но, если не анализировать, почему вы думаете так, а не иначе, легко впасть в шаблонное мышление и разучиться думать самостоятельно.

Личностный рост никогда не даётся легко. Это трудная работа, которой нужно посвятить всего себя. Не позволяйте своему будущему пострадать только из-за того, что не думать — это проще.

5 cognitive biases that are killing your decisions
Источник: lifehacker.

что значит рационально мыслить? Методы, формы и особенности рационального типа мышления

Люди, пользующиеся рациональным методом мышления, считаются самыми неторопливыми и самыми думающими. И вот почему. Когда человек принимает решение впопыхах, не задумываясь, он считается поверхностной личностью. Зачастую такие люди впоследствии очень жалеют о своих поступках, но поздно бывает что-то менять. Может, им следует задуматься над своим поведением и начать пользоваться рациональным решением проблем? В статье будем разбираться, как это сделать.

Что это такое?

Человек от других земных существ отличается такой особенностью, как разум. Гомо сапиенс может мыслить, думать, строить планы, рассуждать. Это означает, что у него есть мышление, у разных людей оно может различаться.

Некоторые индивиды в большей степени обладают рациональным типом мышления. Этот вид мозговой деятельности дает возможность удерживать личность от поспешных действий, а именно: от состояния аффекта. В этом состоит его отличие от иррационального мышления, в котором присутствует аффект – это такое состояние, когда индивид не контролирует свои действия и эмоции. Поэтому при наступлении такого настроения он может сделать много непоправимых ошибок.

Разные люди по-разному реагируют на форс-мажорные обстоятельства. Одни включают рационализм, а другие теряют контроль над эмоциями. В последнем случае в мыслительный процесс включается иррациональное мышление. Данное состояние характеризуется эмоциональными всплесками. Они приводят к нарушениям мышления. Результатом становится затруднительная адаптация к окружающей обстановке.

Иррациональное мышление может возникнуть у любого. Если у этого человека случился нервный срыв, то он вполне может поддаться взрыву эмоций.

Но больше всего от данных проявлений страдают дети и люди, которые верят в потусторонние силы.

Однако индивиды со стойкой психикой больше склонны к рациональному мышлению. Они стараются опираться в своих действиях только на логику и факты. Такими способностями обладают специалисты, работающие в банках, в различных областях экономики и аналитики. Им свойственны присутствие логики в выводах, четкие рассуждения, выявление последовательности, анализирование, тщательное рассмотрение фактов и обдумывание всех последующих действий.

Можно сделать вывод, что в данном случае все подчиняется логике, а именно: используется причинно-следственная связь.

Значит, каким способом люди размышляют над проблемой, таким же способом люди выстраивают свои действия. Иначе говоря, если ваши мысли будут упорядочены, то и ваши манипуляции будут аналогичными. В случае же мозгового хаоса вы будете и действовать так же.

Если вас охватил иррациональный страх или гнев, то такие эмоции однозначно порождают негативные последствия. Приведем пример. Ученик прекрасно выучил урок, но он сильно боится учителя. Выйдя к доске, ребенок может забыть выученный материал из-за иррационального страха. Именно так на жизнь и поступки человека влияет иррациональное мышление.

Необходимо сделать вывод, что успешные люди почти всегда думают рационально. Поэтому у них все получается. Значит, уметь рационально мыслить может только тот, кто добился успехов. Такая способность дает возможность легко продвигаться по карьерной лестнице, хорошо зарабатывать. Начните наблюдать, анализировать окружающую среду – и у вас тоже все получится.

К тому же рациональный подход к жизни дает способность не повторять ошибок прошлых лет, понимать окружающий мир, а также понимать все процессы, которые происходят в нем.

Структура

Такая наука, как формальная логика, изучает рациональное мышление. Со временем человек приобретает базовые умения, а они, благодаря опыту, настраивают его ум на логические способы решения проблемы.

Итак, рассмотрим пункты, которые входят в схему интеллектуальной и логической активности.

  • Начальный элемент – это понятие. Здесь присутствует дефиниция (отражение предмета, который основывается на понятии). Она опирается только на важные признаки предмета и явления. Например, слово «нога». Оно обозначает следующее: часть туловища человека или другого существа. Данная часть отвечает за движение и делится на сегменты. Итак, в слове «нога» мы видим суть, то есть основу дальнейшего анализа.
  • Общий элемент – это суждения. Под этим термином подразумевается высказывание или предложение. Суждение может быть положительным, а может быть и отрицательным. Под это понятие подходят все предметы и явления. Например, зимой выпадает снег, или – человек не может дышать под водой. Необходимо отметить, что бывают и оценочные суждения – слива сладкая. Такое понятие, как суждение, используется в виде вспомогательного элемента, чего-то уже давно известного.
  • Способ получения знаний из того, что было ранее известно, – это умозаключение (считается абстрактным вариантом). Здесь исходным материалом служит суждение. Например, все баклажаны фиолетовые. Все предметы фиолетового цвета плохо видны в темноте. А значит, баклажаны, то есть определенные предметы наделяются определенными свойствами. Такой вывод получается, если исходить из усредненных выводов.

Понятия рационального мышления опираются на законы, которые нельзя изменить. В этом рациональное мышление и отличается от иррационального. Поэтому основные понятия первого вида необходимо усвоить и применять на практике.

Формы

Можно сказать, что к этой категории относится ряд определенных составляющих в виде схем, условий, правил. Данными понятиями манипулируют все люди, когда пытаются завладеть новыми знаниями. А еще такой мыслительный процесс происходит в мозге человека при обдумывании давно известной информации. В результате получается, что одна составляющая сильно соприкасается с другой. Одновременно каждая составляющая разделяется на отдельные части. Именно поэтому мышление человека не является отдельной функцией, а является способом ориентирования в окружающей среде.

Рассмотрим все пункты более подробно.

Анализ

В данный вид входят такие свойства человеческого мозга, как разложение целой информации на составляющие части. Из этих частей выделяются отдельные признаки, свойства и качества.

Работает следующим образом: например, назовем основные признаки такого предмета, как яблоко. Яблоко бывает красным, вкусным, круглым, растет на дереве и так далее. Чем больше вы сможете назвать примеров, тем лучше.

Еще один пример. Если вы умеете разделять различные предметы (треугольники, синие, квадраты, параллелепипеды, желтые и другие) по признакам, значит, у вас все в порядке с вышеупомянутым понятием.

Чтобы научиться анализировать, вам нужно много читать и думать над событиями из литературных произведений.

Синтез

Такое понятие объединяет все части в одно целое, опираясь на смысловые связи между предметами, явлениями. Например, когда состоялись все исследования, которые были проведены с живым организмом, или при работе с определенной задачей, нужно выделить наиболее значимые из них. Данный процесс называется синтезом.

Чтобы определить для себя данное понятие, попробуйте нарисовать недостающую фигуру к тем фигурам, которые объединены по цвету, форме и размеру.

Например, нарисуйте одинакового размера зеленое яблоко, зеленый круг. К ним присоедините какой-либо предмет, который будет отвечать заданным параметрам. Например, добавьте зеленый лайм.

Далее, попробуйте связать понятия по смыслу. Например, лужа и радуга. Ясно, что лужи появляются после дождя. После дождя идет сильное испарение. Когда лучи солнца попадают в невидимые капли от испарения из луж, то получается радуга.

Аналогия

Это перенос знаний с одного предмета (явления) на другой предмет (явление). Эти знания были получены после тщательного изучения предмета или явления. Например, обычно мы переносим с одного предмета на другой свои знания. Признаться, не всегда это получается, но если получается, то тогда открываются новые факты. Например, если сковорода, стоящая не печке холодная, то и другие предметы тоже холодные. Так проявляется аналогия в суждениях. Более простые примеры аналогии выглядят так: лицо – зеркало, шар – круг, речь – язык.

Сравнение

Метод сравнения дает возможность сопоставить предмет или суждения с другими предметами – и сделать вывод. Иными словами, между предметами находятся сходства и различия, а потом производится анализ.

Чтобы убедиться в том, что вы умеете сравнивать, попробуйте взять несколько предметов и найти между ними сходство. Это могут быть похожие фигуры или похожие люди.

Дедукция

Когда происходит движение от общего к частному – это дедукция. Например, в начале каждого года наступает зима. Здесь идет основа на здравый смысл. Например, зимой дороги скользкие.

Индукция

Данная часть рассуждений начинается с наблюдений, тенденций или определенных примеров каких-либо событий. Данный процесс динамичен и может развиваться. Поэтому он называется восходящим процессом. Здесь все основывается на конкретике. Затем эта конкретика перерастает в абстрактную. В результате получается теоретический уровень познания.

Как развить?

Прежде чем научиться мыслить рационально, вам необходимо развить такой вид мышления, как рациональное. Для этого вам необходимо много читать. Книги и информация, которая содержится в них, так или иначе, помогают человеческому сознанию развиваться.

Знайте, что рационализм – это мудрость самой жизни. Чтобы разобраться в этом вопросе, вам нужно научиться перенимать опыт других, более продвинутых людей.

Прежде всего начните изучать различные высказывания мудрых людей. В них содержится большое количество информации, которое способно сподвигнуть вас на успехи.

Знайте, что при прочтении романов вы непроизвольно начнете понимать то, что автор хотел вам передать в том или ином произведении. Кроме того, общение с умными людьми даст вам дополнительный шанс на освоение нового опыта. Поэтому прислушивайтесь к мудрым преподавателям, которые могут обогатить ваш багаж знаний.

Вышеперечисленные методы являются общими наставлениями, а далее будут представлены более конкретные советы.

  • При разговоре необходимо соблюдать определенные параметры общения. Они дадут возможность вам развить мышление. Например, если вы начали разговор с утверждения, то дальше поддерживайте этот разговор словами, которые будут поддерживать ваше утверждение. Нужно помнить о том, что последовательность – это часть логики. Поэтому если вы будете опираться на данный факт, то сможете легко отстоять свою точку зрения и навязать без труда проталкиваемую мысль своему собеседнику. Разумеется, это нужно делать только тогда, когда вы безоговорочно уверены в своей правоте.
  • Если продолжать вышеизложенный пункт, то нужно сказать: любая правота требует доказательств. Без этого пункта все ваши версии разлетятся в пух и прах. Поэтому прежде чем спорить и доказывать что-либо другому человеку, сначала задайте сами себе такие вопросы, которые могут либо подтвердить вашу точку зрения, либо опровергнуть. Когда вы полностью убедитесь в своей правоте, начните подбирать аргументы в защиту своей правоты. И чем больше их будет, тем лучше для вас. Кроме того, помните, что ваши аргументы должны быть подтверждены вескими доказательствами.
  • В таком ключе необходимо действовать и тогда, когда вы начнете опровергать мнение своего собеседника.
  • Кроме того, мыслить рационально – это значит, отключить абсолютно все эмоции. Если вы хотите добиться успеха, то действуйте хладнокровно.
  • Спорьте и доказывайте свою точку зрения. Помните, что в споре рождается истина. К тому же словесная дуэль является хорошим вариантом для тренировки рационального мышления.
  • Только при полном позитиве возможно мыслить рациональным образом. Учтите, что плохие мысли приводят ваш мыслительный процесс к деградации. При стрессе нужно свои негативные размышления постараться отбросить при помощи рассуждений, которые будут рациональными.

Ошибки

Они часто вредят, ведь человек о них может просто не знать.

Если вы хотите научиться рациональности, то вам следует выявлять ошибки, работать над ними и вовремя исправлять.

Теперь рассмотрим самые основные.

  • Не нужно преувеличивать, если речь идет о каком-либо событии. Такой подход ведет к паническим настроениям, а паника и логика – вещи несовместимые.
  • Не нужно думать, что все вам должны. Например, если вы о чем-то подумали, то другой человек не должен угадывать или читать ваши мысли. Просто скажите ему обо всех своих желаниях и претензиях. Рациональный человек никогда не доведет ситуацию до конфликта, так как всегда говорит о своей проблеме прямым текстом. Чем больше вы рассуждаете, тем ближе истина.
  • Не стоит обвинять себя или других людей во всех бедах. Нужно спокойно сесть и поразмыслить над создавшейся негативной ситуацией. В результате внутренних размышлений вы придете к определенному выводу. Именно так развивается логика.
  • Не принимайте критику в свой адрес безоговорочно. Помните, что люди не всегда правы. А если вы сомневаетесь, то начните рассуждать. Возможно, вас просто хотят очернить. Помните, что рациональное мышление – это мышление, которое предполагает процесс осмысления ситуации. Когда произойдет осмысление, тогда вы сможете сделать правильные выводы.
  • Не стремитесь к совершенству. Так вы затратите слишком много энергии на этот процесс. Любой человек, мыслящий логически, понимает, что совершенных людей просто не бывает.
  • Не прилагая усилий, вы ничего не добьетесь.

Что такое рациональность и научный тип мышления?

1 514 просмотров. Последнее обновление: 09.03.2019

Содержание

Рациональность это козыри

Вот я говорю – рациональность. Это главное слово, центральное место в словаре. Пора его как-то пояснить. Есть фразы типа «ты мыслишь рационально, а я смотрю на вещи шире», «мир сложнее, чем ваши рациональные методы» и т.д. После таких заходов обычно говорится какая-то несусветная глупость. Но даже сами эти заходы – бессмысленны в моем словаре.

Давайте наконец объяснюсь.

Рациональность это оптимальность по определению: нельзя сказать, что есть лучшие способы, чем рациональные.

Все просто. Как только рационалист видит, что это лучшие способы, он обязан бросить свой вариант, и перейти к этим способам. Дайте время, и вся оптимальность мира соберется в лукошко рациональности.

С определениями, напомним, не спорят.

Аналогично, доказать, что нечто логически ошибочно – значит доказать, что оно просто ошибочно. Не бывает «с логической стороны вы правы, но вот с другой…». Нет никакой другой стороны, если вы понимаете, что такое логика.

Но рациональность «лучшее из возможного» именно потому, что она никогда не верна конкретному варианту. Не привязывайтесь к способам и идеям. Как только появляется лучший вариант, мы, будучи рационалистами, обязаны его предпочесть.

Есть кодексы, где нельзя изменять своим убеждениям, и кодексы, где, наоборот, должно изменять свои убеждения. Выбирайте вторые. Со временем они побеждают.

Возможен и такой словарь, что оптимальности, как и окончательной истины, толком никто не знает. Возможно, лучше говорить «эффективность». Эффективность – это то, что заметно эффективнее среднего здесь и сейчас.

Можно спросить, а для чего ваша оптимальность-эффективность? Пусть вы что-то делаете эффективно, но что и зачем? Хороший вопрос, который иногда ошибочно считают индульгенцией для любой последующей глупости. Но это всего лишь еще один вопрос, с которым можно и нужно поступить, как с другими вопросами. В конечном счете, это будет задача, и будет эффективность в обращении с этой задачей. И рациональность опять будет лучшим способом.

Уточним, что рациональность – это эффективность культурного существа. Кошка эффективна без рациональности. В принципе, мы тоже можем как кошка. Раньше люди так и были, и ничего – выживали, жили, чему-то радовались. Это возможная жизнь, но она никогда не будет пределом возможного.

Важно, что маркер рациональности стоит не на содержании, как могло бы показаться. Нельзя быть рациональным, потому что выучил самую рациональную книжку. Это не то, что можно «выучить».

Рациональность – не столько содержание убеждения, сколько способ, каким оно получено.

Второй закон Ньютона может быть содержанием иррациональной догмы. А любое, сколь угодно дикое (нам сейчас!) по выводу заключение – плодом рационального мышления, если получено по лучшей процедуре как лучшее из возможных (на тот момент!).

Чисто по содержанию убеждений может показаться, что нынешний школьник-зубрила рациональнее мыслителей древности, но вряд ли, потому что важно не содержание. При этом мы не переоцениваем мудрецов древности, скорее не обольщаемся насчет школьника, сколь угодно готового к своему ЕГЭ.

Давайте сейчас посмотрим на историю. Лучше сказать, Большую Историю. Биг Хистори это то, что начинается с Большим Взрывом, и к чему подключается человек. То, о чем мы говорим, настолько значимо, что происходит в её размерности, это её этап, и касается не только людей, но вообще Вселенной. Мы недооцениваем роль перехода от традиционной культуры к рациональной (может быть потому, что это все еще происходит). Это смена не культур, а принципа рождения и отбора знания в культуре, что сильно важнее.

Большой скачок в эволюции – это всегда скачок в способе, каким развивается знание.

Например, переход от биологической эволюции (гены) к культуре (мемы). Рождение рацио сопоставимо по значимости. Это сильное заявление, оно пугает, я сам не верю в него до конца. Но это скорее так, чем не так. Мы живем в привилегированное время, переломный момент. Это противоречит тому, что можно назвать интуитивным чувством пропорции («мы что, особенные?»). Получается, что особенные, даже если самые заурядные. Время такое. Кто-то должен в нем жить, и выпало нам.

Давайте не стесняться, давайте оглянемся и честно оценим. Теперь уже интуитивное чувство пропорции будет за нас, эпохи отличаются, и видно, как ускорилось время. Возможно, за последние 500 лет на Земле произошло большее, чем за предыдущие 500 тысяч. А за последние 500 тысяч большее, чем за 500 миллионов.

Если вы не заметили, я сказал еще одну страшную вещь. Если скачки сопоставимы, то сопоставимо различие существ. То есть человек рациональной эры относится к дорациональному, как последний к обезьяне? По статусу в Биг Хистори – да, пропорция примерно такова, хотя с оговорками. Это не так уж заметно, потому что нет в чистом виде рационалов и принципиально иных людей, все являют смешанный тип. Вторая оговорка, что сравнивать надо не столько людей, сколько сообщества: знание лежит в культуре, отдельный человек не хранит всю культуру в голове или на компьютере. Тогда уточним, и все равно получим дерзкий тезис.

Чисто формально на шкале эволюции наше общество относится к тому, что здесь было три тысячи лет назад, как последнее к стаду шимпанзе.

Конечно, ни сейчас, ни три тысячи лет назад средний человек вряд ли с этим согласится. Он будет переоценивать свою уникальную «биологию», и недооценивать текущую «культуру», что обусловлено как его биологией, так и его культурой.

Но давайте немного собьем пафос. Мысль, что самые лучшие из животных совершеннее самых худших из людей, не вызвала бы у людей такого протеста. Это, в общем, старая сентиментальная мысль. При этом под словом «совершеннее» можно понимать что угодно. А ведь наш тезис, якобы столь радикальный, куда скромнее.

Почему у науки получилось

Когда мы мыслим сильно о чем угодно, мы мыслим примерно так, как делают в науке.

И это уже повод рассмотреть поближе, как они это делают. Какие там правила, процедуры, техника. Потом технику можно будет перетащить почти в любую область, куда нам надо.

Значит, оцениваем идеи. Навскидку насчитал семь критериев рациональной процедуры оценки. Это не значит, что семь – магическое число. Можно было насчитать больше или меньше. Не так важно, сколько. Что-то полезное будет независимо от числа пунктов.

Начнем с того, что можно назвать жесткими формальными критериями. Если теория не соответствует даже им, она вообще не выходит на ринг с другими теориями. Это сразу – не допуск к соревнованиям.

Во-первых, логическая непротиворечивость теории.

Если черный квадрат у вас одновременно и красный шар, лучше сразу поискать другую идею.

Во-вторых, фальсифицируемость по Карлу Попперу.

Приведя гипотезу, надо сразу указать, какие факты из мира её опровергнут. Если таких фактов нет, она не имеет отношения к миру; это не модель, а погремушка для личной психики. Теория должна быть подставлена её автором под удар. Если не подставлена, она не принимается к рассмотрению.

Повторимся, должен быть ответ на вопрос «какие факты заставили бы тебя изменить свое мнение?» Если теория остается здравствовать, несмотря на любые факты, то это теория не бессмертная, а мертворожденная. Буквально, при таких вводных она может утверждать о мире что угодно – и вряд ли что угодно окажется тем, что надо.

В-третьих, теория должна быть жесткой, как называл это Дэвид Дойч.

Про это, в частности, в его книге «Начало бесконечности». Этот пункт пояснить сложнее, но это очень близко к тому, где хранится тайная сила науки. Значит так: если в вашем объяснении можно произвольно поменять почти любую часть, и оно будет все так же замечательно что-то объяснять, то оно вряд ли что-то объясняет вообще, и это видно уже сейчас.

Он сам поясняет это на примере смены времен года. Точнее, теории, почему они меняются. Научная теория жесткая, там ничего нельзя изменить без того, чтобы она не перестала объяснять: вот Солнце, Земля, вращение, угол наклона. Измени хоть что-то – теории не будет.

А вот древнегреческий миф. Кто-то из богов кого-то похитил, кто-то загрустил, кого-то отпустил, и вот природа, следуя за этими играми богов, увядает и расцветает. Мы даже не будем пересказывать, кто кого похитил и зачем (честно говоря, я это уже забыл). Но именно это и показательно. Это история, в которой можно изменить все что угодно, и она останется такой же, якобы все объясняющей историей. Можно заменить всех богов на каких-то других. Можно изменить сюжет: похищение, например, на побег или на болезнь. Непонятно, почему именно так, а не эдак. Мягкая, пластилиновая версия не имеет никаких преимуществ перед тысячей похожих на нее. У нас нет оснований выбрать именно её. Можно сказать, что достоверность таких историй размазана по всему возможному спектру. Мы не можем выбрать весь спектр сразу, мы должны ткнуть пальцем в один вариант, но их тысяча – и все равнозначны. А значит, сила каждой отдельной версии (на одной из которых мы остановимся) делится на эту тысячу, или миллион. Наверное, это можно показать средствами математики. Но основная мысль понятна и без нее. Теория, если она берется что-то объяснять, либо жесткая, либо плохая.

Заметьте, мы еще даже не подошли к слову эксперимент, а уже основательно расчистили ринг от мусора. Что ж, давайте подойдем к тому, что считается основным.

В-четвертых, теория должна делать успешные предсказания о мире.

То есть эти предсказания должны как-то выполняться. Как минимум, «угадайка» должна обыгрывать генератор случайных чисел и то, что мы зовем интуицией, как максимум – обыгрывать прогнозы других теорий.

Если мир не спешит устроить теории судный день, то можно его поторопить – это называется эксперимент. Но вообще-то эксперимент это любое наблюдение, имеющее отношение к предсказанию. Например, можно выглянуть в окно, увидеть там солнышко и это будет успешно проведенным экспериментом (а нашей гипотезой, например, были тучи, потому что тучи были вчера).

Можно сказать, что интеллект человека – это в первую очередь способность предсказывать, а потом все остальное.

Подробнее об этом, например, в книге Джеффа Хокинса и Сандры Блейксли «Об интеллекте». Именно предсказание – главное. Если бы мы как-то не представляли себе будущее, мы не смогли в нем жить. При этом большую часть окружающего мира все люди предсказывают одинаково. Например, что я примерно увижу, выйдя из подъезда. Но иногда предсказания различаются. В этом маленьком иногда все различие между умным и идиотом.

Итак, мы дошли до эксперимента. В гуманитарной области это сложно, но можно, если их не жалеть. Заставьте политологов, психологов и биржевых аналитиков предсказывать так, как это делают физики, ставя на кон свою репутацию. Станет видно, что многих «специалистов» можно уволить, но появится, за что уважать оставшихся. Пока они в общей куче, и в целом куча пахнет факультативностью, ведь особо не за что.

Что значит – факультативность? Как правило, эти ребята вообще ничего никогда не гарантируют: возможно, эта акция подорожает до 200 долларов, возможно, этот политик выиграет выборы и т.д. При этом их оскорбила бы формулировка «возможно, мы вам заплатим». Платить за их «возможно» надо не по возможности, а строго обязательно. Теперь сравните это с работой, например, инженеров.

Все настоящие психологи и экономисты меня горячо поддерживают, правда?

Вернемся к отбору теорий. Далее, помимо жестких критериев отбора (не логична – не идея) есть мягкие. Они не дискретны (как различие мальчик — девочка), а континуальны (как степень волосатости), и отражают некую предпочтительность (в следующий этап шоу проходит самая волосатая девочка из имеющихся).

В-пятых, желательно, чтобы теория согласовывалась с корпусом уже принятых теорий.

Все должно быть более-менее согласовано. Двадцатая страница не может противоречить остальной книге. Но если одна страница требует, чтобы ради нее переписали всю книгу, которая в целом оправдывает доверие, то дело скорее в этой странице. Скорее, стоит переписать её. Понятно, что при прочих равных из двух страниц книгу дополнят более согласованной.

В-шестых, чем проще – тем лучше. Из двух теорий, равно прошедших иные фильтры, лучше та, что меньше по своему содержанию.

Одна страница весит больше, чем тысяча. Это та самая бритва Оккама. Дело не в лаконизме самом по себе, а в хрупкости, назовем это так. Чем экономнее теория по своему содержанию, тем она прочнее. «Меньше места» означает «меньше места, где это может сломаться».

В-седьмых, чем глубже – тем лучше. Из двух теорий, равно прошедших иные фильтры, лучше та, что больше по содержанию того, что она описывает.

Чем универсальнее закон, тем лучше. Если же каждый частный случай объяснять своей частной теорией, то, возможно, их лучше вообще оставить без объяснения. Теория, которая распространяется только на один-единственный случай, скорее всего, настолько слаба, что не распространяется даже на него. А то, что нам кажется её «работой», есть лишь результат подгонки. Если кто-то загадает число от одного до ста, а другой будет называть числа наугад, рано или поздно он угадает, но за этим не будет ничего – ни метода, ни ценности, ни разумной ставки, что он угадает снова. Примерно то же самое означает «подгонка». По сути, это успешная угадайка, производящая на свет теории малой мощности специально для данного случая. Но это те сущности, которые точно нет нужды умножать.

Мы описали правила ринга, где бьются идеи, и полосу препятствий на подступах. Видно, что это трудно, и проще уйти, чем выдержать. Напоминает школу спецназа. Или элитный вуз, где конкурс 100 человек на место. При этом правила приема честные, ясные, всем известные. «Да победит сильнейший». И сильнейший побеждает. Земля преобразилась за пару столетий, потому что на Земле создались условия, при которых знание развивается на порядки быстрее, нежели ранее. Все это, по большому счету, последствия того ринга.

И на какие бы темы мы не думали (где взять денег, верить ли другу, кто это сделал), когда мы думаем хорошо, мы делаем это как-то похоже… И уж точно – не наоборот.

Как понять, кто прав

Рационалисты не злые, но теорема Ауманна велит спорить до конца.

Если у двух людей разные мнения, чье-то мнение обычно всегда хуже.

Конечно, можно сказать «у каждого свое мнение». Но это мы и так уже знаем. Но что на самом деле так говорится? Слишком часто это оправдание глупости.

Но перед тем, как сравнивать «мнения», давайте уточним. Давайте не смешивать самоотчеты о внутреннем состоянии и суждения о мире. «Ненавижу негров», — это суждение всего лишь о своем состоянии, скорее всего достоверное (а зачем тут врать?). С ним нельзя спорить, в некоем роде это факт. «Хочу выпить», «ненавижу негров», «чешется ухо» — вот в этом ряду. Про самих негров здесь вообще ничего не говорится. «У негров пониженный интеллект», — вот это уже суждение про устройство мира, его можно проверить (хотя сложнее, чем кажется). В том же ряду суждения «негры генетически расположены к баскетболу», «негры повышенно сексуальны», «негры умеют летать». А кто кого ненавидит или любит, лишь его дело, пока он не начал действовать.

Чтобы говорить не о себе, а о мире, обменивайтесь не чувствами, а суждениями.

Увы, многие не только этого не умеет, но и не видит разницы. «Ненавижу негров» и «негры плохие» кажется им одним и тем же суждением. И тот, кто заступится за негров, зачастую тоже не увидит разницы.
Кажется, Витгенштейн писал, что мир состоит не из вещей, а из фактов. По аналогии, наши модели состоят из тезисов.

Если человек говорит словами, это еще не значит, что он что-то говорит о мире. Возможно, например, он просто делится эмоцией, потому что его переполняет. Недержание слов – еще не дискуссия. Да мало ли чем он делится? Попугай тоже говорит слова. Я не большой знаток попугаев, но предположим, он может выучить слово «трансцендентно». Сочтите ли вы, что перед вами философ-идеалист разворачивает свою теорию?

Люди больше похожи на этого попугая, чем кажется. Дискуссия это лишь частный (очень частный!) случай речевого поведения. Кажется, что человек говорит о мире, что-то утверждает о нем – потому что слова вроде бы о мире. А на самом деле он, например, просто подает сигнал принадлежности к группе, и все, больше ничего. Мозг знает, что принадлежать к группе хорошо, и принадлежность маркируют некие кодовые слова, в нужное время их нужно произносить в нужном месте. Можно подавать эти сигналы, даже не зная смысл слов.

Прежде чем что-либо обсуждать с людьми, удостоверьтесь, что они изъясняются тезисами, а не боевыми кличами, ритуальными плясками и т.п.

Если тезисов нет, попросите как-то довести речь до нужного состояния.

Тезис это то, что делит мир на две неравные части, оставляя за собой большую.

Что значит делит «делить мир», будет подробнее в главе 31 «Что значит опровергнуть?».

Итак, у нас куча людей, и у каждого свое мнение. «Свое мнение, как и задница, есть у каждого», — грубая поговорка, зато правда. Не каждый, правда, настолько любезен, чтобы довести то, что он считает мнением, до того, что мы могли бы счесть утверждениями о мире. Люди негодуют, единятся, гавкают, хрюкают – это все корреляты внутренних состояний, это не про мир. Но предположим, человек оформил как положено, выпарил эмоции и речевые стратегии, осталось то, что хотя бы похоже на тезисы. «Мир устроен так-то и так-то». Речь, доведенная до состояния тезисов, образует теории. С ними уже можно работать. Сравнение конкурирующих теорий – уже метод.

Кстати, на всякий случай. Без прямого сравнения мы обычно переоцениваем разную ерунду, и недооцениваем нечто стоящее. Не давайте ерунде шанс. Сравнивайте. Чтобы это ни было, это всегда есть с чем сравнить.

Какой здесь может быть алгоритм? Допустим, надо про что-то понять. У людей про это несколько версий, а у тебя пока никакой. Или версия есть, но не нравится. Или нравится, но мало ли. Никто же не самый умный, мы тоже. А теория не квартира, переехать из одной в другую – легко, можно обойтись без грузчиков и регистрационной палаты.

  1. Сведи все термины в этой теме к общему словарю. Часть проблем решится уже на этом этапе. Под словами, например, «любовь», «вера», «зло» люди склонны понимать сильно разные явления.
  2. Убери свои личные особенности, сейчас не про них. Суди с позиций инопланетного осьминога. Если ты болеешь за какую-либо команду – срочно выздоравливай. Пожелай того же оппонентам, если таковые уже имеются. Если кто-то не хочет выздоравливать (и сильно-сильно за «наших», кто бы они ни были) учитывай, что он болен.
  3. Собери информацию по вопросу. Сперва чем больше – тем лучше, но сильно много – уже плохо. Когда стоит остановиться, сложный вопрос, но можно решить его как попало, ничего страшного. Важнее не что собрал, а что с этим сделал.
  4. Если теория начала зарождаться, ищи не подтверждения, а опровержения. Больно, но надо. Ищи, где модель расходится с миром.
  5. Также ищи противоречия, где модель расходится сама с собой.
  6. По возможности, упрощай.
  7. Можно дешево и быстро ставить эксперименты? Ставь.
  8. Если есть что посчитать, обязательно посчитай. Совсем нечего? Попробуй все-таки довести теорию до такого вида, где будут цифры. Слова красивее, но цифры правдивее.
  9. А вот для какой практики эта теория?
  10. Давайте, только честно, уточним основное пожелание к идее – чтобы с нее было радостно, или чтобы было адекватно?
  11. Прогони свое воззрение на основные когнитивные искажения.
  12. Бонусом такой тренинг. Допустим, у тебя есть точка зрения. Если вопрос не совсем уж плевый, у любой точки зрения будет оппонент. Попробуй в него поиграть. Сейчас ты – это он. А теперь возьми и расскажи себе от него, где ты неправ. И смотри не перепутай. Идеально, чтобы оппонент сидел рядом и мог оценить твое выступление. Можешь повторять, пока ему не понравится. Зачем? Есть такое правило: из двух сторон чаще права та, что лучше представляет себе другую.

Это действующий алгоритм. Им можно выбрать лучшую теорию из возможных, или даже создать. Давайте на примере. Мной сейчас написана книжка «Деньги без дураков». Название попсовое, это верно. Но полагаю, по состоянию на 2019 год это одно из лучших пособий начинающим частным инвесторам на финрынке, когда-либо написанное по-русски. За всю историю русского языка (но это недолгая история, русский язык, после сильно долгого перерыва, озаботился этой темой лишь с конца 20 века). Очень смелое заявление, но здесь, как и в философии, легко работать – много хлама, выгодно оттеняющего почти любую здравую модель.

Я далеко не самый умный по теме, но здесь та самая ситуация: знающий обычно не говорит, профессионалы не пишут книжек, а жулики и прохожие как раз охотно пишут. Такое чувство, что лучшую книжку здесь напишет любой успешный практик, решивший объясниться без дураков и хоть как-то склонный к писанию книжек. То есть единственная сложность, возможно, в совмещении в одной голове любви к циферкам и буковкам.

Так вот, я не хочу сказать, что книжка написана вот прямо по этому алгоритму. Был какой-то примерно десятилетний опыт, и он, честно говоря, получен как попало. Но если бы шло по этому алгоритму – все шло бы быстрее и пришло бы ровно туда же. И это было бы критическое мышление в действии. Глубоких познаний в области экономики и математики на входе при этом не требовалось, какие-то знания, необходимые и достаточные, просто наросли бы по ходу движения, при наличии даже нормального среднего образования. Просто читаешь, что пишут другие люди (а они все пишут не очень сложно), видишь, где показания экспертов расходятся, задаешь вопросы, сравниваешь, выбираешь и корректируешь свою дальнейшую траекторию – что тебе дальше читать и спрашивать. Конечно, ты обязательно ставишь эксперименты – открываешь брокерский счет, рискуешь деньгами, без этого никак. И по ходу движения на тебя обязательно налипает знание. И у тебя нет сомнения, что это действительно знания, потому что это работает: денег становится больше, и ты с этого живешь.

Это к вопросу «что может ваше критическое мышление». Ну вот, оно может освоить новую область, начать с этого зарабатывать, без мучений, с удовольствием, получаемым в процессе. Как говорил герой фильма Квентина Тарантино «Джанго освобожденный», собственно негр Джанго: «Убивать белых и еще получать за эти деньги? Конечно, согласен!».

Что еще оно может? В каком-то смысле «Деньги без дураков» — это эксперимент. Можно ли написать нормальную книжку в некой конкретной, донельзя практической области – на чистой ментальной технике, активируя предметное знание (например, теорвер или макроэкономику) строго по запросу? Ну вот, оказывается, можно.

То есть «это ваше критическое мышление» может не только критиковать. Не цепляйтесь к слову «критика», по сути это метод обработки информации. Валяться в ней по особым правилам, чтобы на тебя налипало знание и не налипала всякая ерунда. Для информационного общества – самое то. Помимо финансовой грамотности, так можно приобретать и другую.

«Что и требовалось доказать»

Когда вы задаете вопрос, важно, чтобы ответ не был известен заранее.

И если вы пытаетесь в чем-то разобраться, и у вас есть идея, будьте к ней безжалостны. Обычно люди ищут подтверждающих свидетельств, а не опровергающих. Поэтому обычно ошибаются. Действуйте наоборот.

Склонность искать только подтверждающие свидетельства называется сonfirmation bias, и считается вредной привычкой.

Как именно это происходит? Допустим, у человека болезнь. Некто, вызывающий доверие, посоветовал ему странный и дорогой способ лечения. Поскольку доверие уже есть, а болезнь замучила, очень-очень хочется в это верить… Допустим, друзья переживают за больного и советуют «ты хоть в интернете почитай, что люди-то говорят?». И наш герой честно отправляется в интернет, но в интернете, как известно, есть все. Странный и дорогой способ пробовали тысячи раз, и кому-то помогло (если пробовать тысячи раз, поможет что угодно – хоть кукарекать по ночам), кому-то нет. Но поскольку уже есть доверие, и уже составлен план, наш больной сейчас не исследует вопрос, а хочет по быстрому завизировать решение.

Честен он лишь первые секунды, когда открывает браузер. Дальше он идет на сайт поклонников чудо-способа, дальше кликает на ссылки, которые видит там. Все отзывы восторженные. Дальше он смотрит еще несколько форумов. Как только чтение начинает доставлять неудобство (народ клянет шарлатанов и говорит, что стало хуже), оно сворачивается. Как только чтение начинает радовать, в него углубляются. Мозг довольно быстро начинает понимать, где ему сейчас будет радостно, а где нет, и кликает уже только туда, где получит положительные эмоции. В итоге за вечер можно отчитаться: все проверено, 17 из 20, способ работает. Но если бы исследовали как надо, то быстро бы поняли – нет, ничего не работает.

А как надо? Во-первых, сайты бенефициаров (тех, кто получает деньги от продажи способа) вообще не имеют права голоса. Вообще неважно, что там пишут. Как бы ни был плох способ, его продавцы найдут, как написать хорошо. Не имеют значения ресурсы, связанные с бенефициарами. Не имеет значения, что пишут сумасшедшие неофиты. Здесь важнее не то, что «неофиты», а прилагательное «сумасшедшие». В переносном смысле, конечно. Но видно, когда люди изучали вопрос, в том числе на своей шкуре, а когда просто уверовали.

Строго говоря, право голоса имеют только независимые компетентные источники. Те, кто принял бы любой результат, во-первых. И те, кто понимает различие между «работает» и «не работает». Если один случай у нас оправдывает теорию, то можете лечить любую болезнь кукареканьем по ночам. Один раз после этого проходит что угодно, даже рак.

И вот если среди таких источников ваш способ не вызывает симпатии, то это почти приговор, не подлежащий обжалованию. Туда не надо. Сэкономьте кучу денег и год времени. Но наш герой, даже потеряв все это, может ничего не понять. Он сможет найти достаточно положительных свидетельств, если ему сильно хочется. Даже если сам является свидетельством отрицательным.

В каком-то смысле положительные свидетельства вообще почти не заслуживают внимания.

Как бы ни была плоха теория, кто-то и что-то всегда будет за нее.

Ищите именно отрицательные свидетельства и смотрите, насколько они весомы. Сильный довод за теорию, например, когда против нее выступают лишь очевидные фрики с очень слабой аргументацией.

Зачастую лучшее положительное свидетельство – это слабость отрицательных или их отсутствие.

Второй пример, чуть сложнее. Например, мы ищем способ, как заработать денег на бирже. Сначала новичок тыкается во все стороны, ищет каких-то советов, компетентных товарищей. Рано или поздно понимает, что в трейдинге, например, зарабатывают преимущественно МТС – механические торговые системы. То есть какие-то формализованные алгоритмы, а не «селезенкой чую, нефть поднимется». Не напрягайте селезенку, ищите алго. Понимание этого – первый шаг. Условие необходимое, но недостаточное. Чтобы разобраться, работает ваше алго или нет, вам нужно, как минимум, иметь код торговой программы, биржевые котировки за прошлые годы и поставить эксперимент: заработало бы ваше алго в те годы? В специальных программах такие эксперименты ставятся очень быстро.

И здесь начинается самое сложное. Очень легко, имея прошлые данные, заработать на истории хоть 1000% годовых (если не верите, попробуйте – на истории это получается у любого). Дело, конечно, в переподгонке. Есть миллионы способов оформить ваше алго. И какие-то способы на тех или иных данных будут зарабатывать чисто случайно. Идиотский алгоритм вроде «покупай доллар за рубли в 13.13 по Москве и продавай ровно через 666 минут» озолотил бы вас, например, в 2014 году, что не делает его менее идиотским.

Вопрос, как вычленить нормальные способы. И вот здесь либо ты побеждаешь сonfirmation bias, либо теряешь деньги. Надо изо всех сил работать против своей идеи на стадии тестирования. Крутить так, проверять эдак. Изменять параметры тестирования. Изменять временные отрезки. Выдвигать все разумные (а можно и неразумные) аргументы, почему это бред и не будет работать. Нужно вести себя так, как будто тебе платят прямо сейчас за опровержение гипотезы. И тебе действительно заплатят – когда из десяти твоих идей в реальные торги пойдет лишь одна. Остальные должны умереть на стадии тестов. Трейдинг труден именно потому, что противоречит природе человека. Для нормальной психики это адское занятие: думать против себя.
Но естественный отбор все равно совершится, вопрос, где именно и когда. Либо гипотезы умрут внутри твоей головы на стадии исследования, либо они умрут в реальных торгах вместе с твоими деньгами. Убивать гипотезы важнее, чем их создавать. Последние лет пять я жил в основном с того, что лучше среднего занимался именно этим…

Третий пример. У всех нас есть политические взгляды. Даже если их нет, стоит завести разговор, как выяснится, что они все равно есть.

В большинстве дискуссий люди начинают с того, что сначала имеют вывод, а потом ищут подтверждений.

Ищут подтверждений означает: натягивают на него мир. Мир трещит по швам, но их это не смущает. Приступая к дискуссии, почти никто не допускает, что вот сейчас мы разберемся. Нет, дискуссия – это как бы маленькая война. Искать в ней отрицательные свидетельства против себя значит переходить на сторону врага. Заняв какую-то позицию, далее ищут только положительные свидетельства, но это конец процесса познания. Начинается какой-то другой процесс, действительно больше похожий на холодную войну, чем на поиск лучшего знания из возможного. Начало дискуссии это как бы сигнал «все, сейчас я не думаю». С чем пришел, то и есть.

Можно счесть, что тогда нормальное мышление должно совершаться в паузах. В публичном пространстве – ладно, мы защищаем точку зрения (вместо того, чтобы улучшать). Но наедине с собой – можно по-честному? Увы, обычно уже нельзя. Мы привыкли. Режим «дискуссия» как бы продолжает работать, когда люди остаются одни. Вместо того, чтобы узнать, мы уже знаем, и готовы узнать новое лишь о том, почему мы правы.

Можно сказать, люди привязываются к идеям. Считают, что это как бы «часть меня». А зря.

Идеи на то и существуют, чтобы умирать вместо нас. Именно это и есть эволюция в фазе рациональной культуры.

Когда-то эволюционные существа имели лишь один способ проверить свое знание: неизменно прожить его в своем теле, и, если так сложилось, умереть из-за него. У мышей и кроликов не было выбора. У нас есть. Но если мы чересчур привязываемся к своему знанию, мы выбираем стиль кролика. Казалось бы, почему? Чтобы «не предавать себя»? Но то, что предается – это не мы.

Все рациональные существа – предатели своих идей.

Мы начали предавать, некогда отринув веру в Деда Мороза, и дальше понеслось… Большинство взрослых людей в России, например, успело побывать как минимум в пионерах. И почти все мы предали клятву юного пионера. Там было что-то о деле Ленина и Коммунистической партии. Где сейчас мы – и где дело Ленина? И ничего страшного. Так давайте продолжим. В нашей жизни, кем бы мы ни были, все еще хватает «дел Ленина» и «Дедов Морозов».

Как бы рацизм

Разбирая наши «мышления», центром там, вероятно, будет логическое мышление, понятое не классическим образом. То есть не столько упражнение в формализме, сколько основания логики реальной науки. Сформулируем основной вопрос так понятой философии.

Как обрабатывать поток входящих эмпирических данных (а также как организовывать этот поток и что вообще считать данными), чтобы получать сильные, работающие модели?

Собственно, этим и занимается наука. В первом приближении это работает по Попперу, как мы и описали чуть ранее. Не отрицая Поппера, во втором приближении это работает по Байесу с учетом вероятностного характера всего, чего угодно. Грубо можно сказать, что это «современный Поппер + современный теорвер».

Хоть я жил с трейдинга, построенного на формальных моделях, несколько лет, всё же недостаточно математик, чтобы вести такой курс. Как ни странно это звучит, я работал полуинтуитивным математиком. «Сколько будет ноль-два плюс ноль-три? – Нутром чую, что поллитра, а доказать не могу». Вот и я, как Петька из анекдота, нутром чую, что работал как образцовый байесианец (иначе в этой сфере худо с деньгами), а доказать не могу – да и не особо стремлюсь.

По особенностям темперамента (я ленивый) и образования (я ленивый, как сказано, потому и гуманитарий, «чтобы лишний раз не вставать») мне ближе то, что зовется «критическое мышление». Можно назвать его также рациональным, но взятым с негативной стороны. Если вы чувствуете, что глобально за светлую сторону, но дело ваше темное, даже злое – вам сюда.

Давайте, чтобы не путали мою версию критического мышления с особо просветленным сатанизмом, немного объяснюсь. Проще всего взять состоявшееся сообщество, например, то, что вокруг Элиезера Юдковского (сайт LessWrong), их идеал, и дальше «найдите 10 отличий» или хотя бы одно. При том, что это ближайшие братья по разуму. Давайте найду три.

1. Они конструктивные ребята, по настрою. А давайте придумаем, как… Придумаем – это хорошо. Но это уже «творческое мышление», и это предмет, который изучают за стенкой в соседней аудитории. Против него ничего не имеем, кое-что даже умеем. В молодости, не особо приходя в сознание, я написал несколько книг прозы, их даже где-то издали. Но мы сейчас в другой комнате. Здесь не таинство рождения. Здесь режут насмерть.

Одно из главных призваний рационалиста, здесь и сейчас — создавать мемы-убийцы.

Ладно, давайте мягче – санитары леса. И это повседневная практика того же LessWrong, у них отлично выходит. Все рационалисты делают это, только по-разному называют.

Критика – это что? Это «брось бяку». Еще 50 лет назад мы жили в условиях информационного дефицита (особенно в той стране, где я родился). Сейчас у нас гиперинформационное общество. Нет проблем достать какую-то книжку. Есть проблема, что предпочесть из сотен источников информации. С функцией сбора справится интернет-поисковик. Но в культуре пока не очень с фильтром информации, которой вдруг стало много, очень много. Никогда столько не было.

В этом большая радость и новая проблема. Вроде как с калориями. Никогда еда не была так доступна бедным слоям населения, как сейчас. Здорово – все наелись. И никогда еще ожирение не было глобальной проблемой. С информацией что-то похожее.

Умный не тот, кто десять часов в сутки что-то читает в интернете. Умный тот, кто не тратит время на бяку.

А кто её знает, бяку, что это такое?

Правильно, это должен знать рационалист. В частном случае это маркировщик бяки. Сидит человек в кресле, ему приносят новую, красивую теорию про то, как… Про главное, короче. Две недели не спали, обсуждали. «Унесите, — говорит человек из кресла. – Это не теория, а ерунда». Что ерунда, почему? Вот он и объяснит, почему.

Но это какая-то частная практика.

В идеале надо придумывать такие идеи, которые бы сокращали поголовье идей в популяции, сильно много их расплодилось.

Выпустил идею на волю – и она пошла косить другие идеи. Представьте лес, по которому расползлась какая-то кривая, гнилая живность. «Пей целебную мочу», «все люди одинаковые», «раньше жили лучше» и прочее, как в Мытищах под мостом видали Гитлера с хвостом. Рациональность – волчара, которая идет за стадом всего, что развелось в культуре, и таскает оттуда слабых особей. Не надо их жалеть.

Ведь не человек для идеи, а идея для человека.

Слабая особь отравленная. Тот, кто её проглотит и переварит, испортит жизнь себе и окружающим. Не пожалейте, скиньтесь хотя бы на маленького волчонка.

Короче, рациональные мемы нарушают законы арифметики. Сколько будет, если сложить два ребенка и пять конфет? 2 + 5 = 2, а конфет не будет. Так и рациональность. Если в обществе тысяча мемов, как нам обустроить общество, и туда запустить сотню рацио-мемов, и всё пойдет хорошо, то идей будет не 1100. Что и требовалось.

И не надо жалеть, что культура оскудеет. Много нового и прекрасного (а также опасного, плохого, не понять какого) каждый день сейчас рождается просто по ошибке. Иванов не так понял наследие Петрова, и одной метафизикой в мире стало больше, или направлением искусства, кто их, Ивановых-Петровых, знает. Наконец, в лаборатории творческого мышления у нас рожают осознанно и по плану.

2. Я верю стохастичности больше, чем полагается типовому рационалисту, а проектности меньше.

Там, где прогрессивный проект застрянет, эволюция все равно пролезет.

Мы хотим вместе с ней.

Под типовым рационалистом по-прежнему понимаем усредненный портрет обитателя LessWrong – он нам нравится, и это отличная реперная точка, она же печка, от которой танцуют.

Что значит стохастичность? Как у многих ученых слов, здесь могут быть разные значения, мы сейчас про то, которое, например, у Грегори Бейтсона. Там стохастичность – это случайность, но не совсем. И это «не совсем» принципиально важно.

Это то, чему так удивляются верующие в Бога, когда не могут понять, как «весь живой мир возник из ничего». Живой мир возник не из ничего – он возник из стохастических процессов. Обычно наши оппоненты в этом споре говорят, что и миллиард обезьян, если их посадить за клавиатуры, за миллиард лет не напечатают «Войну и мир». Сами по себе – нет.

Но эволюция больше походит на обучение с учителем, чем на бросание игрального кубика до скончания века.

Игральный кубик будет в случае обезьян самих по себе. Но если миллиард обезьян будут печатать не текст книги, а текст кода, который пишет книги, и их будут поощрять за успехи, и убивать за движение не туда, за миллиард лет всё у них получится, и даже раньше. Выживут только обезьяны-программисты. На эту тему написано много книг, начиная с Ричарда Докинза, не будем повторяться и растекаться. То, что вопрос еще не закрыт, объясним разве что тем, что кому-то по религиозным соображениям тяжко читать определенные книги.

Вернемся к стохастичности. В нашем смысле это случайность с отбором. Маленький ребенок может в речи и поведении тыкаться случайным образом, но мир (и любящие родители) довольно быстро направляют процесс куда надо. Одна случайность – вредная и за нее влетает (горячее жжется, а мама сердится), а другая случайность – какая надо случайность, и быстро перестает быть таковой, переходя в ряд устойчивых паттернов поведения.

Так вот, все мы как эволюционные существа – такие дети. Можем тыкаться куда угодно, пожалуйста. Гены мутируют без всякого плана, да и мемы возникают, будем честными, от балды. Но в случае чего нас поправят, иногда выдав сладкое, иногда жестко – в случае крайне неудачной случайности мы умрем. Отбор идет по принципу роста знания, здесь не надо ничего доказывать, знание адаптирует по определению, а что нас адаптирует – то и знание. Умирать не хочется, а хочется сладкого – делать нечего, мы умнеем, знание растет, всё вместе это «эволюция». Мы сейчас, пожалуй, упрощаем. Но в допустимых пределах.

Миллиарды лет всё было в руках такой слепой эволюции, и по итогу всё было хорошо. Ну, по итогу возникли мы с вами, и если мы еще не самоубились с горя, то находим этот результат удовлетворительным. Кому сказать спасибо, понятно. Точнее, чему.

Между тем типового рационалиста слепота эволюции скорее пугает. Представьте, что вы едете в машине по незнакомой дороге, а за рулем слепой шофер. Как тут не испугаться? Очень просто не испугаться: если вы знаете, что шофер ведет четыре миллиарда лет и все еще живы, вероятно, слепота ему не помеха. Возможно, он видит третьим глазом так, как вы не увидите своими двумя. А возможно, ведет не он, а бортовой компьютер или чей-то промысел. В любом случае – расслабьтесь. Это нормально – «лететь по приборам». Если статистические массивы говорят одно (четыре миллиарда лет!), а глаза видят другое (батюшки, он слепой как крот!), не верьте глазам своим, закройте их и расслабьтесь. Но типовой рационалист весьма напряжен. Он рисует слепую эволюцию в образе злобного Ктулху (сам видел лекцию на LessWrong с отлично нарисованным Ктулху в этой роли) и полагает, что это одна из сил, глобально играющих против нас: добрых, разумных и человечных. И надо её как-то обуздывать.

В частностях — надо обуздывать. Нам досталось от эволюции много рудиментов в мышлении, без которых лучше. Про это можно поговорить. Но вначале отметим, что…

Глобально Ктулху за нас, если вы понимаете, о чем я.

Недооценивая благосклонность к нам мироздания, такой рационалист часто переоценивает реализуемость наших проектов. В теории все проекты обычно удаются. Однако, как известно, на практике между теорией и практикой больше разницы, чем в теории. Про это тоже написано много книжек, не будем пересказывать. Начать можно со слова «антихрупкость» и Нассима Талеба.

Правильный рационализм – змея, которая жалит и себя, чтобы оставаться в хорошей форме. Рациональность – это сомнение, в том числе в мощи самой рациональности как подхода. Тогда подход, врезавший для профилактики сам себе, будет максимально эффективен. Если забыть про это правило, будет гиперрационализм, гиперлогоцентризм. Кажется, что разумного стало больше, а на самом деле мы уже парим над землей в полумистическом состоянии, см. например, построения Гегеля или Фихте. Все уже в курсе, я терпеть не могу немецких классиков… Но надо же пояснять – за что. Переоценка разумности неразумна. Если вам показалось, что мир постигнут в Абсолютной Идее, попробуйте заняться чем-нибудь практическим. Желательно, тем, где возможно потерпеть неудачу. Может быть, вас отпустит.

В этом пункте одно из оснований (есть и другие) недоверия к любому социализму, в любой концентрации, от СССР до Демпартии в США. При этом, насколько знаю, американская аудитория LessWrong в массе голосует за демократов. Возможно, она это делает, лишь бы не голосовать за республиканцев, и обычно это нелегкий выбор – старые глупости консерваторов против чуть менее старых глупостей социалистов. Хотя на их сайте есть статья Скотта Александера про то, что кроме племен «красных» и «синих» (цвета, соответственно, республиканцев и демократов) есть еще «серые», почти без глупостей. Ну да ладно. Как говорится, нам бы их проблемы…

Со вторым нашим пунктом связан третий.

3. Спасать мир не обязательно. Сам спасется, чай не дурак. Лучше, что вы можете сделать для него – разберитесь с собой.

Эволюция так устроена, что, оптимизируя себя, очень сложно успешно оптимизировать против мира. Будет это проще, мир бы уже не выжил.

Очевидно, так было в живой природе – менее очевидно, но в цивилизации та же штука. Как и почему так устроено, стоит написать отдельную книгу. Но многие уже написаны, ключевое слово «либертарианство».

Кроме того, решая лишь за себя, проще получить обратную связь. Эксперимент на себе проще начать и закончить, чем на всем человечестве или даже малой группе. Масштаб задачи, полнота контроля, вопросы этики – всё за то, чтобы лишний раз не трогать большие массы людей.

Выходит какая-то темная сторона рациональности: негативность, хаос, эгоизм. Но скажем то же самое по-другому: скромность (быть всего лишь катализатором в естественном отборе идей), скромность (не переоценивать себя, доверять миру) и еще раз скромность (решать только за себя).

И я сейчас преувеличиваю различие. Два рационалиста всегда договорятся против третьей стороны, а если нет – с ними что-то не так. По меньшей мере, с одним из них.

Но если кому-то наш рационализм покажется особенным, можно обзываться. Я даже сам придумал обзывалку – рацизм. Понятно, с каким плохим словом это рифмуется. Также понятно, что нацизм для нас всегда напротив. Как стрелка компаса, точно показывающая, куда нам точно не надо. Мы можем договориться с консерватором, например, против коммунизма. С коммунистом против религии. С верующим против постмодернизма. С постмодернистом против традиции. По ситуации, смотря что будет выглядеть большим злом.

Но с нацистом мы не найдем, против кого дружить. Это абсолютно напротив, в любой ситуации. Поэтому уж с этим нас точно не перепутать. С предателями, жидомасонами, рептилоидами – возможно. Все они нам чем-то близки.

Поэтому на слово рацист я бы не обиделся. Короткое, сильное. Подчеркивается радикальность позиции.

Загрузка…

Иван Палий

Главный редактор, интернет-маркетолог, продакт-менеджер. Развиваю онлайн-продукты, пишу про социальные технологии и образование. Детальнее обо мне читайте здесь.

Рациональность – что это такое и что значит поступать (мыслить) рационально

Главная / ЧАстые ВОпросы

26 января 2021

  1. Рационально — это как?
  2. Рациональное мышление

Здравствуйте, уважаемые читатели блога KtoNaNovenkogo.ru. Мы часто говорим, что кто-то поступил рационально, что задача решена рациональным способом и т.д.

Сегодня разберем в деталях, что же обозначает данная характеристика.

Рационально — это как?

Смысл слова становится понятным сразу, если знать, что оно произошло от латинского «рацио» (ratio), что в переводе обозначает «разум».

Следовательно, рациональный – значит, разумный. Говоря: «Рациональное решение», мы подразумеваем что оно является разумным, оптимальным.

Другие синонимы:

  1. целесообразность;
  2. адекватность;
  3. обоснованность;
  4. правильность.

Антоним – иррациональность.

Ученые-философы трактуют понятие рациональности с точки зрения объективности и субъективности логики и знаний. В этой статье я попробую не влезать в дебри философских умозаключений, а рассказать простыми словами.

Рассмотрим совсем простой пример. Допустим, вам нужно перенести кучу кирпичей из точки А в точку Б. Логично было бы взять по кирпичу в каждую руку и бодрым шагом проделать этот путь столько раз, пока вся куча не будет перенесена.

Логично, но не рационально. А вот взять садовую тачку, сложить туда весь объем стройматериала и за один рейс перевезти кирпичики на новое место – «самое оно».

Таким образом, можно сделать важный вывод: логичное решение не всегда рационально, но рациональное – всегда логично.

Теперь проанализируем применение данной характеристики по отношению к человеческому мышлению.

Рациональное мышление

Рациональное мышление – это умение мыслить, следуя принципам логики, оптимальности и здравомыслия. Присуще многим представителям человечества, при этом не обязательно имеющим склонность и способность к точным наукам.

Как определить, что у человека рациональный склад мышления? Это можно сделать, проанализировав его поведение в обыденной жизни и умение решать поставленные задачи (в том числе – бытовые). Такой индивидуум:

  1. трезво оценивает окружающую действительность, смотрит на жизнь без розовых или черных очков;
  2. не выдает свое субъективное мнение за единственно верное;
  3. ставит перед собой реальные цели для достижения;
  4. адекватно оценивает критику, в том числе – в свой адрес;
  5. способен делать выводы из имеющейся информации.

На картинке – схематичное изображение иррационального (слева) и рационального мышления:

Рационально мыслящий человек все свои действия просчитывает заранее, а затем следует разработанному алгоритму. Иррациональный тип подвержен чрезмерному воздействию эмоций, совершает поступки под воздействием импульса, сиюминутного настроения.

Очевидно, что такая четкая поляризация мышления на рациональное и иррациональное встречается довольно редко. Как правило, мыслительный процесс обычного человека основан на коктейле из логики и эмоций в той или иной пропорции. Чем больше рациональной составляющей, тем более адекватное мышление присуще конкретному индивидууму.

Алгоритм мыслительного процесса, основанного на принципе рационализма:

  1. понятие – восприятие объекта, который будет подвергнут анализу;
  2. суждение – определение связи анализируемого объекта с другими событиями, явлениями, объектами;
  3. умозаключение – формулировка сделанных выводов.

Рациональные выводы можно сделать только при полном абстрагировании от эмоций.

Об этом стоит помнить не только при решении математической задачки (хотя там эмоций в принципе нет, кроме «опять не получается!»). Особенно важно подобное абстрагирование при разрешении какой-либо жизненной проблемы. В подобной ситуации откинуть субъективное очень сложно, но без этого верного ответа не найти.

К примеру, вам нужно принять решение о целесообразности смены места работы. Откиньте эмоции, проанализируйте сложившуюся ситуацию. Выпишите на листок в два столбца все «за» и «против», не забудьте про мелочи вроде времени, затрачиваемого на дорогу, и т.д.

По итогу определите, какой столбец получился длиннее. Скорее всего, верный выбор после такого анализа вы сделаете быстро. Вот также и наш мозг использует принцип рационального мышления при решении поставленной задачи: откинув эмоции, детально проанализировав ситуацию.

Кому-то, чтобы мыслить рационально, необходимо прикладывать немалые усилия, а кому-то это дано от природы. Психологи установили, что данное умение можно развить, применяя специальные техники.

Например, используя метод, описанный в предыдущем абзаце: ставите цель, формулируете доводы «за» и «против», выполняете оценку.

Еще несколько методик:

  1. записывайте свои мысли, спустя некоторое время анализируйте их, акцентируя внимание на ошибочных;
  2. научитесь для одной задачи искать сразу несколько решений, выбирая затем оптимальное;
  3. занимайтесь обдумыванием проблем при ходьбе. Этот процесс насыщает мозг кислородом, заставляя активизироваться умственную деятельность;
  4. пытайтесь «докопаться» до сути интересующих вас явлений, процессов, объектов, используя все доступные источники информации;
  5. решайте головоломки и кроссворды.

Это не полный перечень практик, помогающих научить мозг мыслить рационально. Найти те, которые более всего подходят для вас, можно в интернете по запросу «психологические практики для развития рационального мышления».

Пробуйте, и у вас все обязательно получится.

Автор статьи: Елена Копейкина

Удачи вам! До скорых встреч на страницах блога KtoNaNovenkogo.ru

Использую для заработка

Рациональный и иррациональный виды мышления — Блог Викиум

Рациональный и иррациональный виды мышления — это две противоположности. Первый вид восприятия позволяет рационально решать различные задачи, а второй — находить нестандартные пути в самых разных ситуациях.

Рациональное мышление

Рациональный тип мышления позволяет четко видеть факты, находить правильные и эффективные пути решения различных задач. Человек, обладающий таким мышлением, видит вещи в их истинном свете и может их адекватно анализировать.

Обычно рациональный тип мышления связывают с людьми, которые работают в различных областях и пользуются этими способностями для достижения определенных целей. Но на самом деле рациональный тип мышления бывает полезен и в повседневной жизни. Он помогает обычным людям решать насущные проблемы и находить правильные выходы из разных ситуаций.

Личности с рациональным мышлением обладают рядом признаков:

  • Рационально оценивают данность;
  • Понимают, какие цели им по плечу;
  • Воспринимают критические замечания и учитывают их;
  • Обладают такими качествами как прагматизм и расчетливость.

Этот тип мышления позволяет быстро, ввиду того, что каждый шаг их просчитан принимать правильные решения, видеть все достоинства и недостатки той или иной ситуации. Люди, обладающие рациональным мышлением, часто достаточно успешны.

Что такое иррациональное мышление

Те, кто обладает рациональным типом мышления, как правило, не обладает никакими особенными способностями к воспроизведению образов, к фантазиям, имеют определенные ограничения в этих аспектах.

В то же время, те, кто обладает мышлением иррациональным, могут при принятии решений руководствоваться чувствами, впечатлениями, просто душевным состоянием.

Лучше всего иррациональное мышление демонстрируют дети. Именно они не ограничены никакими рамками, говорят то, что думают, не размышляя о последствиях. Обладают способностью фантазировать и представлять даже самые немыслимые ситуации. В детском сознании отсутствуют такие понятия как рассудительность и задумчивость относительно собственных поступков. Именно поэтому они могут принимать иррациональные решения.

Множество знаменитых людей имели именно иррациональный тип мышления. Это были художники, писатели, драматурги и другие. Многие из них в последствие стали знаменитыми, и все благодаря тому, что использовали именно иррациональный тип мышления.

По сути, рациональный и иррациональный виды мышления являются двумя сторонами одной медали. Если разобраться, то человеку необходимы навыки в обеих областях, тогда как часто люди выбирают только один тип, который кажется наиболее верным.

Если трезво оценивать все эти факторы, то нужно признать, что рациональное и иррациональное мышление идут рука об руку, никак не мешая друг другу, но, наоборот, дополняя.

Как правило, успешные люди в одинаковой мере обладают обоими типами мышления, успешно их используют и с помощью их решают огромное количество сложных  задач.

Формирование того или иного типа мышления происходит на протяжении всей жизни, обладать им может как взрослый, так и ребенок. В то же время, мотивировать на приобретение определенных навыков может родитель ребенка или наоборот.

Человек разумный выбирает комбинацию обоих типов мышления, при этом форма их может очень сильно различаться, однако на сегодняшний день существуют специальные тесты, которые способны показать принадлежность личности к тому или иному типу мышления.

Подытоживая, можно сказать, что каждый, кто хочет стать по-настоящему успешным, должен стремится к тому, чтобы развивать и иррациональное, и рациональное мышление. Научиться думать рационально, грамотно выстраивать аргументацию и, наконец, овладеть всеми преимуществами логики можно с помощью курса «Мышление Шерлока». Занимательные головоломки, простое и понятное объяснение основных логических законов — все это поможет стать не просто более рациональным, но и обрести такие качества, которым бы позавидовал сам Шерлок Холмс!

Миф о рациональном мышлении

Являются ли люди уникальными иррациональными существами? А если да, то каковы последствия того, что наше общество основывается на противоположном предположении?

Это вопросы Justin E.H. Смит, философ из Парижского университета, продолжает свою новую книгу «Иррациональность: история темной стороны разума». Он выискивает дыры в истории, которую люди в западном мире рассказывали себе на протяжении веков: что когда-то мы были ограничены мифами и суевериями, но затем древние греки открыли разум, а позднее Просвещение закрепило рациональность как высшую ценность человеческой жизни. .

Смит утверждает, что это лестная, но ложная история. Он говорит, что люди вряд ли рациональны, и на самом деле иррациональность определила большую часть человеческой жизни и истории. И дело не только в академическом. «Желание навязать рациональность, сделать людей или общество более рациональными, — пишет он, — мутирует … в впечатляющие вспышки иррациональности».

Если Смит прав, это ставит нас в шаткое положение. Если мы не можем навести порядок в обществе, что нам делать? Не должны ли мы стремиться максимально стимулировать рациональность? Стоит ли переосмыслить роль разума в жизни человека?

Я задал эти и другие вопросы Смиту в недавнем интервью.Ниже следует слегка отредактированная стенограмма нашего разговора.

Шон Иллинг

Трудно резюмировать тезис такой книги. Как бы вы это охарактеризовали?

Джастин Э. Смит

Тезис состоит в том, что философы ХХ века Т.В. Адорно и Макс Хоркхаймер были в основном правы, когда утверждали, что мир Просвещения имеет врожденную тенденцию к вырождению в миф, а разум к безосновательности. И что эта склонность разума к безрассудству усугубляется чрезмерно амбициозными усилиями по подавлению или устранению безрассудства.Я думаю, что это верно как на уровне индивидуального разума или «психологии», так и на уровне общества в целом.

Шон Иллинг

Некоторые примеры помогут прояснить, что вы имеете в виду, но сначала давайте вернемся назад. У нас есть идея, восходящая к Аристотелю, что люди отличаются от других животных своей способностью к разуму. Это обманчивая картина? Не следует ли нам думать о людях как о уникально рациональных существах?

Джастин Э.Х. Смит

Это традиционный вид. Однако существует контр-традиция, которая утверждает, что люди — это уникально иррациональное животное. С этой точки зрения животные рациональны в той мере, в какой они не увязнут в размышлениях и колебаниях, а всегда сразу переходят к преследованию и выполняют те действия, которые идеально подходят для того типа существ, которыми они являются, в то время как мы, люди, стоим. парализованный сомнениями и беспокойством.

Я с пониманием отношусь к этой точке зрения, хотя ее можно зайти слишком далеко.Очевидно, мы смогли выбрать правильный образ действий достаточно времени, чтобы выжить достаточно долго, чтобы воспроизвести потомство. Мы — успешный вид, но не исключительно, и, насколько я могу судить, не в силу того, что мы исключительно наделены разумом.

Шон Иллинг

Это, безусловно, один из способов думать о рациональности. По этому стандарту можно сказать, что человеческие существа прокляты из-за чрезмерного осознания, что наша одержимость мышлением создает больше проблем, чем решает.

Джастин Э. Смит

Можно так сказать. Но это не значит, что мы думаем только потому, что одержимы мышлением. Предположительно, мы, люди, а также наши гоминиды и предки-гоминиды очень долго думали, прежде чем начали думать о том, как это возможно и как это может пойти не так.

Шон Иллинг

Что ж, давайте поговорим о том, как это может пойти не так. Вы пишете: «Желание навязать рациональность, сделать людей или общество более рациональными, мутирует… в эффектные вспышки иррациональности ». Можете ли вы привести мне пример того, что вы здесь имеете в виду?

Джастин Э. Смит

Самым ярким примером в книге, которую я создал как своего рода основополагающий миф, является культ Пифагора в пятом веке до нашей эры, который настолько увлекся идеальной рациональностью математики, что у него возникли проблемы с открытием существования иррациональных чисел. И поэтому, когда один из них, Гиппас из Метапонта, начинает говорить людям, не входящим в группу, что мир нельзя объяснить одной математикой, легенда гласит, что лидер группы утонул в приступе гнева.

Другой пример — французский драматург и активистка 18 века Олимпи де Гуж. В духе разума она широко утверждала, что все, что во Всеобщей декларации прав человека — документе о гражданских правах, созданном Французской революцией 1789 года, — говорится о мужчинах, должно применяться и к женщинам. И за это якобинцы отрезали ей голову. Таким образом, ответ на ее совершенный разум был крайней, убийственной иррациональностью.

Нечто подобное последовало за бесчисленными революциями с 1789 года, и многие из этих революций, особенно марксистские, были, по крайней мере, номинально направлены на рациональную перестройку общества.Я так понимаю, что некоторые марксисты совершенно нормально видят, как катятся головы, и предполагаю, что в следующий раз будут катиться только правильные головы, и все современные потомки Олимпи де Гуж будут спасены. Или, может быть, они думают, что до этого никогда не дойдет.

Шон Иллинг

Думаю, достаточно очевидно, почему люди иррациональны, но откуда взялась эта мания рациональности? Почему мы так отчаянно пытаемся навести порядок в мире и обществе в первую очередь?

Джастин Э.Х. Смит

Думаю, мы просто немного увлеклись. Так или иначе, в современную эпоху рациональность стала ценностью в первую очередь в науке и технике, где ей явно отводилось место. Правильные выводы и следование правильному методу означало больше научных открытий, а значит, более быстрые и мощные машины.

Но затем прижилась идея, что само общество — это большая машина, а человек — это маленькая подмашина внутри большой машины общества, и что эти два вида машин могут быть усовершенствованы таким же образом, как и мы. удалось усовершенствовать паровую машину, телеграф и т. д.

Но это всегда был ошибочный подход к психологии и политике, основанный на слабой метафоре, взятой из узкой области человеческой жизни — машиностроения, — в которой мы действительно хорошо понимаем, как все работает и как возникают проблемы. фиксированный.

Шон Иллинг

Интересно, к чему все это приводит. Очевидно, что у разума есть пределы, и мы можем сделать только так, чтобы обуздать свои худшие порывы. В то же время мы хотим, чтобы мир был более разумным, мудрым и сострадательным.Но мы также должны основывать наши социальные и политические системы на реалистичной модели человеческой натуры.

Джастин Э. Смит

Я действительно не могу предложить никаких формул. Осторожность, прагматизм, индивидуальное рассмотрение вопросов справедливости — все это мне кажется целесообразным. Я не политический теоретик, не говоря уже о политиках, и я думаю, что мне удается дойти до конца книги, не претендуя на то, чтобы быть кем-то из них.

Несмотря на все, что я сказал, я верю в некоторую степень справедливости перераспределения, включая изъятие около 99.9 процентов состояний Безоса, Цукерберга и других, а также превращение крупных технологических компаний в коммунальные предприятия. Я просто считаю, что это должно быть сделано при наличии хороших законов и широкой общественной поддержки, чтобы сделать это неизбежным и в конечном итоге безболезненным для всех (в конце концов, эти люди все равно останутся мультимиллионерами после большой конфискации).

Большая ошибка стольких схем рационального улучшения условий жизни человека заключалась в распространении веры в то, что должно произойти какое-то великое событие, чтобы новый порядок вещей установился, что рациональность должна подпитываться иррациональностью, чтобы работать .Вот вкратце ленинизм. Но если общество когда-либо будет организовано рационально, добиваться этого будет очень скучно.

Шон Иллинг

Мне любопытно, как вы относитесь к прогрессу в целом. Читая вашу книгу, я подумал об истории, которую рассказывают такие люди, как Стивен Пинкер, которая, по сути, состоит в том, что история человечества — это ухабистое, но, тем не менее, устойчивое движение разума и прогресса. Что не так в этом повествовании?

Джастин Э. Смит

Некоторые данные довольно убедительны об общих улучшениях в жизни человека.Если вы посмотрите на Индию только за последние несколько лет, количество людей, имеющих доступ к водопроводу, резко возросло, а количество заболеваний, соответственно, значительно снизилось. Это часть наследия Нарендры Моди, и вполне вероятно, что новая эра авторитарного капитализма, усовершенствованная Китаем с такими второстепенными, как Моди, Эрдоган, Болсонару и Трамп, пытающимися войти в игру, вероятно, потребует некоторых повышение уровня жизни, по крайней мере, для членов привилегированных групп.

Но я не уверен, что это можно считать общим улучшением.Во-первых, в режимах, которые я процитировал, улучшение осуществляется за счет кого-то другого. Более того, все будет напрасно, если сбудется какой-либо из апокалиптических сценариев ближайшего будущего, к которому все серьезные люди относятся серьезно.

Шон Иллинг

Я принимаю точку зрения Пинкера о том, как улучшилось качество жизни, и все же я смотрю на неспособность нашей цивилизации ограничить собственное разрушение. Я смотрю на тот факт, что мы построили цивилизацию, основанную на разрушении нашей собственной окружающей среды, и мы не можем изменить курс, потому что мы слишком ограничены краткосрочными интересами.Мне это не кажется прогрессом.

Джастин Э. Смит

Пинкер, вероятно, искренне верит, что у него есть ответ на этот вопрос, но, честно говоря, когда я рассматриваю его аргумент о неуклонном улучшении ситуации, я просто хочу сказать: что ж, давайте вернемся назад через 50 лет. Амазонка [река] все еще там? Было ли применено ядерное оружие?

А что касается Просвещения и предполагаемого достижения вечного мира в Западной Европе в 20-м веке, разве не ясно, что эти две великие победы были связаны, прежде всего, с грабежом остального мира и, во-вторых, с тем фактом, что после окончания Второй мировой войны Западная Европа была окружена двумя сверхдержавами, готовыми взорвать мир, если кто-то сделает неверный шаг? Конечно, европейцы вели себя прилично!

Шон Иллинг

Считаете ли вы глобальное возрождение нативизма и правого популизма отказом от принципов Просвещения?

Джастин Э.Х. Смит

Это старая диалектика. Правые популисты формулируют большинство своих мнений и целей в терминах, заимствованных из эпохи Просвещения — искаженные термины, но все те же термины. Наиболее ярким примером этого является обращение к «свободе слова» как к дубинке для вытеснения крайне правой идеологии в центр публичного дискурса.

Шон Иллинг

Можно ли сказать, что рациональный и технократический мир, построенный на принципах Просвещения, всегда будет вызывать такого рода реакционные кризисы? И что именно отвергают эти популистские движения?

Джастин Э.Х. Смит

Я думаю, что это вопрос управления этими тенденциями, чтобы они не доходили до уровня кризиса: управление ими, не подавляя их жестоко, и в то же время не взращивая их. Это хрупкое равновесие, которое мы наблюдаем в последние несколько лет.

Когда я был ребенком, я считал, что хорошо разрешить нацистские парады в Скоки или где-то еще, отчасти потому, что я считал это эффективной формой сдерживания. Теперь я понимаю, что считал само собой разумеющимся, что эти парады никогда не приведут к чему-либо по-настоящему угрожающему, и я думаю, что больше невозможно думать об этом.Парады переместились в онлайн, но с учетом этой незначительной разницы, они намного, намного больше, чем были несколько десятилетий назад.

Шон Иллинг

Я задам вопрос, который может показаться странным: в чем польза иррациональности в жизни человека? Как на самом деле нам служат наши иррациональные инстинкты?

Джастин Э. Смит

Я помещаю много хороших вещей в раздел «иррациональность» — не только мечты, но и пьянство, обкуривание, художественное творчество, прослушивание историй у костра, наслаждение музыкой и танцами, всевозможные оргиастические разгулы, массовые мероприятия, такие как концерты. и спортивные матчи и тд.Я думаю, что большинство людей согласятся с тем, что эти вещи делают жизнь достойной жизни. И я считаю, что невозможно объяснить ценность этих вещей с чисто утилитарной точки зрения.

Шон Иллинг

Я мог бы привести утилитарные аргументы в пользу некоторых из этих вещей, но я знаю, что вы имеете в виду. Может быть, дело в том, что выбор делается не между рациональным или иррациональным обществом, а скорее в том, как лучше всего управлять напряжением между этими двумя силами.

Джастин Э. Смит

Верно.Все дело в управлении им, а не в их подавлении или, наоборот, в том, чтобы дать им развязаться. Аналогия: ученые, изучающие наркозависимость, отметили, что биохимические проблемы некоторых людей с расстройствами пищевого поведения едва ли можно отличить от наркозависимых. Вы можете посоветовать человеку отказаться от употребления героина в холодной индейке, но что вы ему скажете, если он пристрастился к еде? В этом отношении иррациональность больше похожа на еду, чем на запрещенные наркотики. Вы не можете устранить это, но очевидно, что если вы переедаете, у вас есть проблема, и вам нужна помощь.

Шон Иллинг

Если вы правы в том, что мы не можем сдержать собственную глупость, как мы должны думать о роли разума в жизни человека?

Джастин Э. Смит

Я думаю, что одни преувеличивают ценность разума, а другие преуменьшают. Его также очень часто используют неискренне, как дубинку для утверждения своей воли. Это то, что Ницше так хорошо понимал в истории рационалистической философии, и это то, что мы видим, бесчисленное количество раз каждый день ярко иллюстрировано «ребятами ответа» Твиттера, которые всегда готовы вскочить со словами «ну, вообще-то» практически на все что угодно. кто-нибудь говорит, и особенно если это женщина или кто-то, кого они думают, они могут легко отодвинуть на задний план.

Итак, то, что они говорят, может быть правдой и разумным, но совершенно очевидно, что причина, по которой они это говорят, связана с самовосхвалением, продажными амбициями и другими низменными мотивами. С определенной точки зрения, история философии — это история ответных парней, которые просто очень хорошо маскируют истинную природу своего проекта. Я не обязательно так думаю, но эта мысль, тем не менее, приходит ко мне, когда я слышу, как кто-то слишком горячо превозносит важность и силу разума.


Подпишитесь на рассылку новостей Future Perfect. Дважды в неделю вы будете получать сводку идей и решений для решения наших самых больших проблем: улучшения здоровья населения, уменьшения страданий людей и животных, снижения катастрофических рисков и, проще говоря, улучшения навыков работы.

Постоянная рациональность не пойдет вам на пользу — Quartz

Когда Дэниел Канеман и Амос Тверски опубликовали свою статью по теории перспектив в 1979 году, мало кто мог представить себе долгосрочные последствия.

В то время результаты были еще элементарными, и они еще не разработали полную структуру вокруг них, но семена изменений были.

Они обнаружили, что в отличие от модели принятия решений, поддерживаемой современной экономической теорией, в реальной жизни люди не принимают рациональных решений, основанных на результате, а, скорее, они думают в терминах выгод и потерь, используя ментальную эвристику, которая часто приводили их к неоптимальному выбору.

Короче говоря, мы по своей природе иррациональные агенты, и это нам мешает.

Сегодня была создана совершенно новая область исследований, которую мы называем поведенческой экономикой, чтобы лучше понять это явление.

Теперь мы знаем, что у нашего мозга есть определенные когнитивные предубеждения, которые мешают нам видеть мир таким, какой он есть на самом деле, и взаимодействовать с ним таким образом, чтобы это принесло нам максимальную пользу. Многие из этих предубеждений являются результатом наших эмоциональных суждений; мы слишком быстро доверяем своей интуиции.

Нет сомнений в том, что это революция в нашем понимании теории принятия решений.Как только вы познакомитесь с различными способами, которыми вас обманывает мозг, нетрудно увидеть лазейки в вашем собственном образе мышления.

Наши эмоции любят поспешные выводы, им часто не хватает контекста, а их цели вступают в противоречие с более широкими идеалами, которые наши логические мысли изложили для нас. Мы всегда в состоянии войны с ними, и это не война, которую мы всегда выигрываем.

Поэтому неудивительно, что мы начали склоняться к чистому, рациональному принятию решений, методу исследования, который больше думает и меньше судит.

Вывод: эмоции устарели, и пора их оставить. И, как мы видели, логика соблазнительна. Но так ли это?

Эмоции как калькуляторы вероятности

Недавно я познакомился с исследованием психолога Лизой Фельдман Барретт, и оно прояснило некоторые мои собственные мысли по этому поводу.

Согласно Барретту, нынешняя парадигма, согласно которой наши эмоции имеют различные выражения, скажем, такие как гнев, печаль или счастье, начинает давать трещины.Хотя эти классификации помогают нам разобраться в сложных взаимодействиях, это не безупречная модель.

Вместо этого она предложила теорию сконструированных эмоций, которая, по сути, утверждает, что не существует ранее существовавших эмоций, которые разделяют все, таких как гнев, печаль или счастье, но у нас есть система выживания, которая оценивает наше окружение, чтобы создать уникальный эмоциональный пейзаж.

Цель этого ландшафта — дать нам быструю сжатую информацию о нашей среде, чтобы мы могли найти оптимальный маршрут действий.

То, что вы называете гневом, не является четко запрограммированной вещью, но представляет собой краткую информацию, которая обновляется с каждым новым опытом, который у вас появляется, чтобы лучше отразить ваше место в мире и ваше понимание реальности. По сути, то, что мы называем эмоциями, — это калькуляторы вероятности.

Например, это говорит о том, что если событие, которое вас «злит», происходит несколько раз подряд, фактически не причиняя вам вреда, как это предсказывало чувство «гнева», вы не будете агрессивно держаться за этот ярлык. к десятому разу, когда вы переживаете это событие, ваша первоначальная реакция постепенно изменится с чувства «гнева» на что-то более репрезентативное для ситуации.

Это может иметь интуитивный смысл для нас, но я думаю, что большинство из нас не замечает, насколько изменчивым и податливым является этот эмоциональный ландшафт, если мы не ограничиваем его чувствами слов, которые мы культурно обусловлены испытывать.

Так вот, я не обязательно предполагаю, что это противоречит работе Канемана и Тверски, поскольку даже если мы рассматриваем наши эмоции как более возникающие и целостные, для большинства из нас они все же склоняются к краткосрочному … срок, даже несмотря на то, что современный мир вознаграждает долгосрочное.

Тем не менее, он показывает уровень встроенной гибкости и, что более важно, показывает, что, если наш эмоциональный ландшафт адекватно натренирован, мы можем подтолкнуть наш разум к согласованию с моделью реальности, которую мы хотим создать для себя.

Способность быстро поглощать миллиарды информационных точек из вашей среды и затем иметь точный, соответствующий ответ, готовый в течение нескольких секунд, является невероятно ценным инструментом. Хотя иногда это может сбивать нас с пути, сбрасывать со счетов его ценность кажется несколько преждевременным.

Брак разума и разума

Одна из вещей, которую упускают из виду люди, которые всю свою веру в разум и человеческую логику упускают из виду, заключается в том, что, даже если их процесс верен, то, что они логически рассудили, остается лишь картой реальности, а не актуальная вещь.

Вселенная — невероятно сложная система. Теперь, конечно, если бы мы могли быть уверены, что наша логика и рассуждения могут включить каждую деталь этой системы в свой процесс, тогда имело бы смысл рассматривать такие способности к рассуждению как безошибочные.К сожалению, мы знаем, что это не так, и это показывает ограниченность нашего мыслящего ума.

С другой стороны, учитывая, что наша эмоциональная система — которая дает нам информационные точки через чувства или суждения — была усовершенствована батареей эволюции намного, намного дольше, чем мыслящий разум, мы знаем, что она поглощает больше нюансы реальности, прежде чем она придет к выводу.

Многие мелкие детали, которые мы не можем идентифицировать напрямую, упускаются мыслящим умом, но улавливаются интуитивным умом, и хотя эти детали малы, это не означает, что их игнорирование не даст ни секунды, ни секунды. эффект третьего порядка, который полностью расходится с логикой, которую мы предполагали.

Мне кажется, что лучшая система принятия решений не является ни полностью рациональной, ни тем, что мы бы назвали иррациональным. Это комбинация того и другого. Фактически, модель Барретта даже предполагает, что познание и эмоции совсем не различны.

Растет группа людей, которые называют эту комбинацию мета-рациональностью, и идея проста: разум дает нам огромное преимущество, и мы должны уважать это преимущество, но кажущаяся иррациональность хорошо настроенной эмоциональной системы в правильном контексте может заполнить пробелы, которые упускают из виду.

Нам все еще предстоит трудная работа: решить, когда рассуждать, а когда ощущать, и в каких пропорциях, но мы знаем ценность обоих и оттачиваем свой эмоциональный ландшафт, чтобы он соответствовал нашей модели мира, как он существует, вместо того, чтобы отвергать их. , это движение в правильном направлении.

Решение проблем, выявленных Канеманом и Тверски, состоит не в простом признании того, что части нашего разума изначально предвзяты и что мы должны избегать взаимодействия с ними любой ценой.Нужно копнуть немного глубже и тщательно поработать с основанием этих предубеждений, чтобы уловить их сильные стороны, не потакая своим слабостям.

Дело не в противопоставлении одного над другим. Речь идет о синергии.

Вывод

Насколько нам известно, человеческий разум — самая сложная структура в известной нам Вселенной. Мы не до конца понимаем это, и мы не можем полностью разделить его на категории.

В последние десятилетия мы стали свидетелями дрейфа между достоинствами наших эмоциональных суждений и достоинствами рациональности в том, что касается нашего понимания мира и нашей способности принимать оптимальные решения, живя в нем.

Возглавляемый работами Канемана и Тверски, этот сдвиг благоприятствовал логическому мышлению за счет более старой, более быстрой системы выживания, которая у нас есть.

В мире, где, как мы знаем, мы можем впитать каждую важную деталь из нашего окружения, чтобы мы могли делать полностью рациональный выбор, это действительно может быть путем вперед. К сожалению, мы еще не живем в таком мире.

Иррациональность нашего тонко настроенного чувственного интеллекта содержит крупицы истины, которые не могут быть уловлены активным мышлением, и наиболее эффективный способ соотнесения с нашей сложной реальностью — уравновесить входные данные с обеих сторон.

Если эмоции действительно действуют как вычислители вероятности, мы должны внести свой вклад, чтобы усовершенствовать их, а затем намеренно вовлечь их в более широкую, более полную мета-рационалистическую систему принятия решений.

Наше восприятие мира не всегда укладывается в аккуратные маленькие дихотомии, которые мы создаем, чтобы понять его, и при этом оно не соответствует жесткости.

Рациональность — один из самых ценных инструментов жизни, но одного его недостаточно.

Хотите думать и жить умнее? Зат Рана издает бесплатный еженедельный информационный бюллетень для более чем 30 000 читателей Design Luck.

Этот пост изначально был опубликован на Medium.

Топ 5: Причины, по которым трудно мыслить рационально

Большинству из нас нравится думать, что наши мысли и процессы принятия решений основаны на объективности и науке, но это не всегда так. Вот почему.

Когда вы принимаете решения, вы хотите мыслить рационально, объективно и даже научно.

Но наш мозг так легко отвлечь, а иногда и обмануть.

Почему мы не всегда можем быть рациональными? Вот пять причин:

1. Анекдоты

Недавнее исследование показало, что независимо от вашего образования, хороший анекдот снижает вашу способность ясно мыслить. Что такое TED Talk, по сути, один большой анекдот? Подумай об этом.

2. Графики! Графики! Формулы!

Все они убедительно показывают, что мы более склонны верить во что-то, если оно содержит графики, диаграммы и формулы.Поместите график корреляции, и люди склонны думать, что это причинно-следственная связь, даже если она противоречит тексту, который они читают рядом с ней.

3. Нам действительно трудно изменить свое мнение

В исследовании 2013 года участники оценили исследования по контролю над огнестрельным оружием. Интересно, что люди, лучше справлявшиеся с количественной информацией, демонстрировали большую предвзятость, используя свои навыки, чтобы либо снисходительно интерпретировать результаты, либо критиковать их. Мы в значительной степени используем все наши таланты, чтобы оправдать наши ранее существовавшие убеждения.

SEE: Искусственный интеллект: Руководство для бизнес-лидера (бесплатный PDF) (TechRepublic)

4. Самоуверенность

Исследование 308 студентов университетов в 2003 году показало, что у большинства из них была завышена способность зрителя понимать пять сообщений СМИ, описывающих последние научные исследования . Мы склонны путать понимание языка с пониманием концепций. Если вы понимаете, о чем я?

5. У всех нас есть планы действий

IQ не является показателем того, насколько вы хороши в рациональной оценке.Более уместен умственный настрой, который стремится преодолеть наши естественные инстинкты. Другими словами, чем больше вы осознаете, что склонны к предвзятости, тем больше у вас шансов исправить это.

Но не верьте мне на слово. Пойдите и прочтите исследование самостоятельно. Просто помните, откуда исходит информация, и учитывайте свои собственные предубеждения, как и вы.

Чтобы узнать больше о том, почему трудно мыслить рационально, ознакомьтесь со статьей Британского психологического общества: 5 причин, по которым так трудно думать как ученый.

Информационный бюллетень для руководителей

Раскройте секреты успеха ИТ-лидерства с помощью этих советов по управлению проектами, бюджетам и решению повседневных задач.
Доставка по вторникам и четвергам

Зарегистрироваться Сегодня

См. Также:

Getty Images / iStockphoto

мышление и рациональность

Я хотел узнать, сколько времени потребуется обезьяне (Macacus rhesus), чтобы научиться различать квадрат и круг.Таким образом, я подготовил эксперимент с двумя равными чашами. Я кладу еду в одну из мисок, а затем накрываю их обе крышками, которые различались только тем, что на одной был нарисованный квадрат, а на другой — круг. Эксперимент был устроен так, чтобы обезьяна могла видеть миски и протягивать руку между прутьями клетки, чтобы открыть крышку одной миски и достать корм. Я менял крышки случайным образом для каждого испытания, но всегда кладу еду под крышку с одним и тем же рисунком.

Я подсчитал, сколько испытаний потребовалось обезьяне, чтобы не сделать ошибок при выборе чаши, на крышке которой была цифра, которую я выбрал как положительную.Сначала он искал, где пища может быть безрассудно, но в конце концов добрался только до рисунка, который я считал положительным. Обезьяне потребовалось 29 пробных сеансов, чтобы регулярно делать правильный выбор. Я сказал себе: «Потрясающе, обезьяне нужно 29 попыток, чтобы отличить квадрат от круга». А потом я подумал, будет ли различать крест и две параллельные линии сложнее, чем квадрат и круг. Однако обезьяне потребовалось всего одно испытание.

Я нашел это замечательным.Возможно, у обезьяны никогда не было проблем с различением квадрата и круга, хотя казалось, что для этого требовалось 29 попыток. Я подумал, в конце концов, у обезьян есть зрительная система, подобная нашей, и они должны видеть так же хорошо, как и мы, поэтому у них не должно возникнуть никаких трудностей с визуальным различением форм. Может быть, обезьяна училась не различать квадрат и круг, а чему-то совершенно другому. Возможно, подумал я, вместо этого он учился тому, что я всегда последовательна.Поэтому я сказал себе: «Это то, чему училась обезьяна, она познавала общий закон вселенной: а именно то, что я считал« универсальной инерцией », вселенная согласована сама с собой в своем непрерывном изменении.

«Принципиально разные: моя история с Франсиско Варела»

Матурана, 2012. в печати Основы конструктивизма

A User’s Guide to Rational Thinking

В эпоху цифровых технологий информации стало больше, чем когда-либо, но отделить правду от множества конкурирующих утверждений может быть непросто.Будь то лихорадка Эбола, вакцины или изменение климата, спекуляции и теории заговора конкурируют с наукой за доверие общества. Наш гид по рациональному мышлению здесь, чтобы помочь. На следующих страницах вы познакомитесь с инструментами, позволяющими определять признаки иррационального мышления, оценивать доказательства, распознавать собственные предубеждения и разрабатывать стратегии, позволяющие превратить кричащие матчи в содержательные обсуждения.

Иррационалист в тебе

Мы запрограммированы на иррациональное мышление.

Иррациональное мышление проистекает из когнитивных предубеждений, которые поражают всех нас.«Люди думают не как ученые; они думают как юристы. Они придерживаются убеждения, в которое хотят верить, а затем вербуют все, что могут, чтобы поддержать его », — говорит Питер Дитто, психолог, изучающий суждения и принятие решений в Калифорнийском университете в Ирвине. По словам Дитто, мотивированное рассуждение — наша тенденция фильтровать факты для поддержки наших ранее существовавших систем убеждений — является стандартным способом обработки информации. «Мы почти никогда не думаем о вещах без каких-либо предпочтений или эмоциональной склонности желать того или иного.Это норма ».

Если вы думаете, что у вас иммунитет, вы не одиноки. Дитто говорит, что мы очень хорошо обнаруживаем мотивированные рассуждения и предубеждения в других людях, но ужасно видим это в себе. Потратьте несколько минут на искренние размышления, и, скорее всего, вы найдете несколько примеров из собственной жизни. Независимо от того, говорим ли мы себе, что мы водители лучше среднего, несмотря на эти штрафы за нарушение правил дорожного движения, или настаиваем на том, что выполним 40-часовой список дел за один день, мы все склонны к явно ложным верования.

«Большая часть нашего мышления по спорным вопросам находится под влиянием наших предустановленных социальных или культурных групп», — говорит Дэн Кахан, профессор права и исследователь в области научных коммуникаций в Йельской школе права. Кахан изучает культурное познание — идею о том, что способ обработки информации людьми во многом определяется их глубоко укоренившимися ценностями и культурной идентичностью. «У нас нет времени оценивать все свидетельства по каждому вопросу, поэтому мы обращаемся к людям, которым доверяем, в наших группах, чтобы они помогли нам сделать выводы», — говорит Кахан.Как только определенная идея или позиция становится ассоциированной с группой, к которой мы принадлежим (часть того, что Кахан называет культурной идентичностью), мы становимся более склонными к принятию этой позиции; это способ показать, что мы принадлежим.

Если вы считаете себя защитником окружающей среды, например, вы готовы принять точку зрения, что гидроразрыв пласта или «гидроразрыв» — противоречивый метод добычи нефти и газа, который включает в себя крекинг породы с помощью жидкостей под давлением — представляет угрозу для окружающая среда и здоровье человека.С другой стороны, если вы консерватор, вы более склонны верить, что гидроразрыв безвреден, поскольку это позиция, которую занимают другие в этой группе.

Научная грамотность не защитит вас от таких предубеждений, говорит Кахан. Его исследование показало, что люди с высокими показателями научного понимания, как правило, более поляризованы, чем другие, по спорным вопросам. В одном из таких исследований Кахан и его группа исследователей опросили около 1500 взрослых американцев на предмет их политических взглядов.Команда попросила их провести расчеты, призванные проверить их способность замедляться и выполнять математические вычисления, а не прибегать к помощи интуитивной реакции, которая может привести к неправильному ответу. Исследователи представили одну и ту же математическую задачу, сформулированную двумя разными способами: как неполитический вопрос и как вопрос, направленный на политически значимый вопрос, такой как контроль над огнестрельным оружием. Они обнаружили, что люди, набравшие наибольшее количество баллов по неполитической математической задаче, оказались хуже всех, когда та же проблема была представлена ​​как проблема с политическим подтекстом.По словам Кахана, чем лучше вы знаете науку и чем сильнее ваша способность понимать числа и анализировать данные, тем лучше вы подбираете доказательства в соответствии с позицией, которую занимает ваша групповая идентичность.

Можно ли преодолеть эти внутренние предубеждения, отвлекающие наше мышление? Так считает Центр прикладной рациональности (CFAR). Эта некоммерческая группа, базирующаяся в Беркли, Калифорния, проводит мастер-классы и семинары, направленные на то, чтобы помочь людям развить мыслительные привычки, которые преодолевают предубеждения.

Первый шаг к преодолению предвзятости — это признать и принять свою склонность к ошибкам, — говорит Джулия Галеф, президент и соучредитель CFAR. «Мы склонны плохо относиться к себе, когда замечаем, что были неправы», — говорит она, но если вы наказываете себя, вы создаете сдерживающий фактор для поиска истины. «Мы стараемся побуждать людей поздравлять себя, когда они замечают изъян в своей вере или понимают, что аргумент, который выдвигает кто-то другой, имеет какое-то основание», — говорит Галеф.

Еще одна уловка, которую рекомендует Галеф, — это перевернуть вашу веру.Спросите себя: «По каким причинам я могу ошибаться?» Эта стратегия заставляет вас обратить ваше внимание на доказательства обратного, которые вы могли бы не заметить, если бы просто перечислили причины своих взглядов. Подумайте, как вы могли бы ошибаться в этом вопросе. Совместимы ли какие-либо доказательства с этой противоположной точкой зрения? Вы бы поверили этому противоположному аргументу, если бы его продвигал кто-то из вашей политической партии или социальной группы? Ответы могут помочь вам определить силу вашей позиции, говорит Галеф, и то, пора ли ее пересмотреть.

Полевое руководство по иррациональным аргументам

Научные объяснения основаны на доказательствах и могут измениться, когда станут известны новые факты.Иррациональные основаны на предположениях и включают только факты, поддерживающие выбранную сторону. Вот пять отличительных черт иррациональных аргументов.

Наука придирается к сомнению: вместо того, чтобы рассматривать совокупность доказательств, ненаучные аргументы подбирают данные, искажают методы исследования или результаты или даже делают откровенно ложные утверждения. Например, люди, которые настаивают на том, что вакцины вызывают аутизм, могут указать на известные опасности ртути в качестве доказательства, хотя ртуть больше не является компонентом большинства вакцин, а исследования не обнаружили связи между вакцинами и аутизмом.Когда объяснение сторонника исследования противоречит учёным, это хороший знак того, что они распространяют этот тип ложных сомнений.

Наука отвергается на основании выводов, а не данных: вместо того, чтобы оспаривать сами доказательства, эти типы аргументов сосредотачиваются на предполагаемых последствиях, — говорит Джош Розенау, директор программ и политики Национального центра естественнонаучного образования. «Люди скажут:« Что ж, если эволюция верна, тогда у нас нет души, или мы все должны вести себя как животные.«Неважно, что наука на самом деле ничего не говорит о том, как люди должны себя вести. Если можно предположить, что наука отвергает убеждения, которыми дорожат люди, это создает огромный стимул для участия в мотивированных рассуждениях, чтобы не рухнуло мировоззрение человека.

Мотивы и причины ученых подвергаются нападкам: критики часто обращаются к личным нападкам на ученых, чтобы поставить под сомнение их выводы. Вместо критики самой науки эти аргументы предполагают, что ученые сфальсифицировали свои исследования, чтобы поддержать научный консенсус.Пол Оффит, директор Образовательного центра по вакцинации Детской больницы Филадельфии, стал соавтором вакцины против ротавируса, которая спасла жизнь. Крестоносцы, выступающие против вакцины, ухватились за его связь с вакциной, чтобы намекнуть, что его пропаганда проистекает из его финансового интереса к вакцинам и связей с фармацевтическими компаниями. Оффит пришел к выводу, что некоторых из этих людей невозможно убедить. «Неважно, сколько данных вы покажете этому человеку. Если в душе они сторонники теории заговора, вы не сможете их убедить.

Законные разногласия между учеными усиливаются, чтобы отвергнуть науку: эволюция — одна из основ современной биологии, но биологи все еще открывают детали того, как работает эволюция. Когда генетики предлагают противоположные идеи о том, как происходит видообразование, они обсуждают основные принципы эволюции, а не спорят о том, происходит ли это. Тем не менее, по словам Розенау, люди, борющиеся с преподаванием эволюции в школах, могут использовать законные научные споры как причину, чтобы полностью отвергнуть научную теорию.Когда они представляют слепней или ученых, чьи взгляды расходятся с мнениями большинства специалистов в данной области, как наиболее заслуживающих доверия экспертов по какой-либо проблеме, это еще один красный флаг.

Апелляции делаются во имя «справедливости»: люди, пропагандирующие этот аргумент, говорят: «Мы должны просто учить детей обеим сторонам, потому что есть ровно две стороны в равных пропорциях», хотя их и нет, — говорит Розенау. В большинстве случаев этот призыв используется для того, чтобы дать ложную эквивалентность такой концепции, как разумный замысел, которая не имеет доказательств.По словам Розенау, если не противодействовать этому подходу, он может придать легитимность дебатам, не имеющим научной ценности.

6 стратегий разговора с человеком, у которого есть иррациональные идеи

Когда вы сталкиваетесь, скажем, с некоторыми соседями, которые отказываются вакцинировать своих детей из-за давно опровергнутых опасений по поводу аутизма и отравления ртутью, возникает соблазн бросить им факты. Но — как вы знаете, если вы когда-либо пробовали этот подход — бомбардировка людей доказательствами обречена на провал. Если вы хотите иметь шанс завязать содержательный разговор, вам понадобится лучшая тактика.Вот шесть, которые стоит попробовать. Мы не можем обещать, что они сработают, но они дадут вам шанс.

Будьте хорошим слушателем и установите связь: как бы мы ни думали иначе, большинство человеческих суждений основано не на разуме, а на эмоциях, — говорит Дитто, психолог из Калифорнийского университета в Ирвине. Стремитесь наладить личную связь, которая заставит другого человека видеть в вас «одного из нас». Исследование Кахана из Йельского университета показало, что люди склонны принимать верования, связанные с их культурными группами.Так что ищите точки соприкосновения.

«Это значит слушать с уважением», — говорит Рэнди Олсон, ученый, ставший режиссером и автор книги «Не будь таким ученым». «Не читай лекций. Никто не хочет этого слышать », — говорит он. Вместо того, чтобы выдавать кучу фактов, задавайте вопросы. Покажите, что вы открыты для того, что может сказать другой человек. «Не поднимайся над ними; подходите к ним на их уровне », — говорит Олсон. В тот момент, когда вы создаете разделение (например, подразумевая, что вы умны, а они нет), вы проигрываете спор.В конце концов, не имеет значения, сколько доказательств у вас есть. По словам Олсона, если вы хотите, чтобы ваше сообщение было зарегистрировано, вы должны говорить его надежным и приятным голосом.

Выясните, откуда они пришли, и разработайте фрейм, который говорит об этом: когда люди цепляются за иррациональные убеждения, это часто происходит потому, что они так или иначе связаны со своей идентичностью или социальной группой. По возможности, представляйте свой аргумент таким образом, чтобы он соответствовал, а не оспаривал самоидентификацию другого человека, — говорит Джулия Галеф, соучредитель CFAR.Например, представьте, что вы пытаетесь убедить друга, который считает себя смелым и решительным человеком, в том, что можно изменить свое мнение по вопросу, по которому она публично высказалась.

Один из способов сделать это, говорит Галеф, — это представить разворот как смелый и сильный ход.

Обычно людей пропагандировать ненаучные идеи мотивирует не отвращение к науке, а какие-то глубинные культурные, социальные или личные проблемы, говорит Розенау из Национального центра естественнонаучного образования.Например, он говорит, что многие евангелисты, с которыми он встречался, рассматривают эволюцию как отказ от своих религиозных убеждений. Пока они смотрят на это таким образом, они не могут одобрить эволюцию, не отказываясь от своей идентичности — и они вряд ли сделают это, как бы убедительны ни были ваши факты, — говорит Розенау. Решение? Найдите способ поговорить об эволюции, который не заставит их отказаться от своей групповой идентичности или системы убеждений. «Я мог бы сказать:« Знаете ли вы, что [директор Национального института здравоохранения] Фрэнсис Коллинз — христианин-евангелист? »Тогда мы могли бы по-настоящему поговорить и поговорить о том, что значит быть христианином, который принимает истинность эволюции.

Подтвердите свою самооценку, прежде чем опровергать их ошибочные убеждения: когда ваши факты бросают вызов самоидентификации людей, их непосредственным побуждением будет отвергнуть их — это человеческая природа, — говорит Брендан Найхан, политолог из Дартмутского колледжа. Когда мысль об отказе от прочных убеждений кажется угрозой нашей идентичности или мировоззрению, мы склонны сразу же отвергать ее.

Один из способов обойти эту проблему — заставить человека положительно относиться к себе, прежде чем представлять доказательства, которые могут опровергнуть его самооценку.В одном исследовании Найхан и его коллеги попросили добровольцев принять участие в упражнении, призванном укрепить их чувство собственного достоинства, например, вспомнить время, когда они были довольны собой, или вспомнить важные для них ценности, прежде чем предоставлять им информацию, которая противоречили их представлениям о политических событиях. Результаты показали, что упражнения на самоутверждение повышают готовность участников принимать неудобные факты.

В реальной жизни это могло бы больше походить на обмен, который произошел между моим мужем и мной, когда мы были в походе.Подойдя к развилке тропы, я настаивал на том, что нам нужно идти одним путем, в то время как Дэйв был уверен, что другой путь верен. Оказалось, что он был прав, и я знал, что он прав, но мне не нравилось то, что там говорилось обо мне — что у меня плохое чувство направления. Это представление противоречит моему видению себя как компетентного человека. Но когда Дэйв посмеялся над этим и сказал мне, как это забавно, что такой умный человек, как я, может заблудиться, я внезапно смог принять его факты, потому что они больше не оспаривали мои убеждения относительно меня.Сказав мне, что я могу быть умным человеком, а также заблудиться, он дал мне возможность принять его указания и при этом чувствовать себя хорошо.

Сосредоточьтесь на фактах, а не на заблуждениях: при попытке противодействовать мифу естественная реакция — представить его, а затем развенчать. Но действуйте осторожно, — говорит Найхан. Исследования показывают, что повторение заблуждения с целью его опровержения часто приводит к укреплению ошибочного представления в умах людей.

В одном исследовании добровольцы просмотрели брошюру, развенчивающую мифы о вакцинах от гриппа.Сразу после этого люди правильно отсортировали мифы от фактов, но всего через полчаса они справились с этой задачей хуже, чем до чтения листовок. По словам Найхан, чтение мифов связывало их с прививками от гриппа в головах участников. Люди помнили, что читали эти статьи о прививке от гриппа, но со временем они забыли, что было правдой, а что — ложью.

Вместо того, чтобы повторять мифы, Найхан советует найти простое и правдивое сообщение для презентации. Если вы завалите собеседника длинным списком сложных объяснений, вы можете вызвать так называемый обратный эффект массового уничтожения, который подтолкнет вашу цель к более привлекательному объяснению.

«Простой миф более привлекателен для познания, чем чрезмерно усложненная коррекция», — пишут исследователи Джон Кук и Стефан Левандовски в «Справочнике по разоблачению».

Попросите человека объяснить то, что он знает: люди, которые уверены в своем положении, устанавливают высокую планку для свидетельств противного, говорит Дитто, но часто такая уверенность возникает из-за неправильного представления о том, что они знают больше, чем на самом деле, — явление, которое исследователи называют иллюзия объяснительной глубины. «Разбейте эту иллюзию, и человек станет более открытым для вашей позиции», — говорит Дитто.

Исследование, опубликованное в журнале Psychological Science в 2013 году, показало, что, когда людей просили объяснить детали того, как политическая политика, которую они поддерживали, будет работать, их убеждения по этому вопросу стали более умеренными. Просьба к людям объяснить, что стоит за их убеждениями, кажется, заставляет их тщательно исследовать то, что они знают, что, в свою очередь, может заставить их признать пробелы в своих знаниях. В результате они становятся менее уверенными в своей позиции и, возможно, более открытыми для того, что вы хотите сказать.

Недавно я попробовала этот подход со своей знакомой, которая выразила опасение, что вакцины могут навредить ее ребенку. Что именно она волновалась, может случиться? На полпути к объяснению она призналась, что не совсем понимала, как вакцинация повредит ему, но ее пугало делать так маленькому ребенку сразу столько уколов. Она не сразу передумала, но согласилась прочитать некоторую информацию, которую я дал ей, чтобы развеять ее страхи.

Взаимодействуйте лично, а не письменно: не секрет, что люди могут плохо себя вести в Интернете.Когда вы ведете абстрактную дискуссию, легко увести людей, не осознавая этого, поскольку вы упускаете из виду язык тела и другие социальные сигналы, которые обычно влияют на ваше поведение, — говорит Крис Муни, соавтор книги «Ненаучная Америка». . «Когда эмоции работают, реакция становится скорее горячей, чем холодной, и довольно скоро все начинают кружить вагонами», — говорит Муни. Когда вы общаетесь лицом к лицу с кем-то лицом к лицу, гораздо труднее превращаться в бессмысленные тирады и оскорбления, чем когда вы спорите с его аватаром.«Если вы хотите по-настоящему спорить, — говорит Муни, — пойдите и выпейте пива». Не спорь на Facebook ».

какой смысл в рациональном мышлении, если эмоции всегда преобладают?

Я давно стремился радикально изменить свою жизнь, например, уйти с токсичного рабочего места и похудеть. Тем не менее, я никогда не дойду до этого. Мне страшно уходить с работы и грустно из-за лишнего веса — и я ем, когда чувствую это. В какой степени людьми движут страх и эмоции? Какой смысл в рациональном мышлении, если его все время подавляют эмоции? Эд, 42 года, Лондон.

Одна из самых известных черепно-мозговых травм, зарегистрированных в истории, была перенесена Финеасом Гейджем. Пробив через голову большой железный стержень, Гейдж потерял большую часть своей префронтальной коры, которая, помимо прочего, облегчает взаимодействие между рассуждениями и эмоциями. Гейдж пережил травму и сохранил большинство своих когнитивных функций. Он мог заниматься математикой, но не мог принимать практически никаких решений, особенно тех, которые касались социального взаимодействия.

Это потому, что принятие решений — это сложный вопрос, требующий как рассуждений, так и эмоций.Даже самый эмоциональный человек использует рациональное мышление при принятии решений, и даже самый рациональный человек подвержен эмоциям при принятии решений. Тем не менее, мы часто, как и вы, склонны подчеркивать отрицательную роль эмоций в принятии решений.


Эта статья является частью журнала «Большие вопросы жизни»

Новая серия The Conversation, опубликованная совместно с BBC Future, призвана ответить на насущные вопросы наших читателей о жизни, любви, смерти и Вселенной. Мы работаем с профессиональными исследователями, которые посвятили свою жизнь открытию новых взглядов на вопросы, которые формируют нашу жизнь.


Может показаться, что жизнь была бы проще, если бы мы были полностью рациональны. Но эволюция поддержала развитие чувств и мышления именно потому, что они оба нам нужны. Чувства заботятся о наших желаниях и потребностях сейчас, в то время как рациональность защищает наши интересы и благополучие в будущем. Я называю эти две сущности, которые живут в нас, Тодом (сегодня) и Томом (завтра).

Если бы Тома не существовало, мы бы точно были в плохом состоянии. Представьте себе мир без рассуждений — мы потеряем интерес ко всему, что не доставляет нам мгновенного удовольствия.Мы бы избегали обучения, производства и защиты себя. Мы просто погрузимся в жизнь зависимости, которая убьет нас еще до того, как нам удастся размножиться.

Но без Тода мы бы тоже не выжили. Тод дает нам немедленные решения, когда опасность неизбежна. Если мы заметим машину, приближающуюся к нам, переходя улицу, Тод нас остановит. Том мог бы вычислить скорости и расстояния, чтобы определить, в опасности ли мы, но к тому времени, когда он придумал ответ, было бы слишком поздно.

Тод также способствует нашему социальному взаимодействию, не только своими положительными привычками, такими как любовь и сочувствие, но и вредными. Исследования показывают, что люди, которые могут вызвать определенную степень гнева и оскорбления во время переговоров и дебатов, добиваются большего успеха, чем взвешенные люди.

Мир без чувств

Но помимо всего этого, есть еще одна важная причина, по которой мы никогда не должны сожалеть о том, что Тод является частью нас. Моя подруга Тали Тишби, выдающийся исследователь искусственного интеллекта (ИИ), считает, что через несколько десятилетий ИИ удастся покончить со смертью и подарить всем нам вечную жизнь — хотя и в цифровом виде.Вот как это будет работать: в течение нашей обычной жизни — фазы 1 — в базе данных будут храниться все решения, мнения, комментарии и идеи, которые мы когда-либо делали, вместе с обстоятельствами, в которых они были сделаны.

Затем методы машинного обучения

(разновидность ИИ) проанализируют эти данные и сгенерируют программное обеспечение, которое может принимать решения в гипотетических обстоятельствах на основе тех, которые мы принимали в нашей жизни. Когда наша фаза 1 жизни в конечном итоге завершится, мы войдем в фазу 2 вечной жизни с помощью этого программного обеспечения.На этом этапе наши тела будут мертвы, и вместо этого данные из нашего разума будут храниться в компьютере.

Мы бы ничего не почувствовали или не испытали, но для всех остальных целей мы были бы там. Эта версия нас самих может возобновить нашу работу в качестве генерального директора, потому что машина будет принимать точно те же решения, что и мы, если бы мы находились на первом этапе нашей жизни. Он также сможет дать совет нашим детям, когда им исполнится 90, и будет иметь возможность прокомментировать новую девушку нашего правнука в 2144 году.

«Мы никогда не встречались, но вот что я думаю о твоей девушке».
белыйМокка

Но вернемся к Тоду и Тому. Жизнь без Тода была бы очень похожа на то, что мой друг называет второй фазой жизни — и на то, что я называю смертью, с продвинутым фотоальбомом. Если бы нашими решениями руководил только Том, мы не были бы людьми — мы были бы алгоритмами.

Для вас это звучит так, будто Тод правит днем ​​в вашей жизни, оставляя мало места для Тома. В конце концов, вы всегда можете сесть на диету или бросить работу завтра, но прямо сейчас вам лучше расслабиться.Люди могут по-разному полагаться на рациональное мышление, но в конечном итоге все используют и то, и другое — даже вы. В конце концов, вы определили цель, которую хотите достичь.

Итак, как мы можем добиться лучшего баланса между Тодом и Томом? Несколько исследований по психологии показывают, что наше терпение по отношению к Тому довольно быстро истощается. Это неудивительно, ведь именно он советует нам делать такие неприятные вещи, как, например, воздерживаться от круассанов. Когда мы были детьми, роль наших родителей заключалась в том, чтобы помочь нам пригласить Тома.Но даже когда мы независимы, время от времени нам нужна аналогичная помощь.

Один из способов сделать это — попросить партнера или друзей поддержать нас в достижении наших целей. Другой приглашает Тома прокомментировать кого-то, кто находится в похожей с нами ситуации. Нам не нравится, что Том говорит нам, что делать, но нам любопытно услышать, что он скажет. Так что с помощью небольшого самообмана мы могли бы принять точку зрения «беспристрастного наблюдателя», что затруднит его игнорирование.

Тод и Том — лучшие друзья, чем мы думаем. Они подпитывают и подкрепляют друг друга. Лучшие рациональные решения учитывают чувства. Если вы хотите сесть на диету, лучший вариант — это не всегда выбирать ту, которая потребляет меньше всего калорий, а та, которая вам нравится больше всего и которую вы можете придерживаться. Для одних это будет только вареный картофель, для других — низкоуглеводная диета.

Так что не бойтесь дать слово Тоду. И получите помощь с приглашением Тома.В конечном итоге они работают лучше всего вместе.


Чтобы получить важные ответы на все вопросы жизни, присоединитесь к сотням тысяч людей, которые ценят новости, основанные на фактах, подписавшись на нашу рассылку. Вы можете отправить нам свои важные вопросы по электронной почте [email protected], и мы постараемся найти исследователя или эксперта по этому делу.

Больше важных вопросов в жизни:

Раньше я думал, что люди принимают рациональные решения. Но теперь я знаю, что ошибался | Психология

Это происходит какое-то время, поэтому я не могу претендовать на какой-либо момент эврики.Но что-то кристаллизовалось в этом году. Я изменил свое мнение о людях. В частности, я понял, что нельзя полагаться на людей, делающих рациональный выбор. Мы бы уже зафиксировали глобальное потепление, если бы были рациональны. Вместо этого есть упорное нежелание отпустить мысль, что деградация окружающей среды является «дискуссия», в котором есть «две стороны».

Обсуждение — отличный способ изучить проблему, когда есть реальная возможность для сомнений и нюансов. Но когда к выводу можно прийти, просто собрав массу известных фактов, споры — это просто средство противопоставить рациональное и иррациональное.

Людям нравится думать, что мы рациональны. Некоторые из нас более рациональны, чем другие. Но, по сути, все мы рабы своих чувств и эмоций. Уловка состоит в том, чтобы осознать это и обязательно защититься от этого. Это то, что в современном мире у нас не очень хорошо получается. Подлинные эмоции на каждом шагу ценятся выше сухих, унылых подлинных свидетельств.

Я думаю, что по мере того, как индивидуальность стала фетишем, наша вера в наше право делать полуформальные поспешные суждения, основанные не более чем на том, что мы чувствуем, стала проблематично неоспоримой.Когда Ума Турман заявила, что подождет, пока уляжется ее гнев, прежде чем говорить о Харви Вайнштейне, я считаю, что это было признанием этой тенденции сначала говорить, а думать потом.

Хорошо для нее. Ценность спокойного рассуждения — это не то, что сейчас очень часто признают. Часто чувства и эмоции, лежащие в основе важных взглядов, не так хороши. Иногда люди настолько плохо понимают и контролируют свои эмоции, что рано или поздно они сливаются в бурлящий суп из беспокойства, страха, печали, ненависти к себе, обиды и гнева, который выражается как угодно, находя объекты, на которые можно проецировать свою боль и замешательство. .Как иммигранты. Или транссексуалы. Или либералы. Или Тори. Или женщины. Или мужчин.

Даже если сопротивляться желанию найти живых, дышащих козлов отпущения, необузданные эмоции могут привести к неразумным и обреченным на провал решениям, лишенным всякой рациональности. Рациональность — это инструмент, который мы создали для управления нашими эмоциями. Вот почему образование, знания, информация — краеугольный камень демократии. Вот почему деспоты любят невежество.

Иногда мы можем идентифицировать и использовать эмоции, которые нам нужны, чтобы провести через то, что мы рационально знаем, что мы должны сделать.Это здорово, когда ты в зоне. Даже отрицательные эмоции можно использовать рационально. Я, например, много использую гнев в своей работе. Я пишу на нем сейчас так же много, как пишу на компьютере. Я сейчас остановлюсь. Я буду искать факты, чтобы успокоиться. Я буду искать факты, чтобы мои эмоции казались рациональными. Или, может быть, это только я. Что бы это ни значило.

«Сознание» не связано с исполнительными или причинно-следственными отношениями с каким-либо из приписываемых ему психологических процессов »

Дэвид Окли и Питер Халлиган

Это факт, что я могу найти некоторые факты, подтверждающие мои чувства к людям.Просто записав это, я чувствую себя в безопасности и контролирую ситуацию. Иррациональность людей считается фактом с 1970-х годов, когда два психолога, Амос Тверски и Дэниел Канеман, показали, что человеческие решения часто были совершенно иррациональными, вовсе не в их собственных интересах и основывались на «когнитивных предубеждениях». Их идеи имели большое значение, и они также легли в основу книги Майкла Льюиса «The Undoing Project».

Более недавние исследования — или, если быть точным, более поздняя теория — сделали даже идеи Тверски и Канемана о ненадежности человеческого разума чрезмерно рациональными.

В погоне за радугой: бессознательная природа бытия — это исследовательская работа Университетского колледжа Лондона и Кардиффского университета. Его авторы, Дэвид Окли и Питер Халлиган, утверждают, «что« сознание »не содержит процессов контроля сверху вниз и что« сознание »не включает в себя управляющих, причинных или контролирующих отношений с какими-либо знакомыми психологическими процессами, которые ему условно приписываются».