Самые известные произведения русских писателей: топ 15 — Персонажи и идеи в кино и литературе

топ 15 — Персонажи и идеи в кино и литературе

Произведения классической литературы, бесспорно, являются основами основ: в них заложена культура, история, философия того народа, о котором авторы повествовали в своих произведениях. В нише мировой классической литературы довольно значительное место занимает русская литература: огромное количество произведений отечественных авторов с удовольствием читаются за рубежом. Постараемся рассмотреть 15 наиболее знаковых произведений русской классической литературы, с которыми должен быть знаком каждый.

А.С. Пушкин «Евгений Онегин»

Знаменитейший роман в стихах повествует нам необычную историю любви между главным героем, Евгением Онегиным и Татьяной. Их чувства рождаются в разное время и по-разному влияют на героев: полюбившая первая, Татьяна после объяснения с любимым замыкается в себе, но, по сути, остается собой. Онегина же, вспыхнувшее гораздо позднее чувство, меняет его до неузнаваемости. Он предстает перед читателем полным страсти и нежности, утратившим свою былую холодность и гордость и способным на настоящее, искреннее, человеческое чувство. На фоне основной сюжетной линии разворачиваются остальные действия романа, во время которых русский поэт ставит огромное количество немаловажных проблем, как, например, социальный, бытовой и культурный уклад всего русского общества начала 19 века.

А.Н. Островский «Бесприданница»

Бессмертная пьеса, повествующая о печальной судьбе русских женщин, бессердечности богатых людей и мещанском характере мелких людей. Была великолепно экранизирована Э.Рязановым.

Рассказы А.П. Чехова

Чехов написал множество рассказов, как смешных, так и трагичных. Главный герой Чехова — рядовой человек со своими каждодневными делами и заботами. Рассказы «Скрипка Ротшильда», «Палата №6», «Средство от запоя», «Человек в футляре», «Невидимые миру слезы» и пр. говорят нам, что никто другой не понимал душу русского человека, так как Чехов. Несмотря на жанр, рассказы Чехова являются драгоценным камнем русской литературы.

А.С. Грибоедов «Горе от ума»

Основная идея комедии Грибоедова выражена в названии произведения. Главный герой, Чацкий, вернувшийся из-за границы, приезжает в дом дворянина Фамусова, чтобы повидаться с его дочерью Софьей, своей бывшей возлюбленной. Здесь и происходит, его довольно неприятная встреча со всем «фамусовским обществом»: самим Фамусовым, Софьей, Молчалиным, Скалозубом, которые живут, огородившись от мира своими стереотипами и давно устаревшими взглядами на мир. Прогрессивного, образованного, взглянувшего на мир по-другому Чацкого они моментально принимают за сумасшедшего и опасного для общества. Проблема человека, выделяющегося из стереотипной толпы и из-за этого непринятого обществом, так остро поставленная Грибоедовым, актуальна и по сей день.

Л.Н. Толстой «Анна Каренина»

Основная сюжетная линия данного романа — трагическая история любви между замужней Анной Карениной и офицером Вронским. Встреча своей настоящей любви меняет жизнь Анны, она готова пожертвовать всем ради нее, но не видит ответного жеста в свою сторону со стороны возлюбленного. Героиня, вынужденная бороться с собственными чувствами и общественным презрением, решает броситься под поезд. Проблематика произведения — это вопросы о браке, любви и семье, которые волнуют современное общество не меньше, чем во времена написания данного романа.

Л.Н. Толстой «Война и мир»

Роман-эпопея Толстого описывает жизнь русского общества в период Отечественной войны с Наполеоном, откуда и название романа. Сцены войны сменяются сценами мирной жизни, где сотни действующих героев раскрывают читателям свой характер, свои душевные качества и жизненные ценности. Среди огромного множества героев на фоне остальных выделяются Пьер Безухов и Андрей Болконский, имена которых известны даже тем, кто не знаком с данным романом. Первый — мягкий, страшащийся совершения неверных поступков, неконфликтный в дальнейшем становится декабристом. Болконский же, представленный в начале романа как холодный, уставший от всего окружающего его общества, раскрывается как тонко чувствующая натура, способная на подвиг ради своей Родины и на сильное чувство по отношению к любимой женщине. Данный роман, безусловно, заслуживает внимание любого ценителя литературы своим многообразием поднятых проблем и всей яркостью и контрастностью описанной общественной жизни.

Ф.М. Достоевский «Преступление и наказание»

В основу сюжета социально-психологического романа положено убийство Родионом Раскольниковым старухи-процентщицы и его дальнейшее душевное состояние, искание ответа на вопрос «тварь он дрожащая или право имеет». В глаза читателя сразу бросается поднятая автором проблема бедности, которая, отчасти и толкает на ужасный поступок Раскольникова. Но здесь же граничит идея автора о вере в добро и любовь, об умении прощать и о тех светлых чувствах, которые должны подавлять жестокость в борьбе за власть.

М.А. Шолохов «Тихий Дон»

Роман Шолохова затрагивает картины жизни казаков, их традиций, обычаев и жизненных ценностей. Их жестокие, строгие нравы жизни делают казаков особенными, а разворачивающаяся на этом фоне запретная любовь Григория и Аксиньи — необыкновенной, противоречащей всем правилам, бунтарской, но искренней до глубины души.

Н.В. Гоголь «Ревизор»

Всем известная комедия Гоголя «Ревизор» ставит своей первостепенной целью высмеивание городской власти, которая, узнав о приезде ревизора, не на шутку обеспокоилась, а затем, в его присутствии и вовсе начала откровенно пресмыкаться перед ним, упустив лишь одну важную деталь — Хлестаков, принятый ими за ревизора, оказался самым обычным хитрецом и обманщиком с улицы. Проблемы взяточничества, пренебрежения своими обязанностями, мелочности и трусости выдвинуты на первый план в комедии Гоголя.

Н.В. Гоголь «Мертвые души»

Книга рассказывает о похождениях Чичикова Павла Ивановича, главного героя поэмы, бывшего коллежского советника, выдающего себя за помещика. Чичиков приезжает в неназванный городок, некий губернский «город N» и немедленно пытается войти в доверие ко всем сколько-либо важным обитателям города, что ему успешно удаётся. Герой становится крайне желанным гостем на балах и обедах. Горожане неназванного города не догадываются об истинных целях Чичикова. А цель его заключается в скупке или безвозмездном приобретении умерших крестьян, которые по переписи ещё числились как живые у местных помещиков, и последующем оформлении их на своё имя как живых.

М.Ю. Лермонтов «Герой нашего времени»

Речь пойдет о духовном мире человека. Эта тема хорошо раскрыта благодаря ротиворечивому образу Печорина. Этот человек не самого приятного характера, не всегда благородных поступков, но и совсем непростой судьбы. Кто-то может осуждать его за обращение с Бэлой, Максим Максимычем и княжной, кто-то сопереживает ему, особенно после его монолога о нелегкости его судьбы в «Княжне Мери». Печорин — личность, находящаяся в глубоком конфликте с обществом, но в то же самое время, человек, который не может не вызывать восхищения у этого же самого общества силой своей личности.

И.С. Тургенев «Отцы и дети»

Роман стал знаковым для своего времени, а образ главного героя Евгения Базарова был воспринят молодёжью как пример для подражания. Такие идеалы как бескомпромиссность, отсутствие преклонения перед авторитетами и старыми истинами, приоритет полезного над прекрасным, были восприняты людьми того времени и нашли отражение в мировоззрении Базарова.

И.С. Тургенев «Записки охотника»

Классик много охотился в Орловской губернии. Там ему встречались разные люди, он следил за жизнью русского народа, что и описывает в своей книге. Этот сборник рассказов, печатавшихся в 1847—1851 годах в журнале «Современник» и выпущенных отдельным изданием в 1852 году. Три рассказа написаны и присоединены автором к сборнику значительно позже.

М.А. Булгаков «Мастер и Маргарита»

Основная проблематика романа «Мастер и Маргарита» — поиск истины, поиск себя, своей личности, своего направления, жизненного пути. Истиной представлен здесь роман Мастера, но постигший и нашедшей истину неизбежно становится душевнобольным. Одной из главных идей в романе также является борьба добра и зла, которая затрагивает всех героев романа, переплетая в себе жанры фантастики, сатиры и философии. Хотя роман и вышел в советское время, он стал безусловный классическим произведением.

М.А. Булгаков «Собачье сердце»

В основе повести «Собачье сердце» — рассказ о том, как профессор Преображенский решает пересадить бездомному псу гипофиза и яичников человека. Его фантастический эксперимент заканчивается превращением милого бездомного пса в отвратительного представителя пролетариата Шарикова. Проблема пролетариата, к слову, одна из основных проблематик повести. Послереволюционное устройство общества, вызывающее нескрываемое раздражение Преображенского, заставляет глубоко задуматься и читателя.

Видео в тему: Как надо читать классическую литературу

Самое известное литературное произведение русского писателя

Русская литература начала завоевывать популярность в Европе начиная с XIX века благодаря многочисленным переводам. В XX же веке главными языками, на которых мир узнавал о России, стали английский и китайский.

Если оценивать популярность произведения его суммарным тиражом, то возглавляет список самых успешных авторов из России Владимир Набоков. В мире было продано более 50 миллионов экземпляров его «Лолиты», написанной на английском и лишь затем переведенной на русский язык самим автором. Разные списки бестселлеров ставят «Лолиту» на места с 25-го по 20-е.

Следующая в рейтингах популярности книга из России — «Как закалялась сталь» Николая Островского, занимающая место в пятом десятке. Правда, отчеты учитывают лишь 36,4 миллиона экземпляров романа, проданных только в СССР, а не во всем мире. Точно так же рейтинги не считают многочисленные зарубежные издания «Войны и мира» Льва Толстого. Роман-эпопея соседствует в списках с произведением Островского лишь на основании 36 миллионов советских экземпляров.

В многочисленных англоязычных рейтингах великих книг неизменно фигурируют романы Льва Толстого и Федора Достоевского, «Лолита» Владимира Набокова, «Герой нашего времени» Михаила Лермонтова, «Мастер и Маргарита» Михаила Булгакова, рассказы и пьесы Антона Чехова. В английской версии сайта Amazon лидером продаж стал роман «Преступление и наказание»Достоевского. Пользователи итальянского подразделения Amazon голосуют за «Войну и мир» и «Анну Каренину» Толстого, «Идиота» Достоевского и «Мастера и Маргариту» Булгакова. А франкоговорящие читатели отдают предпочтение «Братьям Карамазовым», «Доктору Живаго» Бориса Пастернака, «Мастеру и Маргарите» и «Анне Карениной». По результатам голосования на сайте ranker.com десятка лучших русских книг выглядит так:

1. «Преступление и наказание» Федора Достоевского
2. «Анна Каренина» Льва Толстого
3. «Братья Карамазовы» Федора Достоевского
4. «Война и мир» Льва Толстого
5. «Доктор Живаго» Бориса Пастернака
6. «Лолита» Владимира Набокова
7. «Идиот» Федора Достоевского
8. «Мастер и Маргарита» Михаила Булгакова
9. «Один день Ивана Денисовича» Александра Солженицына
10. «Мертвые души» Николая Гоголя

«Анна Каренина» лидирует и по числу экранизаций — семь отечественных и более 25 зарубежных. Второй по частоте экранизируемости — роман — «Воскресение» того же Толстого. В России к нему обращались лишь трижды, а за рубежом — более 19 раз. Кино по мотивам «Доктора Живаго» снимали не так часто, но фильм 1965 года с Омаром Шарифом в главной роли получил пять премий «Оскар».

Особое место русская литература занимает в Китае. Известный китайский писатель и мыслитель Лу Синь писал, как в начале XX века в Поднебесной открыли для себя русскую классику: «И вот тогда мы начали познавать русскую литературу во всей ее силе. С самого начала мы увидели в ней руководителя и друга. В ней мы увидели отраженный дух угнетенного народа, его горе и его борьбу…»

В советское время русские книги занимали первое место на китайском рынке переводной литературы. Сейчас они сместились на второе место, пропустив вперед переводы с английского. Тем не менее в Академии общественных наук Китая существует Отдел русской литературы — единственный, где исследуют литературу только одной зарубежной страны.

«В Китае ежегодно публикуется около 100 переводов из русской литературы, примерно 30 научных книг и более 200 научных статей, посвященных ей. Помимо государственных издательств в Пекине и Шанхае, более 20 китайских провинциальных издательств также выпускают переводы и труды в области русской литературы. Тираж перевода обычно составляет пять тысяч экземпляров, но у таких книг, как «Анна Каренина», «Как закалялась сталь» или сборник стихотворений Пушкина, тираж бывает более миллиона. По неполным данным, за 50 лет (при этом нужно вычеркнуть десять лет «культурной революции») после создания КНР в разное время были изданы более 1500 названий произведений русских писателей, общий тираж их составляет свыше 90 миллионов, что обеспечивает им первое место в области переводов в Китае.
<…>
<…>Китайские читатели предпочитают следующую «пятерку» русских классиков: Лев Толстой, Тургенев, Достоевский, Пушкин и Лермонтов. А самые любимые китайцами русские писатели ХХ века, если судить по тиражам, — это Горький, Маяковский, Есенин, Ахматова, Пастернак, Булгаков, Островский, Шолохов, Солженицын. У каждого из вышеупомянутых авторов уже вышло в свет полное собрание сочинений или многотомное избранное на китайском языке».

Лю Вэньфэй, «Перевод и изучение русской литературы в Китае» («Новое литературное обозрение», № 69, 2004 год)

Произведения русской классической литературы, которые стоит перечитать

Лето – удачное время, чтобы перечитать классические произведения русской литературы. Помните длинные школьные списки чтения? По ним мы впервые знакомились с книгами Льва Толстого, Федора Достоевского, Михаила Булгакова и других столпов отечественной литературы во время каникул.

Из школьных рекомендаций мы отобрали самые важные книги русской классики, которые стоит перечитать во взрослом возрасте. Зачем это делать? Потому что в школьные годы желание поскорее выполнить задание затмевало сюжет и глубину авторской мысли. Выбирайте книгу и откройте для себя новые грани русской классики. Если не знаете, с чего начать, вот несколько рекомендаций.

Любите антиутопии? Роман «Мы» Евгения Замятина – один из первых в этом жанре. Это история «общества равных», в котором нет места чувствам, мыслям и самовыражению. Вместо личностей – порядковые номера. В советское время роман был запрещен. Сейчас это знаковая книга в мировой литературе XX века.

Хотите чего-то жизнеутверждающего? Открывайте «Алые паруса» Александра Грина. Это сказочная история, в которой много жизненной правды. Главные герои даже в трудные времена продолжают надеяться на хорошее, не сдаются будничным обстоятельствам. Они стремятся к несбыточной мечте и в итоге собственноручно претворяют ее в жизнь.

Юмор, сарказм и драма сочетаются в рассказах и повестях Антона Павловича Чехова. Короткие произведения читаются легко и быстро. Но сколько мыслей они оставляют после прочтения! «Дама с собачкой», «Человек в футляре», «Анна на шее», «Толстый и тонкий» – это не просто названия, а психологические портреты. В ком из героев вы узнаете себя?

Ценителям историй любви стоит перечитать чувственный и мелодичный роман в стихах «Евгений Онегин» – одно из самых значимых произведений в творчестве Александра Сергеевича Пушкина. Эту поэму о безответных чувствах и сломанных судьбах называют «энциклопедией русской жизни». Добавляйте к себе на полку и наслаждайтесь неповторимым пушкинским слогом!

Эти произведения раскрывают секреты становления загадочной русской души, передают опыт поколений, помогают лучше понять сегодняшний день. Герои разные, но все ищут истину и стремятся к счастью. Именно поэтому классика не теряет актуальности. Приятного чтения!

100 русских писателей

Видит теперь все ясно текущее поколение, дивится заблужденьям, смеется над неразумием своих предков, не зря, что небесным огнем исчерчена сия летопись, что кричит в ней каждая буква, что отовсюду устремлен пронзительный перст на него же, на него, на текущее поколение; но смеется текущее поколение и самонадеянно, гордо начинает ряд новых заблуждений, над которыми также потом посмеются потомки.

Литература — язык, выражающий всё, что страна думает, чего желает, что она знает и чего хочет и должна знать.

Алексей Константинович Толстой (1817 -1875)
И всюду звук, и всюду свет,
И всем мирам одно начало,
И ничего в природе нет,
Что бы любовью не дышало.

 Иван Сергеевич Тургенев (1818 — 1883)
Во дни сомнений, во дни тягостных раздумий о судьбах моей родины, — ты
один мне поддержка и опора, о великий, могучий, правдивый и свободный
русский язык! Не будь тебя — как не впасть в отчаяние при виде всего,
что совершается дома? Но нельзя верить, чтобы такой язык не был дан
великому народу!
Стихотворения в прозе, «Русский язык»

Афанасий Афанасьевич Фет (1820 — 1892)
Так, заверша беспутный свой побег,
С нагих полей летит колючий снег,
Гонимый ранней, буйною метелью,
И, на лесной остановясь глуши,
Сбирается в серебряной тиши
Глубокой и холодною постелью.

Николай Алексеевич Некрасов (1821 — 1878)
Послушай: стыдно!
Пора вставать! Ты знаешь сам,
Какое время наступило;
В ком чувство долга не остыло,
Кто сердцем неподкупно прям,
В ком дарованье, сила, меткость,
Тому теперь не должно спать…
«Поэт и гражданин»

Федор Михайлович Достоевский (1821 — 1881)
Неужели и тут не дадут и не позволят русскому организму развиться национально, своей органической силой, а непременно безлично, лакейски подражая Европе? Да куда же девать тогда русский-то организм? Понимают ли эти господа, что такое организм? Отрыв, «отщепенство» от своей страны приводит к ненависти, эти люди ненавидят Россию, так сказать, натурально, физически: за климат, за поля, за леса, за порядки, за освобождение мужика, за русскую историю, одним словом, за всё, за всё ненавидят.

Апполон Николаевич Майков (1821 — 1897)
Весна! выставляется первая рама —
И в комнату шум ворвался,
И благовест ближнего храма,
И говор народа, и стук колеса…

Александр Николаевич Островский (1823 — 1886)
Ну, чего вы боитесь, скажите на милость! Каждая теперь травка, каждый цветок радуется, а мы прячемся, боимся, точно напасти какой! Гроза убьет! Не гроза это, а благодать! Да, благодать! У вас все гроза! Северное сияние загорится, любоваться бы надобно да дивиться премудрости: «с полночных стран встает заря»! А вы ужасаетесь да придумываете: к войне это или к мору. Комета ли идет, — не отвел бы глаз! Красота! Звезды-то уж пригляделись, все одни и те же, а это обновка; ну, смотрел бы да любовался! А вы боитесь и взглянуть-то на небо, дрожь вас берет! Изо всего-то вы себе пугал наделали. Эх, народ! «Гроза»

Михаил Евграфович Салтыков-Щедрин (1826 — 1889)
Нет более просветляющего, очищающего душу чувства, как то, которое ощущает человек при знакомстве с великим художественным произведением.

Лев Николаевич Толстой (1828 — 1910)
Мы знаем, что с заряженными ружьями надо обращаться осторожно. А не хотим знать того, что так же надо обращаться и со словом. Слово может и убить, и сделать зло хуже смерти.

Григорий Петрович Данилевский (1829 — 1890)
Известна проделка американского журналиста, который, для поднятия подписки на свой журнал, стал печатать в других изданиях самые резкие, наглые на себя нападки от вымышленных лиц: одни печатно выставляли его мошенником и клятвопреступником, другие вором и убийцей, третьи развратником в колоссальных размерах. Он не скупился платить за такие дружеские рекламы, пока все не задумались — да видно же любопытный это и недюжинный человек, когда о нем все так кричат! — и стали раскупать его собственную газету.
«Жизнь через сто лет»

Николай Семенович Лесков (1831 — 1895)
Я… думаю, что я знаю русского человека в самую его глубь, и не ставлю себе этого ни в какую заслугу. Я не изучал народа по разговорам с петербургскими извозчиками, а я вырос в народе, на гостомельском выгоне, с казанком в руке, я спал с ним на росистой траве ночного, под тёплым овчинным тулупом, да на замашной панинской толчее за кругами пыльных замашек…

Елена Петровна Блаватская (1834 — 1891)
Между этими двумя столкнувшимися титанами – наукой и теологией – находится обалдевшая публика, быстро теряющая веру в бессмертие человека и в какое-либо божество, быстро спускающаяся до уровня чисто животного существования. Такова картина часа, освещенного сияющим полуденным солнцем христианской и научной эры!
«Разоблаченная Изида»

Алексей Николаевич Апухтин (1840 — 1893)
Садитесь, я вам рад. Откиньте всякий страх
И можете держать себя свободно,
Я разрешаю вам. Вы знаете, на днях
Я королем был избран всенародно,
Но это всё равно. Смущают мысль мою
Все эти почести, приветствия, поклоны…
«Сумасшедший»

Глеб Иванович Успенский (1843 — 1902)
— Да что же тебе за границей-то надо? — спросил я его в то время, когда в его номере, при помощи прислуги, шла укладка и упаковка его вещей для отправки на Варшавский вокзал.
— Да просто… очувствоваться! — сказал он растерянно и с каким-то тупым выражением лица.
«Письма с дороги»

Николай Гергиевич Гарин-Михайловский (1852 — 1906)
Разве в том дело, чтобы пройти в жизни так, чтобы никого не задеть? Не в этом счастье. Задеть, сломать, ломать, чтоб жизнь кипела. Я не боюсь никаких обвинений, но во сто раз больше смерти боюсь бесцветности.

Владимир Галактионович Короленко (1853 — 1921)
Стих — это та же музыка, только соединенная со словом, и для него нужен тоже природный слух, чутье гармонии и ритма.

Всеволод Михайлович Гаршин (1855 — 1888)
Странное чувство испытываешь, когда лёгким нажатием руки заставляешь такую массу подниматься и опускаться по своему желанию. Когда такая масса повинуется тебе, чувствуешь могущество человека…
«Встреча»

Василий Васильевич Розанов (1856 — 1919)
Чувство Родины – должно быть строго, сдержанно в словах, не речисто, не болтливо, не «размахивая руками» и не выбегая вперед (чтобы показаться). Чувство Родины должно быть великим горячим молчанием.
«Уединенное»

Иннокентий Федорович Анненский (1856 — 1909)
И в чем тайна красоты, в чем тайна и обаяние искусства: в сознательной ли, вдохновенной победе над мукой или в бессознательной тоске человеческого духа, который не видит выхода из круга пошлости, убожества или недомыслия и трагически осужден казаться самодовольным или безнадежно фальшивым.
«Сентиментальное воспоминание»

Антон Павлович Чехов (1860 — 1904)
С самого рождения я живу в Москве, но ей-богу не знаю, откуда пошла Москва, зачем она, к чему, почему, что ей нужно. В думе, на заседаниях, я вместе с другими толкую о городском хозяйстве, но я не знаю, сколько вёрст в Москве, сколько в ней народу, сколько родится и умирает, сколько мы получаем и тратим, на сколько и с кем торгуем… Какой город богаче: Москва или Лондон? Если Лондон богаче, то почему? А шут его знает! И когда в думе поднимают какой-нибудь вопрос, я вздрагиваю и первый начинаю кричать: «Передать в комиссию! В комиссию!»

Фёдор Кузьмич Сологуб (1863 — 1927)
Всё новое на старый лад:
У современного поэта
В метафорический наряд
Речь стихотворная одета.

Но мне другие — не пример,
И мой устав — простой и строгий.
Мой стих — мальчишка-пионер,
Легко одетый, голоногий.
1926

Дмитрий Сергеевич Мережковский (1865 — 1941)
Под влиянием Достоевского, а также иностранной литературы, Бодлера и Эдгара По, началось моё увлечение не декадентством, а символизмом (я и тогда уже понимал их различие). Сборник стихотворений, изданный в самом начале 90-х годов, я озаглавил «Символы». Кажется, я раньше всех в русской литературе употребил это слово.

Вячеслав Иванович Иванов (1866 — 1949)
Бег изменчивых явлений,
Мимо реющих, ускорь:
Слей в одно закат свершений
С первым блеском нежных зорь.
От низовий жизнь к истокам
В миг единый обозри:
В лик единый умным оком
Двойников своих сбери.
Неизменен и чудесен
Благодатной Музы дар:
В духе форма стройных песен,
В сердце песен жизнь и жар.
«Мысли о поэзии»

Константин Дмитриевич Бальмонт (1867 — 1942)
У меня много новостей. И все хорошие. Мне «везёт». Мне пишется. Мне жить, жить, вечно жить хочется. Если бы Вы знали, сколько я написал стихов новых! Больше ста. Это было сумасшествие, сказка, новое. Издаю новую книгу, совсем не похожую на прежние. Она удивит многих. Я изменил своё понимание мира. Как ни смешно прозвучит моя фраза, я скажу: я понял мир. На многие годы, быть может, навсегда.
К. Бальмонт — Л. Вилькиной

Максим Горький (Алексей Максимович Пешков) (1868 — 1936)
Человек — вот правда! Всё — в человеке, всё для человека! Существует только человек, всё же остальное — дело его рук и его мозга! Чело-век! Это — великолепно! Это звучит… гордо!

«На дне»

Зинаида Николаевна Гиппиус (1869 — 1945)
Мне жаль создавать нечто бесполезное и никому не нужное сейчас. Собрание, книга стихов в данное время — самая бесполезная, ненужная вещь… Я не хочу этим сказать, что стихи не нужны. Напротив, я утверждаю, что стихи, нужны, даже необходимы, естественны и вечны. Было время, когда всем казались нужными целые книги стихов, когда они читались сплошь, всеми понимались и принимались. Время это – прошлое, не наше. Современному читателю не нужен сборник стихов!

Александр Иванович Куприн (1870 — 1938)
Язык — это история народа. Язык — это путь цивилизации и культуры. Поэтому-то изучение и сбережение русского языка является не праздным занятием от нечего делать, но насущной необходимостью.

Иван Алекеевич Бунин (1870 — 1953)
Какими националистами, патриотами становятся эти интернационалисты, когда это им надобно! И с каким высокомерием глумятся они над «испуганными интеллигентами»,- точно решительно нет никаких причин пугаться,- или над «испуганными обывателями», точно у них есть какие-то великие преимущества перед «обывателями». Да и кто, собственно, эти обыватели, «благополучные мещане»? И о ком и о чем заботятся, вообще, революционеры, если они так презирают среднего человека и его благополучие?
«Окаянные дни»

Леонид Николаевич Андреев (1871 — 1919)
В борьбе за свой идеал, который состоит в „свободе, равенстве и братстве“, граждане должны пользоваться такими средствами, которые не противоречат этому идеалу.
«Губернатор»

Кузмин Михаил Алексеевич (1872 — 1936)
«Пусть ваша душа будет цельна или расколота, пусть миропостижение будет мистическим, реалистическим, скептическим, или даже идеалистическим (если вы до того несчастны), пусть приемы творчества будут импрессионистическими, реалистическими, натуралистическими, содержание – лирическим или фабулистическим, пусть будет настроение, впечатление – что хотите, но, умоляю, будьте логичны – да простится мне этот крик сердца! – логичны в замысле, в постройке произведения, в синтаксисе».
Искусство рождается в бездомье. Я писал письма и повести, адресованные к далекому неведомому другу, но когда друг пришел — искусство уступило жизни. Я говорю, конечно, не о домашнем уюте, а о жизни, которая значит больше искусства.
«Мы с тобой. Дневник любви»

Валерий Яковлевич Брюсов (1873 — 1924)
Художник не может большего, как открыть другим свою душу. Нельзя предъявлять ему заранее составленные правила. Он — ещё неведомый мир, где всё ново. Надо забыть, что пленяло у других, здесь иное. Иначе будешь слушать и не услышишь, будешь смотреть, не понимая.
Из трактата Валерия Брюсова «О искусстве»

Алексей Михайлович Ремизов (1877 — 1957)
Ну и пусть отдохнет, измаялась — измучили ее, истревожили. А чуть свет подымется лавочница, возьмется добро свое складывать, хватится одеялишка, пойдет, вытащит из-под старухи подстилку эту мягкую: разбудит старуху, подымет на ноги: ни свет ни заря, изволь вставать. Ничего не поделаешь. А пока — бабушка, костромская наша, мать наша, Россия!»

«Взвихренная Русь»

Максимилиан Александрович Волошин (1877 — 1932)
Искусство никогда не обращается к толпе, к массе, оно говорит отдельному человеку, в глубоких и скрытых тайниках его души.

Михаил Андреевич Осоргин (Ильин) (1878 — 1942)
Как странно /…/ Сколько есть веселых и бодрых книг, сколько блестящих и остроумных философских истин,- но нет ничего утешительнее Экклезиаста.

Саша Черный (Александр Михайлович Гликберг) (1880 — 1932)
Бабкин смел, — прочёл Сенеку
И, насвистывая туш,
Снес его в библиотеку,
На полях отметив: «Чушь!»
Бабкин, друг, — суровый критик,
Ты подумал ли хоть раз,
Что безногий паралитик
Легкой серне не указ?..
«Читатель»

Андрей Белый (Борис Николаевич Бугаев) (1880- 1934)
Слово критика о поэте должно быть объективно-конкретным и творческим; критик, оставаясь ученым, – поэт.

«Поэзия слова»

Александр Александрович Блок (1880 — 1921)
Только о великом стоит думать, только большие задачи должен ставить себе писатель; ставить смело, не смущаясь своими личными малыми силами.

Борис Константинович Зайцев (1881 — 1972)
«Верно, тут есть и лешие, и водяные, – думал я, глядя перед собой, – а может быть, здесь живет и еще какой дух… Могучий, северный дух, который наслаждается этой дикостью; может, и настоящие северные фавны и здоровые, белокурые женщины бродят в этих лесах, жрут морошку и бруснику, хохочут и гоняются друг за дружкой».
«Север»

Александр Грин (Александр Степанович Гриневский) (1881 — 1932)
Нужно уметь закрывать скучную книгу…уходить с плохого фильма…и расставаться с людьми, которые не дорожат тобой!

Аркадий Тимофеевич Аверченко (1881 — 1925)
Из скромности я остерегусь указать на тот факт, что в день моего рождения звонили в колокола и было всеобщее народное ликование. Злые языки связывали это ликование с каким-то большим праздником, совпавшим с днём моего появления на свет, но я до сих пор не понимаю, при чём здесь ещё какой-то праздник?

Алексей Николаевич Толстой (1882 — 1945)
То было время, когда любовь, чувства добрые и здоровые считались пошлостью и пережитком; никто не любил, но все жаждали и, как отравленные, припадали ко всему острому, раздирающему внутренности.
«Хождение по мукам»

Корней Иванович Чуковский (Николай Васильевич Корнейчуков) (1882 — 1969)
— Ну что плохого, — говорю я себе, — хотя бы в коротеньком слове пока? Ведь точно такая же форма прощания с друзьями есть и в других языках, и там она никого не шокирует. Великий поэт Уолт Уитмен незадолго до смерти простился с читателями трогательным стихотворением “So long!”, что и значит по-английски — “Пока!”. Французское a bientot имеет то же самое значение. Грубости здесь нет никакой. Напротив, эта форма исполнена самой любезной учтивости, потому что здесь спрессовался такой (приблизительно) смысл: будь благополучен и счастлив, пока мы не увидимся вновь.
«Живой как жизнь»

Александр Романович Беляев (1884 — 1942)
Швейцария? Это горное пастбище туристов. Я сама объездила весь свет, но ненавижу этих жвачных двуногих с Бэдэкером вместо хвоста. Они изжевали глазами все красоты природы.
«Остров погибших кораблей»

Николай Алексеевич Клюев (1884 — 1937)
Всё, что писал и напишу, я считаю только лишь мысленным сором и ни во что почитаю мои писательские заслуги. И удивляюсь, и недоумеваю, почему по виду умные люди находят в моих стихах какое-то значение и ценность. Тысячи стихов, моих ли или тех поэтов, которых я знаю в России, не стоят одного распевца моей светлой матери.

Евгений Иванович Замятин (1884 — 1937)
Я боюсь, что у русской литературы одно только будущее: её прошлое.
Статья «Я боюсь»

Велимир Хлебников (Виктор Владимирович Хлебников) (1885 — 1922)
Мы долго искали такую, подобную чечевице, задачу, чтобы направленные ею к общей точке соединенные лучи труда художников и труда мыслителей встретились бы в общей работе и смогли бы зажечь обратить в костер даже холодное вещество льда. Теперь такая задача — чечевица, направляющая вместе вашу бурную отвагу и холодный разум мыслителей, — найдена. Эта цель — создать общий письменный язык…
«Художники мира»

Николай Степанович Гумилев (1886 — 1921)
Поэзию он обожал, в суждениях старался быть беспристрастным. Он был удивительно молод душой, а может быть и умом. Он всегда мне казался ребёнком. Было что-то ребяческое в его под машинку стриженой голове, в его выправке, скорее гимназической, чем военной. Изображать взрослого ему нравилось, как всем детям. Он любил играть в «мэтра», в литературное начальство своих «гумилят», то есть маленьких поэтов и поэтесс, его окружавших. Поэтическая детвора его очень любила.
Ходасевич, «Некрополь»

Владислав Фелицианович Ходасевич (1886 — 1939)
Я, я, я. Что за дикое слово!
Неужели вон тот — это я?
Разве мама любила такого,
Желто-серого, полуседого
И всезнающего, как змея?
Ты потерял свою Россию.
Противоставил ли стихию
Добра стихии мрачной зла?
Нет? Так умолкни: увела
Тебя судьба не без причины
В края неласковой чужбины.
Что толку охать и тужить —
Россию нужно заслужить!
«Что нужно знать»

Анна Андреевна Ахматова (Горенко) (1889 — 1966)
Я не переставала писать стихи. Для меня в них — связь моя с временем, с новой жизнью моего народа. Когда я писала их, я жила теми ритмами, которые звучали в героической истории моей страны. Я счастлива, что жила в эти годы и видела события, которым не было равных.

Борис Леонидович Пастернак (1890 — 1960)
Все люди, посланные нам -это наше отражение. И посланы они для того, чтобы мы, смотря на этих людей, исправляли свои ошибки, и когда мы их исправляем, эти люди либо тоже меняются, либо уходят из нашей жизни.

Михаил Афанасьевич Булгаков (1891 — 1940)
На широком поле словесности российской в СССР я был один-единственный литературный волк. Мне советовали выкрасить шкуру. Нелепый совет. Крашеный ли волк, стриженый ли волк, он всё равно не похож на пуделя. Со мной и поступили как с волком. И несколько лет гнали меня по правилам литературной садки в огороженном дворе. Злобы я не имею, но я очень устал…
Из письма М. А. Булгакова И. В. Сталину, 30 мая 1931 года.
Осип Эмильевич Мандельштам (1891 — 1938)
Когда я умру потомки спросят моих современников: «Понимали ли вы стихи Мандельштама?» — «Нет, мы не понимали его стихов». «Кормили ли вы Мандельштама, давали ли ему кров?» — «Да, мы кормили Мандельштама, мы давали ему кров». — «Тогда вы прощены».

Илья Григорьевич Эренбург (Элиягу Гершевич) (1891 — 1967)
Может быть, пойти в Дом печати – там по одному бутерброду с кетовой икрой и диспут – «о пролетарском хоровом чтенье», или в Политехнический музей – там бутербродов нет, зато двадцать шесть молодых поэтов читают свои стихи о «паровозной обедне». Нет, буду сидеть на лестнице, дрожать от холода и мечтать о том, что все это не тщетно, что, сидя здесь на ступеньке, я готовлю далекий восход солнца Возрождения. Мечтал я и просто и в стихах, причем получались скучноватые ямбы.
«Необычайные похождения Хулио Хуренито и его учеников»

Марина Ивановна Цветаева (1892 — 1941)
«Единственный справочник: собственный слух и, если уж очень нужно — теория словесности Саводника: драма, трагедия, поэма, сатира».
«Единственный учитель: собственный труд».
«И единственный судья: будущее».

Константин Георгиевич Паустовский (1892 — 1962)
В детстве и юности мир существует для нас в ином качестве, чем в зрелые годы. В детстве горячее солнце, гуще трава, обильнее дожди, темнее небо и смертельно интересен каждый человек… Поэтическое восприятие жизни, всего окружающего нас – величайший дар, доставшийся нам от детства. Ощущение жизни как непрерывной новизны – вот та плодородная почва, на которой расцветает и созревает искусство.
«Золотая роза»

Владимир Владимирович Маяковский (1893 — 1930)
Я хочу быть понят родной страной,
а не буду понят —
что ж?!
По родной стране
пройду стороной,
как проходит
косой дождь.

Георгий Владимирович Иванов (1894 — 1958)
Русский читатель никогда не был и, даст Бог, никогда не будет холодным эстетом, равнодушным «ценителем прекрасного», которому мало дела до личности поэта.
«Петербургские зимы»

Юрий Николаевич Тынянов (1894 — 1943)
Тогда начали мерить числом и мерой, судить порхающих отцов; отцы были осуждены на казнь и бесславную жизнь.
Случайный путешественник-француз, пораженный устройством русского механизма, писал о нем: «империя каталогов», и добавлял: «блестящих».
Отцы пригнулись, дети зашевелились, отцы стали бояться детей, уважать их, стали заискивать. У них были по ночам угрызения, тяжелые всхлипы. Они называли это «совестью» и «воспоминанием».
И были пустоты.
«Смерть Вазир-Мухтара»

Исаак Эммануилович Бабель (1894 — 1940)
— У писателя на полке должно стоять немного книг. Всего десять-пятнадцать.
— Какие? — заорали молодые писатели.
— О! Для этого надо прочесть тысячи книг.

Михаил Михайлович Зощенко (1895 — 1958)

Здесь кроется обычная ошибка философов, литераторов, поэтов. Свои чувства и домыслы они нередко отождествляют с чувствами «всего человечества». Л. Н. Толстой считал, что «непротивление злу» спасает людей от множества бед. Быть может, это спасало Толстого. Но эта идея была абсолютно чуждой людям. В русском народе Гончаров увидел Обломовых. Быть может, обломовщина была характерна для писателя, но она отнюдь не характеризовала русский народ.
«Деньги. Любовь. Неудачи»

Сергей Александрович Есенин (1895 — 1925)
У собратьев моих нет чувства родины во всем широком смысле этого слова, поэтому у них так и несогласованно все. Поэтому они так и любят тот диссонанс, который впитали в себя с удушливыми парами шутовского кривляния ради самого кривляния.
Статья «Быт и искусство»

Анатолий Борисович Мариенгоф (1897 — 1962)
Гога — милый и красивый мальчик.  Ему девятнадцать лет.  У него всегда обиженные  розовые губы, голова  в золоте топленых сливок от степных коров и большие зеленые несчастливые глаза.
— Пойми, Ольга, я люблю свою родину.
Ольга  перестает  дрыгать  ногами, поворачивает к  нему лицо  и говорит серьезно:
— Это все оттого, Гога, что ты не кончил гимназию.
«Циники»

Валентин Петрович Катаев (1897 — 1986)
Писатели восемнадцатого века — да и семнадцатого — были в основном повествователи. Девятнадцатый век украсил голые ветки повествования цветными изображениями. Наш век — победа изображения над повествованием. Изображение присвоили себе таланты и гении, оставив повествование остальным. Метафора стала богом, которому мы поклоняемся. В этом есть что-то языческое. Мы стали язычниками. Наш бог — материя… Вещество… Но не пора ли вернуться к повествованию, сделав его носителем великих идей?
«Алмазный мой венец»

Владимир Владимирович Набоков (1899 — 1977)
Говорили, единственное, что он в мирe любит, это – Россия. Многие не понимали, почему он там не остался. На вопросы такого рода Мун неизменно отвечал: «Справьтесь у Робертсона» (это был востоковeд) «почему он не остался в Вавилонe». Возражали вполнe резонно, что Вавилона уже нет. Мун кивал, тихо и хитро улыбаясь.

«Подвиг»

Андрей Платонович Платонов (Климентов) (1899 — 1951)
Искусство должно умереть — в том смысле, что его должно заменить нечто обыкновенное, человеческое; человек может хорошо петь и без голоса, если в нём есть особый, сущий энтузиазм жизни.

Николай Алексеевич Заболоцкий (1903 — 1958)
Я закрываю глаза и вижу стеклянное здание леса.
Стройные волки, одетые в лёгкие платья,
преданы долгой научной беседе.
Вот отделился один,
подымает прозрачные лапы,
плавно взлетает на воздух,
ложится на спину.
Ветер его на восток над долинами гонит.
Волки внизу говорят:
«Удалился философ,
чтоб лопухам преподать геометрию неба.»

Даниил Иванович Хармс (Ювачёв) (1905 — 1942)
Всё крайнее сделать очень трудно. Средние части даются легче. Самый центр не требует никаких усилий. Центр — это равновесие. Там нет никакой борьбы.
«Пейте уксус, господа!»

Михаил Александрович Шолохов (1905 — 1984)
Жизнь заставит разобраться, и не только заставит, но и силком толкнет на какую-нибудь сторону.
«Тихий Дон»

Варлам Тихонович Шаламов (1907 — 1982)
Сейчас было так наглядно, так ощутимо ясно, что вдохновение и было жизнью; перед смертью ему дано было узнать, что жизнь была вдохновением, именно вдохновением.
«Колымские рассказы»

Арсений Александрович Тарковский (1907 — 1989)
Порой по улице бредешь —
Нахлынет вдруг невесть откуда
И по спине пройдет, как дрожь,
Бессмысленная жажда чуда.
1946

НАВЕРХ

Страница не найдена — ПолитехЛИБ

По этому адресу ничего не найдено. Воспользуйтесь одной из следующих ссылок или поиском.

Свежие записи

Самые используемые рубрики

Архивы

Попробуйте поискать в ежемесячных архивах. 🙂

Архивы
Выберите месяц Апрель 2021 Март 2021 Февраль 2021 Январь 2021 Декабрь 2020 Ноябрь 2020 Октябрь 2020 Сентябрь 2020 Август 2020 Июль 2020 Июнь 2020 Май 2020 Апрель 2020 Март 2020 Февраль 2020 Январь 2020 Декабрь 2019 Ноябрь 2019 Октябрь 2019 Июль 2019 Июнь 2019 Май 2019 Апрель 2019 Март 2019 Февраль 2019 Январь 2019 Ноябрь 2018 Сентябрь 2018 Июль 2018 Июнь 2018 Май 2018 Апрель 2018 Март 2018 Февраль 2018 Январь 2018 Декабрь 2017 Ноябрь 2017 Октябрь 2017 Сентябрь 2017 Август 2017 Июль 2017 Июнь 2017 Май 2017 Апрель 2017 Март 2017 Февраль 2017 Январь 2017 Декабрь 2016 Ноябрь 2016 Октябрь 2016 Сентябрь 2016 Август 2016 Июль 2016 Июнь 2016 Май 2016 Апрель 2016 Март 2016 Февраль 2016 Январь 2016 Декабрь 2015 Ноябрь 2015 Октябрь 2015 Сентябрь 2015 Август 2015 Июль 2015 Июнь 2015 Май 2015 Апрель 2015 Март 2015 Февраль 2015 Январь 2015 Декабрь 2014 Ноябрь 2014 Октябрь 2014 Сентябрь 2014 Август 2014 Июль 2014 Июнь 2014 Май 2014 Апрель 2014 Март 2014 Февраль 2014 Январь 2014 Декабрь 2013 Ноябрь 2013 Октябрь 2013 Сентябрь 2013 Август 2013 Июль 2013 Июнь 2013 Май 2013 Апрель 2013 Март 2013 Февраль 2013 Январь 2013 Декабрь 2012 Ноябрь 2012 Октябрь 2012 Сентябрь 2012 Август 2012 Июль 2012 Июнь 2012 Май 2012 Апрель 2012 Март 2012 Февраль 2012 Январь 2012 Декабрь 2011 Ноябрь 2011 Октябрь 2011 Сентябрь 2011 Август 2011 Июль 2011 Июнь 2011 Май 2011 Апрель 2011 Март 2011 Февраль 2011 Январь 2011 Декабрь 2010 Ноябрь 2010 Октябрь 2010 Сентябрь 2010 Август 2010 Июль 2010 Июнь 2010 Май 2010 Апрель 2010 Март 2010 Февраль 2010 Январь 2010 Ноябрь 2009

100 главных русских книг XXI века

В составлении рейтинга приняли участие:

Василий Авченко, писатель • Иван Аксёнов, издатель (Common Place), редактор сайта «Горький» • Максим Амелин, поэт, переводчик, издатель («ОГИ») • Любовь Аркус, киновед, режиссёр, основатель журнала «Сеанс» и фонда «Антон тут рядом» • Андрей Аствацатуров, филолог, писатель, директор Музея В. В. Набокова (Санкт-Петербург) • Варвара Бабицкая, критик, переводчица, редактор проекта «Полка» • Ольга Балла, критик, литературовед • Полина Барскова, поэт, писатель, литературовед, историк • Лиза Биргер, критик • Арина Бойко, писательница, редактор журнала «Незнание» • Дмитрий Быков, поэт, писатель, журналист • Андрей Василевский, поэт, главный редактор журнала «Новый мир» • Оксана Васякина, поэтесса, критик • Евгения Вежлян, филолог, критик, доцент РГГУ • Михаил Велижев, историк, филолог, профессор НИУ ВШЭ • Александр Вершинин, генеральный директор Российской национальной библиотеки • Михаил Визель, критик, переводчик, шеф-редактор портала «Год литературы» • Евгения Власенко, критик • Евгений Водолазкин, писатель, литературовед • Юля Вронская, куратор литературной премии «Ясная Поляна» • Мария Галина, поэт, писатель • Сергей Гандлевский, поэт • Алиса Ганиева, писательница • Стефано Гардзонио, филолог • Александр Генис, писатель, журналист, ведущий радио «Свобода» • Линор Горалик, поэтесса, писательница, главный редактор сайта PostPost • Александр Горбачёв, критик • Алла Горбунова, поэт, писатель • Игорь Гулин, критик • Саша Гусева, писательница, редактор журнала «Незнание» • Лев Данилкин, писатель, критик • Дмитрий Данилов, писатель, драматург • Филипп Дзядко, филолог, главный редактор проекта Arzamas • Александр Долинин, филолог, почётный профессор Университета Висконсина в Мэдисоне (США) • Никита Елисеев, филолог, критик, библиограф Российской национальной библиотеки (Санкт-Петербург) • Евгений Ермолин, критик • Анастасия Завозова, переводчица, главный редактор платформы Storytel • Дмитрий Захаров, писатель • Дмитрий Иванов, литературовед, главный редактор сайта «Горький» • Наталья Иванова, критик, литературовед, заместительница главного редактора журнала «Знамя» • Шамиль Идиатуллин, писатель • Николай Картозия, журналист, режиссёр, генеральный директор телеканала «Пятница» • Игорь Кириенков, критик • Маруся Климова, писательница, переводчица • Алексей Конаков, критик, литературовед • Сергей Костырко, писатель, критик, редактор журнала «Новый мир», куратор проекта «Журнальный зал» • Михаил Котомин, издатель (Ad Marginem) • Ирина Кравцова, издатель (Издательство Ивана Лимбаха) • Максим Кронгауз, лингвист, профессор РГГУ • Сергей Кузнецов, писатель • Дмитрий Кузьмин, поэт, переводчик, издатель («АРГО-Риск», Literature Without Borders), главный редактор журнала «Воздух» • Валентин Курбатов, литературовед, критик, прозаик • Андрей Лазарчук, писатель • Денис Ларионов, поэт, критик, литературовед, преподаватель РГГУ, редактор «Художественной серии» («Новое литературное обозрение») • Мария Лебедева, критик • Сергей Лебеденко, критик • Вадим Левенталь, писатель, издатель, ответственный секретарь премии «Национальный бестселлер» • Андрей Левкин, писатель, эссеист • Ян Левченко, филолог, культуролог, киновед, профессор НИУ ВШЭ • Роман Лейбов, литературовед, профессор Тартуского университета (Эстония) • Олег Лекманов, литературовед, профессор НИУ ВШЭ • Евгений Лесин, поэт, критик, ответственный редактор газеты «НГ-ExLibris» • Марк Липовецкий, литературовед, профессор Колумбийского университета (США) • Евгения Лисицына, критик • Кирилл Маевский, арт-директор Центра современной культуры «Смена» (Казань), программный директор книжного фестиваля «Смена» • Мария Майофис, литературовед, доцент НИУ ВШЭ • Максим Мамлыга, критик, обозреватель • Александр Марков, филолог, переводчик, культуролог, профессор РГГУ • Шаши Мартынова, переводчица, издательница (DodoPress), создательница сети книжных магазинов «Додо» • Ирина Машинская, поэтесса, главный редактор журнала «Стороны света» • Константин Мильчин, критик, шеф-редактор проекта Storytel • Егор Михайлов, критик, редактор сайта «Афиша Daily» • Глеб Морев, филолог, редактор отдела литературы сайта Colta • Катя Морозова, главный редактор журнала «Носорог» • Иван Напреенко, критик, социолог, музыкант, художник, редактор сайта «Горький» • Андрей Немзер, критик, литературовед, профессор НИУ ВШЭ • Мария Нестеренко, критик, редактор, куратор книжных серий (Common Place, «Новое литературное обозрение») • Лев Оборин, поэт, критик, редактор проекта «Полка» • Сергей Оробий, критик, литературовед, доцент Благовещенского государственного педагогического университета • Максим Осипов, писатель • Михаил Павловец, литературовед, профессор НИУ ВШЭ • Екатерина Писарева, критик, главный редактор портала MyBook • Юлия Подлубнова, поэтесса, критик • Николай Подосокорский, литературовед • Алексей Поляринов, писатель, эссеист, переводчик • Валерия Пустовая, критик, писательница • Дмитрий Ренанский, театровед, музыкальный критик, редактор отдела театра сайта Colta • Андрей Рубанов, писатель, сценарист • Полина Рыжова, сценаристка, редактор проекта «Полка», редактор издательства Individuum • Феликс Сандалов, главный редактор издательства Individuum • Юрий Сапрыкин, журналист, культуролог, руководитель проекта «Полка» • Станислав Секретов, критик • София Синицкая, писательница, литературовед • Александр Скидан, поэт, критик • Станислав Снытко, писатель • Николай Солодников, журналист • Виктор Сонькин, переводчик, филолог, преподаватель МГУ • Владимир Сорокин, писатель • Мария Степанова, поэтесса, писательница, эссеистка, главный редактор сайта Colta • Марина Степнова, писательница, профессор НИУ ВШЭ • Максим Сурков, директор книжного магазина «Циолковский» • Владислав Толстов, критик • Татьяна Трофимова, филолог, преподавательница ВШЭ-РЭШ • Георгий Урушадзе, генеральный директор премии «Большая книга» • Артём Фаустов, создатель книжного магазина «Все свободны» • Лиза Хейден-Эспеншейд, переводчица русской литературы • Наталья Черных, поэтесса, писательница • Игорь Шайтанов, литературовед, критик, профессор РГГУ, главный редактор журнала «Вопросы литературы» • Алла Шлыкова, ведущий редактор «Редакции Елены Шубиной» • Елена Шубина, литературовед, издательница («Редакция Елены Шубиной»/«АСТ») • Николай Эппле, филолог, переводчик, журналист • Михаил Эпштейн, литературовед, философ, критик, профессор университета Эмори (США) • Галина Юзефович, критик • Юлия Яковлева, писательница, критик

15 полезных экранизаций школьной классики — Статьи на КиноПоиске

В начале октября «Яндекс. Учебник», КиноПоиск и «Яндекс.Музыка» открыли проект «Культурный марафон» — планы уроков по кино, музыке, архитектуре и театру для учителей, школьников и родителей. Ознакомиться с ними можно здесь.

А в дополнение к этим внеклассным занятиям мы составили список фильмов по мотивам литературных произведений, входящих в школьную программу. Они помогут лучше понять и замысел классиков, и контекст, в котором они работали, да и время провести неплохо.

«Троя»

В основе этого пеплума (так традиционно называются фильмы из античной жизни) с Брэдом Питтом — одна из самых древних книг в истории человечества. С нее обычно начинают изучение мировой литературы. «Илиада» — история десятилетней Троянской войны, в которой соотечественники автора (полумифического греческого сказителя Гомера) выглядят не более и не менее обаятельно, чем их враги. В центре эпоса — противостояние ахейского воина Ахилла и предводителя троянцев Гектора.

В своей дорогостоящей киноверсии классического сюжета режиссер Вольфганг Петерсен сосредоточился на человеческом измерении конфликта, поэтому в фильме совсем нет богов, которые в оригинале принимали в войне самое непосредственное участие. Это была идея сценариста, молодого автора Дэвида Бениоффа. Через несколько лет он засядет за другой, уже современный эпос — «Игру престолов».

«Троя» — яркий пример голливудизации классики со всеми недостатками этого явления. У Петерсена и Бениоффа получился зрелищный конспект великого текста, в котором сыграли (кто лучше, кто хуже) несколько популярных артистов, но подменять этим ярким фильмом сам текст «Илиады», наверное, будет ошибкой. Лучше смотреть это кино просто как иллюстрацию к особенно запоминающимся сценам (хотя современники умудрились рассмотреть в этом пеплуме сатиру на операции американских войск в Персидском заливе).

«Ромео + Джульетта»

«Ромео и Джульетта» — самая известная трагедия Шекспира, печальная история про обреченную любовь двух молодых людей из Вероны, принадлежащих к враждующим аристократическим семьям. Как всегда бывает у Шекспира, большое чувство приводит к трагедии: невозможность счастья приравнивается к невозможности жизни.

Снявший эту экранизацию режиссер Баз Лурман, до того как заняться кино, ставил оперы и мюзиклы. И к шекспировскому тексту он применил довольно частый в современном театре прием — перенес действие в наше время. Так мелодрама из итальянской жизни XVI века превратилась в настоящий гангстерский триллер о войне двух мафиозных кланов, рейвах, запретной любви и волшебных таблетках (тем, кто любит более традиционные экранизации классики, рекомендуем «Ромео и Джульетту» 1968 года, снятых Франко Дзеффирелли). В главных ролях у Лурмана — юный Леонардо ДиКаприо и Клэр Дэйнс в парике.

При этом сам шекспировский текст Лурман бережно оставил почти без изменений. А еще добавил в кадр многочисленные отсылки к шекспировской биографии и библиографии. В начале Ромео и Бенволио играют в бильярд в «Театре „Глобус“» — так называлась площадка, где ставили Шекспира при его жизни. На рекламных билбордах цитаты из «Бури», «Генриха VI» и «Двух веронцев». Фильм идет ровно два часа, в точности следуя цитате из пролога пьесы («Их жизнь, любовь и смерть и, сверх того, мир их родителей на их могиле на два часа составят существо разыгрываемой пред вами были».)

«Герой нашего времени»

Один из первых психологических романов в русской литературе, соединяющий достижения соотечественников (в первую очередь Пушкина и его «Евгения Онегина») и современных Лермонтову европейских писателей (читайте: похожую даже по названию «Исповедь сына века» Альфреда де Мюссе!), «Герой нашего времени» устроен довольно затейливо. По сути, роман Лермонтова — это сборник новелл про одного героя, жестокого меланхолика Григория Печорина, который, приехав служить на Кавказ, мается от тоски сам и калечит других.

Сразу предупреждаем: эта экранизация не полная. В фильм Станислава Ростоцкого не вошли ни романтическая часть с дуэлью («Княжна Мери»), ни «Фаталист» (где излагается философия героя). Зрители также не услышат голос Владимира Ивашова, играющего главную роль. Снимаясь в сцене, где Печорина пытается утопить прекрасная и опасная Ундина, он сильно простыл, и на озвучании Ивашова сменил Вячеслав Тихонов.

Зато из оставшихся «Бэлы», «Максима Максимыча» и «Тамани» Ростоцкий сделал своего рода советский вестерн — с горными перестрелками, похищениями и контрабандистами. Такая вот экшен-версия классики, превращающая зачитанный поколениями школьников текст в эффектное зрелище.

«Шинель»

Эта повесть Гоголя — центральное произведение русской литературы о «маленьком человеке», история забитого чиновника Акакия Башмачкина, который бредил шинелью, купил ее, но не успел насладиться обновкой: шинель украли, а Башмачкин простыл и умер.

Ее экранизация Траубергом и Козинцевым удивительна и своеобразна во всем. Сценарий, написанный филологом и писателем Юрием Тыняновым (тоже имеющим сегодня статус классика), — одновременно приквел гоголевской повести и ее переосмысление, почти фанфик (тут мы видим Башмачкина в молодости, еще полного надежд и открытого любви). Режиссерские решения Трауберга и Козинцева (основателей Фабрики эксцентрического актера — не забудем, что фильм снимался в авангардные 1920-е) смягчают гоголевские контрасты: явь (холодный Петербург, угрюмый департамент) и фантазии (дворец, где вокруг Башмачника пляшут генералы) соединяются до неразличимости. Играющий Акакия Акакиевича Андрей Костричкин семенит и горбится, как Хоакин Феникс в «Джокере». Это действительно веселая, смелая даже по нынешним временам и эффектная постановка, а не скучная и пыльная буквальная экранизация.

Хотя «Шинель», наверное, не оценят те, кто в принципе не любит черно-белые фильмы, тем более немые (то есть для знакомства с языком Гоголя книжку все-таки придется потом прочесть!). В остальном же это один из безоговорочных шедевров советского кино, из тех фильмов, которые повлияли на грамматику этого искусства в целом. А последнее издание фильма, вышедшее в нулевых на DVD, может похвастаться еще и хардкорным индустриальным саундтреком.

«Несколько дней из жизни И. И. Обломова»

«Обломов» — медленный даже по меркам XIX века роман о барине-лежебоке, который попытался начать новую жизнь и потерпел поражение. После его публикации в русской критике появился специальный термин «обломовщина», припечатывающий ленивую мечтательность русского дворянства, а сам герой стал воплощением старой России — одновременно обаятельной и беспомощной.

Автор «Обломова» Иван Гончаров немного теряется на фоне других респектабельных отечественных классиков: никаких глубоких прозрений о загадочной русской душе или логике истории он не оставил. Между тем именно его трилогия «О» («Обыкновенная история», «Обломов», «Обрыв») пришлась ко двору в 1970-е — в эпоху, которую принято называть застоем. Возвращение Гончарова к читателю и зрителю связано с конкретным именем: Олег Табаков сначала сыграл молодого идеалиста Александра Адуева в «Обыкновенной истории» Галины Волчек, начитал для радио фрагменты из «Обрыва», а под конец десятилетия исполнил главную роль в «Нескольких днях из жизни И. И. Обломова» Никиты Михалкова — фильме, который, помимо прочего, отражает фантазии советской аристократии о том, как жили их предшественники столетием раньше.

Уже название картины намекает на то, что это не гончаровский «Обломов», а развитие отдельных тем и сюжетов из книги. Михалкова интересует не жестокий финал этой истории, а самая ее сердцевина — с вальяжным ожиданием на диване и любовным томлением; то состояние, которое было описано Пушкиным словами «А счастье было так возможно». Имеется в общем риск залюбоваться размеренным бытом позапрошлого века, заснуть детским сном в Обломовке и пропустить развязку.

«Алиса»

Сказки Льюиса Кэррола про Алису — шедевр английской абсурдистской прозы, который очень по-разному понимают взрослые и дети. В первой из них девочка Алиса прыгает в кроличью нору и попадает в подземный мир, где вздорная Червонная Королева играет в крокет с помощью фламинго и грозится всех казнить. В финале путешествие в Страну чудес, разумеется, окажется тревожным сном — одним из самых захватывающих и философски нагруженных в мировой литературе.

«Алису» экранизировали бессчетное количество раз: чаще первую книгу про путешествие в страну игральных карт, реже — «Алису в Зазеркалье» про ее приключения в стране шахматных фигур. Галлюцинаторный текст Льюиса Кэрролла располагает к тому, чтобы перенести его на экран. Вдохновлялись книгой и при создании больших голливудских хитов: к Кэрроллу отсылают «Матрица», разрабатывающая идею параллельной реальности, и зомби-сага «Обитель зла», в которой аллюзии начинаются уже с имени героини Миллы Йовович — Элис. Современным зрителям, должно быть, хорошо помнятся недавний фильм Тима Бёртона и его не слишком удачное продолжение. Разнообразия ради порекомендуем более радикальное прочтение Кэрролла, сделанное чешским сюрреалистом Яном Шванкмайером. Он избавился от приятных сказочных элементов первоисточника (вроде Чеширского кота) и сосредоточился на темных, болезненных аспектах книги. Алиса — у Шванкмайера ее зовут Аленка — переживает полноценный кошмар: предметы в Стране чудес (найденные Шванкмайером на пражских помойках) живут собственной хаотичной жизнью, а сама героиня регулярно превращается в куклу и обратно. Кукольный мультфильм Шванкмайера местами довольно жуток, но все в нем, однако, отвечает настроению первоисточника, совсем не такому задорному, как кажется в детстве.

«Война и мир»

Самый известный в мире русский роман — толстовская эпопея об Отечественной войне 1812 года, парадоксах любви и смысле истории. Толстой, во-первых, прослеживает судьбы нескольких десятков человек, которые влюбляются, сражаются и философствуют, а во-вторых, философствует сам, рассуждая о пределах власти монарха. По мнению писателя, частная воля Наполеона или Александра Первого ничего не значила, и коллективным телом целого народа невозможно управлять приказами и директивами.

Российские критики дружно разругали снятый по Толстому сериал Тома Харпера, а западные наоборот. За что разругали? Конечно, за сокращения. «Война и мир» по сценарию Эндрю Дэвиса (это он, кстати, адаптировал для экрана «Дневник Бриджет Джонс») — краткий и избирательный пересказ романа. Режиссер сделал Андрея, Наташу, Долохова и всех остальных героями костюмированной молодежной мелодрамы с эротикой на 16+, попойками и насилием. «Мысль народная», которой больше века мучают школьников, интересуют Харпера и Дэвиса куда меньше, чем военные и любовные приключения персонажей. К тому же Пол Дано, играющий Пьера Безухова, куда убедительней и симпатичней Сергея Бондарчука из тяжеловесной советской экранизации, которую сейчас восстановили и снова показывают в кино (тем более что на момент съемок советского фильма актеру было уже 45!).

И еще одно достоинство: превратив роман в сериал, авторы приблизили опыт современного зрителя к опыту первых читателей «Войны и мира». Они ведь тоже читали романы Толстого (или Диккенса) по сериям-главам, ежемесячно выходившим в литературных журналах.

При этом имейте в виду: британский сериал совершенно игнорирует философию Толстого — собственно, то, ради чего все это он и сочинил. То есть, чтобы написать сочинение об идеях писателя, все равно придется прочитать второй эпилог романа — именно там изложена историософская концепция Льва Николаевича.

«Даун Хаус»

Ерническое переложение «Идиота» Достоевского. Персонажи и в целом ситуация та же: из Швейцарии в Россию возвращается князь Мышкин, который в поезде знакомится с богачом Рогожиным, влюбленным в своенравную содержанку Настасью Филипповну. Будут в этой истории и семейство Епанчиных (у них остановится Мышкин), и Тоцкий (он растлил Настасью, а потом содержал ее), и противный шут Фердыщенко, провоцирующий героев рассказывать о себе гадости.

Один из любимых фильмов ваших родителей, за два десятилетия растасканный на мемы, цитаты и рингтоны. В ролях — весь цвет дикого, но симпатичного российского кино конца 1990-х: юный Федор Бондарчук в дурацкой шапочке (позаимствованной из другой хорошей экранизации классики — «Гамлета» с Итаном Хоуком), Иван Охлобыстин, еще не ставший священником и квасным патриотом (но уже в вышитой кумачовой рубахе), Александр Баширов в вечном амплуа шута, Артемий Троицкий в роли избалованного барина и даже Барбара Брыльска в дичайших нарядах.

Наименее политизированная и самая, пожалуй, безумная книга Достоевского неожиданно оказывается той самой линзой, которая позволяет увидеть контрасты новой России, во многом похожей на старую. К тому же хулиганское и сделанное на коленке (иногда кажется, что это какой-то школьный спектакль) кино Романа Качанова позволяет четко визуализировать всех этих господ в сюртуках, не очень-то различимых в прозе Достоевского. А еще прорваться сквозь паутину иносказаний, не слишком понятных современному школьнику: тут суть отношений, в которых те или иные герои романа состоят с «двусмысленной женщиной» Настасьей Филипповной, изложена с недвусмысленной прямотой.

«Дуэль»

Повесть «Дуэль», пожалуй, последнее звено в цепочке произведений, посвященных «лишним людям». Ей Чехов закрывает целый жанр отечественной литературы. Главный герой — беспутный молодой человек Иван Лаевский, сбежавший с чужой женой из Петербурга на Кавказ, рассчитывая начать новую жизнь. Ничего не вышло! И вот спустя два года Иван уже мечтает о возвращении в столицу, запивая свою тоску в обществе приятелей. Поведение Лаевского вызывает раздражение зоолога фон Корена — сторонника жесткого социального дарвинизма, который ненавидит жалующихся на свою долю бездельников. День ото дня столкновение между ними становится все неизбежнее.

Один из самых длинных чеховских текстов, «Дуэль», конечно, не сводится к поединку, и в фильме Довера Кошашвили сохранена и линия с неверностью возлюбленной Лаевского, Нади, и один из любимых персонажей самого Чехова — дьякон Победов, выступающий на стороне здравого смысла. И, конечно, философские споры. Режиссер, судя по всему, неплохо знаком с историей русской литературы: в его картине чувствуется, что конфликт Лаевского и доктора фон Корена — эхо споров и противостояний Онегина и Ленского, Печорина и Грушницкого («Герой нашего времени»), Базарова и Павла Кирсанова («Отцы и дети»). Лаевского, кстати, играет Эндрю Скотт, тот самый Мориарти из «Шерлока».

Чехов, наверное, самый универсальный из русских классиков. Его сюжеты одинаково удачно ставили и на Бродвее, и в высоколобом европейском кино. Но в конфликте «Дуэли» все же есть что-то специфически национальное, из-за чего фильм Кошашвили смотрится как будто с акцентом, но это если придираться. А вообще это образцово-показательная экранизация отечественной литературы (как и недавняя «Леди Макбет» с Флоренс Пью).

«Собачье сердце»

У Булгакова есть вещи более известные, но это, наверное, самая едкая — повесть о живущем на широкую ногу враче, который лечит советских чиновников и проводит рискованную операцию, пересаживая псу Шарику железы погибшего пролетария и превращая собаку в человека. В этом сюжете нетрудно увидеть сатиру на социальные эксперименты большевиков. И советская власть ее рассмотрела сразу: изъятая при обыске у Булгакова в середине 1920-х рукопись была опубликована в СССР только в перестройку, в 1987 году.

Сегодня в массовом сознании есть только одна версия «Собачьего сердца» — та самая, где одетый в одни кальсоны артист Толоконников поет непристойные частушки. И это страшно несправедливо. Фильм Владимира Бортко при всех достоинствах здорово сужал трактовку, подстраиваясь под запрос времени: зрители конца 1980-х (в стране как раз полным ходом шла перестройка) с радостью увидели в этой истории оправдание старого буржуазного быта и насмешку над революционным классом — и все. А ведь у Булгакова были и авторские шпильки в адрес спецов вроде профессора Преображенского, которые были готовы обслуживать большевистский режим в обмен на сохранение привилегий.

Фильм Альберто Латтуады (вышедший за 12 лет до официальной публикации книги в СССР!) — вещь более тонкая. Тут Шариков не захвативший гостиные и дворцы варвар, а жертва обстоятельств; Преображенский не остроумный барин, превыше всего ценящий душевный и бытовой комфорт, а тоже довольно противный и высокомерный тип, почти что «безумный профессор». Так конфликт становится объемным, авторская позиция не такой простой и плакатной, а зритель начинает симпатизировать униженным и оскорбленным в полном соответствии с традициями классической русской прозы.

«12 стульев»

Роман Ильфа и Петрова — главная русская сатирическая эпопея XX века и вместе с «Мастером и Маргаритой» основной источник мемов для поколения, родившегося сразу после Великой Отечественной. Ильф и Петров придумали трикстера Остапа Бендера, владеющего четырьмястами сравнительно честными способами отъема денег, и отправили его на поиски спрятанных в стульях бриллиантов. Авантюрный сюжет позволил авторам показать, как в послереволюционной России сосуществует архаика и модерн, «бывшие» (законспирированные дворяне, священники, диванные интеллектуалы) и «новые» люди. Как этот издевательский (в том числе по отношению к советскому строю) текст прошел цензуру, остается литературоведческой загадкой.

Есть две классические экранизации «12 стульев». Самая народная — разудалый мюзикл Марка Захарова с Андреем Мироновым в главной роли. Самая близкая к оригиналу — версия Гайдая, в которой гениального махинатора Бендера играет Арчил Гомиашвили (сегодня его мало кто помнит, а тогда его порекомендовал Гайдаю Владимир Высоцкий, сам пробовавшийся на роль Остапа). В пользу этого выбора говорит внешнее сходство актера с оригиналом (»…атлет с точеным, словно выбитым на монете лицом. Смуглое горло перерезал хрупкий светлый шрам», — так его описывают в «Золотом теленке»). Гомиашвили действительно похож на грозу юга, проворачивающего аферу за аферой в выдуманном Ильфом и Петровым Старгороде (в фильме эту роль играет не особенно замаскированная Одесса).

Правда, «12 стульев» Гайдая при всех опущенных при адаптации литературного текста деталях идут три часа и кажутся несколько затянутыми. А вот Захаров, снимавший свою версию для ТВ, оказался в более выгодном положении: разбив роман на четыре серии, он мог более свободно обращаться с материалом.

«Повелитель мух»

Первый и самый известный роман британского писателя Уильяма Голдинга про школьников, которые попали в авиакатастрофу, оказались на необитаемом острове и начали вести первобытный образ жизни с охотой и жертвоприношениями. «Повелителя мух» иногда называют антиутопией, но никакой специальной политической системы Голдинг не разоблачает. Скорее, это книга о спящей в людях дикости, которая не связана ни с происхождением, ни с социальным положением и которую не истребить.

Экранизация Питера Брука оказалась равновеликой литературному первоисточнику — собственно, ее благословил и сам автор. Режиссер поощрял импровизацию на площадке и снял почти 60 часов материала, из которых потом сделали сначала четырех-, а чуть позже полуторачасовой фильм. Несмотря на некоторые отличия в сюжете, экранный «Повелитель мух» вполне соответствует духу и идеям оригинала. Это такая отповедь британской робинзонаде и общеевропейскому культу «естественного человека», который якобы живет более честной жизнью, чем представители цивилизации; ненавязчивое рассуждение о том, с какой легкостью люди (даже воспитанные мальчики из хороших семей) скатываются в дикость; в конце концов, мрачный триллер о подростковой жестокости.

«Повелитель мух» входит в многочисленные списки лучшего за XX век, но стоит сразу предупредить: это едва ли комфортное чтение (и зрелище). Тем, кто болезненно воспринимает насилие на экране (или на бумаге), лучше выбрать другую историю из списка на лето.

«Судьба человека»

Михаил Шолохов — один из главных вундеркиндов в истории русской литературы XX века. В 20 лет он опубликовал первый сборник рассказов. Тогда же Шолохов начал писать свой главный текст — роман-эпопею «Тихий Дон», который, ко всеобщему восхищению, закончил в 35. Писатель дожил почти до 80, но больше не сочинил ничего равновеликого, за исключением вот этого рассказа о простом советском солдате Андрее Соколове, пережившем военный ад и усыновившем незнакомого ребенка.

Его экранизация, режиссерский дебют Сергея Бондарчука, стала важной частью советской традиции изображения Великой Отечественной. Уже одно показательно негероическое название символизирует универсальность этой истории: автор рассказа и автор фильма стремятся показать непарадную изнанку Победы, цену, которую пришлось за нее заплатить. «Судьба человека» — образцовый фильм о «празднике со слезами на глазах», довольно откровенное для своего времени кино о солдатской доле, как и, скажем, поэма Александра Твардовского «Василий Теркин».

При этом Бондарчук точно чувствовал границы допустимого в советском искусстве и старался их не переходить. Оттого возникает ощущение, что он — впрочем, как и Шолохов — чего-то не договаривает. Через несколько десятилетий советское кино о ВОВ станет куда более натуралистичным («Восхождение» Ларисы Шепитько или «Иди и смотри» Элема Климова — почти что хоррор!). На этом фоне «Судьба человека» может показаться компромиссом между официозом и окопной правдой.

«451 градус по Фаренгейту»

Гай Монтэг — пожарный, только он не тушит огонь, а напротив, его разводит. Цель Монтэга — любые обнаруженные книги. В мире будущего читают только опасные маргиналы — остальные предпочитают телевидение. Антиутопия Рэя Брэдбери написана в эпоху маккартизма, когда в США людям ломали судьбы, подозревая их в связи с коммунистами, но претендует на исчерпывающие описание тоталитаризма. Как и англичан Олдоса Хаксли (сатирический сай-фай «О дивный новый мир») и Джорджа Оруэлла (антиутопия «1984»), американского писателя интересовала идеология, стоящая за репрессиями против инакомыслящих, антикультурная основа всякой деспотии (вспомним костры из книг, пылавших на улицах Берлина после прихода к власти Гитлера).

«451 градус по Фаренгейту» — книга, быстро ставшая предметом читательского культа и внимания со стороны кинопродюсеров. Тем интереснее, что дорогостоящую постановку поручили Франсуа Трюффо — авангардному французскому режиссеру, обычно работавшему с куда более скромными бюджетами. Критика картину не приняла, но сейчас очевидно: не говоря на языке оригинала (английском), Трюффо уловил в истории про мир, где книги оказались вне закона, самое главное — страсть, с которой одни люди освобождаются от знаний, а другие, наоборот, стремятся к ним. Этот фильм обожает Мартин Скорсезе, как-то признавшийся, что позаимствовал у Трюффо прием медленного наезда камеры на героя, который находится в опасности.

Правда, после выхода фильма критики безжалостно ругали актерскую игру Джули Кристи, которая исполнила сразу две роли — благочинную жену главного героя Линду Монтэг и смутьянку Клариссу. Скажем честно, ругали небезосновательно.

«Чучело»

Героиня повести Владимира Железникова (основанной на реальных событиях, произошедших с племянницей писателя!) Лена Бессольцева переезжает жить к дедушке в тихий город на Оке и поступает в шестой класс местной школы, где немедленно становится объектом изощренной травли со стороны своих одноклассников. Экстремальная по советским меркам история, заканчивающаяся, однако, трогательным финалом (никаких спойлеров!).

Даже сейчас, в эпоху адских школьных роликов на YouTube, после сериалов «Школа» и «13 причин почему» смотреть на злоключения Лены довольно тревожно: механизм бойкота, перетекающего в насилие, показан в фильме Ролана Быкова и книге Железникова очень правдоподобно. Добавьте к этому атмосферу ранних 1980-х (модное ретро) и элементы триллера вроде жуткой сцены с кабаньей головой, явившейся в окне Лениной комнаты. А в момент выхода фильм и вовсе был революционным: молодых негодяев в советском кино показывали не раз, но за тему школьного буллинга до режиссера Быкова не брался никто. Съемки шли не без проблем: то исполнительница главной роли Кристина Орбакайте откажется стричься наголо (мама Алла Пугачева запретила), то перед съемками осенней сцены город завалит снегом.

Конечно, за тридцать с лишним лет, которые прошли с премьеры «Чучела», кино и сериалы далеко продвинулись в изображении самых отталкивающих сторон подростковой души. Так что едва ли циничный современный зритель поверит в «Чучело, прости нас!» — слова покаяния, которые пишет в финале раскаявшийся хулиган Рыжий.

10 известных российских авторов, которых вы должны прочитать

Россия произвела на свет одних из величайших деятелей литературы. Золотой век русской поэзии начался с Александра Пушкина, основоположника русского литературного языка, более известного как «русский Шекспир». После Золотого века в России стали популярны разные жанры, от поэзии, романов и рассказов до литературного реализма и символизма. Творчество русских авторов варьируется от романтики, сатиры, религии и политики.Многие из них написали автобиографии о своей интересной жизни, которые стали широко популярными, в то время как другие писали о политических условиях Советского Союза и его роли в мировой войне. Их работы были опубликованы и переведены по всему миру и привлекли множество читателей. Вот список из десяти величайших русских авторов всех времен.

1. Александр Пушкин

Пушкин был основоположником литературной поэзии в Золотую эру поэзии в России. Он представил жанр романтической поэзии и романов.Его первое стихотворение было опубликовано, когда он был подростком, и вскоре он стал известен на всю Россию. Его главным произведением был роман «Евгений Онджин». Как романтический герой, он умер героической жизнью, скончавшись от ран в драке с Жоржем-Шарлем, который пытался соблазнить его жену.

2. Александр Солженицын

Он был русским писателем, писателем и драматургом. Он использовал свою работу для распространения информации о ГУЛАГе, правительственном учреждении Советского Союза, которое управляло трудовыми лагерями.Среди его самых известных работ «Архипелаг ГУЛАГ» и «Один день из жизни Ивана Денисовича».

3. Иван Тургенев

Он был романистом и новеллистом, который поначалу был отвергнут многими издателями за его произведение «Отец и сыновья», которое теперь считается классическим. Его главной публикацией стала сборник рассказов «Зарисовки спортсмена», посвященный жестокостям серфингиста.

4. Владимир Набоков

Русско-американский писатель и энтомолог.Его первые девять романов были на русском языке, после чего он стал более заметным и начал писать английские романы, которые очень популярны во всем мире. Его получивший высокую оценку неоднозначный роман «Лолита» был написан на русском и английском языках и стал классикой. Он также семь раз был финалистом национальной книжной премии в области художественной литературы.

5. Михаил Булгаков

Булгаков был писателем, врачом и драматургом, работавшим в начале двадцатого века. Он считался одним из самых противоречивых писателей своего времени и был известен своими сатирами об обществе в Советском Союзе.Хотя он получил медицинское образование, его склонность к литературе побудила его стать писателем. Самым значительным его произведением является роман «Мастер и Маргарита».

6. Антон Чехов

Признан величайшим писателем-беллетристом в истории. Сначала он был врачом, но после того, как заинтересовался литературой, начал серьезно писать. Поэтому он продолжил свою карьеру в медицине, а также параллельно писал книги. Однажды он сказал: «Медицина — моя законная жена, а литература — моя любовница; когда мне одно надоедает, я ночую с другим ».Его самые влиятельные работы — «Чайка» и «Дядя Ваня».

7. Иван Бунин

Бунин был первым русским писателем, удостоенным Нобелевской премии по литературе. Он отличался артистизмом, реализмом, поэзией и классическими традициями. Юный писатель провел свое детство в финансовом кризисе из-за того, что глава семьи был зависимым от азартных игр и поэтому не мог получить лучшее образование. Тем не менее, это не сломило его, и он смог пробиться на вершину.Его самая известная работа включает в себя; «Деревня» и «Сухой колокольчик», его автобиография «Жизнь Арсеньева» и рассказы «Темные проспекты».

8. Николай Гоголь

Гоголь был русским драматургом, романистом и новеллистом украинского происхождения, на него большое влияние оказала украинская культура. Его шедевр включал в себя романтическую чувственность с оттенками сюрреализма и гротеска. Он также известен своим изображением реальных персонажей. Роман «Тарас Бульба» (1835 г.) и пьеса «Женитьба» (1842 г.), наряду с рассказами «Дневник сумасшедшего», «Повесть о том, как поссорился Иван Иванович с Иваном Никифоровичем», «Портрет» и «Карета», являются одними из самых значительных и популярных его произведений.

9. Федор Достоевский

Достоевский был русским писателем, новеллистом, публицистом, журналистом и философом. Его контекст исследует человеческую психологию, которая изучает поведение и разум, охватывая все аспекты сознательного и бессознательного опыта, а также мысли. Несмотря на то, что он получил образование военного инженера, он уволился и присоединился к социалистической группе, позже он был схвачен полицией и отправлен в Сибирь. Благодаря этим событиям, изменившим его жизнь, он стал писателем и снова и снова рассказывал о своем пребывании в тюрьме в «Доме мертвых», «Оскорбленные и раненые» и «Зимние заметки о летних впечатлениях».Со временем он стал одним из самых читаемых и уважаемых русских писателей. Его книги переведены более чем на 170 языков.

10. Лев Толстой

Граф Лев Николаевич Толстой, более известный как Лев Толстой, в переводе на английский язык, был одним из самых феноменальных писателей в истории всех времен. Он был русским романистом и писателем рассказов, но позже он также написал несколько пьес и очерков.

Его самые популярные работы — «Война и мир» (1869) и «Анна Каренина» (1877).Впервые он стал широко известен благодаря своей полуавтобиографической трилогии «Детство, отрочество и юность» (1852–1856) и «Севастопольским очеркам» (1855), основанной на его опыте во время Крымской войны. Позже он оказался под сильным влиянием этических учений Иисуса и пережил глубокий моральный кризис, который побудил его опубликовать некоторые религиозные сценарии. В течение последних нескольких дней он неожиданно говорил о смерти, а через пару дней скончался от пневмонии.

Десять лучших книг российских авторов

В этом списке отражены рейтинги всех 174 списков, опубликованных на 1 февраля 2021 года.Он идентичен тому, что есть в опубликованной книге. Интересный факт: русские произведения занимают четыре места в десятке лучших за все время.

1. «Анна Каренина» Льва Толстого (1877). Прелюбодейный роман Анны с графом Вронским, который следует по неизбежному разрушительному пути от головокружительно эротичной первой встречи на балу до изгнания Анны из общества и ее знаменитого ужасного конца, — это шедевр трагической любви. Тем не менее, что делает роман настолько захватывающим, так это то, как Толстой уравновешивает историю страсти Анны со второй полуавтобиографической историей о духовности и семейности Левина.Левин посвящает свою жизнь простым человеческим ценностям: браку с Кити, своей вере в Бога и своему хозяйству. Толстой очаровывает нас грехом Анны, а затем переходит к воспитанию добродетели Левина.

2. Лев Толстой «Война и мир» (1869). Марк Твен якобы сказал об этом шедевре: «Толстой по неосторожности пренебрегал лодочными гонками». Все остальное включено в этот эпический роман, который вращается вокруг вторжения Наполеона в Россию в 1812 году. Толстой столь же искусен в рисовании панорамных батальных сцен, как и в описании индивидуальных чувств сотен персонажей из всех слоев общества, но это его изображение Князь Андрей, Наташа и Пьер, которые борются с любовью и ищут правильный образ жизни, — вот что делает эту книгу любимой.

3. Лолита Владимира Набокова (1955). «Лолита, свет моей жизни, огонь моих чресл. Мой грех, моя душа ». Так начинается печально известный роман русского мастера о Гумберте Гумберте, мужчине средних лет, который безумно, безумно влюбляется в двенадцатилетнюю «нимфетку» Долорес Хейз. Итак, он женится на матери девушки. Когда она умирает, он становится отцом Лолиты. Когда Гумберт описывает их автомобильную поездку — извращенную насмешку над американским дорожным романом, — Набоков изображает любовь, силу и одержимость смелым, шокирующе забавным языком.

4. Рассказы Антона Чехова (1860–1904). Сын освобожденного русского крепостного Антон Чехов стал врачом, который вместе с пациентами, которых он часто лечил бесплатно, придумал современный рассказ. Форма была чрезмерно украшена трюковыми концовками и завихрениями атмосферы. Чехов позволил ей отразить насущные потребности повседневной жизни в условиях кризиса через прозу, в которой глубоко сострадательное воображение сочетается с точным описанием. «Он остается великим учителем-целителем-мудрецом», — заметил Аллан Гурганус в отношении рассказов Чехова, которые «продолжают преследовать, вдохновлять и сбивать с толку.

5. Преступление и наказание Федора Достоевского (1866). В разгар петербургского лета бывший студент университета Раскольников совершает самое известное литературное преступление, избивая ростовщика и ее сестру топором. Далее следует психологический шахматный матч между Раскольниковым и хитрым детективом, который приближается к форме искупления нашего антигероя. Неустанно философский и психологический фильм «Преступление и наказание» посвящен свободе и силе, страданиям и безумию, болезням и судьбе, а также давлению современного городского мира на душу, при этом спрашивая, имеют ли «великие люди» право создавать свои собственные моральные кодексы.

6. Братья Карамазовы Федора Достоевского (1880). В этом, возможно, непревзойденном русском романе Достоевский драматизирует духовные загадки России XIX века через историю трех братьев и убийства их отца. Гедонист Дмитрий, замученный интеллектуал Иван и святой Алеша воплощают разные философские позиции, оставаясь при этом полноценными людьми. Такие вопросы, как свобода воли, секуляризм и уникальная судьба России, обсуждаются не посредством авторской полемики, а посредством признаний, обличений и кошмаров самих персонажей.Безжалостное изображение человеческих пороков и слабостей, роман в конечном итоге дает видение искупления. Страсть, сомнения и творческая сила Достоевского побуждают даже светский Запад, которого он презирает.

7. «Бледный огонь» Владимира Набокова (1962). «Последнее слово за комментатором», — утверждает Чарльз Кинбот в этом романе, маскирующемся под литературную критику. Текст книги включает стихотворение убитого американского поэта Джона Шейда, состоящее из 999 строк, и построчный комментарий Кинбота, ученого из страны Зембла.Набоков даже дает указатель к этой игривой, провокационной истории поэзии, интерпретации, идентичности и безумия, которая до отказа переполнена аллюзиями, уловками и неподражаемой авторской игрой слов.

8. Рассказы Исаака Бабеля (1894–1940). «Дайте мне закончить свою работу», — таков был последний призыв Бабеля перед казнью за государственную измену по приказу Иосифа Сталина. Несмотря на то, что его работа не завершена, его работа продолжается. Помимо пьес и сценариев, в том числе в сотрудничестве с Сергеем Эйзенштейном, Бабель оставил свой след в «Одесских рассказах», в которых рассказывается о гангстерах из его родного города, и, что еще важнее, в сборнике «Красная конница».Хаос, кровопролитие и едкий фатализм доминируют в этих взаимосвязанных историях, действие которых происходит на фоне польской кампании Красной Армии во время Гражданской войны в России. Бабель, сам ветеран боевых действий, воплотил крайности войны в военном корреспонденте-пропагандисте Кирилле Лютове (несомненно, на автобиографическом основании) и в жестоких казачьих солдатах, которых он одновременно боится и восхищается. Несколько шедевров здесь (в том числе «Письмо», «Мой первый гусь» и «Берестечко») предвосхищают более поздние достижения Хемингуэя и подтверждают место Бабеля среди великих писателей-модернистов.

9. Мертвые души Николая Гоголя (1842). Самопровозглашенная нарративная «поэма» Гоголя следует комическим амбициям Чичикова, который путешествует по стране, покупая «мертвые души» крепостных, еще не исключенных из налоговых ведомостей. Жгучая сатира на русскую бюрократию, социальное положение и крепостное право, «Мертвые души» также парят как гоголевский портрет «всей России», несущийся «как бойкая, непобедимая тройка», перед которой «другие народы и государства отступают, чтобы уступить дорогу».

10.Мастер и Маргарита Михаила Булгакова (1966). Булгаков превратил свой опыт сталинской цензуры в сюрреалистическую басню с участием трех персонажей: неназванного автора (Мастер), чьи обвинительные выдумки не опубликованы, его самоотверженного женатого любовника (Маргарита) и воплощение Сатаны (Воланд), который одновременно организует и интерпретирует их судьбы. Двусмысленность добра и зла горячо обсуждается и забавно драматизируется в этом сложном сатирическом романе об угрозах искусству во враждебном материальном мире и его парадоксальном выживании (что символизируется кульминационным утверждением, что «рукописи не горят»).

6 самых известных российских авторов всех времен

Российские авторы создали одни из самых известных литературных произведений в мире. Они известны многими прочными романами, такими как «Записки из подполья» и «Война и мир».

Ниже мы перечислили лучших российских авторов всех времен.

Лучшие российские авторы

6. Анна Ахматова

Начнем эту статью с леди. Настоящая русская душа с героическим духом, олицетворяющая целостность, выносливость и силу воли.Говоря о русских писателях, мы часто вспоминаем несколько мужских классиков, и в первую очередь на ум приходят имена Достоевский, Лев Толстой и им подобные. Собственно говоря, и в русской литературе есть немало женских талантов. Другой яркий пример того, что я только что упомянул, — Марина Цветаева.

Анну Ахматову часто считают женским волосом Пушкина. Как один из самых влиятельных поэтов 20-го века, она была включена в шорт-лист Нобелевской премии в 1965 году. Как и многие другие авторы того времени, она была ярым противником сталинских властей и поэтому часто подвергалась цензуре и игнорировалась.

Этот конфликт становится для нее очень сложным, пока ее сын находится в тюрьме. Затем в течение короткого периода времени она даже писала проправительственные тексты, чтобы сделать судьбу своего сына немного менее жестокой.

Ее лучшее произведение — это, наконец, ее трагический шедевр «Реквием». Хотя в то время, когда она жила, было много авторов и отличная литература, Ахматова всегда выделялась своим прямолинейным стилем, простотой и аутентичностью. Для мировой литературы она остается одним из самых сильных и ярких женских голосов в поэзии.

5. Антон Чехов

Врач, женат на актрисе. Очень специфический человек, писатель для зрелого возраста, с чем согласны большинство литературоведов. Его тон тихий и скептический, и он прожил всего 44 года.

Он русский писатель повседневной жизни, говорящий с обычными людьми на обычные темы. Его персонажи говорят с читателем прямо, открыто и самым скромным образом. Максим Горький сказал, что когда умрет Антон Чехов, Россия задрожит от печали.

Выводы его рассказов, в которых он абсолютный мастер, всегда вызывают у нас чувство страха.Часто кажется, что если он напишет еще одно предложение, мир развалится. Излишне говорить, что он был меланхоличным.

Он хорошо понимал людей, что, в свою очередь, позволяло ему изображать их так близко, как они есть. Помимо рассказов, он также писал пьесы, среди которых наиболее популярной была пьеса «Дядя Ваня». Из рассказов обязательно нужно прочитать «Палата № 6», «Маленькая шутка» и невероятно трогательная «Скорбь». Умер от туберкулеза в Германии в 1904 году.

4. Николай Гоголь

Гоголь — чудо между русскими писателями! Истинный аутсайдер, с заметной нехваткой информации о личной жизни, особенно в детстве.Его жизнь была трагедией, в основном из-за его впечатления, что русские идеалы не материализуются в реальном мире.

Он страдал от того, что сегодня называют душевным заболеванием, и в то время его обычно лечили подозрительными методами церкви. Его духовный учитель, отец Матия, повернул его к самонаказанию и, похоже, не принес ему никакой пользы.

Вопреки тому, что было сказано ранее, его работы полны смешных тонов, и человек не может не смеяться, читая «Женитьба», «Экипаж» и особенно рассказ «Нос».Другой российский автор, Владимир Набоков, говорит, что Николай Гоголь мог коснуться носа языком.

Его комический нигилизм заводит читателя в невероятное влечение, в котором, в конце концов, никто не уверен, произошло ли что-нибудь на самом деле. Это понятие особенно актуально для одного из его величайших романов «Мертвые души». Критики считают его куда более радикальным, чем Достоевский, и величайшим мастером атмосферы в русской литературе.

3. Александр Пушкин

Помимо того, что Александр Пушкин, возможно, лучший русский поэт всех времен, он также важен как человек, который задает тон поколениям будущих великих людей, изменяя язык. Достоевский часто разговаривает с Пушкиным через свои произведения, как Толстой всегда возвращается к Пушкину, когда он теряет направление в своих произведениях.

Получив первоклассное образование в Москве, он переезжает в Петроград, где становится культом молодежи. Из-за его сатирического подхода и критики царя он не мог опубликовать свои песни. Тем не менее студенты и молодежь заучивали его песни наизусть и публично декламировали его строки, поскольку они стали своего рода современным фольклором.

Это доставило ему немало хлопот, и с 1882 года Пушкин находится под постоянным надзором полиции. Тогда же он написал свою самую известную драму «Борис Годунов». Он считал, что человек может писать стихи только к 30 годам. Его стихотворный роман «Евгений Онегин», выпущенный в период с 1825 по 1832 год, является единственным в своем роде произведением и остается письменным сокровищем не только для России, но и для всего мира.

Он умер в возрасте 37 лет на пистолетной дуэли со своим зятем Дантесом-Геккерном, таким образом материализовав пророчество старого русского оракула: что его жизнь скоро закончится именно в этом возрасте, либо белый конь, либо белый человек.

2. Лев Толстой

Говорить о Льве Толстом очень деликатно, потому что все в этом авторе кажется монументальным. За время своего особенно долгого пребывания на Земле он написал 150 томов, из которых только 90 критически рассмотрены сегодня. Этого достаточно, чтобы литературные критики сочли «Смерть Ивана Илича» одним из самых ярких рассказов в мире за все время.

В «Войне и мире», еще одной классической работе, снискавшей ему репутацию гения, мы находим детальную картину аристократического общества, жившего под французским вторжением.Поскольку он впервые был опубликован серийно, он отказался отнести его к категории романов и расценил «Анну Каренину» как свой первый настоящий роман.

Как и большинство его главных героев, Карерина также вращается вокруг проблемы человеческой гордости, эмоции, которая беспокоила самого Толстого. На последнем этапе своей карьеры он полагал, что писательство также является формой гордости, и много раз пытался бросить писать.

К счастью для нас, он никогда не придерживался этого решения достаточно долго и всегда умудрялся найти обратный путь.Результаты? Другой гениальный роман под названием «Воскрешение» занял десять лет его жизни. Десять повестей, более пятидесяти рассказов и бесчисленное количество философских эссе делают его одним из самых выдающихся интеллектуалов всех времен.

Сложный ум, который также приводит его к некоторым печальным событиям, одним из которых является бывшее общение русской церкви в 1901 году.

1. Федор Достоевский

Для цивилизации, какой мы ее знаем сегодня, он больше похож на человека. пророк или блаженный глупец, с большой вероятностью, что его душа содержала их обоих.Родом из неблагополучной семьи, состоящей из убийц, но также и священников, весь фундамент этого русского автора лежит в глубоком внутреннем конфликте, а его работа является вишенкой на вершине его борьбы на протяжении всей жизни.

В его хорошо развитых персонажах мы находим основу европейского психоанализа, поскольку сам Достоевский был источником вдохновения как для Зигмунда Фройнда, так и для Альфреда Адлера.

Во время своей первой бунтарской фазы он дает голос безмолвным через «Бедных людей», что сразу же приносит успех.В «Двойнике» он мастерски изображает диссоциированную личность задолго до того, как это стало делом для научного мира. Во время второй, скептической фазы, он издает «Униженные и оскорбленные», «Дом мертвых» и «Записки из подполья». «Преступление и наказание» по-прежнему является классическим произведением, которое необходимо прочитать, которое почти с философской точки зрения входит в сферу человеческой морали и этики. Список драгоценных камней идет дальше, включая «Игрок», «Идиот», «Демоны» и многие другие.

Древние греки считали эпилепсию, заболевание, от которого Достоевский страдал всю свою жизнь, священная болезнь.В настоящее время это понятие подпадает под классификацию заблуждений, и это правильно. Известно, что люди с диагнозом эпилепсия с возрастом теряют свои интеллектуальные способности. Его последняя впечатляющая книга «Братья Карамазовы», глубоко укоренившаяся в его третьей, религиозной фазе, подчеркивает одну вещь.

Этот блудный автор — исключение, подтверждающее правило.

Россия — 10 русских романов, которые стоит прочитать перед смертью — Публичная библиотека Хьюлетта-Вудмира

http: // offtheshelf.ru / 2014/10/10-russian-roman-to-read-before-you-die /

Художественная литература в России всегда была серьезным делом. В обществе без свободы великие писатели были правдивыми, голосом безмолвных и совестью нации — «вторым правительством», как однажды выразился Александр Солженицын. Каждое из десяти художественных произведений, представленных ниже, является признанным классиком русской литературы. За исключением, пожалуй, недавно вышедшей книги Улицкой «Похороны», все эти книги выдержали испытание временем.Их объединяет великолепный рассказ, художественное мастерство и оригинальность, а также способность вовлекать читателей в глубокие личные размышления о наиболее важных жизненных вопросах. Эти книги заставят вас думать, чувствовать и расти как человеческое существо. «Сначала прочтите лучшие книги, — однажды предупредил Генри Дэвид Торо, — иначе у вас вообще не будет возможности их прочитать». Вот они, одни из лучших русских книг, которые я предлагаю вам прочитать в первую очередь.

1 Евгений Онегин

Александра Пушкина

В этом малоизвестном шедевре русской фантастики Александр Пушкин сочетает в себе увлекательную историю любви, энциклопедию русской жизни начала XIX века и одну из самых остроумных социальных сатир, когда-либо написанных.И делает он это исключительно в стихах! В то же время игривое и серьезное, ироничное и страстное, это отправная точка для большинства учебных курсов по современной русской литературе, потому что Пушкин создает шаблон почти для всех тем, типов персонажей и литературных приемов, на которых будут строить будущие русские писатели. . Не случайно Пушкина часто называют отцом современной русской литературы, а «Евгений Онегин» считал его наиболее характерным произведением.

2А Герой нашего времени

Михаил Лермонтов

Часто называемый «первым психологическим романом в России», «Герой нашего времени» рассказывает историю Печорина, молодого, харизматичного, беспричинного бунтаря-бабника, который очаровывает и тревожит читателей уже более полутора веков.Роман состоит из пяти взаимосвязанных историй, которые проникают в сложную душу Печорина с разных точек зрения. В результате получился незабываемый портрет первого антигероя русской литературы, который оставляет за собой разрушения, даже если он очаровывает и очаровывает как персонажей, так и читателей.

3Отецы и сыновья

Иван Тургенев

Этот глубоко проникновенный поэтический роман тонко отражает социальные и семейные конфликты, которые возникли в начале 1860-х годов, во время великих социальных потрясений в России.Книга вызвала журналистскую бурю своим ярким изображением Базарова, стального и страстного молодого нигилиста, который сегодня так же узнаваем, как и во времена Тургенева.

4 Война и мир

Лев Толстой

Этот эпический рассказ, который критики часто называют величайшим из когда-либо написанных романов, прослеживает судьбы пяти аристократических семей, переживших войну России с Наполеоном в начале XIX века. Война и мир — это многое: это история любви, семейная сага и военный роман, но по сути это книга о людях, пытающихся найти свою опору в разрушенном мире, и о людях, пытающихся создать осмысленную жизнь. для себя в стране, раздираемой войной, социальными переменами и духовной неразберихой.Эпос Толстого одновременно и настойчивый моральный компас и воспевание глубокой радости жизни — это и русская классика нашего времени.

5Братья Карамазовы

Федора Достоевского

В этой эмоционально и философски насыщенной истории об отцеубийстве и семейном соперничестве Достоевский исследует так же глубоко, как и любой русский писатель, темы веры, зла и смысла. Роман описывает разные мировоззрения трех братьев Карамазовых — монаха Алеши, чувственного Дмитрия и интеллигентного Ивана, а также их распутного отца, чье загадочное убийство и его расследование стали центром захватывающей последней трети книги. Роман.

6Доктор Живаго

Борис Пастернак

Этот исторический роман, вдохновленный войной и миром, рассказывает историю поэта-врача Юрия Живаго, который изо всех сил пытается найти свое место, свою профессию и свой художественный голос в суматохе русской революции. «Доктор Живаго» — шедевр запоминающейся прозы, столь же красивый, как и российская сельская местность, которую он изображает, отправляет читателей в путешествие любви, боли и искупления через одни из самых суровых лет двадцатого века.

7И Тихий Дон

Михаил Шолохов

Этот эпический исторический роман, который часто сравнивают с «Войной и миром», прослеживает судьбу типичной казачьей семьи в течение бурного десятилетнего периода, от незадолго до начала Первой мировой войны до кровавой гражданской войны после русской революции 1917 года. Российская история двадцатого века оживает в хорошо развитых персонажах Шолохова, которым приходится бороться не только с осажденным обществом, но и с злополучными романами, семейными распрями и тайным прошлым, которое преследует настоящее.

8Жизнь и судьба

Василий Гроссман

Этот обширный эпос делает для советского общества середины двадцатого века то же, что Война и мир сделали для России девятнадцатого века: он переплетает рассказ об эпохальном событии, ужасающей осаде Сталинграда во время Второй мировой войны, с личными историями персонажей из всех слоев общества. общества, чьи жизни насильственно искоренены силами войны, террора и советского тоталитаризма.

9 Один день из жизни Ивана Денисовича

Александр Солженицын

Этот короткий, пугающий, но странно обнадеживающий шедевр рассказывает об одном дне из жизни обычного заключенного советского трудового лагеря, которых в Советском Союзе были десятки миллионов.Основанная на личном опыте Солженицына как одного из этих заключенных, эта книга аутентична, полна богатых деталей и лишена сентиментальности, усиливающей ее мощное эмоциональное воздействие.

10Похороны

Людмилы Улицкой

Этот англоязычный дебют одного из самых известных романистов современной России описывает причудливые и трогательные взаимодействия между колоритным составом русских эмигрантов, живущих в Нью-Йорке, которые присутствуют на смертном одре Алика, неудачливого, но любимого всеми художника.Причудливая и острая, «Похоронная вечеринка» исследует два самых больших «проклятых вопроса» русской литературы: как жить? Как умереть? — как они разыгрываются в крошечной душной квартире на Манхэттене в начале 1990-х годов.

— См. Дополнительную информацию по адресу: http://offtheshelf.com/2014/10/10-russian-novels-to-read-before-you-die/#sthash.xPAviRHH.dpuf

Топ-10 величайших русских писателей всех времен

Один из величайших даров России миру — это ее литература. Такие имена, как Лев Толстой, Антон Чехов и Федор Достоевский, являются одними из самых известных русских писателей, которые стали нарицательными во всем мире.Их произведения переведены на несколько языков, и сегодня их романы и рассказы занимают особое место в мире классики. Ниже приводится составленный вручную список 10 величайших русских писателей всех времен. Читайте дальше, чтобы узнать их!

10. Александр Солженицын:

Историк, прозаик и драматург, Александр, был российским писателем, который информировал о ГУЛАГе, правительственном учреждении Советского Союза, которое управляло трудовыми лагерями, и подавлении людей, живущих в таких лагерях повсюду. Советский Союз.Две из его самых известных работ — «Архипелаг ГУЛАГ» и «Один день из жизни Ивана Денисовича».

Изображение предоставлено: moniquespassions.com

9. Иван Тургенев:

Иван Тургенев, современник Льва Толстого и Александра Пушкина, остается широко известным благодаря его роману «Отец и сыновья». Он также был писателем рассказов и сценаристом. Один из его самых любимых сборников рассказов — «Сборник спортсмена». Первоначально его произведение «Отец и сын» осуждалось людьми в России, что также привело к его отъезду из страны, но сегодня оно считается одним из лучших классических произведений всех времен.

Изображение предоставлено: english.ruvr.ru

8. Владимир Набоков:

Владимир Набоков, наиболее известный благодаря своему роману «Лолита», писал на русском и английском языках. Его первые 9 романов были на русском языке, после чего он стал более популярным во всем мире, и поэтому начал писать романы на английском языке. Он написал «Лолиту» на английском языке и только после ее огромного успеха в Париже перевел книгу на русский язык. Один из самых, казалось бы, противоречивых и необычных романов, «Лолита» в конце концов приобрел статус классика и представил Набокова как одного из величайших русских писателей всех времен.

Изображение предоставлено: guardian.co.uk

7. Михаил Булгаков:

Один из самых противоречивых писателей своего времени, Михаил Булгаков, занимался медициной еще в начале своей карьеры, но когда он переехал в Москву, он обнаружил писателя в себе и вскоре прославился своими сатирами о социальных условиях жизни людей в Советском Союзе. Он рассердил администрацию своей работой, поэтому все его пьесы были запрещены, а его неопубликованные работы конфискованы.

Изображение предоставлено: mykiev.info

6. Антон Чехов:

Антон Чехов, врач по профессии, был более склонен к писательству. Сначала он начал писать только ради финансовой выгоды, но вскоре стал более серьезно относиться к писательству, одновременно продолжая свою медицинскую практику. К удивлению многих, этот застенчивый парень со временем покорил мир рассказов, и даже сегодня его произведениям преподают во всем мире.

Кредит изображения: guardian.co.uk

5. Александр Пушкин:

Александр Пушкин потряс русскую литературную сцену романтикой поэтов и романами.Его первое стихотворение было написано в нежном 15-летнем возрасте, и вскоре он стал известным именем в русских литературных коридорах. Как человек эмоциональный и чуткий, он часто поддавался дракам и дуэлям. За свою жизнь он провел почти 27 дуэлей. Именно во время одной из таких дуэлей против Жоржа Шарля, который пытался соблазнить свою жену, он погиб.

Изображение предоставлено: voicerussia.com

4. Иван Бунин:

Иван Бунин, первый русский писатель, удостоенный Нобелевской премии по литературе, по праву считался многими наследником реализма Толстого и Антона Чехова. .Среди его наиболее известных работ — рассказы «Деревня» и «Сухая долина». Его автобиографический рассказ в романе «Жизнь Арсеньева» стал еще одним из его произведений, ставших легендарными и до сих пор вдохновляющих людей во всем мире.

Изображение предоставлено: english.ruvr.ru

3. Николай Гоголь:

Николай Гоголь, украинский драматург, новеллист и романист, наиболее известен тем, что во всех своих произведениях изображает реальных персонажей. Свою писательскую карьеру он начал с рассказов, а позже безмерно увлекся историей украинского языка.В конечном итоге всю необходимую информацию он получил на историческом факультете Киевского университета. Считающийся одним из величайших русских писателей всех времен, он позже перевел свои знания в роман «Тарас Бульба».

Изображение предоставлено: guardian.co.uk

2. Федор Достоевский:

Достоевский, один из величайших писателей России, написал романы и рассказы, исследующие аспекты человеческой психологии. Получив диплом военного инженера, он ушел в отставку в 1844 году и присоединился к группе социалистов-утопистов.Позже он был схвачен полицией и отправлен в Сибирь. Здесь родился настоящий писатель. Он описал свое время, проведенное в тюрьме, в трех романах: «Дом мертвых», «Оскорбленные и раненые» и «Зимние заметки о летних впечатлениях». Помимо этого, его самые известные работы включают «Идиот» и «Преступление и наказание».

Изображение предоставлено: waitressthefilm.blogspot.com 1. Лев Толстой

1. Лев Николаевич Толстой:

Лев Николаевич Толстой, или чаще всего известный как Лев Толстой в англоязычном мире, остается одним из лучших писателей всего англоязычного мира. время.Он начал свою карьеру как романист и писатель рассказов, но позже в жизни он также написал несколько пьес и эссе. Его самые знаменитые работы — «Война и мир» и «Анна Каренина». В разные периоды своей жизни Толстой жил парадоксально. В последние дни он ушел из дома и стал подвижником, но вскоре умер от воспаления легких.

Кредит изображения: allvoices.com

Десять русских романов, которые нужно прочитать, чтобы стать лучше

Книжных рекомендаций пользовались популярностью у наших последователей «Мысли, извлеченные из лужайки», и этот переиздание статьи Энди Кауфмана из информационного бюллетеня дает больше названий, которые можно добавить в свой список для чтения.Г-н Кауфман — преподаватель кафедры славянских языков и литературы в Колледже и Высшей школе искусств и наук Университета Вирджинии. Он является автором книги «Дайте шанс войне и миру: толстовская мудрость в смутные времена» (2015) и создателем университетского класса «Книги за решеткой: жизнь, литература и лидерство».

Поделитесь своими мыслями о рекомендациях по книгам!

Десять русских романов, которые нужно прочитать, чтобы стать лучше

Эндрю Д.Кауфман – 15 августа 2018 г.

Пока президент Трамп и Владимир Путин общаются на фоне политических потрясений внутри страны, серьезных обвинений в российском вмешательстве в выборы 2016 года и общего ощущения социального недомогания в обеих странах, американцам и россиянам есть о чем подумать в наши дни.

Обе страны поступили бы хорошо, если бы преодолели свои идеологические разногласия и последовали примеру поколений читателей, которые в тяжелые времена обращались к русским литературным шедеврам за утешением, пониманием и вдохновением.Фактически, учитывая нынешнее состояние мира, всем нам было бы полезно последовать этому примеру.

Русская лит-классика

Все эти десять художественных произведений, представленных ниже, являются признанными классиками русской литературы. За исключением, пожалуй, недавно вышедшей книги Улицкой «Похороны», все эти книги выдержали испытание временем. Что их объединяет, так это великолепные истории, художественное мастерство и оригинальность, а также способность вовлекать читателей в глубокие личные размышления о наиболее важных жизненных вопросах.Эти книги заставят вас думать, чувствовать и расти как человеческое существо.

«Сначала прочтите лучшие книги, — однажды предупредил Генри Дэвид Торо, — иначе у вас вообще не будет возможности их прочитать».

Итак, вот они, некоторые из лучших русских книг, которые я предлагаю вам прочитать в первую очередь:

Евгений Онегин (1833) Александра Пушкина
В этом малоизвестном шедевре русской фантастики Александр Пушкин сочетает в себе увлекательную историю любви, энциклопедию русской жизни начала XIX века и одну из самых остроумных социальных сатир, когда-либо написанных.И делает он это исключительно в стихах! Этот роман в стихах, одновременно игривый и серьезный, ироничный и страстный, является отправной точкой для большинства учебных курсов по современной русской литературе, потому что в нем Пушкин создает шаблон почти для всех тем, типов персонажей и литературных приемов, которые появятся в будущем. Русские писатели будут опираться на это. Не случайно Пушкина часто называют отцом современной русской литературы, а «Евгений Онегин» считается его наиболее представительным произведением.

Герой нашего времени (1840) Михаила Лермонтова
Часто называемый «первым психологическим романом» в России, Герой нашего времени рассказывает историю Печорина, молодого, харизматичного, беспричинного бунтаря-бабника, который очаровал и беспокоил читателей более полутора веков.Роман состоит из пяти взаимосвязанных историй, которые проникают в сложную душу Печорина с разных точек зрения. В результате получился незабываемый портрет первого антигероя русской литературы, который оставляет на своем пути след разрушения, даже если он очаровывает и очаровывает как персонажей, так и читателей.

Отцы и дети (1862) Ивана Тургенева
Этот глубоко проникновенный поэтический роман тонко отражает социальные и семейные конфликты, возникшие в начале 1860-х годов, во время великих социальных потрясений в России.Книга вызвала журналистскую бурю своим ярким изображением Базарова, стального и страстного молодого нигилиста, который сегодня так же узнаваем, как и во времена Тургенева.

«Война и мир» (1869) Льва Толстого
Эта эпическая сказка, которую критики часто называют величайшим из когда-либо написанных романов, прослеживает судьбы пяти аристократических семей, переживших войну России с Наполеоном в начале XIX века. «Война и мир» — это множество вещей: история любви, семейная сага и военный роман, но по своей сути это книга о людях, пытающихся найти свою опору в разрушенном мире, и о людях, пытающихся создать значимую жизнь для своих людей. себя в стране, раздираемой войной, социальными переменами и духовной неразберихой.Эпос Толстого одновременно и настойчивый моральный компас и воспевание глубокой радости жизни — это и русская классика нашего времени.

Братья Карамазовы (1880) Федора Достоевского
В этой эмоционально и философски насыщенной истории об отцеубийстве и семейном соперничестве Достоевский исследует так же глубоко, как любой русский писатель, темы веры, зла и смысла. Роман описывает разные мировоззрения трех братьев Карамазовых — монаха Алеши, чувственного Дмитрия и интеллигентного Ивана, а также их распутного отца, чье загадочное убийство и его расследование стали в центре захватывающей последней трети романа. Роман.

Доктор Живаго (1959) Бориса Пастернака
Этот исторический роман, вдохновленный войной и миром, повествует историю поэта-врача Юрия Живаго, который изо всех сил пытается найти свое место, свою профессию и свой художественный голос в суматохе российской жизни. Революция. «Доктор Живаго» — шедевр запоминающейся прозы, столь же красивый, как российская сельская местность, который он изображает, отправляет читателей в путешествие любви, боли и искупления через одни из самых суровых лет 20-го века.

«Тихий Дон» (1959) Михаила Шолохова
Этот эпический исторический роман, который часто сравнивают с «Войной и миром», прослеживает судьбу типичной казачьей семьи в течение бурного десятилетнего периода, с момента незадолго до начала Первой мировой войны до кровавая гражданская война, последовавшая за русской революцией 1917 года. Российская история начала 20 века оживает в хорошо развитых и понятных персонажах Шолохова, которым приходится бороться не только с осажденным обществом, но и с злополучными романами, семейными распрями и тайной прошлое, которое все еще преследует настоящее.

Жизнь и судьба (1960), Василий Гроссман
Этот обширный эпос делает для советского общества середины 20 века то же, что Война и мир сделали для России 19 века: он переплетается с рассказом об эпохальном событии, ужасающей осаде Сталинграда во время Второй мировой войны. , с частными историями персонажей из всех слоев общества, жизнь которых жестоко вырвана силами войны, террора и советского тоталитаризма.

Один день из жизни Ивана Денисовича (1962) Александра Солженицына
Этот короткий, душераздирающий, но странно обнадеживающий шедевр повествует об одном дне из жизни обычного заключенного советского трудового лагеря, которых было несколько десятков миллионов. в Советском Союзе.Основанная на личном опыте Солженицына как одного из этих заключенных, эта книга подлинна, полна богатых деталей и лишена сентиментальности, что усиливает ее мощное эмоциональное воздействие.

Похороны (2002) Людмилы Улицкой
Этот англоязычный дебют одного из самых известных романистов современной России описывает странные и трогательные взаимодействия между колоритным составом русских эмигрантов, живущих в Нью-Йорке, которые присутствуют на смертном одре Алика, неудачника. Но живописец всем полюбился.Причудливая и острая, «Похоронная вечеринка» исследует два самых больших «проклятых вопроса» русской литературы: как жить? Как умереть? — как они разыгрываются в крошечной душной квартире на Манхэттене в начале 90-х.

русской литературы | Британника

Русская литература, совокупность письменных произведений на русском языке, начиная с христианизации Киевской Руси в конце X века.

Британская викторина

Русская литература

Как ты думаешь, ты разбираешься в русской литературе? Проверьте свои знания с помощью этой викторины.

Необычная форма истории русской литературы вызвала множество споров. Три крупных и внезапных разрыва делят его на четыре периода — допетровский (или древнерусский), имперский, послереволюционный и постсоветский.Реформы Петра I (годы правления 1682–1725), стремительно вестернизировавшего страну, привели к настолько резкому разрыву с прошлым, что в XIX веке было принято утверждать, что русская литература возникла всего за столетие до этого. Самый влиятельный критик XIX века Виссарион Белинский даже предложил точный год (1739), когда началась русская литература, тем самым отрицая статус литературы для всех допетровских произведений. Русская революция 1917 года и большевистский переворот позже в том же году создали еще один серьезный раскол, в конечном итоге превратив «официальную» русскую литературу в политическую пропаганду коммунистического государства.Наконец, приход к власти Михаила Горбачева в 1985 году и распад СССР в 1991 году ознаменовали еще один драматический прорыв. Что важно в этой модели, так это то, что перерывы были скорее внезапными, чем постепенными, и что они были продуктом политических сил, внешних по отношению к самой истории литературы.

Самым знаменитым периодом русской литературы был XIX век, когда за удивительно короткий срок были созданы некоторые из бесспорных шедевров мировой литературы. Часто отмечается, что подавляющее большинство русских произведений мирового значения создано при жизни одного человека — Льва Толстого (1828–1910).Действительно, многие из них были написаны в течение двух десятилетий, 1860-х и 1870-х годов, периода, который, возможно, никогда не был превзойден ни одной культурой благодаря явному сосредоточенному литературному блеску.

Русская литература, особенно имперского и послереволюционного периодов, имеет в качестве определяющих характеристик глубокий интерес к философским проблемам, постоянное самосознание по поводу своего отношения к культурам Запада, а также сильную тенденцию к формальным нововведениям и инновациям. нарушение принятых общих норм.Сочетание формального радикализма и увлечения абстрактными философскими проблемами создает узнаваемую ауру русской классики.

Получите подписку Britannica Premium и получите доступ к эксклюзивному контенту.
Подпишись сейчас

Древнерусская литература (10–17 вв.)

Традиционный термин «древнерусская литература» анахроничен по нескольким причинам. Авторы произведений, написанных в это время, очевидно, не считали себя «старыми русскими» или предшественниками Толстого.Более того, термин, который представляет точку зрения современных ученых, стремящихся проследить происхождение более поздних русских произведений, затемняет тот факт, что восточнославянские народы (земель, которые тогда назывались Русью) являются предками украинцев и белорусов, а также современный русский народ. Произведения древнейшего (киевского) периода также привели к появлению современной украинской и белорусской литературы. В-третьих, литературным языком, установленным в Киевской Руси, был церковнославянский язык, который, несмотря на постепенное увеличение количества местных восточнославянских вариантов, связал культуру с более широким сообществом, известным как Slavia orthodoxa, то есть с восточно-православными южными славянами Балкан.