Тиара романовых: Утраченные сокровища Империи: самые красивые тиары Романовых (и где они сейчас)

Утраченные сокровища Империи: самые красивые тиары Романовых. | Разные истории Интересное

Утраченные сокровища Империи: самые красивые тиары Романовых (и где они сейчас)

Судьба тиар российской императорской фамилии, как, впрочем, и других украшений Романовых, сложилась незавидно – если не сказать трагически. Некоторым образцам русского ювелирного искусства повезло: одни попали в частные руки практически невредимыми, другие нашли для себя новых хозяек голубых кровей (например, британскую королеву Елизавету II), а на одну из них даже может взглянуть любой желающий, оказавшийся на выставке Алмазного фонда.

Впрочем, дошедшие до наших дней тиары и диадемы российских императриц и великих княгинь – это лишь крупицы утраченного драгоценного наследия Романовых. Многие украшения императорской семьи – а их было немало – были разобраны и распроданы советским правительством на аукционах или же бесследно утрачены. Всегда богато украшенные, помпезные, по-своему трактующие европейскую моду, – романовские тиары было практически невозможно спутать с украшениями других королевских домов: неслучайно многие такие убранства впоследствии получили романтичное название tiare russe или же более неудобное для европейцев – kokoshnik. Так же до сих пор величаются даже современные тиары, которые по форме напоминают традиционный русский головной убор.

Так как же трактовали европейскую моду на тиары придворные ювелиры Романовых? Показываем на примере самых красивых и величественных царских диадем.

Tiare russe

Художественный портрет Николая II, его жены и его матери. На Александре Федоровне и на Марии Федоровне — типичные образцы русской тиары

Так что же такое классическая русская тиара, которая вдохновляет коронованных особ и ювелиров по всему миру вот уже не одно столетие? Сами по себе, такие диадемы представляют собой гибкие ободки, из которых будто рассеиваются бриллиантовые «лучи». На Западе такой вид тиар иногда называют франж – дословно «бахрома». Но, строго говоря, суть их одна и та же.

Императрица Мария Федоровна в русской тиаре

Главная прелесть таких украшений в их универсальности: русские тиары создавались таким образом, чтобы их можно было носить и самостоятельно, и нашивать на кокошник, и надевать как ожерелье. Считается, что такие тиары вошли в моду при дворе Николая I. Сегодня убранства, выполненные по образу и подобию tiare russe, можно найти практически во всех монархиях мира – от монакской и до японской.

И ее невестка — императрица Александра Федоровна, также в русской тиаре, несколько отличающейся по рисунку «лучей»

Говоря о том, каким модным влиянием обладала российская царская семья, нельзя не рассказать об истории появления собственного «кокошника» у британской королевской семьи. Известное убранство, в котором часто можно видеть Елизавету II, впервые было подарено английской принцессе Александре Датской – будущей королеве Великобритании. Это был подарок от группы придворных аристократок, желающих удивить принцессу Уэльскую по случаю ее серебряной свадьбы с наследником престола. Когда же Александру спросили, что бы она хотела получить, Ее Высочество рассказала об очень модной тиаре, которую носят в России, – о кокошнике.

фото принцессы Александры в ее «Кокошнике» от Garrard

Александра знала, о чем говорит: такие кокошники носила ее родная сестра – российская императрица Мария Федоровна.

Императрица Мария Федоровна в русской тиаре. Фрагмент портрета (худ. И.Крамской)

Для британской принцессы ее собственную tiare russe изготовили в Garrard. Если взглянуть на портреты двух сестер в бриллиантовых кокошниках – будущей королевы Англии и российской императрицы, то можно еще раз удивиться, какой же силой обладают гены монарших особ. Впрочем, Александра Датская все равно носила свою тиару, скорее, на подобие коронета, чем традиционного кокошника. Досадную ошибку будут исправлять уже Мария Текская и ее потомки.

Елизавета II в «Кокошнике» королевы Александры

Сложно посчитать, сколько именно таких тиар было в коллекции Романовых. Если взглянуть на портреты двух последних императриц, а также на фото изъятых большевиками царских драгоценностей, то можно увидеть, как минимум, две такие диадемы: одну с более острыми «лучами» и вторую – с более округленными. Возможно, каждая императрица владела собственными образцами. Что случилось с этими тиарами после Революции, точно неизвестно: возможно, их функция трансформера сослужила им плохую службу, ведь таким образом их было легче разобрать и распродать по частям.

Диадема Марии Федоровны

На западе ее еще любят называть «русской подвенечной тиарой», и неспроста – именно в ней выходили замуж несколько поколений императорских невест, начиная со второй половины 19 века. Девушки надевали эту треугольную диадему вместе с императорской венчальной короной и прочими украшениями, выдававшимся им специально к свадьбе. В своем роде это была уникальная традиция: в то время как европейские невесты приветствовали разнообразие (например: «Свадебные тиары британской королевской семьи»), русские доводили преемственность своих подвенечных образов до абсолюта.

Впрочем, изначально эта тиара изготавливалась совсем не как подвенечное украшение. Ее условным годом «рождения» считают 1800 год, создателем – Якова Дюваля, а первой владелицей – Марию Федоровну, супругу императора Павла I. Как пишет в одной из своих книг искусствовед Лилия Кузнецова, изначально диадема также была украшена свисающими у висков нитями – на манер древнерусских рясн. Чистейшие бриллианты разного калибра и огранки были привезены из Индии и Бразилии, а их совокупный вес составлял около 1000 карат!

Великая княжна Мария Павловна в диадеме Марии Федоровны после венчания с Вильгельмом, герцогом Сёдерманландским, 1908 год

Центральный ряд представляет собой подвижно свисающие бриолеты, резво качающиеся при малейшем движении головы. Впрочем, главным «героем» украшения остается всего один, солирующий бриллиант нежно-розового цвета весом в 13.35 карат. Изначально редкий экземпляр был вставлен в основание, на дне которого располагалась цветная фольга – излюбленный прием ювелиров тех лет, за счет чего бриллиант казался кроваво-красным. Лишь много лет спустя был обнаружен истинный цвет камня, уловить который неподготовленному глазу едва ли легко.

Этой диадеме очень повезло: она удачно пережила Революцию, и сегодня является ценнейшим экспонатом Алмазного фонда в Кремле. Взглянуть на нее можно и сегодня. Опыт уникальный, учитывая, что диадема Марии Федоровны – единственная оригинальная тиара Романовых, находящаяся в России (по крайней мере, официально).

«Колосья»

Оригинальная диадема с колосьями — фото сделано в 1927 году специально для аукциона «Кристи», на котором было продано множество фамильных украшений Романовых

Еще один шедевр, сделанный мастерской братьев Дюваль для императрицы Марии Федоровны – к тому времени уже вдовствующей. Эта диадема была одной из любимейших у Ее Величества – что, впрочем, немудрено: убранство отличалось не только оригинальностью, но и филигранностью исполнения. Композиция состояла из шести изящных золотых колосков, стремящихся к центру, между которыми буквально прорастали витиеватые, будто кружевные, стебли льна. Стоит ли даже говорить, что рисунок поражал своей реалистичностью.

Вся тиара была полностью инкрустирована чистейшими бриллиантами, а в ее центре красовался огромный, 37-каратный, лейкосапфир – прозрачный, с едва различимым золотистым оттенком. Как нетрудно догадаться, этот камень символизировал солнце.

Вообще, символизм тиары удивителен. Колосья и лен – знаковые богатства России, и, возможно, не существовало более уместного образа для ювелирных украшений дам из правящей династии.

Копия диадемы, получившая называние «Русское поле», которая сейчас хранится в Алмазном фонде

Говорят, что эта диадема очень ценилась императорской семьей, впрочем, спустя столетие уже новая власть не придала «Колосьям» какой-либо исторической или художественной ценности – и продала ее на лондонском аукционе «Кристи» в 1927 году вместе с другими царскими драгоценностями. Ее дальнейшая судьба неизвестна, однако в 1980 году советские ювелиры (В. Николаев, Г. Алексахин.) постарались воссоздать утерянное украшение – и создали реплику из золота, платины и бриллиантов, которая получила название «Русское поле». Эта тиара, конечно же, отличается от оригинальной: в ее центре сверкает золотистый бриллиант, рисунок кажется «крупнее», а общий размер убранства – меньше. И все же эта работа дает прекрасное представление о том, как выглядела первоначальная диадема Марии Федоровны. Полюбоваться на реплику также можно в Алмазном фонде.

Жемчужная диадема

Жемчужная диадема авторства ювелира К.Болина

Для удобства ее любят называть «Русской красавицей», однако это название не совсем корректно. Да, «Русская красавица» действительно существует – но, как и в случае с «Русским полем», она – только лишь реплика, искусно воссозданная ювелирами В. Николаевым и Г. Алексахиным в 1987 году. Впрочем, источник вдохновения советских мастеров вполне реален: им стала бриллиантовая тиара с подвесными жемчужинами, изготовленная по заказу императора Николая I для его супруги Александры Федоровны. Автором драгоценного шедевра, который в наши дни не может не вызывать ассоциаций с Кембриджскими «Узелками любви», стал придворный ювелир Карл Болин.

История этого убранства захватывающая: жемчужную диадему авторства Болина можно считать своеобразным символом тогдашней моды на все русское и нарочито национальное, буквально навязанной столичным модницам «сверху». По своей форме тиара напоминала типичный кокошник, а ее самым узнаваемым элементом стал стройный ряд из 25 крупных натуральных жемчужин, отобранных Болиным из «ненужных» коронных драгоценностей (в «Русской красавице» мы видим уже искусственный жемчуг).

Копия тиары Болина, изготовленная ювелирами Николаевым и Алексахиным. В настоящее время хранится в Алмазном фонде. Именно она и носит название «Русская красавица»

Убранство мгновенно стало числиться коронной драгоценностью, однако великолепие ее было столь велико, что предпоследняя российская императрица, Мария Федоровна (жена Александра III) в определенный момент даже стала хранить ее в своих покоях. Как пишет историк-искусствовед Лилия Кузнецова, диадема лишала дара речи даже иностранцев: так, по ее мнению, в начале 20 века именно этим венцом вдохновлялся дом Cartier, когда создавал собственный жемчужно-бриллиантовый кокошник, известный на весь мир.

Знаменитый кокошник от Cartier 1908 года, возможно, вдохновленный Жемчужной диадемой

В 1919 году Мария Федоровна бежала из России, прихватив с собой исключительно повседневные украшения. Самые же драгоценные образцы, включая тиару Болина, были присвоены большевиками и впоследствии проданы на аукционах – так, жемчужная диадема ушла с молотка «Кристи» в 1927 году. Считается, что украшение было куплено фирмой Holmes & Co., а затем перепродано 9-му герцогу Мальборо (двоюродному брату Уинстона Черчилля), который приобрел русскую тиару для своей второй жены Глэдис Мэри Дикон.

Знаменитый кокошник от Cartier 1908 года, возможно, вдохновленный Жемчужной диадемой

Правда, в Великобритании убранство пробыло недолго – в конце 1970-х оно вновь было выставлено на торги, и на этот раз его владелицей стала сама… Имельда Маркос, Первая леди Филиппин. Считается, что Имельда не имела ни малейшего понятия о том, какой невероятной историей обладает эта вещица. Некоторые даже считали, что Первая леди разобрала тиару. Впрочем, сегодня известно, что «кокошник» цел и находится в Центральном банке Филиппин, ожидая, как говорят, очередного аукциона. Вернется ли прообраз «Русской красавицы» когда-нибудь в Россию?

Владимирская тиара

Владимирская тиара в ее оригинальном виде — с жемчужными подвесками

Великолепное убранство, представляющее собой изящное переплетение из 15 бриллиантовых колец, в центре которых свисает по одной массивной грушевидной жемчужине, – это очередное творение мастерской Болина. Его придворным ювелирам в 1874 году заказал великий князь Владимир Александрович – сын императора Александра II – для своей невесты Марии Павловны в качестве подарка на свадьбу. По имени великого князя теперь и называют тиару – Владимирской.

Великая княгиня Мария Павловна во Владимирской тиаре, 1880 год

Мария Павловна обожала разного рода драгоценности, а ее двор был одним из самых богатых в России – что, как говорят, сильно беспокоило действующую императрицу, Александру Федоровну. К тому моменту, как грянула Революция, Великой княгине удалось скопить огромную коллекцию фамильных украшений. Их большая часть осталась в ее основной резиденции – Владимирском дворце. Однако делиться своими сокровищами с большевиками Мария Павловна, мягко скажем, не желала.

Придворные связи Великой княгини сослужили ей хорошую службу: видя отчаяние Марии Павловны, один из близких друзей ее семейства, антиквар и дипломат Альберт Стопфорд, который, как говорят, также тайно работал на британскую разведку, проник в покои княгини во Владимирском дворце и вывез из Петербурга в Лондон большую часть ее драгоценностей. В том числе и бриллиантовую тиару.

Мария Текская во Владимирской тиаре..
И ее внучка Елизавета II

После смерти Марии Павловны украшения отошли ее дочерям. Тиара досталась младшей Елене – на тот момент уже супруге греческого принца Николая. Дочь Елены, принцесса Марина, кстати говоря, станет женой герцога Кентского Георга, дав начало известной ветви Виндзорской династии. Однако до Кентских диадема так и не дойдет – испытывая недостаток в деньгах, Елена продаст Владимирскую тиару королеве Марии Текской.

Владимирская тиара с «Кембриджскими камнями» — изумрудами

Британская монархиня, несмотря на приличную коллекцию драгоценностей, полюбит новую тиару сердечно: уже после покупки она принесет убранство в мастерскую Garrard & Сo, где жемчужины сделают съемными, а в качестве альтернативы для них подберут каплевидные изумруды – так называемые, «Кембриджские камни». После смерти Марии Текской тиара отойдет ее внучке – королеве Елизавете II, которая и носит ее до сих пор и с жемчужинами, и с изумрудами, и даже «пустой».

Большая бриллиантовая диадема с жемчугом

Императрица Александра Федоровна в Большой бриллиантовой диадеме

Вот уж где русский стиль проявился во всем великолепии. Всегда выигрышное сочетание бриллиантов и жемчуга, элементы популярного в 19 веке стиля lover’s knot и, конечно же, традиционная форма кокошника, – все это объединилось в роскошной Большой бриллиантовой диадеме. Она была изготовлена в начале 1830-х годов, предположительно, придворным ювелиром Яном Готтлибом-Эрнстом для императрицы Александры Федоровны, жены Николая I, – возможно, из старых украшений Марии Федоровны, завещавшей всю свою богатую коллекцию драгоценностей потомкам.

Размер этой тиары поражает: 113 жемчужин разного размера и несколько десятков бриллиантов расположились на драгоценном каркасе высотой в полголовы.

Александра Федоровна была первой хозяйкой диадемы, и, по иронии судьбы, последней владелицей тоже стала Александра Федоровна – только уже супруга Николая II. Императрице убранство пришлось особенно по душе – как, впрочем, и все нарочито «русское». При ней же украшение и приобрело мировую известность: так, именно оно венчало голову Ее Величества на открытии I-й Государственной думы.

Диадема, таким образом, безусловно, представляла большую историческую ценность – но не для всех. После Революции она пропала со всех радаров и, предположительно, была продана на аукционе (возможно, все на том же «Кристи» в 1927 году) – не исключено, что для того, чтобы найти покупателей, новые власти разобрали тиару на части.

Сапфировая тиара

История этой диадемы так же остросюжетна и интересна, как и история Владимирской, ведь она в свое время тоже принадлежала Великой княгине Марии Павловне, сумевшей, благодаря своей дружбе с английским дипломатом, вывезти свои сокровища из России.

Массивный кокошник, туго усеянный бриллиантами и украшенный массивными сапфирами, – украшение фамильное, перешедшее в семью Великих князей из коллекции жены Николая I, Александры Федоровны. Некоторые считают, что это убранство – это, по сути, переделанная диадема Ее Величества, которую император преподнес ей в честь их восшествия на престол в 1825 году. По другому мнению, в массивный кокошник вошли лишь сапфиры из коллекции императрицы.

Так или иначе, часть драгоценностей Александры Федоровны перешла по наследству ее внуку, Великому князю Владимиру Александровичу, который и преподнес их своей любимой жене. Кокошник, фотографии которого дошли до наших дней, сделали (или переделали) в Cartier в конце 1900-х годов. Диадема стала частью роскошной парюры, в которую также входили серьги, ожерелье и брошь.

От гнева Революции эту драгоценную тиару также спас уже известный нам Альберт Стопфорд, тайно вынесший драгоценности Великой княгини из ее будуара. Но если новой владелицей Владимирской тиары станет (в конце концов) королева Великобритании, то сапфировый кокошник купит другая королева – румынская.

Королева Мария в Сапфировом кокошнике Марии Павловны, 1931 год

По матери королева Мария была тесно связана с Романовыми. Когда разразилась Первая мировая война, румынская королевская семья переслала на сохранение в Кремль многие свои украшения (как, впрочем, и весь золотой запас своей страны). Как несложно догадаться, это была большая ошибка, цена которой оказалось слишком высока. После Революции новое правительство конфисковало королевские драгоценности.

Королева Мария потеряла практически все свои украшения, в том числе и старинные фамильные тиары. Конечно, у ее семьи было достаточно средств, чтобы компенсировать потерю, но, естественно, ни одна новая диадема не могла заменить Марии драгоценности, которые передавались из поколения в поколение. Тогда-то, скорее всего, у королевы Марии и ее родственницы Марии Павловны и возникла идея взаимовыгодного обмена. Первой нужны были фамильные богатства, второй – деньги. Так, сапфировый кокошник Великой княгини стал собственностью румынской королевской семьи.

Королева Мария с тиарой почти не расставалась, передав ее впоследствии своей младшей дочери Илеане в честь свадьбы. Так кокошник и оставался в королевской семье, пока румыны не почувствовали грядущую войну и политические перемены в собственной стране. На этот раз отправить украшения на сохранение было решено в Великобританию.

Принцесса Илеана в Сапфировой тиаре

После окончания Второй мировой войны монархия в Румынии фактически доживала свои последние дни. Королевскую семью изгнали из страны. Принцесса Илеана с тиарой своей матери отправилась в США, где и продала ее неизвестному покупателю в 1950 году. Судьба ее с тех пор неизвестна.

И еще несколько восхитительных тиар Романовых:

Диадемы с менее впечатляющей или изученной историей, но ничуть не уступающие прочим украшениям в величественности и красоте. Смотрим и любуемся.

Сапфировая диадема Марии Федоровны

Массивная тиара, изготовленная для супруги Павла I, переходила по наследству долгие годы. По словам Лилии Кузнецовой, украшение было создано все тем же Яковом Дювалем. Основной рисунок диадемы – лавровые листья, что относит нас к модному в тот период стилю классицизма. Украшение полностью инкрустировано бриллиантами, однако главными героями тиары остаются пять крупных сапфиров разной огранки. Вес центрального камня – 70 карат. Судьба тиары после Революции все еще не известна.

Лучистая диадема Елизаветы Алексеевны

Императрица Александра Федоровна в Лучистой диадеме Елизаветы Алексеевны

Необычная V-образная форма этой тиары относит нас к стилистике сказочной, особенно боготворимой в конце 19 века. Впрочем, сама диадема была сделана гораздо раньше – в начале 1800-х годов, и в те времена ювелиры предпочитали опираться на стиль ампир. Ее первой владелицей была императрица Елизавета Алексеевна, супруга Александра I. По свидетельству Лилии Кузнецовой, после ее смерти диадему слегка видоизменили, дабы не вызывать ассоциаций с прежней владелицей. После Революции лучистую тиару, скорее всего, продали.

Изумрудная тиара Александры Федоровны

Императрица Александра Федоровна в Изумрудной тиаре. Фрагмент портрета, худ. Н. Бодаревский

Изготовленная специально для супруги Николая II, эти тиара выполнена в довольно оригинальной для Романовых стилистике, вызывающей ассоциации не столько с русской ювелирной традицией, сколько с французской. Рисунок убранства представляет собой чередующиеся арки и банты.

Императрица Александра Федоровна в Изумрудной тиаре. Фрагмент портрета, худ. Н. Бодаревский

Центральный изумруд для него был найден в далекой Колумбии и весил 23 карата. Тиара была трансформером, что, скорее всего, и предопределило ее судьбу после убийства царской семьи – в 1920-х годах изумрудный венец Александры Федоровны был продан.

Диадема Кехли

Императрица Александра Федоровна в Изумрудной тиаре. Фрагмент портрета, худ. Н. Бодаревский

Эту великолепную тиару, сапфирово-бриллиантовый рисунок которой часто любят сравнивать с праздничным фейерверком и с традиционными геральдическими лилиями, создали в другой ювелирной фирме при дворе Романовых – Кехли, названной по фамилии ее основателя.

По ней же теперь называют и эту тиару, изготовленную специально для последней императрицы России – Александры Федоровны. Диадема была частью большой парюры, однако после Революции ничто из драгоценного сета новые власти не пожалели – и продали все на аукционе в 1920-х годах.

Жемчужная диадема Марии Федоровны

Императрица Мария Федоровна в Жемчужной диадеме. Фрагмент портрета, худ. Ф. Флеменг

По своей форме это убранство напоминает, скорее, корону, чем тиару, а самым впечатляющим элементом в нем по праву считаются массивные продолговатые жемчужины.

Очень геометричный и лаконичный бриллиантовый орнамент редко встретишь в романовских драгоценностях. Если подключить воображение, то в рисунке можно угадать букву «М» – по имени императрицы Марии Федоровны, для которой украшение и изготавливалось изначально. Это убранство входило в состав драгоценной парюры, судьба которой после Революции пока остается загадкой.

Подписывайтесь на канал!

Обломки империи: 5 историй о судьбе драгоценностей семьи Романовых

Ювелирные украшения монарших династий всегда вызывают особый интерес, ведь это не просто изысканные аксессуары, но и символы власти. А за каждой драгоценностью в шкатулке стоит своя история. В случае с династией Романовых истории эти порой весьма трагические — как и судьба самой императорской семьи. Какие-то бесценные сокровища попали в музеи, где их и сегодня могут увидеть все желающие, какие-то ушли с аукциона, после чего их следы окончательно затерялись. Сегодня SPLETNIK.RU предлагает вам узнать пять историй о сокровищах Романовых.

До революции 1917 года династия Романовых стояла во главе Российского государства на протяжении 300 лет и за это время, конечно, собрала завидную коллекцию ювелирных изделий, которые создавали лучшие мастера своего времени. Среди сокровищ были и поистине легендарные предметы вроде яиц Фаберже, а о многих браслетах и брошах европейские послы и правители даже писали в своих мемуарах — настолько драгоценности впечатляли их!

После падения монархии немало ювелирных шедевров было продано: на аукционах или напрямую миллионерам из Европы и США — молодое Советское государство нуждалось в деньгах. Некоторые украшения разбирались на отдельные составляющие и продавались тайно, некоторые и вовсе бесследно пропали, другие удалось сохранить, и сегодня они хранятся в Кремле.

1.Большая императорская корона

Большая императорская корона с 1762 по 1917 год была главным символом царской власти в России. Она была создана придворными ювелирами Жереми Позье и Георгом Фридрихом Экартом всего за два месяца специально для коронации Екатерины II.

В. Эриксен. Портрет Екатерины II в коронационном платье

С тех пор ею венчались на царство все российские монархи. Корону венчает редкий драгоценный камень ярко-красного цвета — благородная шпинель весом в 398,72 карата. В 1920 году ее стоимость была оценена в 52 миллиона долларов. После революции корона была передана в Гохран, хотя и известно об одной тайной попытке ее продажи, которая, к счастью, не увенчалась успехом. С 1991 года корона является неотчуждаемой государственной собственностью и не подлежит вывозу за территорию Московского Кремля, а в 80-х годах корона была отреставрирована.

Оригинал из-за своей ценности не выставляется, но в 2012 году к 250-летнему юбилею Большой императорской короны и 400-летию дома Романовых была создана копия.

Копия Большой императорской короны

На ее изготовление ушло свыше 11 тысяч якутских алмазов, также были использованы австралийские жемчужины, белое золото вместо серебра, а гигантскую шпинель заменили на рубеллит.

2.Венец-кокошник Марии Федоровны

Еще один бесценный экземпляр в запасниках Алмазного фонда — бриллиантовый венец-кокошник Марии Федоровны с розовым бриллиантом. Уникальность украшения еще и в том, что это, пожалуй, единственная диадема из сокровищниц российских императриц, которая осталась в России.

Увы, но почти все известные диадемы и тиары были проданы и следы многих после 1917 затерялись — настоящих владельцев большинства из них сегодня уже невозможно установить. Так, неизвестна судьба сапфировой тиары Романовых, которая была подарена императором Николаем I своей супруге Александре Федоровне в честь их восшествия на престол в 1825 году, а вот так называемая Владимирская тиара, созданная для Марии Павловны, жены великого князя Владимира Александровича, сейчас хранится у Елизаветы II (в 1921 году тиара была продана королеве Великобритании Марии Текской).

Елизавета II во Владимирской тиаре

Венец Марии Федоровны, супруги императора Павла I, украшен редчайшим по цвету нежно-розовым бриллиантом в 13,35 карата.

Мария Федоровна в диадеме с розовым бриллиантом

Во второй половине XIX века диадема была частью «венчального набора» невест императорского дома — особое очарование украшению придавали подвижные бриолеты, которые покачивались и мерцали при малейшем движении головы.

3.Жемчужная диадема

Сохранить в России восхитительную диадему, которая была заказана императором Николаем I у ювелира Карла Эдуарда Болина для своей жены Александры Федоровны в 1841 году, увы, не удалось.

Ювелирное украшение дало старт моде на кокошники среди придворных дам, а императрица Мария Федоровна, супруга императора Александра III и мать Николая II, так любила эту диадему, что какое-то время хранила ее в своих личных покоях. Украшение было продано в 1927 году на аукционе Christie’s и с тех пор совершило почти кругосветное путешествие!

Первым владельцем стала фирма Holmes & Co, которая перепродала диадему 9-му герцогу Мальборо, который преподнес ее своей супруге Глэдис. После ее смерти в 1977 году диадема попала в коллекцию первой леди Филиппин Имельды Маркос, но после того как она и ее муж сбежали на Гавайи в 1986 году, диадема была конфискована местными властями и, судя по всему, до сих пор находится на Филиппинах — несколько лет назад правительство объявило о возможности продажи диадемы на Sotheby’s или Christie’s, но окончательного решения пока так и не было принято.

«Русская красавица»

Копия, которой дали название «Русская красавица», была создана ювелирами В. Николаевым и Г. Алексахиным в 1987 году из платины, золота, серебра, бриллиантов и 25 культивированных жемчужин и сегодня хранится в Алмазном фонде.

4.Колье с бриллиантами, жемчугом и сапфиром

Еще одно ювелирное украшение, которое перекочевало из сокровищниц российской монархии в британские шкатулки, — это бриллиантовое колье с жемчугом и сапфиром, последней владелицей которого также была Мария Федоровна. Императрица обожала сапфиры и часто носила роскошные украшения с этим камнем.

Портрет Марии Федоровны кисти Константина Маковского

Как известно, после революции ей удалось бежать из России, но вот большинство драгоценностей пришлось оставить. Колье было выставлено на продажу и приобретено британской королевой Марией Текской — по некоторым данным, покупка обошлась в шесть тысяч фунтов стерлингов.

Мария Текская

После смерти королевы в 1953 году колье унаследовала ее внучка Елизавета II. Сегодня с этим украшением нередко на публике появляется ее дочь принцесса Анна — причем речь, как правило, идет о поистине значимых событиях.

Например, она надевала колье на торжественный вечер, который предшествовал свадьбе принца Уильяма и Кейт Миддлтон в 2011 году.

5.Бриллиантовая диадема с колосьями

Данную диадему, бесспорно, можно причислить к одним из самых красивых ювелирных украшений семьи Романовых. Филигранность исполнения просто поражает! Неудивительно, что диадема была одной из любимейших у Марии Федоровны — именно для на тот момент уже вдовствующей императрицы она и была изготовлена в мастерской братьев Дюваль.

Удивительна не только красота, но и символизм украшения — пшеничные колосья обвивают тонкие стебельки льна, а 37-каратный лейкосапфир, помещенный в центр композиции, олицетворял солнце. Таким образом подчеркивались природные богатства России, красота ее бескрайних плодородных полей. Увы, но большевики не увидели в диадеме исторической или художественной ценности — украшение было решено выставить на торги. В 1927 году диадема ушла с молотка на аукционе Christie’s — после этого ее следы затерялись и сведений о ней не появлялось.

В 1980 году уже упомянутые выше ювелиры В. Николаев и Г. Алексахин изготовили копию для Алмазного фонда из золота, платины и бриллиантов. Реплика получила название «Русское поле».

Копия диадемы с колосьями

Судьба диадем и тиар императорского дома Романовых

1

0

1

2

4,494
просмотров

После свержения Империи судьба тиар и диадем российских императриц и великих княжон оказалась незавидной — многие из них были разобраны и бесследно утрачены. Лишь немногим из них повезло — практически неповрежденными они попали в частные руки, некоторые даже к королевам. В России же осталась лишь одна тиара, полюбоваться на которую можно в Алмазном фонде.

Ревизия царских драгоценностей Фото 1922 года

Диадема Марии Федоровны с розовым бриллиантом

Бриллиантовая диадема с розовым бриллиантом (фото Рахманова, Гохран России)

Сделана эта диадема была примерно в 1800 году ювелиром Яковом Дювалем для российской императрицы Марии Федоровны (супруги Павла I). При ее создании было использовано много бриллиантов, но самым главным украшением является 13.5-каратный бриллиант редкого нежно-розового цвета, расположенный в центре.

Мария Федоровна в диадеме с розовым бриллиантом

Впоследствии ее стали часто использовать в своих подвенечных уборах Великие княгини.

Венчание Николая II и принцессы Александры, 1894 год

Великая княжна Мария Павловна в диадеме Марии Федоровны после венчания с Вильгельмом, герцогом Сёдерманландским, 1908 год

Единственная из всех тиар и диадем императорской семьи, она осталась неповрежденной и не была вывезена из страны. И сейчас это один из самых ценных экспонатов Алмазного фонда Кремля.

Диадема «Колосья»

Одна из любимейших диадем императрицы Марии Федоровны. Изготовили ее ювелиры братья Дюваль уже после смерти Павла I. В основе композиции – изящные колоски, витиевато сплетенные со стебельками льна. Очень красивая и оригинальная диадема, отличающаяся к тому же и филигранной техникой исполнения.

Оригинальная диадема с колосьями — фото сделано в 1927 году специально для аукциона

Спустя сто лет, при описи драгоценностей императорской семьи, большевики решили, что диадема «Колосья», высоко ценившаяся в императорской семье, не представляет собой ни исторической, ни художественной ценности и выставили ее на торги. После того, как диадему продали на лондонском аукционе «Кристи» в 1927 году, сведений о ней больше не появлялось.

В 1980 году ювелиры В. Николаев и Г. Алексахин на основании фотографии этой диадемы, сделанной для торгов, смогли создать ее копию под названием «Русское поле». И хотя копия несколько отличается от оригинала, все же можно получить представление о том, как выглядел этот утраченный шедевр.

Копия диадемы, получившая называние «Русское поле», которая сейчас хранится в Алмазном фонде

Лучистая тиара Елизаветы Алексеевны

Первой владелицей этой тиары была Елизавета Алексеевна, супруга императора Александра I.

Бриллиантовая тиара в стиле «кокошник». Начало 19 века

Императрица Александра Федоровна в лучистой тиаре Елизаветы Алексеевны, 1910-е годы

Никаких сведений о судьбе лучистой тиары после революции не имеется.

Tiare russe

Во времена правления Николая I стали очень модными тиары в виде ободка со множеством расходящихся от него бриллиантовых «лучей». Именно такие тиары считаются классическими русскими (tiare russe), в Европе их называют также франж–тиарами. До сих пор они остаются популярными в самых разных странах.
Тиары-кокошники, различающиеся лишь по узору лучей, носили и императрица Мария Федоровна, супруга Александра III, и Александра Федоровна, жена Николая II:

Портрет императрицы Марии Федоровны кисти Крамского (1882)

Молодая императрица Александра Федоровна в русской тиаре

Судьба этих тиар тоже остается неизвестной.

Тиары «lovers knot»

В начале XIX века в Россию из Европы пришла мода на тиары «lovers knot» (узелки любви), в которых бриллианты сочетались с каплевидными жемчужинами. У супруги Николая II Александры Федоровны таких тиар было две — Большая бриллиантовая тиара и Жемчужная тиара.

Большая бриллиантовая тиара с жемчугом (1831 или 1833 гг., фото 1922 г.)

Эта роскошная тиара со 113 жемчужинами была изготовлена для Александры Федоровны в начале 1830-х годов. Но звездным часом этой тиары стало появление в ней другой императрицы, тоже Александры Федоровны. В роскошном парадном платье и в этой великолепной тиаре супруга Николая II блистала в 1906 году на церемонии открытия I-й Государственной Думы.

Императрица Александра Федоровна на открытии I-й Государственной Думы в 1906г. Фотограф – Карл Булла

Художник Н.Бодаревский. Портрет Александры Федоровны 1907 год

После проведенной в 1922 году инвентаризации следы этой тиары теряются, скорее всего, она была разобрана и продана по частям.

Жемчужная диадема работы К. Болина

Была у Александры Федоровны еще одна очень красивая диадема с подвесными жемчужинами, которую ей подарил ее супруг, Николай I. Создал эту диадему, украшением которой является стройный ряд великолепных натуральных жемчужин в количестве 25 штук, ювелир К. Болин в 1842 году.

Бриллиантовая диадема с жемчужинами работы К. Болина

После того, как эта прекрасная диадема ушла с молотка на аукционе в 1927 году, ее несколько раз перепродавали. Последней ее владелицей была знаменитая Имельда Маркос, первая леди Филиппин, обладательница огромнейшей коллекции жемчуга. Сейчас «кокошник» принадлежит правительству Филиппин, которое вынашивает планы его продажи на аукционе вместе с другими драгоценностями бывшей первой леди. Возможно, появится шанс все-таки вернуть это сокровище в Россию.

«Копия

Сапфировая тиара императрицы Александры Федоровны

Эту тиару тоже подарил Александре Федоровне ее супруг, Николай I, в 1825 году.

Александра Федоровна, жена Николая I, в сапфировой тиаре

Кристина Робертсон. Портрет Александры Фёдоровны в сапфировой тиаре, 1841 г

После смерти императрицы тиара досталась ее внуку, сыну Александра II, Великому князю Владимиру Александровичу, который был женат на Великой княгине Марии Павловне. В 1920 году Мария Павловна эмигрировала в Европу и там, нуждаясь в деньгах, продала эту тиару своей родственнице – королеве Румынии Марии. Мария очень дорожила этой тиарой и редко с ней расставалась.

Королева Румынии Мария в сапфировой тиаре

Впоследствии Мария подарила любимую тиару своей дочери Илеане на свадьбу. Но тяжелые времена наступили и для королевской семьи Румынии. Илеана была вынуждена бежать из страны, и в 1950 году ей пришлось продать эту тиару. Но кому – неизвестно.

Жемчужная диадема Марии Федоровны

Диадема из парюры императрицы Марии Федоровны

Сделана в начале 1880-х годов, принадлежала императрице Марии Фёдоровне. Самым узнаваемым элементом этой диадемы являются массивные жемчужины удлиненной формы.

Императрица Мария Федоровна в Жемчужной диадеме. Худ. Ф. Флеминг

Изумрудная тиара Александры Федоровны

Диадема с изумрудами Болин 1900

В центре ее – колумбийский изумруд весом 23 карата.

Портрет императрицы Александры Федоровны худ. Н. Бодаревский 1907 г.

В 20-е годы продана.

Сапфирово-бриллиантовая диадема Кехли

Одно из любимых украшений Александры Федоровны. Изготовил эту диадему, являющуюся частью великолепной парюры, придворный ювелир Фридрих Кехле. Рисунок диадемы напоминает праздничный фейерверк, просматриваются на ней и геральдические лилии.

Портрет императрицы Александры Федоровны. Худ. А.Маковский

Продана на аукционе в 1920-е годы.

Владимирская тиара

Эта тиара, пожалуй, самая известная из всех тиар императорского двора Романовых. Ее нынешней хозяйкой является одна из самых знаменитых женщин Европы – королева Великобритании Елизавета II. Какими же путями эта русская тиара попала к английской королеве?

Эту тиару, изготовленную фирмой Болин в 1874 году, Великий князь Владимир Александрович (сын императора Александра II) подарил перед свадьбой своей невесте, Великой княжне Марии Павловне. По его имени тиара и получила свое название — Владимирская.

Великая княгиня Мария Павловна во Владимирской тиаре

После революции Марии Павловне пришлось срочно покинуть страну, но большую часть своих драгоценностей она вывезти не смогла и оставила их в России, в тайнике. Позже спрятанную коллекцию с помощью доверенных лиц ей все же удалось тайно переправить в Европу. Вскоре после переезда Мария Павловна умерла, и наследники распродали часть украшений из ее коллекции. Вот тогда Владимирскую тиару и приобрела правящая на тот момент королева Англии Мария Текская.

Мария Текская во Владимирской тиаре

Королева Мария решила немного переделать тиару. По ее просьбе ювелиры сделали жемчужины съемными, а также изготовили еще один дополнительный комплект украшений — из каплевидных изумрудов.

Владимирская тиара с изумрудными и жемчужными подвесками

После смерти Марии Текской в 1953 году тиара отошла ее внучке Елизавете II, которую очень часто можно увидеть в любимой ею Владимирской тиаре.

Елизавета II во Владимирской тиаре

Откуда у Елизаветы II диадема русской императрицы?: diana_mihailova — LiveJournal

Царственная диадема дома Романовых украшает голову английской королевы. Как? Диадема Александры Федоровны, жены Александра Ш,  была утеряна во времена революции с большим количеством других драгоценностей императорской семьи.

http://doradajewelry.com/yuvelirnye-doma-v-tsarskoy-rossii-chast-1/

Эта тиара тоже делалась по заказу императрицы Марии Федоровны, матери Николая Второго, по наследству перешла Александре Федоровне! Это одновременно и тиара и колье! Как она оказалась у Елизаветы

Императрица Мария Фёдоровна в русском платье с диадемой и колье из 51 бриллианта. 1883 г. Автограф на фотографии «Мария»

Никто не может объяснить, как на голове Елизаветы II оказалась диадема русской императрицы

В Петербурге в отреставрированном Шуваловском дворце вот-вот должны распахнуться двери музея Фаберже. В самом большом из его одиннадцати залов выставлены девять пасхальных яиц, принадлежавших покойному императору Николаю II.

Когда Романовы лишились престола, их британские коронованные родственники  спрятали русские драгоценности на долгие годы в подвалах замка Бельмораль в Шотландии. В конце 70-х годов прошлого века антиквар Даниэль Вальденстейн волей случая был допущен в этот замок, в подвалах которого он увидел ящики размером с письменный стол каждый, покрытые толстым слоем паутины и пыли. На ящиках имелась надпись “Собственность Его Императорского Величества Николая II”. На вопрос о том, что находится в этих ящиках, сопровождавший его принц Чарльз небрежно ответил, что это “сокровища русского царя”, которые “приплыли в самом начале 1917 года, когда Николай понял, что дела его очень плохи”.

Но каким образом яйца Фаберже из этих ящиков вдруг могли оказаться на аукционе “Сотбис”?

Также никто не может объяснить, каким образом на голове королевы Елизаветы II вдруг оказалась диадема, до января 1917 года украшавшая голову российской императрицы Александры Федоровны.

Уж не мародерство ли тут? Газета “Дейли Миррор” поместила рядом фотографии Елизаветы и ее родственницы Александры Федоровны. Не надо быть профессиональным ювелиром, чтоб заметить удивительное сходство украшений. Между тем, не существует ни одного документа, позволяющего утверждать, что ценности убитой на Урале царской семьи кто-либо завещал английской королеве.

Комиссия по реабилитации жертв политических репрессий, возглавляемая бывшим главным идеологом ЦК КПСС Яковлевым, не считала уничтожение семьи Романовых политическим убийством. А верховный суд РФ дважды в 1997 и 2000 годах, заявлял, что не станет разбираться с приговором какого-то губернского ревкома, заменявшего в Гражданскую войну сразу все ветви власти. Подобная позиция — большой подарок династии Виндзоров, не раз обращавшихся к правительству СССР с просьбой выдать документальное “свидетельство о смерти Романовых”.

Ни одна из этих просьб выполнена не была. А банкирам мало протокола голосования правительства Черномырдина, признавшего останки “царскими”. Им подай решение суда, да еще и грамотное. Так что никто не получит золота, пока император Николай II не будет признан умершим по всем правилам. Ведь согласно законам Великобритании отсутствие трупа и отсутствие документов, свидетельствующих, что его хотя бы официально разыскивали, означает, что формально человек еще жив.

Стоило России в 2002 году всего лишь заикнуться о 5,5 тоннах золота, принадлежавших семье Романовых и хранившихся в почтенном “Беаринг-банке”, как благополучный до тех пор банк срочно объявил о своем банкротстве. А когда порыв требовать деньги назад в Москве поутих, вдруг выяснилось, что банк все же уцелел — был куплен другим голландским банком. Это как ?!

***

Одна из тиар, которую любит носить королева Великобиртании, на самом деле некогда принадлежала царской семье Романовых, но после революции была продана из-за бедственного положения ее владелицы, после чего вновь оказалась на голове венценосной особы.

На днях британская королева в который раз щеголяла в тиаре Романовых. Считается, что тиару украли, но я так не думаю. История достойна экранизации я считаю, не понимаю, почему до сих пор этого не сделали.

Как корона Романовых оказалась на английской королеве

Корона была изготовлена лучшими царскими ювелирами в 1890 году, но не для царствующих монархов (в то время Александр III), а для Великой княгини Марии Павловны и её супруга, великого князя Владимира Александровича, который приходился родным дядей Николаю II и соответственно братом Александру III. Мария Павловна была немецкой принцессой по рождению. В 1874 вышла замуж за великого князя, несмотря на строгие правила по вероисповеданию – православие не принимала очень долгое время, приняла только почти за год до смерти мужа, в 1908. Всю жизнь она оставалась по духу немецкой принцессой. Генерал Скобелев считал её агентом Бисмарка.

Супруги имели неутолимые амбиции и огромную зависть к монарху. Когда случилась трагедия с крушением поезда в Борках c семьёй Александра III, то супруги, не таясь, радовались несчастью, надеялись занять престол. Когда на царствование взошёл Николай II, то клан великого князя превратился в личных врагов Императора. Все помнят слова Николая второго о том, что вокруг него одна ложь и предательство, он это говорил и о самых ближайших родственниках в том числе.

Великий князь открыто саботировал и пренебрегал всеми распоряжениями Императора, а Михень, как звали при дворе Марию Павловну, злорадствовала над тем, что у Императрицы рождались девочки, она мечтала, что престол займёт её сын. Великий князь и Михень были весьма влиятельными людьми в обществе, поэтому они заражали своей ненавистью к Императору весь двор. Михень стала первоисточником распространения сплетен про Императрицу и Распутина. Она опустилась до того, что начала клеветать о любовной связи между ними. Михень была интриганкой, завистницей и сплетницей. Она даже в некотором смысле бравировала хамством в отношении семьи Императора. Манкировала этикетом, намеренно ставила Императора и Императрицу в неловкое положение в обществе.

В революцию ей удалось выйти достаточно сухой из воды. После февральской революции она была выслана в Кисловодск. Но перед этим Михень с немецкой рачительностью позаботилась о тайнике для драгоценностей во Владимирском дворце. Михень начала планировать отъезд из России, но она понимала, что без драгоценностей заграницей делать нечего. На помощь пришёл её давний друг, английский аристократ Альберт Стопфорд, с которым она имела общие дела по скупке антиквариата. Стопфорд проник во дворец в женском платье и выкрал драгоценности. С английским паспортом ему удалось вывезти ценности заграницу. В 20 году на запад удаётся выехать и самой Марии Павловне с детьми. Стопфорд оказался человеком слова…на удивление, правда и за вознаграждение, он передал Михень всё, что та нажила праведным трудом. Кстати вскоре Степфорда осудили в Лондоне за гомосексуализм

Формально тиару выкрали, но за границей она воссоединилась со своей владелицей, поэтому я не считаю, что эта кража, другой возможности вывезти драгоценности не было в то время.

Мария Павловна скончалась в том же 20 году во Франции. Коллекцию она разделила между детьми. Тиару унаследовала дочь, которая вскоре оказалась в бедственном положении и тиару пришлось выставить на торги. Приобрела тиару английская королева Мария, бабушка Елизаветы II.

Сейчас тиару гордо носит Елизавета II. Надо сказать, что тиара нашла достойных владельцев, по духу и характеру они кровные родственники дорогой тётушки Михень. Формально родственные связи действительно переплелись, но если Александра Федоровна стала настоящей русской императрицей до духу, приняла Россию как своё Отечество и оставалась с ней до самого конца, то Мария Павловна была абсолютном антиподом.        

Тиара Русский кокошник

Давным-давно жили-были за морем, в аглицом королевстве принц и принцесса Уэльские. И звали их Альберт и Александра.

Матушка принца, королева Виктория, как известно, правила долго и счастливо. (До сих пор почти век ее правления англичане
вспоминают с ностальгическим вздохом как «золотой век» Соединенного королевства.)

Поэтому свою серебряную свадьбу в 1888 г. королевские особы праздновали все еще наследниками престола. Однако это не
помешало всему королевству отметить этот славный юбилей с большим размахом. Поздравления и шикарные подарки текли широкой рекой.

В преддверии празднеств группа знатных дам, назвавших себя Дамы из Общества, испросила аудиенцию у принцессы Александры. После небольшого
вступления, состоявшего из обязательных в приличном английском обществе разговоров о погоде, дамы приступили к цели своего визита.

— Ваше Королевское Высочество, — начала одна из них. Вероятно, это была леди Солсбери – именно она была вдохновительницей всего этого
мероприятия, — мы хотели бы сделать подарок к вашему юбилею, но такой, чтобы вам было приятно его принять, с удовольствием любоваться
и носить его долгие годы.

Мария София Фридерика Дагмар, императрица Мария Федоровна в драгоценном кокошнике

— Милые дамы, — ответствовала принцесса, — Я хотела бы иметь такую же тиару, как у моей милой сестренки Минни, ныне русской императрицы

Марии Федоровны.
У нее совершенно ошеломляющая коллекция драгоценностей. Но эта тиара мне нравится больше всего. Кажется, такой убор
называется «kokoshnik». Русский стиль – это так модно сейчас! Надеюсь, мы тоже не лыком шиты и не посрамим британскую корону.

Так это было или не совсем так, доподлинно известно только то, что такой или приблизительно такой разговор состоялся, после
чего 365 знатнейших леди королевства разошлись и разъехались по своим фамильным замкам и, покопавшись в заветных шкатулочках, ларчиках и
шкафчиках, извлекли оттуда немножко бриллиантов. В целом получилась солидная горка. Леди Солсбери, как предводительница, пожертвовала два
самых крупных в 3,25 карата.

Не сказать, чтобы обошлось без склок. Не сразу удалось набрать нужное количество подписантов. Многие хотели выслужиться перед королевскими
особами, преподнеся индивидуальный подарок. Все же конфликт был как-то отрегулирован и комитет приступил к надлежащим приготовлениям.

Работу поручили уже известному к тому времени ювелирному дому
«Garrard&Co», давно работавшему на королевских особ, и, кстати,
здравствующему и поныне.

По желанию Александры тиара была выполнена в форме национального русского головного убора.

Конечно, русскому читателю не нужно долго
объяснять что такое кокошник.

Кокошник княгини Орловой-Давыдовой на костюмированном балу 1903 г.

Но все же попытаюсь напомнить, что кокошник заостренной или скругленной формы носили только девочки или
незамужние женщины. Кокошник позволяет открыть косу. А коса, как известно, – девичья краса. Замужние женщины носили головные уборы,
полностью скрывающие волосы., например, кику или, на худой конец, платок. Показаться вне дома «простоволосой» считалось большим позором.
Кокошник делали на матерчатой основе. Простолюдины украшали его узорами в тон к сарафану, а знатные боярышни жемчугом или другими драгоценными
камнями. Такое негласное правило среди знати просуществовало до реформ Петра I, а в крестьянской среде вплоть до революции.

В начале 19 в. при русском дворе возникла мода на все русское, вдохновленная, по всей видимости, Отечественной войной 1812 г. Знать даже
попыталась перейти с французского языка на русский. Все национальное считалось большим шиком в аристократическом обществе. Но этот новый русский
стиль был адаптирован к реалиям нового времени. Богато украшенные, часто целиком состоящие из драгоценностей, разнообразной формы кокошники
надели как незамужние, так и замужние светские дамы. Передняя часть волос оставалась открытой, а на спину струилась полупрозрачная вуаль.
Все это было столь прекрасно, что буквально ошеломило своей «восточной экзотикой» все европейские дворы и, учитывая многочисленные родственные
связи императорской фамилии, быстро вошло в моду и в западной Европе.

Особенно ошеломил весь Вестминстер петербургский бал 1903 г, на котором присутствовала вся русская знать в сиянии своих самых великолепных драгоценностей
и где в последний раз была сделана фотография полностью всей русской императорской фамилии.

Но мы немного отвлеклись. Итак, фирма Garrard&Co выполнила все в соответствии с требованиями заказчиков. Фирма изготовила ,бриллиантовую
диадему из белого и желтого золота. Подобно тиаре Марии Федоровны тиара Александры была скомпонована из отдельных но более скругленных зубцов,
расположенных на некотором расстоянии друг от друга. Зубцы были усеяны бриллиантами закрепки паве. Всего в бахроме тиары было 77 таких зубцов,
а вся тиара была заполнена более чем 400 бриллиантами. Кроме того, как и все франжевые тиары, эта также легко трансформировалась в ожерелье и
ее можно было носить и таким образом. Ювелир изготовил и упаковал тиару в футляр. Вместе с тиарой преподнесли роскошный альбом с подписями
каждой женщины, которая пожертвовала деньги на подарок. Окончательная стоимость всех работ составила около 4 400 фунтов стерлингов.

Александра была в восторге! «Подарки были очень хороши. Дамы из Общества преподнесли мне ослепительно сияющую бриллиантовую тиару», — писала
она своей тете, Великой Герцогине Мекленбург-Стрелиц. Угодили с подарком!

Примерно через месяц после презентации Sydney Morning Herald опубликовал отчет о юбилейном приеме. Они описали тиару следующим образом:
«Алмазная тиара, которую дамы Англии представляли принцессе Уэльской и которая является точной копией той, что принадлежит ее сестре,
императрице России, вдвойне прекрасна. Тиара овальной формы и ее можно носить либо на голове, либо на шее. Она состоит из ряда прямых шипов,
самых длинных посредине и плавно уменьшающихся по краям. Каждый зубец включает в себя шесть или восемь бриллиантов. Камни очень хорошего
качества, а те, что посредине — самые крупные».

Первый публичный показ тиары произошел несколько лет спустя, когда Александра надела диадему на свадьбу своего второго сына, герцога
Йоркского (позже короля Георга V) и принцессы Марии Тек в 1893 году.

Александра с дочерьми на свадьбе своего сына Георга с Марией Тек

Два года спустя Garrard переделал тиару: 16 самых маленьких бриллиантовых зубцов были удалены. Сейчас тиара состоит из 61 градуированной
полосы, в которые вмонтированы в общей сложности 488 бриллиантов. После того, как в 1901 г Александра стала королевой-консорт, газетные
публикации взахлеб расхваливали ее ювелирную коллекцию, называя кокошник «одним из самых прекрасных украшений». В прессе её кокошник называли
«русская тиара», а также «солнечная тиара».

После смерти Александры в 1925 г., кокошник был унаследован ее невесткой, королевой Мэри. Мария обожала драгоценности. Она не только активно
приобретала их, но часто и сама заказывала ювелирам все новые и новые украшения. Придворные и не придворные ювелиры трудились, не покладая рук.
На момент смерти королевы Александры собственная сокровищница Марии ломилась от всякого добра. Но она не могла устоять перед этой стеной
бриллиантов. В ней она позирует для портрета фотографу Хей Райтсону в 1934 году: в кокошнике и еще в одной из драгоценностей Александры — ее
бриллиантовом воротнике.

Королева Мария в тиаре «Русский кокошник»

После смерти ее супруга, короля Георга V, ее сын, взошедший на трон Эдуард VIII вскоре отрекается от престола из-за женитьбы на разведенной американке. Новым королем
становится ее второй сын Берти под именем Георга VI. Хотя Мария передала изрядную долю своих драгоценностей его супруге — Елизавете Боуз-Лион,
с тиарой «Русский кокошник» она не пожелала расстаться, посчитав ее своей личной собственностью, а не собственностью короны.

Но ах, ничто не вечно! В 1953 г. умерла и Мария, а ее «Русский кокошник» все же достался ее невестке — королеве-консорт Елизавете.
По другим источникам королева Мария завещала тиару непосредственно своей внучке, Елизавете II. Тем не менее, на нижнем фото мы видим в
ней королеву-мать в молодых годах.

Королева-консорт Елизавета в «Русском кокошнике», ныне почившая королева-мать

Королева-мать, в отличие от свекрухи, не пожадничала, а в скором времени передала тиару своей царственной дочери. Елизавета II очень полюбила эту великолепную тиару и с тех пор она довольно часто предстает перед публикой в этом украшении.

В 1954 г. в «Русском кокошнике» королева открывала парламентскую сессию в Мельбурне (Австралия). В 1958 г. королева надевает кокошник вместе
с ожерельем королевы Александры Дагмар на ужин в немецком посольстве в Лондоне. О, эта тонкая ирония королей! (Александра всю жизнь питала большую антипатию к Германии из-за датско-немецких территориальных
конфликтов девятнадцатого века. Так же, как и ее сестра, императрица Мария Федоровна.)

В 1959 г. тиару выставляют в торговом доме Кристи в Лондоне на специальной выставке «Вечные бриллианты»

Королева также появляется в «Кокошнике» во время официального визита в Ватикан, государственных визитов в Гану, Судан, Мексику, Индию,
Шри-Ланку, Нидерланды, Малайзию и Ямайку, на балу в Валетте (Мальта), встрече премьер-министров стран содружества в Букингемском дворце.

В 1992 г. коричневую бархатную базу заменяют на светло-серую.

Популярность этой тиары обусловлена ее универсальностью и тем, что она так хорошо сочетается с множеством других драгоценных камней.
Елизавета сочетала её с многочисленными ожерельями, в том числе: рубиново-бриллиантовым Grevill, коронационным ожерельем, золотым юбилейным
ожерельем королевы Виктории, ожерельем с бразильскими аквамаринами, сапфирами Георга VI и, конечно же с бриллиантовым нагрудником Александры
Дагмар -королевы Александры. Простой, классический дизайн этого произведения искусства и по сей день, как и век назад, смотрится очень
современно.

Как уже было ранее сказано стиль такой тиары очень впечатлил все знатные дома Европы, а также иные вестернизированные страны. Ниже вы
видите примеры таких тиар в стиле «кокошник».

Югославская принцесса Ольга в жемчужно-бриллиантовой тиаре-кокошник.

Лучистая жемчужно-бриллиантовая тиара императрицы Японии Мичико на крон-принцессе Масако

Герцогиня Савойская Иоланда в тиаре в стиле «кокошник» в день своей свадьбы, 1939 г.

Жемчужно-бриллиантовая тиара-кокошник Савойского дома, Италия.

Тиара княгини Зинаиды Николаевны Юсуповой (1861-1939). Платина, лучи усыпаны бриллиантами. Выполнена Картье в 1927 году. В центре
когда-то был желтый бриллиант, но позже он был заменен синим звездчатым сапфиром.

Одна из последних «прогулок» тиары-кокошник в стиле арт деко. Свадьба Матильды де Солис-Бомонт и Карлоса Фиц-Джеймса Стюарта,
14-го герцога Хюскара 18 июня 1988 года. Ранее тиара принадлежала герцогине Альба.

Бриллиантовая тиара в стиле «кокошник». Начало 19 века. Изначально принадлежала императрице Елизавете Алексеевне, жене императора
Александра I. Ниже на фото: императрица Александра Федоровна в этой тиаре, 1910-е годы.

Бриллиантовая тиара-кокошник, сделана для Виды, графини Клайв в 1910 году. Выполнена как серия бриллиантовых волн-завитков,
расходящихся от трех больших грушевидных бриллиантов. Продана на Сотбис в мае 2007 года за 300 тыс. швейцарских франка.

Парные кокошник-тиары с синей эмалью. Изготовлены Chaumet в 1911 году для Констанции Эдвины Корнуоллис-Уэс, первой жены Хьюго
Ричарда Артура Гросвенора, второго герцога Вестминстерского. Украшена полосами из 280 бриллиантов, которые сверкают невообразимыми цветами на фоне
синей эмали и платины.

Эдвардианская тиара в стиле «кокошник». Выполнена в 1905 г. 18-каратное золото и платина, бриллианты. Основная часть изделия с
веточками листьев и цветов с обеих сторон удерживается парой алмазных бантов из круглых бриллиантов. Большой круглый алмаз сияет в верхней части
среди лавровых листьев.

Рубиново-бриллиантовая тиара, Изготовлена Болином в 1891 году по заказу великого князя Михаила Михайловича в подарок своей невесте
Софии, графине Меренбергской. Унаследована ее дочерью Надеждой, впоследствии маркизой Милфорд-Хевен (Великобритания). Сейчас продана российскому
бизнесмену. Серебро, 14К золото, 70 кабошонов рубина, 822 бриллианта старой огранки.

Бриллиантовая тиара принадлежала Великой Герцогине Хильде из Бадена (1864-1952), дочери великого герцога Люксембургского. Шмидт
Штауб разработал ее для Картье в 1906-1907 гг. На соединительных полосах висят одиннадцать градуированных бриллиантов общим весом 15 карат. Самый
большой из них весит около 5 карат. Кроме того, в тиаре установлено 457 бриллиантов и 225 бриллиантов огранки «восьмерка» общим
весом около 75 карат. Золото, платина.

Шведская аквамариновая тиара-кокошник. Изначально принадлежала принцессе Маргарет Коннахт (Ирландия),
которая вышла замуж за будущего короля Швеции Густава VI Адольфа. После ее внезапной смерти драгоценности унаследовали ее пятеро детей. Сейчас
тиара принадлежит принцессе Маргарет, вышедшей замуж за британского бизнесмена Джона Амблера и переехавшей в Великобританию. Тиару иногда
заимствуют ее родственники. Принцесса Мадлен в аквамариновой тиаре.

Диадемы Марии Федоровны. Единственная из диадем царской семьи, которая сохранилась в России. Богато украшенная бриллиантами, с
подвесами-бриолетами, которые сверкали и искрились при каждом повороте головы владелицы, с центральным редким нежно-розовым бриллиантом в 13,35
карата, первоначально принадлежала вдовствующей императрице императора Павла I. В ней она изображена на нескольких ее портретах. Позднее
использовалась как подвенечный убор великих княгинь. Хранится в Алмазном фонде.

Сапфировая тиара-кокошник императрицы Марии Федоровны была частью паруры, которая уже больше не существует. Тиара сделана из
сапфиров и бриллиантов, установленных в золоте. Ривер из бриллиантов, которыми был отделан верх кокошника, был съемным и его можно было носить
отдельно как ожерелье. В комплекте также было сложное сапфировое и бриллиантовое ожерелье, корсажная и еще и несколько других брошей. Самый большой
сапфир кокошника составлял 160 карат и теперь он, вероятно, принадлежит Елизавете II.

Изумрудно-бриллиантовая шведская тиара. Сделана в 2017 году, в стиле арт деко и включает в себя серию бриллиантовых палметт,
увенчанных набором градуированных грушевидных изумрудов. Подарок короля Швеции Карла XVI Густава и королевы Сильвии герцогине Софии Хелквист по
случаю ее свадьбы с принцем Карлом Филиппом. Новая тиара для королевской невесты в наши дни необычна, но это приобретение имеет большой смысл в
контексте коллекции тиар шведской королевской семьи. Диадема переделана из ожерелья, подаренного королеве Сильвии тайским принцем.

Франж-тиара герцогини Файф, свадебный подарок короля Эдуарда VII и королевы Александры своей дочери, принцессе Луизе, в бытность их
еще принцем и принцессой Уэльскими. Выполнена Хэнкоком, лондонским ювелиром, и описывалась как тиара с «элегантным дизайном чередующихся лучей из
градуированных бриллиантов, длина которых варьируется от почти двух дюймов в центре до половины дюйма на концах, каждый чередующийся луч немного
сужен, что существенно добавляет изящества и красоты. Ювелиры обеспечили значительный эффект легкости тиары за счет введения тонких линий между
более высокими».

Тиара леди Эдсины Маунтбэттен. Общий дизайн, вдохновленный формой традиционного кокошника, смягчается извилистым
орнаментом из листьев. Выполненная с минимальным количеством платины, отделанная прекрасным декором из зерни, который смягчает жесткость
геометрического узора, с плавными формами старых бриллиантов. Изготовитель точно не известен. Тиара отображает нечеткие клейма производителя, которые
могут быть интерпретированы как Chaumet, но все же установлена в корпусе Cartier. Леди была известной красавицей, женой последнего вице-короля
Индии. Она не упивалась своими привилегиями, а посвятила себя гуманитарной деятельности на протяжении всей своей жизни.

Прекрасная антикварная кокошник-тиара, находившаяся во владении императрицы Марии Александровны, в которой она сфотографирована в
1908 году. В тиаре семь сапфировых кабошонов, все они закреплены в скоплении бриллиантов, расположенных в геометрическом узоре. Когда императрица
умерла в 1880 году, она оставила основную часть своих сапфиров, включая этот кокошник, своему сыну великому князю Алексею. Из-за его
морганатического брака кокошник не использовался в течение нескольких лет. После смерти Алексея сапфиры унаследовал его брат Павел. Великий князь
Павел подарил тиару своей жене княгине Ольге Палей. Где сейчас эта тиара неизвестно.

Русская аквамариновая тиара-кокошник. Сделана примерно в 1900 гг. Скорей всего принадлежала императорской семье, вероятно
императрице Александре Федоровне, так как явно сочетается с брошью работы Фаберже с великолепным крупным сибирским аквамарином, и была
продана после революции. В 1920-х годах ее приобрел Wartski. В 1980 г. перепродана на Сотби и несколько лет спустя вновь появилась на Кристи.
Аквамарин — камень, который лучше всего смотрится в прямоугольных огранках. Здесь мы видим идеальное дизайнерской решение, гармонично сочетающее
прямоугольные аквамарины с изящной линией окантовывающих их бриллиантов. Принадлежит одной из европейских благородных семей.

Прусская или эллинская тиара. Изначально принадлежала королеве Пруссии Виктории Луизе. Виктория подарила ее своей единственной
дочери Фредерике, вышедшей замуж за наследного принца Греции. Их дочь, принцесса Греции и Дании, часто надевала тиару на официальных мероприятиях.
В 1962 году в этой диадеме принцесса София вышла замуж за испанского принца Хуана Карлоса и тиара стала частью испанской коллекции. В первые годы
брака, сначала как принцесса, а затем как королева, королева София регулярно носила тиару. Однако, поскольку ее выбор тиары рос, то ее дочери
начали появляться в прусской тиаре. После брака принца Астурийского, практически единственным членом семьи, который ею пользуется, является его
жена, принцесса Летиция.

Бриллиантовая тиара-кокошник из черной стали была сделана для румынской королевы Марии (1875-1938), урожденной принцессы
Эдинбургской. Выполнена Картье по специальному заказу в 1914 году и относится к серии тиар, сделанных французской фирмой примерно в это время, когда
она экспериментировала с недрагоценными материалами. Эта тиара сочетает черную сталь с установленными в платину драгоценными камнями. Пограничные
полосы выполнены из калиброванных рубинов, центральная часть тиары включает в себя тринадцать грушевидных бриллиантов, установленных в рубиновые
рамы, и одинарные бриллианты круглой огранки, хорошо контрастирующие с суровым фоном черной стали. В то время как другие драгоценности,
принадлежавшие королеве Марии, были потеряны или разобраны с течением времени, кокошник вернулся в коллекцию Картье.

Розенберг тиара-кокошник. Руфь, графиня Розенберг.

Кокошник сделан придворным датским ювелиром Драгстедом в 1930-х годах по заказу принца Вигго, графа Розенберга (1893-1970), внука
датского короля Христианина IX, для его жены. Так как у них не было детей, тиару унаследовала его невестка, шведская принцесса Маргарет, которая
вышла замуж за датского принца Акселя. Тиару затем использовали графиня Рут (1924-2010), жена сына Акселя, Флемминга. После ее смерти тиара была
выставлена на аукцион в 2012 году. Оценочная стоимость более $200 тыс., но тиару так и не купили. Тиара украшена линиями гранатов,
пятилепестковыми цветами из гранатов с дополнительным орнаментом из бриллиантовых и гранатовых листьев, установленных в платину и золото.
Верхний ряд бриллиантов отсоединяется и может быть использован как ожерелье.

Сапфирово-бриллиантовая тиара-кокошник великой княгини Марии Павловны, жены великого князя Владимира Александровича, третьего сына
Александра II, также известной как великая княгиня Владимирская. Княгиня очень надеялась получить в наследство сапфирово-бриллиантовый кокошник
императрицы Марии Александровны. Но ей только дали его поносить на большой прием в Государственной Думе в 1906 году. Увы, кокошник достался великой
княгине Ольге. Разочаровавшись, она решила сделать почти подобный. В 1909 году Картье сделал для нее легендарный платиновый кокошник. Кокошник
украшен 6 крупными кабошонами сапфира общим весом 102.16 карат и усыпан бриллиантами. После революции княгиня распродавала свои драгоценности.
Львиная доля досталась британской короне. А эту тиару купила Мария, королева Румынии, которая надела ее в день коронации в 1922 году.

Франж-тиара кокошник королевы Александрины. Великая Княгиня Анастасия Михайловна (1860-1922) получила ее в качестве свадебного
подарка от своего дяди, царя Александра II, когда она вышла замуж за Фридриха Франца III Мекленбург-Шверин в 1879 году. Тиару унаследовала их дочь,
Александрин Огюст Мекленбург-Шверин (1879-1952), вышедшая замуж за будущего короля Дании Кристиана X в 1898 году. Александрин очень любила эту
тиару и часто надевала ее. Именно благодаря королеве Александрин мы связываем эту тиару с датской королевской семьей. Александрин оставила тиару
своему сыну, принцу Кнуту, и её носила его жена, принцесса Кэролайн Матильда (1912-1995) ). Сейчас тиара перешла к их сыну, графу Ингольфу Русенборг
и тиару часто носит его жена, графиня Сусси. Принцесса Елизавета, сестра Ингольфа, также имеет возможность носить тиару. Все франжевые тиары похожи.
Но здесь лучи расположены через небольшие промежутки, Пространство, которое они создают, придают тиаре более светлое, более воздушное ощущение.

Прусская меандровая тиара. Она была свадебным подарком герцогине Сесиль Мекленбура-Шверин от ее жениха Вильгельма, германского
наследного принца и наследного принца Пруссии в 1905 году. Затем случилась Первая мировая война и отец Вильгельма, король Вильгельм II отрекся от
престола. Прусская монархия была упразднена и королевская семья отправилась в изгнание. Тиару ей удалось сохранить. В 1938 году принц Луи
Фердинанд, второй сын и наследник наследного принца Вильгельма и принцессы Сесили, женился на великой княгине Кире Кирилловне, дочери главы Дома
Романовых в изгнании. Тиара перешла к ней. В 1965 Кира Кирилловна передала тиару своей дочери — принцессе Мари-Сесиль после ее свадьбы с герцогом
Фридрихом Августом Ольденбург. Тиару также носила другая дочь, принцесса Ксения, в 1973 году, когда она вышла замуж за Пер-Эдварда Литандера.
В 2011 году тиара вновь появилась из небытия. Ее надела на свою свадьбу принцесса Софи Изенбург с прусским принцем Георгием Фридрихом — нынешним
главой Дома Гогенцоллернов. На снимке: принцесса Виктория Луиза в фамильной тиаре в день свадьбы с принцем Фердинандом Лайнинген

Изумрудно-бриллиантовая югославская тиара. В тиаре семь кабошонов изумруда. Входила в паруру с большим ожерельем, выполнена
придворным русским ювелиром Болином. Изумруды изначально принадлежали императрице Марии Александровне, жене царя Александра II, которая
оставила их сыну, великому князю Сергею в 1880 году. Носила тиару его жена, великая княгиня Елизавета Федоровна (принцесса Элизабет Гессенская), в
ней она на 2 официальных портретах. В 1905 году великий князь был убит террористами, а княгиня рассталась со своими драгоценностями и ушла в
монастырь. В 1918 году и ее зверски убили революционные массы. Тиару еще в 1908 году Елизавета подарила племяннице, великой княгине Марии Павловне.
После революции Марии удалось вывезти тиару за границу. Нуждаясь, великая княгиня Мария Павловна открыла русскую вышивальную лавку, а в 1922 году,
чтобы выполнить заказ для Шанель, она продала тиару и ожерелье королю Югославии Александру. Король преподнес тиару в качестве свадебного подарка
своей невесте, румынской принцессе Марии в 1953 году. После окончания 2 мировой войны ее сын, король Петр, эмигрировавший в Лондон, продал паруру
Van Cleef & Arpels за $20 тыс. Van Cleef & Arpels сняли ценные изумруды Романовых, продали их неизвестному покупателю, заменили их стеклом и
сдают тиару в аренду разным знаменитостям.

Как реликвия рода Романовых оказалась в сокровищнице королевы Великобритании: Владимирская тиара : varjag2007su — LiveJournal

Английская королевская семья известна богатейшей в мире коллекцией ювелирных изделий. Одно из любимейших украшений ныне царствующей Елизаветы II – изумительной красоты тиара. Надевая её, королева стремится подчеркнуть богатство Британской империи. Однако, на самом деле каждое появление Елизаветы II в этом изысканном головном уборе – настоящий гимн русским ювелирам, ведь драгоценное украшение – не что иное, как легендарная «Владимирская тиара», ранее принадлежавшая династии Романовых.

«Владимирская тиара» (вариант с жемчугом)

В 1874 году Великий князь Владимир Александрович преподнёс своей невесте, герцогине Марии Александрине Элизабете Элеоноре Мекленбург-Шверинской, свадебный подарок – невероятной красоты тиару, изготовленную мастерами известного Ювелирного дома Болин.

Украшение было выполнено в традиционном для конца ХІХ века стиле, в основе которого – сочетание алмазов и жемчуга. 15 перевитых колец, отделанных бриллиантами чистейшей воды, сверху соединены волнистой алмазной лентой. В центре каждого кольца – изящная подвеска с крупной жемчужиной каплевидной формы.

В этом украшении Великая княгиня Мария Павловна (так стала именоваться немецкая принцесса после замужества) блистала на приёмах, которые устраивались во дворце и загородном имении князя Владимира Александровича, и затмевала великолепием императорские балы в Зимнем дворце.

Судьба Марии Павловны и её драгоценностей после падения царской власти

Великая княгиня Мария Павловна Романова (Мекленбург-Шверинская)./Фото: cs6.livemaster.ru

Герцогиня Мекленбург-Шверинская слыла большой любительницей драгоценных камней, особенно бриллиантов и сапфиров. Она обладала прекрасным вкусом, поэтому её огромная коллекция отличалась роскошью и изяществом и составляла достойную конкуренцию собранию ювелирных изделий вдовствующей императрицы Марии Фёдоровны.

Мятежные события 1917 годы вынудили Марию Павловну выехать на Кавказ. Она не исключала, что может возникнуть ситуация, когда придётся эмигрировать за границу, а там прожить без драгоценностей будет сложно. Поэтому до того, как покинуть Петербург, Великая княгиня с чисто немецкой предусмотрительностью позаботилась о своих украшениях.

В личных апартаментах Марии Павловны, расположенных на втором этаже Владимирского дворца, был оборудован тайник. Туда и поместили её любимые ювелирные изделия, в том числе и свадебный подарок Великого князя Владимира Александровича Романова. Всего в сейф отправилось 244 украшения: ожерелья, броши, серьги, диадемы – на сумму в несколько десятков миллионов фунтов стерлингов.

Пребывание Великой княгини на Кавказе затягивалось, надежда на возвращение в родные пенаты становилась всё более призрачной. Всё чаще возникал вопрос о том, как добыть ценности из отчуждённого Временным правительством Владимирского дворца, и решить его самостоятельно женщине было не под силу. Помощь пришла в лице давнего друга, англичанина Альберта Стопфорда.

Операция Альберта Стопфорда по «спасению» тиары

Владимирский дворец (Санкт-Петербург), в котором находился тайник с драгоценностями Марии Павловны./Фото: laruspalomnik.com

Английский аристократ Альберт Генри Стопфорд был вхож в лучшие дома русской знати. Официально он пребывал в России в качестве дипломата, однако это было лишь прикрытием его разведывательной деятельности. Кроме того, Стопфорд был опытным бизнесменом, специализирующемся на драгоценностях и антиквариате. Любовь к произведениям ювелирного искусства позволила ему найти общий язык и завязать дружеские отношения с Великой княгиней. Летом 1917 года, тайно встретившись с Марией Павловной в Кисловодске, Альберт Стопфорд получил от неё точные указания о местонахождении клада и разработал дерзкий план его похищения.

Переодевшись в женское платье, Стопфорд проник в охраняемый особняк князя Владимира Александровича и пробрался на второй этаж в апартаменты Марии Павловны. Руководствуясь инструкциями княгини, он нашёл в её будуаре картину, за которой находился замаскированный сейф, открыл его и изъял все ценности. Пользуясь дипломатической неприкосновенностью, Альберт вывез сокровище в Лондон, где, будучи человеком слова, хранил его до тех пор, пока Мария Павловна с детьми не эмигрировала из России в Европу.

Каким образом «Владимирская тиара» оказалась в коллекции британских монархов?

Царственная диадема дома Романовых украшает голову английской королевы./Фото: 3.bp.blogspot.com

В феврале 1920-го, не дождавшись улучшения политической ситуации в стране, Мария Павловна бежала из России. В изгнании она прожила недолго, скончавшись в августе того же года во Франции. Согласно завещанию, уникальная коллекция ювелирных изделий была разделена между её детьми. Сыновьям Кириллу, Борису и Андрею достались, соответственно, жемчуг, изумруды и рубины, дочери Елене – бриллианты. Она же унаследовала и знаменитую «Владимирскую тиару».

«Владимирская тиара» (вариант с изумрудами).

Бедственное положение, в котором вскоре оказалась принцесса Елена Владимировна вдали от родины, вынудило её расстаться с частью семейных реликвий. В 1921 году значительная часть выставленных на продажу драгоценностей перешла в руки королевы Великобритании Марии Текской, бабушки Елизаветы II.

Королева Мэри, страстная любительница изысканных украшений и тонкий знаток ювелирного дела, гордилась своей коллекцией драгоценностей и без колебаний выложила огромную сумму за вожделенную «Владимирскую тиару», о красоте которой в Старом Свете ходили легенды.

Получив в собственность роскошное произведение ювелирного искусства, о котором она давно мечтала, Мария Текская решила сделать его универсальным, подходящим к большему количеству её одеяний. Для этого для тиары был изготовлен второй комплект подвесок – из знаменитых так называемых кембриджских изумрудов, которым была придана каплевидная форма.

В 1953 году тиара перешла по наследству к внучке королевы Мэри, ныне царствующей Елизавете II, и стала её любимым украшением.

Сегодня английская королева Елизавета II продолжает щеголять во «Владимирской тиаре». А вопрос о том, насколько исторически справедливо, что уникальным украшением, созданным для женщин российской императорской династии, владеет королевская семья Великобритании, остаётся открытым.

Источник

Королева Елизавета — вся правда о тиаре «Кокошник»

Диадемы и тиары дома Романовых — легенда ювелирного мира. В России XIX века главенствовал стиль ампир, а на рынке ювелирных изделий огромной популярностью пользовались традиционные мотивы. Поэтому ничего удивительно, что благодаря выходам русских принцесс в моду во всем мире вошли тиары в виде — не поверите — кокошников. Одна из самых известных принадлежала Марии Федоровне Романовой.

Портрет Марии Федоровны Романовой авторства Ивана Николаевича Крамского, XIX век

По легенде, принцесса Александра Датская во время аудиенции с благородными дамами, которые именовали себя «Женщины общества», призналась, что мечтает обладать тиарой, как у Марии Федоровны. После собрания все великосветские матроны Великобритании удалились в фамильные имения, изучили собственные коллекции сокровищ и собрали для принцессы бриллианты, чтобы ювелиры воссоздали головное украшение ее мечты. Леди Солсбери — главный организатор собраний организации — расщедрилась на камни общим весом 3,25 карата.

Королева Елизавета в тиаре Garrard в Пакистане, 1961

Угадайте, кто в итоге занялся созданием тиары? Конечно же, любимчики британской монархии Garrard. Мастера бренда использовали белое и желтое золото. Произведение ювелирного искусства в итоге было украшено более чем 400 бесцветными бриллиантами. Правда, в отличие от украшения Марии Федоровны, эта тиара имеет более заостренные зубцы и хранит особый «секрет» — по желанию своей обладательницы она может превращаться в колье. Через два года после официального подношения Александре Garrard переделали «Кокошник», убрав самые мелкие градуированные полосы. Сегодня тиару украшает 61 бриллиантовый зубец.

Королева Елизавета в тиаре Garrard в Лондоне, 1975

После этого тиара передавалась женщинам семьи по наследству и волею судеб в 1953 году оказалась у Елизаветы II. С тех пор она стала одной из любимых в арсенале королевы Великобритании, она часто надевает ее на торжественные мероприятия. Тиара настолько популярна, что художники даже включили ее в мультфильм «Анастасия» 1997 года.

Кадр из мультфильма «Анастасия», 1997

Любимая тиара королевы Елизаветы — Как драгоценность Романовых стала частью британской королевской коллекции

Getty Images. Разработан Майком Стиллвеллом

Всего несколько недель назад на Christie’s в Женеве изумруд Екатерины Великой был продан более чем за 4 миллиона долларов. Эксперты связывают успех продажи отчасти с размером камня — 75 карат, но тем более с его российским происхождением. «Нам крайне редко удается получить столь важные драгоценности из романовских сокровищ», — пояснила Дафна Лингон, руководитель отдела ювелирных изделий Christie’s America.

Отслеживание того, как этот изумруд был вывезен из России в целости и сохранности, привело меня в кроличью нору для украшений Романовых. И он глубокий. Вскоре это привело к истории об одной княгине Владимире — последней обладательнице ожерелья из Романовых — которой удалось вывезти свои украшения из России после революции. В конце концов, она тоже выбралась.

Это подводит меня к Владимирской тиаре, фавориту королевы Елизаветы, и предмету, который был предметом некоторых спекуляций вокруг королевской свадьбы в прошлом году.Диадема из бриллиантов и жемчуга была заказана княгиней Владимиром у придворного ювелира Романовых Болина. Герцогиня, урожденная Мария Мекленбург-Шверинская, присоединилась к династии Романовых в 1874 году, когда она вышла замуж за великого князя Владимира Александровича, дядю обреченного последнего императора Романовых, Николая II. Она устроила большой двор во Владимирском дворце в Санкт-Петербурге с коллекцией ювелирных украшений.

Владимирская тиара королевы Елизаветы II с изумрудами

Питер Макдиармид Getty Images

Как ей удалось вывезти эти сокровища из России после революции, когда исчезло столько других бесценных вещей, принадлежащих Романовым? Судьба романовских сокровищ остается одной из величайших тайн ювелирных украшений, но судьба Владимирской тиары — одна из немногих, которые мы можем проследить.И его путешествие прямо от Джеймса Бонда.

Герцогиня покинула Петербург с несколькими «дневными драгоценностями» и спрятала настоящие сокровища.

Великая княгиня Владимир не была желтохвостой; на самом деле она была известна как величайшая из великих княжон, у нее была знаменитая коллекция драгоценностей и вечеринок. Получив известие о революции, она покинула Петербург с несколькими «дневными драгоценностями и нитками жемчуга» и спрятала настоящие сокровища в потайном отсеке Владимирского дворца.Она оставалась в деревне до февраля 1920 года, когда бежала в Венецию, став последним Романовым, покинувшим русскую землю.

Мария Текская, королева-консорт Георга V Соединенного Королевства, ок. 1936 г., в тиаре

Фото The Print Collector / Коллекционер гравюр / Getty Images

Ее драгоценности, однако, выпали еще раньше, чем она. В ходе операции, достойной триллера, во Владимирский дворец пробрался британский офицер в костюме рабочего (хотя по одной из версий это была старуха) и спрятал все спрятанные драгоценности в свои сумки (в версии для пожилых женщин некоторые были вшиты в капот).Драгоценности благополучно переправились из России в Лондон, где ее сын великий князь Борис жил в изгнании.

После смерти княгини Владимира ее семья начала продавать ее драгоценности с аукциона, чтобы прокормить себя. Владимирская тиара была немного повреждена во время плавания, и поэтому, когда она была продана английской королеве Марии (бабушке королевы Елизаветы), королева воспользовалась возможностью сделать тиару более универсальной. (Эти Виндзоры всегда практичны.)

Королева Елизавета в Владимирской тиаре-тройке

Getty изображения

Были добавлены пятнадцать изумрудов, которые когда-то принадлежали матери Марии Мэри Аделаиде (первоначальная герцогиня Кембриджская), а также механизм, который позволил им быть взаимозаменяемыми с оригинальным жемчугом.Он остается одним из фаворитов королевы Елизаветы (ей нравятся жемчужные капли для визита в Ватикан) или альтернативные изумрудные капли (для визита к президенту Ирландии), а иногда и вовсе без капель. Опции!

Этот контент создается и поддерживается третьей стороной и импортируется на эту страницу, чтобы помочь пользователям указать свои адреса электронной почты. Вы можете найти больше информации об этом и подобном контенте на сайте piano.io.

Владимирская тиара | Придворный ювелир

Питер Макдиармид / Getty Images

Приготовьтесь, сороки: у нас есть чертовски сказка о тиаре для вашего субботнего удовольствия! Владимирская тиара пережила революцию и потрясения и стала одной из самых знаковых диадем в мире.

Wikimedia Commons

Первоначальный владелец тиары был одной из самых важных фигур императорского двора Романовых на рубеже двадцатого века. Герцогиня Мария Мекленбург-Шверинская, немецкая принцесса, стала частью семьи Романовых, когда в 1874 году вышла замуж за великого князя Владимира Александровича, сына императора Александра II. -внучка Великой Княгини Елены Павловны Российской.В честь своей русской прабабушки Мари приняла имя «Мария Павловна» после свадьбы в Санкт-Петербурге. В семье ее звали «Мичен». Большому миру она стала известна как «Великая княгиня Владимирская».

Wikimedia Commons

Примерно во время ее замужества российский императорский придворный ювелир Болин изготовил для Марии Павловны новую изысканную диадему с бриллиантами и жемчугом. Изделие было восхитительно гибким; жемчуг можно было удалить, а также часть инкрустированной бриллиантами структуры, что позволяло носить его в более закрытой форме.(Тиара обычно описывается как «овдовевшая», когда ее носят без подвесных камней.) На одном костюмированном балу она носила тиару без подвесок в виде закрытой короны меньшего размера, как вы заметите на портрете выше.

Wikimedia Commons

Владимиры быстро стали центральной частью российского имперского мира, даже основав своего рода конкурирующий двор. У Марии Павловны было множество возможностей носить свою жемчужную тиару, в том числе в тех случаях, когда требовалось изысканное традиционное придворное платье, которое предпочитали Романовы.Но великий князь Владимир умер в 1909 году, а в 1917 году русская революция обрушилась на императорскую семью. После отречения императора Марии Павловне посоветовали навсегда покинуть Петербург. Она сбежала из дворцового Владимирского дворца на виллу в Кисловодске, но ее драгоценности, в том числе тиара, остались в тайном сейфе в ее спальне во дворце. Когда правительство стало подозревать ее корреспонденцию, она была помещена под домашний арест, и ее финансовое положение становилось все более шатким.

Wikimedia Commons

Тем летом сын Марии Павловны, великий князь Борис (на фото выше), и друг Берти Стопфорд разработали опасный план по возвращению ее драгоценностей. Стопфорд был аристократическим британским торговцем произведениями искусства, у которого также были дипломатические отношения. Он и Борис замаскировались под рабочих и с помощью дворцового смотрителя пробрались во Владимирский дворец и вытащили содержимое секретного сейфа Мичен.Владимирскую тиару и другие ее драгоценности поместили в пару сумок Gladstone, и Стопфорду удалось украсть их из России. Он отвез драгоценности в Лондон, где они были помещены в сейф.

Wikimedia Commons

В январе 1920 года Гаррард составил инвентарь драгоценностей Марии Павловны. В списке указано, что «Владимирская тиара» была повреждена во время путешествия из России в Англию; некоторые жемчужины и бриллианты отсутствовали в изделии.В феврале того же года Мария Павловна стала последней великой княгиней Романовых, сбежавшей из России. Она села на итальянский пароход, который доставил ее в Венецию, а оттуда она направилась во Францию. Путешествие серьезно подорвало ее здоровье, и она умерла всего через несколько месяцев. Владимирскую тиару унаследовала ее единственная дочь, великая княгиня Елена Владимировна, ставшая принцессой Николаем Греческой и Датской, когда она вышла замуж за греческую королевскую семью в 1902 году.

Grand Ladies Site

В 1921 году Елена решила продать некоторые драгоценности своей матери.Она быстро нашла заинтересованного покупателя из королевской семьи: королеву Соединенного Королевства Мэри. Мэри купила поврежденную владимирскую тиару и быстро приказала Гаррарду отремонтировать диадему в столь необходимом состоянии.

Питер Макдиармид / Getty Images

Три года спустя она снова поручила Гаррарду поработать над этой пьесой. Коллекция Мэри включала кембриджские изумруды, кладезь драгоценных камней, принадлежавший семье ее матери. Она включила многие из камней в Delhi Durbar Parure , а в 1924 году она адаптировала владимирскую тиару, чтобы ее можно было носить в третьей оправе, с серией из пятнадцати капель кабошона из Кембриджской коллекции изумрудов.С тех пор изумрудную версию тиары часто носили с предметами из люкса Дели Дурбар.

Keystone / Hulton Archive / Getty Images

Когда в 1953 году умерла королева Мария, тиару унаследовала ее внучка, которая недавно взошла на престол как королева Великобритании Елизавета II. Елизавета носила тиару на протяжении всего своего длительного правления. Выше, в декабре 1955 года, она носит диадему, чтобы встретиться с Клэр Блум и сэром Александром Кордой после премьеры Ричарда III на Лестер-сквер.

Central Press / Hulton Archive / Getty Images

В июле 1963 года она выбрала тиару для гала-представления спектакля «Сон в летнюю ночь» во время государственного визита в Грецию. (Забавный факт: княгиня Марина, стоявшая во втором ряду, была дочерью княгини Николая и внучки великой княгини Марии Павловны.)

AFP / Getty Images

Здесь, в июне 1972 года, королева соединила жемчужную оправу диадемы с серьгами-подвесками Глостера, золотым юбилейным ожерельем королевы Виктории и брошь из дорсетского лука .

Джефф Брюс / Central Press / Getty Images

На государственном банкете в честь султана Омана в Букингемском дворце в марте 1982 года королева носила ту же диадему, серьгу и ожерелье. Шесть лет спустя компания Garrard снова отреставрировала столетнюю тиару, построив ее в совершенно новом каркасе.

VITOON / AFP / Getty Images

Королева выбрала изумрудную оправу диадемы, а также драгоценности из Delhi Durbar Parure для своего государственного визита к королю Таиланда Пумипону Адульядету в октябре 1996 года.

Дин Тремл / Getty Images

На государственном обеде в Новой Зеландии в феврале 2002 года королева надела тиару «овдовевшую», то есть без жемчужных или изумрудных капель. Она соединила его с бриллиантами и Ричмондской брошей Королевы Марии .

Дэн Китвуд / Getty Images

Во время знаменательного государственного визита президента Ирландии Хиггинса в апреле 2014 года королева отдала дань уважения изумрудному острову, надев изумрудную оправу диадемы.Тиара пережила более века жизни, включая потрясения революции. Это как-то дико думать, что только три королевские женщины носили тиару на публике, не так ли? Но что за трио — великая княгиня Владимир, королева Мария, королева Елизавета II. Неплохой состав!

Примечание. Это обновленная и расширенная версия предыдущего сообщения.

Увлекательная история любимой диадемы королевы, Владимирской тиары

Королева Елизавета II

Дональд МакКаг / Архив Майкла Окс / Getty Images

Королева имеет впечатляющую коллекцию диадем — от короны Императорского государства, которую она носит на открытии парламента, до многочисленных диадем, которые она одолжила королевским невестам.И все же есть одна вещь, которая считается ее любимой — к которой она обращается снова и снова, — Владимирская тиара.

Вывезенный контрабандой из России после убийства царя Николая II и его семьи, он имеет увлекательную историю, которая с такой же легкостью могла бы стать сюжетом романа. Он принадлежал довольно гламурной великой княгине Владимире, жене дяди царя, великого князя Владимира Александровича, жившего между 1854 и 1920 годами. Она была последней Романовой, бежавшей из России.

Великая княгиня Мария Павловна в Владимирской тиаре

Известная своей впечатляющей коллекцией драгоценностей (ее называли «величайшей из великих княжон»), а также враждой с невесткой, императрицей Марией Федоровной, тиара была изготовлена ​​для герцогини придворными ювелирами Болиным. Когда царь был вынужден отречься от престола в пользу нового коммунистического правительства Ленина в 1917 году, она спряталась со своими сыновьями на Кавказе, надеясь, что переворот поможет одному из них получить контроль над округом.

И все же ее драгоценности сделали это раньше, чем она. Друг семьи Альберт Стопфорд — британский торговец антиквариатом и предметами искусства, специализирующийся на Фаберже и Картье, — смог забрать 224 камня из сейфа герцогини во дворце, забрав их с собой в Англию. Среди его вещей была тиара.

Мария Текская в Владимирской тиаре

Universal Images Group через Getty Images

После ее смерти в 1920 году украшения герцогини были проданы, чтобы поддержать ее детей, причем многие европейские королевские семьи покупали их.Королева Мария, бабушка нашей королевы, купила Владимирскую тиару, а королева Мария, королева-консорт Румынии, приобрела сапфировую тиару в стиле кокошника от Картье и Нэнси Лидс (впоследствии принцесса Греции Кристофер), рубиновая параюр.

Владимирская тиара была повреждена при транспортировке, поэтому королева Мария решила, чтобы ее отремонтировал Гаррард, добавив 15 собственных изумрудов и механизм, позволяющий легко переключаться с изумрудов на оригинальный жемчуг. В 1988 году королева Елизавета II снова отремонтировала его, на этот раз обновив раму.

Владимирская тиара, носимая тремя способами

Марк Катберт / Тоби Мелвилл / Getty Images

В конечном итоге он был передан от Марии внучке, которая часто его носит. Действительно, это считается ее любимым головным убором из-за того, что она много раз носила его, в том числе во время поездки в Новую Зеландию в 1963 году.

В 2018 году ходили слухи, что герцогиня Сассекская хотела носить Владимирскую тиару, но ей отказали в ее выборе в пользу внучки королевы, принцессы Евгении, которая позже в том же году вышла замуж.Однако, когда Евгения выбрала тиару Greville Emerald Kokoshnik, эти слухи оказались ложными.

Тиара «Сапфировая волна» — Кэти Каллахан и Ко.

Раскрашенная версия того, как, как считается, выглядела тиара.

В короне Романовых столько загадок. Но можно предположить, что мы знали обо всех этих загадках на протяжении десятилетий. И все же в 2012 году раскрылась новая загадка.Несколько давно забытых Романовых драгоценностей, в том числе эффектная диадема — Сапфировая тиара «Волна».

Центральный камень тиары Sapphire Wave

Давайте начнем с самого начала тайны. Был человек — его звали Джордж Ф. Кунц, он был минералистом и геммологом (именно ему и назван камень «Кунцит»). Когда Джордж скончался в 1932 году, он оставил свою частную библиотеку Геологической службе США — учреждению, в котором он работал (он также работал в Tiffany & Co.в качестве вице-президента в нежном возрасте 23 лет). Это было глубоко в библиотеке Геологической службы США в Рестоне, штат Вирджиния, и секрет оставался бездействующим в течение десятилетий.

Большевистская награда — Романовские драгоценности, включая четыре ранее неопознанных украшения

Но в 2012 году было обнаружено, что в завещанных Джорджем документах была публикация 1922 года: Русский алмазный фонд . Сам Русский алмазный фонд (не считая опубликованной книги) — это управляемая Кремлем организация, в которой размещены оставшиеся драгоценности российской короны.Но в 1922 году, вскоре после того, как большевики убили последнего царя и его семью, Алмазный фонд был полон романовских сокровищ. И они были задокументированы в этой публикации. Интересно, однако, что они не были перечислены в публикации 1925 года: Сокровище алмазов и драгоценных камней России , из которого , ​​как предполагалось, является наиболее полным инвентарем драгоценностей короны Романовых. До нынешнего момента.

Императрица Мария Федоровна (урожденная Дагмар Датская, 1847–1928), картина Константина Маковского в тиаре «Сапфировая волна».

Именно в копии Кунца Русский алмазный фонд ученые обнаружили четыре ранее не публиковавшихся украшения. Ожерелье из изумрудов и бриллиантов, браслет из сапфиров и бриллиантов, брошь с сапфировым бантом и тиара Sapphire Wave. Тиара состояла из девяти сапфиров размером почти с натуральный размер, окруженных волнообразными петлями из бриллиантов, каждая из которых оканчивалась алмазными каплями. Это было так необычно, что можно было даже сказать, что диадема напомнила им волны в океане. Ученые смогли проследить связь диадемы с эскизом Джеффри Манна в Тиары: История великолепия, , где было установлено, что тиара принадлежала Марии Федоровне (вы помните ее как жену Александра III и мать последнего царя России).

Черно-белое фото утраченной диадемы.

На фото выше вы видите тиару, подкрепленную традиционным тканевым кокошником, увенчанным рядом бриллиантов (скорее всего, бриллиантовое колье-ривьер). Мари носила тиару на свадьбе принца Альфреда, герцога Эдинбургского и великой княгини Марии Александровны Российской в ​​1874 году, а также на портрете Константина Маковского. Но там, где теперь может находиться тиара, снова…. загадка. Исследовательской группе Геологической службы США удалось установить, что брошь была продана на аукционе в 1927 году, но остальные драгоценности, включая тиару, ушли в прошлое.Мое лучшее предположение? Они были давно проданы большевиками и раздроблены, теперь составив несколько других штук. Но иногда, столетие или позже, всплывают исторические произведения. Мы всегда можем надеяться, правда?

Связанные

Великая княгиня Владимирская Тиара

Тиара Великой княгини Владимира, возможно, является одним из самых важных и узнаваемых украшений в современном мире.

Ее Императорское Высочество Великая Княгиня Российская Мария Павловна Великая Княгиня Владимир была одним из самых важных коллекционеров ювелирных изделий в истории.Урожденная герцогиня Мария Мекленбург-Шверинская, она вышла замуж за второго сына российского императора Александра II, великого князя Владимира Александровича в 1874 году.

По данным Royal Collection Trust, великая княгиня Владимир, вероятно, получила бы этот драгоценный камень при замужестве. Его почти наверняка изготовил императорский придворный ювелир Болин.
Сделанный из золота и серебра, он первоначально состоял из пересекающихся кругов, инкрустированных бриллиантами старинной огранки, с волнистой алмазной лентой наверху, на которой висел жемчуг в оправе с когтями.

Великая княгиня Мария прославилась как «величайшая из великих княжон», а ее дом, Владимирский дворец, стал центром русского аристократического общества. В 1902 году Консуэла Вандербильт (вышла замуж за девятого герцога Мальборо) посетила Марию Павловну в Санкт-Петербурге:

«Она [Мария] была величественной личностью, но могла быть и милосердной, и очаровательной. После обеда она показала мне свои драгоценности, разложенные в стеклянных витринах в своей гримерной. Существовали бесконечные пары бриллиантов, изумрудов, рубинов и жемчуга, не говоря уже о полудрагоценных камнях, таких как бирюза, турмалины, кошачьи глаза и аквамарины.«Какая это была бы ночь! Похоже, русский этикет требовал от хозяйки показа своих драгоценностей перед почетными гостями. Не то, что другие назвали бы со вкусом, но я был бы в порядке, если бы увидел украшения на званом обеде!

После смерти мужа в 1909 году Мария Павловна часто бывала в Париже, чтобы навестить своего хорошего друга, ювелира Луи Картье.
В своей книге Картье: выдающиеся ювелиры автор Ганс Надельхоффер утверждает, что во время одного из таких визитов в 1911 году она оставила Владимирскую тиару вместе с Картье, чтобы она почистилась.
Пораженный уровнем мастерства и артистизма, Луи провел несколько детальных исследований этого изделия. После этого он создал еще две диадемы в том же стиле. Первая предназначалась принцессе Греции Анастасии (ранее — Нэнси Лидс), а вторая — принцессе Ольге Валериановне, второй жене великого князя Павла Александровича.

В 1918 году Россия окончательно разразилась революцией. Великая княгиня Владимир бежала в Крым, оставив свои драгоценности во Владимирском дворце, надеясь, что вернется, когда ситуация улучшится.
Ниже принц Майкл Кентский (правнук великой княгини Владимира) объясняет, как, когда наконец воцарилась реальность, она поручила своему сыну великому князю Борису и своему близкому другу Альберту Стопфорду вернуть ее драгоценности.
(Это датский документальный фильм, но принц Майкл говорит по-английски)

Великая княгиня Владимир скончалась 6 сентября 1920 года в Швейцарии. Ее обширная коллекция драгоценностей была разделена между ее детьми, и ее сыновья Андрей и Кирилл унаследовали Рубины и Сапфиры.Великий князь Борис приобрел ее знаменитые изумруды, а ее единственная дочь Елена получила Бриллианты и жемчуг.

Елена вышла замуж за принца Николая Греческого в 1902 году и к 1921 году жила в изгнании в Париже. Чтобы профинансировать свой благотворительный дом для русских беженцев, она решила продать несколько драгоценностей своей матери никому, кроме королевы Великобритании Марии.

Сказать, что королева Мария любила украшения, было бы преуменьшением. Было высказано предположение, что из-за ее трудного в финансовом отношении детства она увлеклась коллекционированием и каталогизацией своего королевского имущества.Поэтому, когда ее кузены Романовы были вынуждены бежать, не имея ничего, кроме своих великолепных драгоценностей, Мэри с радостью пришла на помощь. В 1921 году она приобрела у Елены две вещи, в том числе Владимирскую тиару, на общую сумму 28 000 фунтов стерлингов.

Так же, как королева Румынии Мария признала величественное значение Владимирских сапфиров, королева Мария добавила Владимирскую тиару к верхним рядам драгоценностей, принадлежащих британской королевской семье.
Неудивительно, что тиара была повреждена при транспортировке, поэтому британскому коронованному ювелиру Гаррарду было поручено восстановить ее.Пока это было с ними, королева Мария попросила ювелиров адаптировать оригинальную оправу, чтобы она могла обменять оригинальный жемчуг на изумруды своей собственной семьи.


Спустя почти шестьдесят лет после того, как он был изготовлен Болином, дизайн был снова скопирован другим известным ювелиром.
В 1935 году дочь королевы Испании Виктории Евгении (Эны) инфанта Беатрис вышла замуж за итальянского аристократа Алессандро Торлония.
В качестве свадебного подарка она получила парюр Ансорена Аквамарин своей матери, но оригинальный каркас тиары стал слишком хрупким, чтобы выдержать тяжелые Аквамарины.Инфанта Беатрис поручила итальянскому ювелиру Bulgari создать ей новое украшение. Будь то восхищение дизайном или вопрос практичности, учитывая размер камней, Bulgari сделала новую тиару, которая очень напоминала владимирскую.


После смерти королевы Марии в 1952 году владимирская тиара перешла к ее внучке, королеве Елизавете II. К 1988 году королева Елизавета II отремонтировала его снова, полностью переделав каркас в платиновом цвете. Королева Елизавета обычно сочетает жемчужную версию с золотым юбилейным ожерельем королевы Виктории, а версию изумруда сочетает с Delhi Durbhar Parure.


Анджела Келли в своей книге «Одеваем королеву» дала своим читателям потрясающий взгляд на владимирскую тиару из-за кулис. Из ее изображений мы узнали, что у каждого из Владимирских жемчужин и Кембриджских изумрудов есть свой отдельный мешочек, и каждый пронумерован, чтобы камни могли соответственно градуироваться.
У нас также есть фантастический вид на заднюю часть диадемы, где мы можем увидеть висячий механизм.


Тиара снова попала в заголовки газет, когда по слухам, перед свадьбой Меган Маркл попросила владимирскую тиару в ее изумрудной форме, но королева Елизавета отказалась от нее.
Независимо от вашего мнения о герцогине Сассекской, эта история была полностью сфабрикована и легко была замечена теми из нас, кто знаком с королевскими тиарами.

Британская пресса упоминала, что Меган хотела носить Изумрудную тиару, но ей сказали, что она не может получить ту, которую хотела, поскольку у нее «неизвестное российское происхождение».
Как правильно указывает блог Tiara Mania, нет украшений, принадлежащих британской королевской семье, происхождение которых неизвестно.Как мы уже видели, королева Мария начала каталогизировать свои украшения с точными деталями в 1920-х годах. Во-вторых, мы точно знаем, как эта тиара попала в британскую королевскую семью, есть расписка. Наконец, эта история возникла только после того, как принцесса Евгения надела тиару Greville Emerald Kokoshnik на свою свадьбу (опять же, мы знаем, откуда она взялась).


В 2019 году популярная телевизионная программа «Аббатство Даунтон» была преобразована в художественный фильм, в котором рассказывается о вымышленном королевском визите в Даунтон королевы Марии и короля Георга

Во время одной из грандиозных вечерних сцен Джеральдин Джеймс (Королева Мэри) носит фантастически точную копию Владимирской Тиары и Дели Дурбхара.

Эти королевские драгоценности были тщательно воспроизведены художником по костюмам из аббатства Даунтон Анной Роббинс. В одном из интервью Анна заявила, что: «мы хотели, чтобы зрители могли узнать детали наших нынешних членов королевской семьи, которые также работали с точки зрения стиля и пропорций костюмов». Реплики были изготовлены моделистом Мартином Адамсом из бессвинцовой олова, закреплены и покрыты гальваническим покрытием из серебра. Камни Swarovski на фольгированной основе использовались для имитации бриллиантов, а пятнадцать «изумрудных» подвесок были на самом деле пигментированной эпоксидной смолой.

В 2019 году мне посчастливилось лично увидеть Владимирскую тиару на выставке РОССИЯ, РОЯЛТИ И РОМАНОВЫ, которая проходила в Королевских конюшнях Букингемского дворца.

Связанные

Россия | Романов | КОРОЛЕВСКИЙ ЖУРНАЛ

In der Ausstellung JUWELEN! в Амстердаме,
werden 300 umwerfende Juwelen und mehr als 100 Gemälde, Accessoires, Kleider und Kostüme präsentiert.

Zusammen vermitteln sie einen erstaunlichen Eindruck vom Reichtum und der Extravaganz der russischen Zaren und der Petersburger High Society im Laufe von 200 Jahren.

Für die russische Hofkultur gab es kein Gegenstück auf der Welt.

Der französische Botschafter Maurice Paléologue schrieb: «Dank der Brillanz der Uniformen, der hervorragenden Toiletten, der aufwendigen Bemalung, der großartigen Einrichtung und Ausstattung, kurz gesagt der brillanz der ganzen Волдырь.Ich werde mich noch lange an die schillernde Juwelenpracht auf den Schultern der Frauen erinnern. Es war einfach ein fantastischer Schauer von

Зарина Елизавета Петровна | Романов Ювелен унд Шмук | Императрица России Imperial Jewels!

Diamanten, Perlen, Rubinen, Saphiren, Smaragden, Topasen und Beryllen — ein Feuerwerk und kostbares Flammenmeer «

Diese Extravaganz, diese überwältigende Pracht in Schmuck und Mode, die die Fantasie so vieler anregte, wurde von Anna Ioannovna (рег.1730–40), einer Nichte Peters des Großen, eingeführt. Während ihrer Regierungszeit hat ‚Luxus in der Kleidung alle Grenzen überschritten‘.

Nach vielen Jahren vergleichender Sparmaßnahmen kaufte sie eifrig Juwelen und Objekte der Tugend. Man kann wirklich sagen, dass sie die Grundlage für die reichen Sammlungen von Juwelen gelegt hat, die Palastvorräte füllen sollten.
Die Ausstellung zeigt beeindruckende Objekte aus ihren Sammlungen, von denen das wohl auffälligste der Toilettenservice aus Massive Gold ist, der nach ihrem Tod, bei der feierlichen Ankleidung der Romanow Bräutehen destauses könses.

Annas Nachfolger, die Tochter von Peter dem Großen, Kaiserin Elisabeth (reg. 1741–61) , erweiterte die Schmuckkollektionen der Eremitage erheblich.
Viele der neuen Objekte wareniplomatische Geschenke, die sie mit europäischen und orientalischen Gerichten austauschte. Sie kaufte aber auch viele Juwelen.

Elizabeths Regierungszeit markiert den Höhepunkt der Verwendung von farbigen Edelsteinen, die zum Beispiel im Juwelenstrauß des Hofjuweliers Jérémie Pauzié, siehe im Bild, auch in der Ausstellung, glitzert.
Dieser Strauß wurde von der Kaiserin selbst erworben. Es enthält rund 400 Diamanten im Brillantschliff, больше 450 kleine Diamanten im Rosenschliff sowie blaue und gelbe Saphire, Rubine und Smaragde.
Es ist eines der herausragenden Stücke, die bei «JUWELEN!» Ausgestellt sind.

Elizabeths prächtige Roben — Tausende von ihnen — waren buchstäblich mit Edelsteinen übersät.
Pauzié erinnerte sich:
„Ich kann nicht glauben, dass es eine andere europäische Königin gab, die mehr Schmuck besaß als die russische Kaiserin.Die Krone der Kaiserin Elisabeth, die sehr teuer war, besteht — wie alle ihre Paruren — aus farbigen Steinen: aus Rubinen, Saphiren und Smaragden. Nichts kann mit diesen Steinen в Größe und Schönheit verglichen werden. ‚
Sie erließ sogar Dekrete, die den Luxus am Hof ​​ermutigten.
Beispielsweise wurde 1753 in einem persönlichen Dekret festgelegt, dass „der Schmuck [der bei Maskeraden getragenen Höflingskostüme] kein Glas oder Lametta enthalten sollte“. Damen durften daher nur mit echten Juwelen beim Hof ​​erscheinen.

Elizabeth wollte keine Konkurrenz in der Pracht ihrer eigenen Kleidung. Sie behält sich das Droit du Seigneur für all Neuimporte auf Damenmode vor.
Sie ließ ihre Brokat- und Samtkleider mit Gold und Silber und mit Seide verzieren. Die Kopfbedeckung, предлагающий ихрер Aufmerksamkeit nicht und sie verbot Hofdamen absolut, Schmuck auf der rechten Seite des Kopfes zu tragen — ob kostbare Juwelen oder Blumen oder Haarnadeln. Aber der Kopf der Kaiserin War immer Voller Diamanten.

Ab 14.Сентябрь 2019 в Амстердаме — Mehr zu der Ausstellung folgt… ..

Нажмите, чтобы увидеть историю:

Императорские драгоценности Романовых | Императрица Елизавета Петровна Ювелирные изделия Букет цветов из бриллиантов и драгоценных камней

Драгоценностей!

Блеск на Русском Дворе

Как я нашел последнюю тиару

Книги и выставки
М.Дж. Роуз рассказывает предысторию русского драгоценного камня, вдохновившего ее роман

М.Дж. Роуз

Иногда вы получаете подарки на день рождения, когда их не ожидаете. В свой день рождения в декабре 2012 года я наткнулся на статью NPR под названием «Таинственное исчезновение драгоценностей российской короны».

Меня зацепило первое предложение.

«История пропавших драгоценностей русской короны начинается, как и многие великие приключения, в библиотеке».

В статье описывается, как в комнате редких книг Библиотеки геологической службы США в Рестоне, штат Вирджиния, был обнаружен ранее неизвестный и немаркированный каталог фотографий драгоценностей русской короны 1922 года.

После революции 1917 года новые правители России обсуждали, что делать с драгоценностями короны. На этом снимке 1925 года представлена ​​ювелирная коллекция «Корона России». Однако альбом 1922 года Геологической службы США включает четыре предмета, которые не описаны в официальной описи 1925 года. Фото USGS

Почти все фотографии в книге 1922 года совпадают с хорошо известным официальным каталогом русских королевских драгоценностей Ферсмана 1925 года.

В каталоге 1925 года отсутствовали четыре штуки.

Из них одна, брошь, была продана в 1927 году. Золотое и изумрудное ожерелье, браслет с сапфиром и бриллиантами, а также тиара с сапфиром и бриллиантами все еще отсутствуют.

Почему фотографии этих четырех произведений были включены в книгу 1922 года, а не в каталог 1925 года?

На сегодняшний день никто не знает, что произошло.

Видео Геологической службы США о несоответствиях между книгой 1922 года и каталогом 1925 года.

Я был очарован.Какая прекрасная установка для романа под названием Последняя тиара , подумал я. Как могла пропасть такая важная тиара? В чем была загадка его исчезновения?

Так началось мое долгое и увлекательное исследование Романовских драгоценностей, русской революции и истории диадем с помощью многих историков и экспертов, в том числе и особенно Роуз Тозер, старшего библиотекаря GIA.

Брошь из драгоценностей русской короны, фигурирующая в книге 1992 года, но отсутствующая в каталоге 1925 года.Он появился на аукционе в 1927 году. Фотография USGS

Читая о России 1917 года, я узнал об ужасной бедности, голоде и отчаянии того периода. Черный рынок процветал.

Умерзнув от голода, мужчина обменял норковую шубу своей жены на мешок муки. Бабушка обменяла самовар из чистого серебра на мешок с картошкой. Молодая мать отдала свой единственный флакон духов ради разжигания огня.

Если бы у вас были прекрасные украшения на продажу, я понял, что вы могли бы даже дать взятку полицейскому и вытащить своего любовника из тюрьмы или купить проезд из России.

Последняя тиара появляется в альбоме 1922 года под названием «Русский алмазный фонд». Это была одна из четырех недокументированных драгоценностей российской короны. Фото USGS

Вот как я описываю главную героиню моего романа, Изобель Мун, обнаружившую тиару в эффектах своей покойной матери.

Это 1948 год. Архитектор Изобель ремонтирует квартиру своей матери. В нише в стене спальни она находит округлую кожаную шкатулку примерно восьми или девяти дюймов в длину и пять дюймов в высоту и квитанции от ювелира на дюжину бриллиантов разных размеров.Это открытие поможет Изобель узнать судьбу тиары и разгадать тайное прошлое ее родителей.

Я достаю из ящика нож и осторожно поворачиваю петли коробки, стараясь не повредить ее. Через несколько мгновений я чувствую, что он уступает. Я поднимаю крышку, совсем не ожидая найти что-нибудь. Внутренняя часть обита кремовым шелком, а в углублении полукруга сидит кусок ажурного металла.

Я не понимаю, на что смотрю. Вынимая его, я поворачиваю то в одну сторону, то в другую.Я провожу пальцем по кружевам, которые кажутся серебряными, и чувствую, как торчат крошечные металлические точки. Один достаточно острый, чтобы поцарапать мою кожу, а на поверхности — крошечные капли крови. Я сунул палец в рот. Я понимаю, что острия должны быть зубцами, приподнятыми для удаления камней, но никто не удосужился толкать их обратно.

Не понимаю. Почему моя мать сохранила этот скелет после того, как продала бриллианты, которые он хранил? Что хорошего в серебряной оправе? Почему для нее так много значило то, что она сохранила этот остаток? И если это так много значило, зачем она вообще его продала?

Члены семьи Романовых, последней королевской семьи России около 1914 года, в том числе: сидящая (слева направо) Мария, королева Александра, царь Николай II, Анастасия, Алексей (спереди) и стоящие (слева направо), Ольга и Татьяна.Фото Библиотеки Конгресса США

Один из самых увлекательных аспектов написания исторической фантастики для меня — это находить маленькие тайны, спрятанные в чемодане или письмах, или на страницах старого каталога, или разорванной фотографии с выцветшими буквами на обратной стороне и позволять моему воображению работать с этим. .

В The Last Tiara мое воображение бежит от России в 1917 году до Нью-Йорка в 1948 году, когда я исследую отношения матери и дочери, спрятанное сокровище и давно потерянную любовь, когда я приношу свое собственное горько-сладкое решение к вековой давности. тайна.

24 февраля, -го, , в полдень, мы с Мэрион Фазель собираемся рассмотреть именно эту тему для выступления на GemX под названием «История, тайна и очарование диадем». Романовская тиара станет отправной точкой для веселой и далеко идущей беседы, в которой будет рассмотрено значение королевских тиар, а также увлекательный дизайн тиары, созданный такими, как Лалик, Картье и Колдер, среди других.

М.Дж. Роуз — автор бестселлеров New York Times; ее последний роман, «Последняя тиара» (2 февраля 2021 г.), был назван Publishers Weekly следующим образом: «Захватывающий… Замечательно извилистый сюжет, который заставляет читателя желать узнать больше… [] выигрышная история.”

Похожие истории:

Ювелирные дизайнеры и влиятельные лица на талисманах

Похоть: тайный язык цветов в ювелирных изделиях

Шоппинг по воскресеньям: наш драгоценный побег


.