Ведьмы легенды и мифы: Легенда о ведьмах из Льерса — Льерс (Llers)

Легенда о ведьмах из Льерса — Льерс (Llers)

Древние легенды Каталонии. Легенда о ведьмах из Льерса.


Небольшой городок Льерс расположен среди гор и холмов провинции Жирона, недалеко от французской границы. Эти места — просто кладезь легенд и мифов.

Одна из таких загадочных историй – это легенда о ведьмах, когда-то облюбовавших Льерс и благодаря которым город получил славу эпицентра нечистой силы.

Между прочим, в существование ведьм здесь искренне верят!

Согласно старинным поверьям, все женщины, родившиеся в этом городке, наделены этой страшной ведьмовской силой. Ведьмы Льерса считаются одними из самых могущественных (ведьмы ветра Трамонтана), так как имеют власть над воздухом.

И сегодня, когда этот порывистый и ледяной ветер начинает задувать над районом со страшной силой, его появление приписывают колдовству местных ведьм, а свист, который сопровождает перемещение воздуха, считается гневным свистом самих черных колдуний.

Когда-то в Трансильвании существовала похожая легенда. Однажды фермер увидел ужасную черную птицу, парящую над его владениями. Он выстрелил пару раз из ружья, чтобы прогнать этот летающий кошмар. Но пули не поразили птицу, и она все так и продолжала летать.

На следующий день двое сыновей (ровно такое же количество пуль было выпущено в птицу) умерли внезапной и необычной смертью. Местный священник подтвердил опасения фермера, сказав, что это ведьма, а колдовство бы погибло, если бы он выстрелил в птицу освященными пулями.

Но, несмотря на ужас, которые ведьмы наводили на местное население, люди все-таки испытывали к ним неудержимое любопытство. Легенда гласит, что однажды молодой человек, влюбился в одну из внучек ведьмы. Каждый раз перед наступлением полночи его просили выйти из дома.

В результате любопытство преодолело страх юноши и он решил понаблюдать за своей невестой. Спрятавшись в очередной раз, когда его выставили за дверь, он увидел, что его невеста вышла во двор, обмазалась мазью, произнося при этом какие-то заклинания и, обернувшесь птицей, улетела. Повторив все то, что только что проделала его невеста, парень сорвался с крыши и упал в беспамятстве на землю.

Каждую субботу ведьмы из Льерса совместно с местными колдуньями устраивают ведьмовской шабаш – Tretzevents. А каждый Новый год они организовывают праздник, чтобы встретить зарождающийся год и пошуметь, погулять, устроить различные проделки.

По рассказам местных жителей, одной из самых ярких проделок ведьм из Льерса было нападение на колокольню в городе Figueres. Звон колоколов этой колокольни разрушал все их черные деяния. Тогда они, превратившись в мощный поток ветра трамонтана, полетели уничтожить колокольный звон. Но благодаря отважному звонарю, который вовремя ударил в колокол, колокольня не разрушилась, а лишь треснула.

В 1924 году известный испанский писатель Carles Fages de Climent написал поэму «Ведьмы из Льерса», которая была снабжена красочными иллюстрациями, выполненными самим Сальвадором Дали.

Надо сказать, что предки С. Дали сами были из Льерса. Здесь был рожден прадедушка и дед знаменитого художника. По словам Дали, каждый, кто родился в Льерсе, был поражен трамонтаной, который по нескольку дней дует с гор со скоростью около 130 км в ч и разрушает все на своем пути, вгоняя самих людей в мрачную депрессию.

Согласно семейному преданию, дед Сальвадора Дали не выносил этот северный ветер и уехал жить в Фигерас. Но злой черный ветер настиг его и в этом городе.

В 1886 году , когда ему было всего лишь 36 лет, он по неясным причинам спрыгнул вниз с балкона дома. Паранойя деда передалась другим членам семьи Дали, в том числе и внуку – Сальвадору Дали.

Ещё о достопримечательностях Каталонии:

Как появились ведьмы? — BBC News Україна

  • Аластер Сук
  • BBC Culture

Изображения соблазнительных молодых ведьмочек и отвратительных старых колдуний окружали людей на протяжении веков, но что скрывается за этими образами и каково их происхождение? Тему для BBC Culture исследовал художественный критик газеты Daily Telegraph Аластер Сук.

Предложите любому ребенку из стран Запада нарисовать ведьму, и скорее всего дитя изобразит нечто весьма знакомое: вероятно, это будет колдунья с крючковатым носом, в остроконечной шляпе, летящая верхом на метле или помешивающая зелье в котле. Но откуда появились подобные изображения? Ответ оказался интригующим и более сложным, чем вы могли бы подумать. Я обнаружил это, посетив на прошлой неделе экспозицию «Ведьмы и нечистая сила», новую выставку Британского музея в Лондоне, которая исследует иконографию колдовства.

Всемирная история ведьм – долгое повествование, изобилующее любопытными подробностями. Ведьмы имеют давнюю и тщательно разработанную историю. Их предвестница появляется в Библии, в сказании о царе Сауле, который обратился за советом и предсказанием к так называемой Аэндорской волшебнице. (Та устроила встречу Саулу с пророком Самуилом, который предрек Саулу гибель и воцарение Давида. – Ред.) Ведьмы неожиданно возникают в эпоху классической античности в виде крылатых гарпий, предвестниц несчастья, и похожих на сов «сикстов» или «стригов» – жутких летучих тварей, питающихся кровью и плотью задушенных младенцев.

Цирцея, колдунья из греческой мифологии, тоже своего рода ведьма, способная превращать своих врагов в свиней. (Этот фокус она и проделала со спутниками Одиссея. – Ред.) Злой волшебницей стала и ее племянница Медея (та помогла Ясону завладеть золотым руном, а затем, брошенная им, убила с помощью колдовства соперницу и двух своих сыновей от неверного предводителя аргонавтов. — Ред.) Таким образом, античный мир породил бесчисленное множество персонажей, которые в последующие века будут ассоциироваться с ведьмами.

Автор фото, Thinkstock

Підпис до фото,

Симпатичная ведьмочка Хеллоуина — это нынешний образ

Однако образ ведьм том виде, в котором мы их представляем сейчас, по-настоящему сформировался только к эпохе раннего Ренессанса. Человек той эпохи, больше чем кто бы то ни было сделавший для формирования современного образа ведьм — немецкий художник и гравер Альбрехт Дюрер.

Из огня да в полымя

В двух своих гравюрах, имевших огромное влияние на развитие жанра, Дюрер определил те черты, которые в дальнейшем породили два стереотипных представления о внешности ведьм. С одной стороны она может быть молодой, цветущей и изящной, как на гравюре «Четыре ведьмы» (1497 г.), ее физическая привлекательность способна очаровывать мужчин. С другой стороны, она может быть старой отвратительной каргой, как на гравюре «Ведьме верхом на козле» (1500 г.).

Более поздняя гравюра изображает нагую старуху, сидящую верхом на рогатом козле, символе сатаны. У нее сморщенные обвисшие груди, ее зияющая перекошенная пасть изрыгает заклинания и проклятия, ее волосы – всклокоченные ветром космы — противоестественно развеваются в том направлении, в котором она держит путь (признак ее колдовской силы). Она даже сжимает в руке метлу. На этой гравюре изображена родоначальница всех тех ведьм, которых мы встречаем сегодня в массовой культуре.

Автор фото, Getty

Підпис до фото,

Ведьмы Дюрера: здесь — весьма соблазнительны

Однако перед историками искусства стоит другой интересный вопрос: что же послужило для живописцев Ренессанса моделью для столь отталкивающего образа? Согласно одной из теорий, Дюрера и его современников вдохновила гравюра Андреа Мантеньи (1431-1506) «Битва морских божеств», на которой итальянский мастер запечатлел свое представление о том, как выглядит воплощение Зависти.

«Изображение Зависти, созданное Мантеньей, сформировало своего рода канон для художников эпохи Ренессанса, согласно которому ведьма — это отвратительная старая колдунья, — объясняет художница и писательница Дианна Петербридж, один из кураторов выставки в Британском музее. — Зависть предстает дряхлой старухой, ее груди утратили красоту, что вызывало ее ревность к женщинам, а еще она нападала на детей и поедала их. Ее часто изображали со змеями на голове вместо волос».

Хороший пример изображения ведьмы, иконографически относящейся к типу «Зависть», можно увидеть на невероятно насыщенной итальянской гравюре, известной как Lo Stregozzo или «Шествие ведьм» (1520 г.). На ней изображена злобная ведьма с разинутым ртом, растрепанными волосами и сморщенными грудями, которая сжимает в руках дымящийся котелок (или котел) и едет верхом на фантастическом, монструозном скелете. Ее правая рука тянется к голове одного из младенцев, сваленных в кучу у ее ног.

Гравюра была создана в годы «золотого века» колдовства в изобразительном искусстве – он пришелся на бурную эпоху XVI и XVII веков, когда преследования ведьм сотрясали Европу (своей кульминации охота на ведьм достигла в период с 1550 по 1630 годы). «По всей Европе бушевали конфликты, вызванные Реформацией и Контрреформацией, шла кровопролитная Тридцатилетняя война, ее захлестнули невероятная бедность и социальные преобразования, — говорит Петербридж. — Даже король Яков в своем произведении «Демонология» (1597 г.) задавался вопросом: откуда повсюду взялось столько ведьм? По всеобщему убеждению, это объяснялось тем, что мир погряз в грехе и разврате и катится к своему закату».

В результате искусство захлестнул поток женоненавистничества в изображении черной магии, а художники воспользовались изобретением печатного станка, позволившего им быстро и повсеместно распространять плоды своего творчества. «Колдовство тесно связанно с революцией в книгопечатании», — объясняет Петербридж. Многие из этих гравюр, таких как великолепная цветная ксилография «Шабаш ведьм» (1510 г.), созданная учеником Дюрера Хансом Бальдунгом Грином, можно увидеть на выставке Британского музея.

Однако к XVIII веку ведьм уже не рассматривали в качестве угрозы человечеству. Теперь они воспринимались как образы, порожденные суеверными страхами крестьян. Тем не менее, это не мешало великим художникам, таким как Франсиско Гойя, и дальше изображать их.

Автор фото, Getty

Підпис до фото,

Ведьма Гойи — существо скорее сатирическое

В «Капричос» (от испанского Los Caprichos – причуды) Гойи, серии из 80 эксцентричных офортов, завершенной в 1799 году, ведьмы, наряду с гоблинами, демонами и монстрами используются как средства сатиры. «Гойя использует образы черной магии метафорически, чтобы вскрывать пороки общества, — говорит Петербридж. — Его гравюры на самом деле говорят о социальных проблемах: жадности, войне, продажности духовенства».

Полет на метле с видом на пороки общества

Гойя не верил буквально в реальность существования ведьм, но его гравюры до сих относятся к числу наиболее убедительных из когда-либо созданных изображений колдовства. Офорт под номером 68 особенно примечателен: на нем иссохшая колдунья учит молодую, привлекательную чародейку летать на метле. Они обе обнажены, а картина, безусловно, подразумевает развратность: испанское volar (летать) на сленге означает испытывать оргазм.

Автор фото, Getty

Підпис до фото,

Классика: ведьмы Шекспира

Приблизительно в то же время в среде художников, работавших в Англии, существовала мода на изображение черной магии в театральных сценах. Например, художник швейцарского происхождения Генрих Фюсли написал несколько версий знаменитого эпизода из трагедии Шекспира, когда Макбет на болоте впервые встречает трех ведьм.

К нашему времени, однако, традиция изображать черную магию в искусстве пришла в упадок. Художникам, прибегавшим к этому жанру, уже не хватало той странной силы воображения, которая вдыхала в него жизнь в прежние времена. В XIX веке и прерафаэлиты, и символисты испытывали влечение к изображению ведьм, которым они придали образ роковых женщин. Но, возможно, их зловещие соблазнительницы больше относятся к области сексуальных фантазий, чем к искусству.

Единственное, что оставалось неизменным в изображении черной магии на протяжении всей истории искусства — это женоненавистничество. Будучи женщиной, какие чувства испытывает в этой связи искусствовед Дианна Петербридж? «Поначалу я испытывала крайне неприятные ощущения, когда я смотрела на эти картины, потому что они такие дискриминационные (по признаку возраста – Ред.), — говорит она. — Конечно, сейчас они больше не шокируют меня, и я думаю, их спасают присущие им качества — чрезмерность, сатиричность и изобретательность». Такого рода сцены часто привлекали художников, поскольку они позволяют изобразить драматическую коллизию. Да, эти картины представляют собой демонизацию женщин. Вместе с тем, они часто тесно связаны и с критикой общества. Ведьмы — это козлы отпущения, на которых проецируются пороки общества».

XIII. ВЕДЬМА. Легенды и мифы России

XIII. ВЕДЬМА

В духовном стихе, записанном А. В. Валовым в Пошехонье Яросл. губ., душа ведьмы, уже завершившей свое земное существование, следующим образом кается в своих грехах:

«От коровушек молочко отдаивала,

Промеж межи полоску прожиновала,

От хлебушка спорынью отымывала».

В этом стихе дается полная характеристика злой деятельности ведьмы, так как эти три деяния составляют специальные занятия женщин, решившихся продать свою душу чертям. Впрочем, если внимательно всмотреться в облик ведьмы, в том виде, в каком он рисуется воображению жителей северной лесной половины России, то в глаза невольно бросится существенное различие между великорусской ведьмой и родоначальницей ее — малорусской. Если в малорусских степях среди ведьм очень нередки молодые вдовы и притом, по выражению нашего великого поэта, такие, что «не жаль отдать души за взгляд красотки чернобровой», то в суровых хвойных лесах, которые сами поют не иначе, как в минорном тоне, шаловливые и красивые малороссийские ведьмы превратились в безобразных старух. Их приравнивали здесь к сказочным бабам-ягам, живущим в избушках на курьих ножках, где они, по олонецкому сказанию, вечно кудель прядут и в то же время «глазами в поле гусей пасут, а носом (вместо кочерги и ухватов) в печи поваруют». Великорусских ведьм обыкновенно смешивают с колдуньями и представляют себе не иначе, как в виде старых, иногда толстых, как кадушка, баб с растрепанными, седыми космами, костлявыми руками и с огромными синими носами. (По этим коренным чертам во многих местностях самое имя ведьмы сделалось ругательным.) Ведьмы, по общему мнению, отличаются от всех прочих женщин тем, что имеют хвост (маленький) и владеют способностью летать по воздуху на помеле, кочергах, в ступах и т. п. Отправляются они на темные дела из своих жилищ непременно через печные трубы и, как все чародеи, могут оборачиваться в разных животных, чаще всего в сорок, свиней, собак и желтых кошек. Одну такую свинью (в Брянских местах) били чем ни попало, но кочерги и ухваты отскакивали от нее, как мячик, пока не запели петухи. В случаях других превращений, побои также считаются полезною мерою, только советуют бить тележной осью и не иначе, как повторяя при каждом ударе слово «раз» (сказать «два» значит себя сгубить, так как ведьма того человека изломает). Этот ритуал избиения, определяющий как и чем надо бить, показывает, что кровавые расправы с ведьмами практикуются весьма широко. И действительно, их бьют и доныне, и современная деревня не перестает поставлять материал для уголовных хроник. Чаще всего ведьмы подвергаются истязаниям за выдаивание чужих коров. Зная повсеместный деревенский обычай давать коровам клички, сообразно с теми днями недели, когда они родились, а равно и привычку их оборачиваться на зов, ведьмы легко пользуются всем этим. Подманивая «авторок» и «субботок», они выдаивают их до последней капли, так что коровы после того приходят с поля такими, как будто совсем потеряли молоко. Обиженные крестьяне утешают себя возможностью поймать злодейку на месте преступления и изуродовать, отрезавши ей ухо, нос или сломавши ногу. (После того в деревне обыкновенно не замедлит обнаружиться баба с подвязанной щекой, или прихрамывающая на ту или другую ногу.) Многочисленные опыты в этом роде производятся повсеместно, так как крестьяне до сих пор сохранили уверенность, что их коровы выдаиваются не голодными соседками, не знающими, чем накормить ребят, а именно ведьмами. Притом же крестьяне, по-видимому, не допускают и мысли, что коровы могут потерять молоко от болезненных причин или что это молоко может быть высосано чужеядными животными.


Ведьмы имеют чрезвычайно много общего с колдунами и, если подбирать выдающиеся черты в образе действий тех и других, то придется повторяться. Они также находятся между собою в постоянном общении и стачке (вот для этих-то совещаний и изобретены «лысые» горы и шумные игры шаловливых вдов с веселыми и страстными чертями), точно так же тяжело умирают, мучаясь в страшных судорогах, вызываемых желанием передать кому-нибудь свою науку, и у них точно так же после смерти высовывается изо рта язык, необычно длинный и совсем похожий на лошадиный. Но этим не ограничивается сходство, так как затем начинаются беспокойные ночные хождения из свежих могил на старое пепелище (на лучший случай — отведать блинов, выставляемых за окно до законного сорокового дня, на худший — выместить запоздавшую и неостывшую злобу и свести неоконченные при жизни расчеты с немилыми соседями). Наконец, успокаивает их точно так же осиновый кол, вбитый в могилу. Словом, бесполезно разыскивать резкие границы, отделяющие волхвов от колдунов, так же точно, как ведьм от колдуний. Даже история тех и других имеет много общего: ее кровавые страницы уходят в глубь веков, и кажется, что они потеряли свое начало — до такой степени укоренился в народе обычай жестокой расправы с колдунами и ведьмами. Правда, против этого обычая еще в средние века выступали наиболее просвещенные отцы церкви, но в ту суровую эпоху проповедь кротости и незлобия имела мало успеха. Так, в первой половине XV века, одновременно с тем, как в Пскове, во время моровой язвы, сожгли живыми двенадцать ведьм, — в Суздали епископ Серапион вооружается уже против привычки приписывать общественные бедствия ведьмам и губить их за это: «Вы все еще держитесь поганского обычая волхования, — говорил св. отец, — веруете и сожигаете невинных людей. В каких книгах, в каких писаниях слышали вы, что голода бывают на земле от волхования? Если вы этому верите, то зачем же вы дожигаете волхвов? Умоляете, почитаете их, дары им приносите, чтобы не устраивали мор, дождь ниспускали, тепло приводили, земле велели быть плодоносною? Чародеи и чародейки действуют силою бесовскою над теми, кто их боится, а кто веру твердую держит к Богу, над теми они не имеют власти. Скорблю о вашем безумии, умоляю вас, отступите от дел поганских. Правила божественные повелевают осуждать человека на смерть по выслушании многих свидетелей, а вы в свидетели поставили воду, говорите: «Если начнет тонуть — невинна, если же поплывет — то ведьма». Но разве дьявол, видя ваше маловерие, не может поддержать ее, чтобы не тонула, и этим ввести вас в душегубство?» Однако, гласом в пустыне прозвучали эти слова убеждения, исполненные высочайших чувств христианского милосердия: через 200 лет, при царе Алексее, старицу Олену сжигают в срубе, как еретицу, с чародейскими бумагами и кореньями после того, как она сама созналась, что портила людей и некоторых из них учила ведовству. В Перми крестьянина Талева огнем жгли и на пытке дали ему три встряски по наговору, что он напускает на людей икоту. В Тотьме в 1674 г. сожжена была в срубе, при многочисленных свидетелях, женщина Федосья по оговору в порче и т. д. Когда (в 1632 г.) из Литвы дошли вести, что какая-то баба наговаривает на хмель, чтобы навести моровое поветрие, — то тотчас, под страхом смертной казни, тот хмель запретили покупать. Спустя еще целое столетие (в 1730 г.) сенат счел нужным напомнить указом, что за волшебство закон определяет сожжение, а через сорок лет после того (1779 г.) епископ Устюжский доносит о появлении колдунов и волшебников из крестьян мужского и женского пола, которые не только отвращают других от правоверия, но и многих заражают разными болезнями посредством червей. Колдунов отправили в сенат, как повинившихся в том, что отреклись от веры и имели свидание с чертом, который приносил им червей. Тот же сенат, узнавши из расспросов колдунов, что их не раз нещадно били и этими побоями принудили виниться в том, в чем они вовсе не виноваты, распорядился воеводу с товарищем отрешить от должности, мнимых чародеев освободить и отпустить, а архиереям и прочим духовным особам запретить вступать в следственные дела о чародействах и волшебствах, ибо эти дела считаются подлежащими гражданскому суду. И вот с тех пор, как блеснул впервые в непроглядном мраке животворный луч света, — накануне XX столетия мы получаем нижеследующие известия все по тому же чародейскому вопросу о ведьмах: «Недавно (пишет корреспондент наш из Орла), в начале 1899 г. , чуть было не убили одну женщину (по имени Татьяна), которую все считают за ведьму. Татьяна поругалась с другой женщиной и пригрозила ей, что испортит ее. И вот что произошло потом из-за уличной бабьей перебранки: когда на крики сошлись мужики и обратились к Татьяне со строгим запросом, она им обещала превратить всех в собак. Один из мужиков подошел к ней с кулаком и сказал: «Ты вот ведьма, а заговори мой кулак так, чтобы он тебя не ударил». И ударил ее по затылку. Татьяна упала, на нее, как по сигналу, напали остальные мужики и начали бить. Решено было осмотреть бабу, найти у ней хвост и оторвать. Баба кричала благим матом и защищалась настолько отчаянно, что у многих оказались исцарапаны лица, у других покусаны были руки. Хвоста, однако, не нашли. На крик Татьяны прибежал ее муж и стал защищать, но мужики стеши бить и его. Наконец, сильно избитую, но не перестававшую угрожать, женщину связали, отвезли в волость (Рябинскую) и посадили в холодную. В волости им сказали, что за такие дела всем мужикам попадет от земского начальника, так как-де теперь в колдунов и ведьм верить не велят. Вернувшись же домой, мужики объявили мужу Татьяны, Антипу, что жену его, должно быть, порешат послать в Сибирь, и что они на это согласны будут дать свой приговор, если он не выставит ведра водки всему обществу. За выпивкой Антип божился и клялся, что не только не видал, но ни разу в жизни даже не заметил никакого хвоста у Татьяны. При этом, однако, он не скрыл, что жена угрожает оборотить его в жеребца всякий раз, когда он захочет ее побить. На другой день пришла из волости Татьяна, и все мужики явились к ней договариваться о том, чтобы она в своей деревне не колдовала, никого не портила и не отымала у коров молока. За вчерашние же побои просили великодушно прощения. Она побожилась, что исполнит просьбу, а через неделю из волости получился приказ, в котором было сказано, чтобы впредь таких глупостей не было, а если что подобное повторится, то виновные за это будут наказаны по закону, и, кроме того, об этом будет доводиться до сведения земского начальника. Выслушали крестьяне приказ и порешили всем миром, что наверняка ведьма околдовала начальство, и что поэтому впредь не следует доходить до него, а нужно расправляться своим судом».

В деревне Теребенево (Жиздринск. у., Калужск. губ.) семилетняя девочка Саша говорила матери, что она с теткой Марьей, у которой жила в няньках, каждую ночь летала на лысую гору.

— Когда все заснут, погасят огни, тетка Марья прилетит сорокой и застрекочет. Я выскочу, а она бросит мне сорочью шкуру, надену я ее — и полетим.

На горе скинем шкуру, разложим костры, варим зелье, чтобы людей поить. Слетается баб много: и старых, и молодых. Марье весело — свищет да пляшет со всеми, а мне скучно в сторонке, потому что все большие, а я одна маленькая.

То же самое Саша рассказала отцу, а этот бросился прямо к Марье:

— Безбожница, зачем ты мне дочь испортила?

Заступился Марьин муж: вытолкал дурака за порог и дверь за ним затворил. Но тот не унялся и к старосте. Подумал, подумал староста и говорит:

— Нет, я тут действовать не могу, — иди к попу и в волость.

Думал, думал отец и надумал сводить свою дочку в церковь, исповедать ее, причастить и попытаться, не возьмется ли священник ее отчитать. От исповеди, однако, девочка сама отказалась.

— Ведьмы не молятся и не исповедуются!

И в церкви повернулась к иконостасу спиной. Священник отчитывать отказался и посоветовал девчонку хорошенько выпороть.

— Какой сорокой она скидывалась, куда летала? И ты, дурак, веришь болтовне ребенка?

Между тем, у избы встревоженного отца толпа мужиков и баб не расходится, и девчонка продолжает болтать свой вздор.

В волости жалобщику поверили и Марью признали за колдунью. Порылся писарь в законах и оповестил:

— Нет, брат, против черта ничего не поделаешь: никакой статьи противу его я не подыскал.

Пало на Марью подозрение, и слава ведьмы стала расти. Стали соседки следить за каждым ее шагом, припоминать и подмечать всякие мелочи. Одна рассказывала, что видела, как Марья умывалась, перегнувшись через порог на улицу; другая — что Марья черпала воду на сутоках, третья — что Марья в ночь на Ивана Купалу собирала травы и т. п. Каждый шаг несчастной женщины стали перетолковывать в дурную сторону. Мальчишки из-за угла начали в нее камнями бросать. Ни ей, ни мужу нельзя стало на улице показываться — чуть в глаза не плюют.

— Хоть бы ты, батюшка, вступился за нас! — умолял Марьин муж священника. Священник пробовал убеждать толпу и успокаивать Марью, но ничто не помогало, и в конце концов, невинная и кроткая Марья умерла в чахотке.

С того времени прошло лет пятнадцать. Саша уже давно выросла, давно уверяет, что рассказ ее — чистая выдумка, но теперь ей уже никто не верит: вошла девка в полный смысл и поняла, что этого рассказывать не следует. Девка она хорошая, но ни один жених за нее не сватается: никому нет охоты жениться на ведьме.

Придется, вероятно, и ей, сидя в старых девках, обратиться к промыслу ворожеи, тем более, что такие занятия почти не опасны и очень выгодны. Мимо ворожеи не пройдут ни удалые молодцы, ни красные девицы, ни обманутые мужья, ни ревнивые жены, потому что и нынче, как и в старину, живет в людях вера в «присуху». Не надо ни лысых гор, ни придорожных росстаний, достаточно и деревенских заваленок, чтобы, узнавая сокровенные тайны, усердно заниматься приворотами и отворотами любящих и охладевших сердец: и себе на руку, и посторонним в помощь. В таких делах для ловких людей еще много простора, как бы ни назывались эти ловкачи: ведьмами или ворожеями, гадалками или знахарками, бабками или шептуньями. Вот несколько примеров из практики современных ведьм и гадалок.


Один крестьянин Орловской губернии тяжко провинился перед новобрачной женой и, чтобы как-нибудь поправить дело, обратился за советом к хваленой старухе-знахарке, о которой шла молва, как о заведомой ведьме. Знахарка посоветовала своему пациенту пойти в луга и отыскать между стожарами (колья, на которых крепятся стоги сена) три штуки таких, которые простояли вбитыми в землю не менее трех лет; затем наскоблить с каждой стожары стружек, заварить их в горшке и пить.

А вот еще случай из практики ворожей.

— От суседей нет мне промытой воды, — жаловалась также известной калужской ведьме одна девушка, служившая у богатого купца, — обещал взять замуж да и обманул. Все смеются, даже малые ребята.

— Ты только принеси мне лоскут от его рубахи, — обнадеживала ее ведьма, — я отдам церковному сторожу, чтобы он, как станет звонить, навязал на веревку этот клок, тогда купец от тоски не будет знать, куда деться, и сам к тебе придет, а ты посмейся ему: я, мол, не звала тебя, зачем пришел?..

Жаловалась и другая бедная девушка, пожелавшая выйти за богатого крестьянина, которому она не нравилась.

— Ты, если можно, достань его чулки с ног, — присоветовала ведьма. — Я отстираю их и наговорю воду ночью, и дам тебе три зерна: одно бросишь против его дома, а другое ему под ноги, когда будет ехать, третье когда он придет…

Случаев таких в практике деревенских ведьм бесконечно много, но замечательно, что знахарки и ведьмы воистину неистощимы в разнообразии своих рецептов. Вот еще несколько образчиков.

Любит мужик чужую бабу. Жена просит совета.

— Посматривай на двор, где петухи дерутся, — рекомендует ведьма, — возьми на том месте земельки горсточку и посыпь ее на постель твоей разлучницы. Станет она с мужем твоим вздорить — и опять полюбит он свой «закон» (т. е. жену).

Для присухи девиц советуют вынашивать под левой мышкой в течение нескольких дней баранки или пряники и яблоки, конечно, прежде всего снабженные наговорами, в которых и заключена главнейшая, тайно действующая сила.

Только знающие и избранные ведьмы болтают не на ветер заговорные слова, а закладывают в наговоренные вещи, именно то, что потом будет врачевать, успокаивать и утешать, по желанию. Точно самым целебным зельем наполняется наболевшее сердце, когда слышат уши о пожелании, чтобы тоска, давившая до сих пор, уводила прочь «ни в пенье, ни в коренье, ни в грязи топучи, ни в ключи кипучи», а именно в того человека, который оскорбил, разлюбил или обманул обещаниями и т. п. Для влюбленных ведьмы знают такие слова, что, кажется, лучше и слаще их и придумать никому нельзя. Они посылают присуху «в ретивые сердца, в тело белое, в печень черную, в грудь горячую, в голову буйную, в серединную жилу и во все 70 жил, и во все 70 суставов, в самую любовную кость. Пусть эта самая присуха зажгла бы ретивое сердце и вскипятила горячую кровь, да так, чтобы нельзя было ни в питье ее запить, ни в еде заесть, сном не заспать, водой не смывать, гульбой не загулять, слезами не заплакать» и т. п.

Только исходя из уст ведьм, слова эти имеют силу «печатать» чужое сердце и запирать его на замок, но и то лишь в том случае, когда при этом имеются в руках: наговорные коренья, волосы любимого человека, клочок его одежды и т. п. Всякому обещанию верят и всякое приказание исполняют: подкладывают молодым ребятам голик под сани, если желают, чтобы кто-нибудь из них в текущем году не женился, сжигают его волосы, чтобы он целый год ходил, как потерянный. Если же выпачкать ему поддевку или шубу бараньей кровью, то и вовсе его никто любить не будет.

Но самое действенное средство в любовных делах — это таинственный талисман, который добывается из черной кошки или из лягушек. Из первой, разваренной до последней степени, получается «косточка-невидимка», делающая человека, который ею владеет, невидимкой. Косточка равносильна сапогам-самоходам, ковру-самолету, суме-хлебосолке и шапке-невидимке. Из лягушки достают две «косточки-счастливки», с одинаковым успехом служащие как для приворотов, так и отворотов, возбуждающих любовь или вызывающих отвращение. Об этих кошачьих и лягушечьих косточках отзываются и в сказках с полною верою в их чародейство. Добываются эти косточки очень легко: стоит выварить в котелке совершенно черную кошку — и получатся «крючок и вилочка», или стоит посадить в муравейник двух лягушек, чтобы получить «крючок и лопатку». Крючком задевают ту, которую желают привлечь к себе (или незаметно прицепляют ей на платье). Вилочкой или лопаткой отталкивают от себя ее же, когда успеет она надоесть или совсем опостылит. Немного при этом требуется обрядов и не особенно трудна подготовка. От муравьиной кучи надо уходить задом наперед, чтобы леший не мог догнать, когда пойдет искать следов; тогда оба следа будут вести в лес, а из лесу следа не будет. В иных случаях советуют по 12-ти ночей кряду ходить к тому муравейнику и обходить его молча три раза, только на тринадцатую ночь дается в руки подобное сокровище. Впрочем, можно обходиться и без этих подходов. Неудача постигает лишь в том случае, когда пристегнутый к платью крючок отмеченная девица не проносит на себе три недели кряду и т. п.

По всем приведенным данным можно заключить, что некогда влиятельная и страшная власть ведьм, устремленная, главным образом, на любовные дела, теперь замыкается в пределах бабьего царства. В этом, конечно, надо видеть большое счастье и несомненный успех просвещения. Уже из многих мест, и притом славящихся своим суеверием, доносятся, например, такие отрадные вести:

— В старину ведьм много водилось, а нынче что-то не слыхать.

— Теперешняя ведьма чаще всего сводня. Так что ведьмы не только обмирают, по старому обычаю, на Силу и Силуяна (30 июля), опившись краденого молока от чужих коров, но, по многим несомненным признакам, при новых порядках, и вовсе приготовились к настоящей смерти.












Ведьма (Ворожея, Колдунья) — Славянские легенды, предания

Ведьма (Ворожея, Колдунья) — Славянские легенды, предания

Старинное наименование злых колдуний происходит от древнего слова «ведать». В эпоху матриархата все женщины считались ведуньями, ведьмами, знающими особые, запредельные тайны. Позднее люди рассудили, что это знание им дает связь с нечистой силой.
Говорят, что ведьмы бывают природные и ученые. Первые рождаются у женщин, имевших любовную связь с чертом, или у простых людей, но при особенных условиях. Например, если в семье девять девочек, то десятая будет ведьмой. Ученые ведьмы перенимают чары у колдуний, нечаянно взяв у умирающей какой-то предмет или нарочно вступив в сговор с нечистой силой. Та женщина, которая хочет сделаться ведьмой, должна отречься от отца и матери и от всего рода до двенадцатого колена. При этом она должна стоять на перекрестке (это нечистое место, где всегда много клубится чертей), бросив под ноги ликом вниз икону. После отречения перед ведьмой появится громаднейшая жаба с разинутой пастью, в которую нужно влезть. Если женщина испугается и вернется домой, то непременно умрет.
Ведьму распознать нелегко. Безошибочно чуют их собаки и кошки-первыши, то есть первенцы, а также те, у кого над глазами желтые пятна. Но таких щенят и котят очень трудно вырастить, потому что ведьмы стараются их как можно скорее погубить. Из трубы ведьми-ной избы дым всегда идет против ветра. А еще у тех, кто знается с нечистой силой, две тени. Чем опасна ведьма? Она насылает порчу на людей и животных (и при этом, если захочет, может исцелить самую страшную болезнь), разводит влюбленных и разрушает добрые семьи — просто так, от злобной души, — выдаивает молоко у чужих коров, так что у них вымя сохнет, наводит погибель на чужие поля (делает заломы и прожины, снимает спорину с хлеба), может учинить засуху. Сделать это ведьме нетрудно: она отгоняет дождевую тучу, отмахивая ее своим передником, или крадет росу, собирая ее с поля в большую белую скатерть. Если она повесит потом эту мокрую скатерть у себя дома, с нее дождем будет течь молоко, а у соседних коров не выдоится ни капли. Ведьма способна спрятать месяц за тучу или вовсе скрасть его с небес, так что на всей земле воцарится непроглядная тьма, годная для свершения злых дел. В присутствии ведьмы ни у какой пряхи работа не спорится, потому что вся нить идет на веретено колдуньи. Ей не составляет особого труда наслать град, ураган, наводнение, пожар.
Больше всего вреда наносят ведьмы в полнолуние или новолуние, в грозовые «воробьиные» ночи, когда черт воробьев меряет, а еще накануне больших годовых праздников: на Ивана Купалу, Юрьев день, Благовещенье, Пасху, Рождество. Ведьмы владеют способностью летать по воздуху на помеле, кочергах, в ступах и т.п.
Также для ночных полетов ведьма варит особое зелье. В ход идет рута, шалфей, кровь черной кошки, убитой на перекрестке, а также чародейная трава тирлич. Соком ее колдуньи натирают тело. У некоторых ведьм хранится вода, вскипяченная вместе с пеплом купальского костра. Обрызгав себя такой водой, она немедленно взмывает в воздух и может лететь куда заблагорассудится.
Отправляется ведьма на темные дела из своих жилищ непременно через печную трубу, но редко остается в своем истинном, человеческом облике. Является она в образе черной свиньи или черной же кошки, жабы или сороки, белым клубком или в виде перекати-поля. Если увидишь колесо, которое катится само собой, или стог сена, который мечется по полю, можно не сомневаться: им скинулась ведьма. Меняет она облик, ударившись об пол, а иногда, как все оборотни, перекувыркнувшись через 12 ножей или осиновый пень. Известно: если человек, обороняясь, отрубит у такой кошки или свиньи ухо или лапу, выбьет глаз, то ведьма поутру обнаружится раненная, истекающая кровью или окривевшая. Тому, кто намерен прикончить ведьму, надо знать: бить ее лучше всего тележной осью или дугой, причем приговаривать: «раз», а слова «два» не говорить ни в коем случае, не то к злодейке вернется вся ее сила, и она человека изломает.
Чтобы заградить ведьме вход во двор и дом, на воротах надо укрепить свечу, зажженную на Сретенье (2/15 февраля) или метлу на длинной палке. В столбы ворот втыкают зубья бороны, колючие растения, в щели ворот — крапиву, ветки осины, березы, клена, возле ворот ставят борону зубьями вперед или вилы, на порог кладут нож, косу, топор — ведьмы боятся острого железа.
На Афанасия-ломоноса (18/31 января), а также на Герасима-грачевника (4/17 марта) знахари ведьм со Руси гонят. Недаром говорят, что «умеючи и ведьму бьют!».
Приглашенный на изгнание ведьмы знахарь ночью приходит к зовущему — знают о его приходе только большак-хозяин с хозяйкою: без соблюдения этого условия ничего не выйдет. В полночь приступает вещий гость к выполнению обряда: начинает заговаривать трубы — так как ведьмы влетают в жилье только этой, проторенною дорогою.
Под «князек» забивает он клинья, рассыпает по загнетке заранее собранную из семи печей золу и после этого отправляется к деревенской околице. Здесь он тоже сыплет золу, приговаривая невнятные слова заговора.
Ведьма, желая нанести кому-нибудь вред, влетает в трубу; но как только будет труба заговорена, то весь дом и двор уже свободны от ее проказ. Или бросится лихая за тридевять земель от села, или разобьет себе голову, если только ступит босою ногою на рассыпанную золу, которая была взята от семи печей.
За свою связь с нечистой силой и таинственные способности ведьма наказана трудной, мучительной смертью. Она не может умереть, пока не передаст кому-нибудь, хоть бы и случайному человеку, своего знания. И душа ее не расстанется с телом, пока не разберет потолок и крышу. У ведьм, точно так же как у колдунов, после смерти высовывается изо рта язык, необычайно длинный и очень похожий на лошадиный.
Затем начинаются беспокойные ночные хождения из свежих могил на старое пепелище (на лучший случай — отведать блинов, выставляемых за окно до законного сорокового дня, на худший — выместить запоздавшую и неостывшую злобу и свести неоконченные при жизни расчеты с немилыми соседями). Чтобы избавиться от этого, ведьму надо зарыть лицом вниз, да еще подрезать ей подколенные жилы. Успокаивает ведьм и осиновый кол, вбитый в могилу.

Сказка

Чародейная сила

Жила-была в одном селении прекрасная девушка по имени Жданка. От женихов у нее отбою не было! Но самые близкие подружки знали, что больше всех был ей по сердцу Свиреп, сын богатой вдовы-знахарки.
Как-то раз встретился на лесной тропе Свиреп с отцом Жданки — а имя его было Первак — и спросил, можно ли к его дочери-красавице присвататься, или отец кого-то другого на примете держит. Хотя сыщется ли жених лучше? Он статен, красив, умен, богат…
— Да лучше я отдам ее уродливому нищему калеке, — ответил Первак, — только не сыну твоей матери!
Плюнул на тропу — и пошел своей дорогою. А Свиреп остался стоять и думать тяжелую Думу…
Вспомнились ему разные слухи, которые ходили по деревне про его мать, да только раньше он от них отмахивался и мимо ушей пропускал.

Судачили, будто их корова потому лучше всех и больше всех молока дает, что Невея от чужих коровушек молоко тайком отдаивает. А если кто слово ей поперек скажет, то в отместку наденет она бедняге «хомут» — напустит хворь, а то во ржи, овсе либо ячмене содеет залом. Выйдет в полночь во поле, сбросит с себя рубаху и завяжет узлом несколько хлебных колосьев. Кто такой залом сожнет — иссохнет и умрет, кто съест хлеб из такой муки — тоже умрет, а пустит эту солому на подстилку скоту — скот околеет! Будто бы не одну семью извела мстительная Невея своими заломами. Еще шептались, будто сзади под рубахой у нее есть маленький хвостик. В детстве был он не больше вершка, ну а теперь, когда Невее уже за сорок, достиг пяти вершков. А уж это верный признак, что она не простая знахарка, а природная ведьма. И по ночам-де стучатся к ней в дверь огромная ступа-самолетка и чародейный посох. Садится Невея в ступу, берет посох и летает над полями над лесами, а в руках у нее вместо фонаря — мертвая голова, чьи глаза светятся ярче луны!
Прибежал Свиреп домой и все матери прямо в лицо и выложил: так, мол, и так, из-за твоих ведьмовских проделок Первак мне дочку не отдает.
Взвизгнула Невея страшным голосом, ударилась оземь, обратилась черной кошкой и выбежала из избы. Свиреп попытался ее за хвост схватить, да замер, словно в землю вколоченный. Так и простоял до утра столбом посреди избы.
А утром воротилась его мать… чуть живая, с отрубленной ногой. Слегла в постель и сказала, что скоро помрет. Потому что когда она в образе черной кошки подкралась к Перваку, чтобы отомстить ему и перегрызть горло, тот не растерялся, схватил со стены старую свою саблю и рубанул наотмашь. Кошка успела отскочить, но задней лапы лишилась.
Послала мать сына в лес за целебными травами, но пока шел он через деревню, узнал, что собирается народ идти искать черную ведьму, которая напала ночью на Первака. Ежели найдут бабу с отрубленной ногой, та ведьма и есть. И тут-то ей конец придет!
Понял Свиреп, что теперь Жданка для него навеки потеряна, пошел на реку да и утопился с горя.
Очень жалели его односельчане. И Невею никто с тех пор не трогал. Зачем? И сына единственного она потеряла, да и сама, по слухам, скоро помрет.
Но время шло, а Невея все никак не могла умереть. И никто не знал, что она поклялась отомстить…
Жданка по своему милому убивалась страшно! Каждую ночь его во сне видела и просыпалась вся в слезах. И вот снится ей однажды Свиреп грустный-прегрустный и говорит дрожащим голосом:
— Будь милосердна, Жданка, навести мою бедную мать. Она ведь лежит совсем одна, беспомощна, некому ей даже воды подать. А если не исполнишь моей последней воли, значит, ты меня и не любила никогда, и не встретимся мы с тобой в светлом саде Ирии, где после смерти обретают блаженство все любящие сердца.
Подхватилась Жданка — ночь на дворе. Луна светит во все небо.
Не стала девушка ждать утра — поскорее оделась и побежала через все село к дому Невеи. Вошла — да так и ахнула! Освещенная ярким лунным лучом, лежит на кровати худая, изможденная старушонка. С трудом узнала Жданка красивую, белолицую, черноглазую Невею. Пожалела ее, зачерпнула воды резным ковшиком. Приняла Невея ковшик иссохшей рукой, выпила до дна и подает его обратно Жданке:
— Возьми, дитятко.
Ох, нельзя, нельзя ничего брать от умирающей ведьмы! Но Жданка этого не знала. Протянула руку — и взяла ковш.
С лютым хохотом откинулась на подушки Невея да и померла. Но не труп лежал перед Жданкой, а копошилась зловонная груда черных змей, жаб и ящериц.
И вдруг… Крыша избы треснула, и в щелях увидела Жданка звездное небо, по которому вихрем мчались черти и нагие бабы с распущенными волосами, верхом на черных кошках да на помелах. Глянула Жданка в пол — и прозрела все толщи земные, до самого подземного царства Озема и Сумерлы. Глянула на стены — и сквозь них увидела горящие глаза леших и лесовунок, подошедших вплотную к дому. И голоса зверей и птиц услышала Жданка, и поняла, что вместе с ковшом Невея передала ей всю свою чародейную ведьмовскую силу. Чудилось, вошло в нее все древнее знание о мире!
В это время кто-то стал ломиться в дверь. Испуганная девушка распахнула ее — ив избу, приплясывая, ввалилась большая ступа, украшенная диковинными узорами, да длинный посох. А на дне ступы лежала мертвая голова с горящими очами.
И не хотела Жданка, а поделать ничего с собой не могла: схватила голову за длинные седые волосы, в другую руку взяла посох, вскочила в ступу да и вылетела сквозь развалившуюся крышу в высокое небо, освещенное полной луной. Закружились вокруг нее черти и ведьмы, ударил в лицо ветер, в последний раз мелькнули внизу очертания родной деревни…
И больше Жданку никто никогда не видел.

» Легенды и мифы Парижа

Величественный Париж за всю свою многовековую историю был очевидцем множества невероятных, загадочных, а порой и ужасающих событий. Неудивительно, что город просто овеян разными легендами и тайнами, а его жители обожают рассказывать всякие интересные истории про ведьм и призраков, разгуливающих прямо по ночным парижским улочкам. Не стоит гадать о степени правдивости всех этих сказок, а лучше прямо сейчас отправляемся на улицы Парижа в поисках мстительных духов и таинственных привидений.

Тематические экскурсии

Все тайны Парижа, или от Бастилии до Русских сезонов Дягилева

Великолепные замки долины Луары

Три дамы Лувра и другие шедевры музея

Тупик художников

Тупик художников (Avenue Frochot)

— такое название в народе получило авеню Фрошо, расположенное в нескольких метрах от площади Пигалль. Здесь проживали многие известные французские художники. К примеру, в 1886 году в доме №25 по улице Виктора Массе творили Винсент Ван Гог и его брат Тео. У знаменитого Тулуза Лотрека здесь находилась студия, где он рисовал обнаженных натурщиц. А художник Джанго Рейнхардт упражнялся в сжигании мебели, пытаясь обогреть своё жилище.

В настоящее время старинные дома на авеню Фрошо являются частной собственностью, и доступ туристам на эту территорию запрещён. Но это не мешает наслаждаться особой атмосферой искусства, творческой мысли и полёта фантазии, которая царит в этом утопающем в зелени уголке. С этим местом связано множество городских легенд, особенно интересны рассказы про обитающих здесь привидений.

  • Адрес: avenue Frochot
  • Метро: Pigalle, Saint-Georges

Дом с привидениями

Это здание сопровождает череда странных событий и загадочных смертей. Его известные жильцы добавили таинственности в копилку историй этого необычного дома. Когда-то его владельцем был композитор Виктор Массе. Потом здесь жила Сильвия Вартан, французская актриса и певица, жена рок-музыканта Джонни Холидея, но вскоре она продала особняк и съехала оттуда без объяснения причин. Следующий жилец через некоторое время серьёзно заболел и вскоре умер от такой же болезни, которая мучала и Виктора Массе. Затем этот дом приобрёл директор кабаре Фоли-Бержер, впоследствии он тоже скончался в стенах особняка. По наследству дом перешёл к экономке Бержера, но и её постигла та же участь: женщину зверски убили ударом кочерги, но виновник этого так и не был найден.

Эти странные роковые совпадения и непонятные события принесли особняку на площади Пигалль дурную славу, поэтому он долгое время пустовал и приходил в упадок. Недавно здесь появились новые хозяева, которые должно быть настолько бесстрашны, что не верят в злобных духов и привидений, либо нашли способ их усмирить.

  • Адрес: 24 rue Victor Masse
  • Метро: Pigalle, Saint-Georges

Дворец Тюильри и цветущий каштан

Этот дворец был возведён недалеко от Лувра в 1564 году для Екатерины Медичи, которая после смерти своего супруга, короля Генриха II, не захотела оставаться в особняке Турнель. Название «Тюильри» происходит от французского слова «черепица», оттого что дворец поставлен на месте черепичного завода. Резиденцию окружал закрытый сад, в котором, по легенде, Екатерина Медичи, известная интриганка и отравительница, выращивала ядовитые растения. Однажды астролог предсказал королеве её смерть рядом с Сен-Жерменом, а так как дворец Тюильри относился к приходу церкви Сен-Жермен л’Оксеруа, то Екатерина, склонная к суевериям, не захотела здесь жить. Хотя пророчество астролога все-таки сбылось, когда королеву на смертном одре причащал монсеньор Сен-Жермен.

При Наполеоне Бонапарте Тюильри вернули статус императорской резиденции. Но в период Парижской коммуны этот дворец полностью выгорел во время пожара, и руины решили не восстанавливать. А вот замечательный сад уцелел и продолжает радовать всех парижан и гостей столицы.

Существует удивительная легенда, про одно каштановое дерево, росшее в этом парке, которое отличалось очень ранним цветением каждый год в один и тот же день на 20 марта – день рождения сына Наполеона. Есть несколько версий возникновения этого дерева, по одной из них каштан вырос из штыка, который воткнул в землю гренадёр Наполеона, стоявший на карауле в Тюильри. Он отказался сдать своё оружие, когда войска союзников вошли в Париж, и всадил его в землю с такой силой, что никому не удалось вытащить этот штык, он так и пустил корни.

Призрак Красного Человека

Эта история о жутком призраке, который раньше частенько бродил по саду дворца Тюильри. Его прототипом послужил образ реального человека, тайного агента Екатерины Медичи по прозвищу Жан-живодёр. При жизни он отличался особой жестокостью, предпочитая совершать все свои злодеяния на территории парка. Жан знал столько разных секретов, что Екатерина, будучи мнительной и подозрительной, испугалась того, что эти знания могут обратиться против неё и приказала отрубить ему голову. Как гласит предание, палач не смог покончить с Жаном с первого раза, и он, испытывая жестокие мучения, проклял Екатерину и всех её потомков, обещая вернуться и расправиться с ними. А через несколько дней астролог Медичи поведал королеве о страшном видении. Ему явился призрак человека, истекающего кровью, который предсказал её смерть. С той поры призрак всегда появлялся в преддверии каких-нибудь бедствий и неудач. К примеру, Наполеону он привиделся перед битвой при Ватерлоо, а Людовик XVI и Мария-Антуанетта видели его во сне перед казнью.

В последний раз призрак Красного Человека появился во дворце Тюильри во время пожара в 1871 году, который за пару дней полностью разрушил то, что простояло несколько веков. Очевидцы утверждают, что в здании произошёл сильный взрыв, и в окнах промелькнул красный силуэт. Вместе с дворцом навсегда ушёл и призрак.

  • Адрес: Jardin des Tuileries, place de la Concorde
  • Метро: Tuileries, Concorde

Ведьма с квартала Монмартр

В укромном уголке, утопающем в зелени, за небольшой аркой на авеню Жюно, в самом сердце Монмартра, находится особняк, в котором, по легенде, жила ведьма. Рядом с домом лежит огромный валун, называемый в народе «ведьмин камень». Местные жители уверяют, что если положить руки на камень и загадать желание, то оно обязательно сбудется. Существование ведьмы в реальности документально не подтверждено, хотя парижане верят, что здесь жила странная одинокая женщина, не желавшая общаться с окружающими, отчего окрестные ребятишки прозвали её ведьмой.

Долгое время этот особняк стоял заброшенным, но сейчас здесь располагается шикарный отель класса люкс «l’Hotel Particulier».

  • Адрес: 21 avenue Junot
  • Метро: Lamarck-Caulincourt

Прогулки по Монмартру

Монмартр: «эффект присутствия»

7 слов о Монмартре

Легенда острова Сите

Эта история была взята в основу фильма Тима Бертона «Суини Тодд: демон-парикмахер с Флит-стрит», в котором главную роль сыграл Джонни Депп. Сюжет был основан на реальных событиях, происходивших в 16 веке на острове Сите в самом центре Парижа.

В те времена это было одно из самых криминальных мест столицы, где процветали воровство, мошенничество и проституция. Поэтому, когда здесь стали бесследно исчезать люди, никто поначалу не придал этому значения. На острове, в основном, проживали приезжие студенты, у которых в городе не было родственников. Но однажды собака одного пропавшего молодого человека подняла шум, настойчиво лая на дверь парикмахерской. Тогда-то местные жители заподозрили неладное и провели тщательное расследование. Оказалось, что парикмахер перерезал горло всем своим посетителям, а избавляться от тел и улик ему помогали в ближайшей лавке, где трупы использовались в качестве начинки для мясных пирогов. Двое виновников этого жуткого преступления были казнены.

Об этой ужасающей легенде знают все окрестные жители, тем не менее, на этом месте находится гараж байкеров.

  • Адрес: 20 rue Chanoinesse
  • Метро: Cite

Прогулка по эпохам Парижа

Тайны двух островов для взрослых и детей

Париж шаг за шагом

Цыган с улицы Бьевр

Довольно странный случай произошел в небольшом кафе на улице Бьевр. Управляющими там была одна семейная пара. Как-то раз в кафе появился цыган, который приставал к посетителям, предлагая погадать на картах Таро. Это очень не понравилось хозяину заведения, и он пригрозил спустить собаку на цыгана, если тот немедленно не покинет его кафе. Цыгану пришлось подчиниться, но перед уходом он вполголоса произнес какое-то непонятное проклятие. Через пару дней внезапно умирает собака, и владелец кафе тут же обвинил в этом незнакомца и поклялся ему отомстить. Но этого так и не произошло: беднягу парализовало, а через несколько дней он скончался от странной болезни. Поговаривают, что жена этого несчастного вскоре сбежала с тем самым цыганом.

В 1943 году здание кафе было разрушено во время немецкой оккупации. Сейчас здесь пустырь, который пользуется дурной славой среди местных жителей. Говорят, что цыганское проклятие ещё действует.

  • Адрес: 1 bis rue de Bievre
  • Метро: Maubert-Mutualite

Призрак Люксембургского сада

Этот сад появился в 1612 году по желанию Марии Медичи, жены французского короля Генриха IV. Об этом прекрасном уголке сложено немало легенд, среди которых есть настолько невероятные, что их невозможно не упомянуть.

Одна история произошла в 20-х годах XX века. Один студент по имени Жан Ромье сидел в саду, готовясь к занятиям, когда к нему подошёл странный незнакомец во фраке и пригласил молодого человека на праздничный вечер в дом своего брата на улице Вожирар. Студент с радостью принял это приглашение и оказался в необычной компании, стиль и одежда которых напоминала прошлый век. Интерьер в квартире тоже нельзя было назвать современным. Возвратившись к себе в общежитие, Жан обнаружил, что оставил на вечеринке свою зажигалку и решил за ней вернуться. Когда он снова оказался перед знакомой дверью и позвонил, никто не открыл. Зато удивлённые соседи сообщили обескураженному студенту, что здесь последние 20 лет не было никаких жильцов, а владельцы квартиры давно умерли. Но молодой человек продолжал настаивать на том, что он находился там буквально полчаса назад. Дверь решили открыть, и Жан с удивлением обнаружил, что всё в помещении было покрыто толстым слоем пыли и даже его зажигалка.

Местные жители верят в эту легенду и утверждают, что призрак мужчины можно встретить в Люксембургском саду и в наши дни, но появляется он поздно вечером и подходит только к молодым людям.

  • Метро: PER Luxembourg

Монах с бульвара дю Тампль

Свое название бульвар получил в честь крепости Тампаль, построенной в 1222 году и принадлежавшей ордену Тамплиеров. Так случилось, что французский монарх Филипп Красивый отобрал замок, казнив последнего магистра ордена, Жака де Моле. Есть версия, что магистр перед смертью проклял всю королевскую династию Франции. Судя по трагической судьбе правящих монархов, это вполне похоже на правду.

Есть еще одна городская легенда о призраке злобного монаха, который появляется на бульваре дю Тампаль в Рождество и начинает пугать прохожих, рассыпаясь в проклятиях. Предание гласит, что это бродит не упокоенная душа одного монаха, которого отлучили от церкви за чревоугодие и прелюбодеяние, поверив доносу горожан. Несчастный от горя покончил с собой, и теперь его обиженный дух нападает на прохожих.

Эти печальные истории о Жаке де Моле и злом монахе были увековечены в литературных произведениях. Писатель Морис Дрюон в своем романе «Проклятые короли» использовал легенду о проклятии королевского рода, а Виктор Гюго в своем «Соборе Парижской богоматери» описал образ призрачного монаха.

  • Адрес: Boulevard du Temple
  • Метро: Filles du Calvaire

Легенда о графе Калиостро

На улице Сен-Клод, известной своими очаровательными галереями, расположен особняк, принадлежавший знаменитому авантюристу графу Калиостро. Он прославился как маг и чародей не только в Европе, но и в России. Его таинственная персона до сих пор будоражит умы многих историков: открытым остаётся вопрос, кем же был граф на самом деле – ловким мистификатором и авантюристом или уникальным человеком со сверхъестественными способностями. Особняк графа Калиостро также породил множество легенд ещё при жизни этого удивительного человека. Ходили слухи, что в подвалах дома проводятся странные эксперименты, для которых специально привозили кровь младенцев. Конечно, такие истории были далеки от реальности, но все местные жители обходили это место стороной. Рассказывают, что ночью в особняке граф проводил «ужины из могилы», на которых присутствовали многие умершие знаменитости, такие как Дидро и Вольтер.

Калиостро умер 26 августа 1785 года. Официальная причина смерти – приступ эпилепсии, но есть предположение, что графа отравили стражники в тюрьме. Существует легенда, по которой Калиостро вовсе и не умирал, а мистическим образом сбежал с места своего заключения. Благодаря эликсиру бессмертия он до сих пор жив и периодически появляется в разных местах. Молва утверждает, что граф и в наши дни продолжает торговать этим чудодейственным снадобьем для вечной молодости на парижских улочках. Его иногда встречают ещё и в компании молодой девушки.

  • Адрес: Rue Saint-Claude
  • Метро: Saint-Sébastien — Froissart

Аллан Кардек с улицы Мучеников

Аллан Кардек был французским философом, педагогом, исследователем психофизических явлений и автором многих фундаментальных работ в области спиритуализма. В 1857 году был издан его первый труд «Книга Духов», который по праву завоевал репутацию «спиритической Библии». Сам автор утверждал, что книга написана в соавторстве с духами, где описаны их ответы на тысячу с лишним вопросов, затрагивающих саму природу происхождения духов, взаимосвязь материального мира с миром усопших, жизнь и смерть. Аллан Кардек пользовался огромным уважением среди своих коллег. Его глубочайшая уверенность в своих суждениях убедила окружающих в том, что он действительно общается с духами и получает от них определённые знания.

В жизненном пути и смерти этого уникального человека не было ничего трагического, но есть очевидцы, утверждающие, что наблюдали призрак Кардека возле дома №8 на улице Мучеников. Также его дух нередко появляется на собственной могиле на кладбище Пер-Лашез. Сюда съезжаются медиумы со всего мира, желая пообщаться с ним и почтить память удивительного учёного Аллана Кардека.

  • Адрес: rue des Martyrs
  • Метро: Pigalle

Зинаида Гиппиус: Любовь связывает небо и землю

Она всегда писала от лица мужчины. Не потому ли и мы говорим о ней только в мужском роде: поэт, прозаик, критик, драматург, редактор. Ее стихи становились событием, романы выходили в лучших издательствах, пьесы шли в Александринском императорском театре и не сходили со сцены даже после — уникальный случай в истории театра! — ее бегства из СССР.

В женском роде ей и ныне подходит, пожалуй, лишь одно определение — Легенда Серебряного века.

Зинаида Гиппиус в романтическом платье (1904 год)…

Интересы

Она умерла в воскресенье, в 3 часа 33 минуты. Гроб опустили на гроб мужа. В 1945-м, сразу после войны, на русском кладбище под Парижем это было в порядке вещей. И поскольку ее интимный дневник — «Дневник любовных историй» — опубликуют на Западе только через четверть века, а у нас и того позже, никто, стоя у ее могилы, так и не узнал, что усопшую по-настоящему интересовали в жизни только две вещи: любовь и как раз смерть. Она не успеет закончить поэму «Последний круг», зато успеет написать в ней: «Любовь — это главное в человеческой жизни; любовь связывает небо и землю».

Зинаида Гиппиус на полотне Л. Бакста (1906 год).

Я говорю о Зинаиде Гиппиус — о декадентской мадонне, о «белой дьяволице», о женщине, которую сам Бог, как пишут, удостоил «ручной выделки», выпуская всех прочих «пачками» и «сериями»; наконец, о поэтессе, которую уже при жизни звали «Достоевским русской поэзии». Таких, как она, не было. Да и не могло быть. Ведь целью ее существования было стать «не как все». Отказалась от титула (говорят, была из рода баронов фон Гиппиус), не желала, будучи немкой, учить немецкий, подписывалась мужскими псевдонимами, отбирала у влюбленных в нее обручальные кольца и вешала их в изголовье кровати.

За 52 года супружества с писателем Мережковским не расставалась с ним ни на один день…

Хорошо знавшая ее Нина Берберова написала: «Она выработала в себе две внешние черты: спокойствие и женственность. Внутри она не была спокойна. И она не была женщиной…»

Зиночка подрастет и оставит нам по сей день неразгаданные дневники.

Так кем же была тогда эта очаровательная, эпатажная, блистательно-талантливая и язвительно-умная — «неистовая Зинаида»?

Зиночка подрастет и оставит нам по сей день неразгаданные дневники.

Дневник

Жарким днем в начале августа 1927 года на парапете набережной Круазетт в Каннах сидели, безмятежно болтая ногами, две женщины. Со спины выглядели ровесницами, хотя одной было 58, а другой — 26 лет. Первую молодили шелковый полупрозрачный шарф, который развевался вокруг шеи, тяжелые рыжие волосы, уложенные в прическу, и худенькая гибкая спина под розовой кофточкой. Обе были поэтессы, обе известны в России, из которой эмигрировали, и обе, это ясно уже теперь, остались в истории русской литературы…

Зинаида Гиппиус и Нина Берберова.

Они разговаривали, но никто, разумеется, не слышал их беседы. Разве что чайки. Но одна фраза донеслась, представьте, даже до нас: «Ах, Зинаида Николаевна, — воскликнула та, что моложе, — вас уважают за то, что вы интересуетесь возвышенным!..» «Я чуть не упала с парапета от такого понимания моей «формулы», — усмехнется потом Гиппиус. — Это Толстой интересовался «возвышенным». Я иное разумела. Интересоваться интересным. Это главное…»

Да, она интересовалась интересным, а «интересное» бывает, по словам Гиппиус, «всех размеров и состояний». И Бог, и дьявол, и поросенок, и любовь, и звезды. Интересны даже водяные пауки в ручье, на которых она с мужем загляделась как-то в Альпах; те так работали лапками, что Мережковский закричал вдруг: «Зина! Они — против течения! Они совсем как мы с тобой…»

«Против течения»… Кажется, это было в их жизни всегда. И уж точно было в Петербурге, когда они поселились в знаменитом доме Мурузи на Литейном, 24. Здесь февральской ночью 1892 года узкобедрая, гибкая 23-летняя женщина с пышными, «спущенными» на ночь волосами зажгла на столе керосиновую лампу (та была в виде совы с желтыми глазами) и, раскрыв тетрадь, вывела по-французски: «Дневник любовных историй».

Дневники Гиппиус будет вести почти всегда. По цвету обложек назовет их: «Синяя книга», «Черная тетрадь», «Серый блокнот». Будет писать о пережитом, о мировой войне, революциях, эмиграции, и почти все тетради сразу же публиковать. Еще бы, ее мнения подхватывались на лету писателями, титулованными особами, министрами, ее оценки в стихах, прозе, драматургии на все лады обсуждались в столичных салонах и в печати, а дела вроде учреждения Религиозно-философского общества приобретали оглушительный общественный резонанс.

Всё так!

Но вот странность, сегодня именно дневник о любви, который был не для печати («я сожгу его перед смертью») и который на Родине опубликуют лишь через полвека после ее кончины, читать без истинного волнения нельзя. Ибо о любви размышляла она, «Зинаида прекрасная», «обольстительный подросток», как назовут ее поэты Брюсов и Маковский, а с другой стороны — «панночка Вия», по словам Одоевцевой, или, как совсем уж круто отозвался о ней Лев Троцкий, вообще «ведьма».

Тот так и напишет: «Я не верю в нечистую силу. Ни в чертей, ни в ведьм. Впрочем, в ведьм верю — вспомнил Зинаиду Гиппиус…»

Неразлучные. Дмитрий Мережковский и Зинаида Гиппиус.

Муж

Знакомство с будущим мужем произошло, разумеется, самым загадочным образом. Зина увлекалась стихами Надсона. И вдруг в зачитанном до дыр столичном журнале ей среди дифирамбов Надсону попалось имя молодого поэта, друга Надсона, — Мережковского. Имя запомнилось. А летом, когда она с матерью отдыхала в Боржоми, Мережковский, путешествуя по Кавказу, случайно оказался там же. Лил дождь, в гостиницу «Кавалерская» он не попал и решил немедленно уехать. Но на почте, где заказывал лошадей, его узнал молодой почтарь, латыш Якобсон, которого все звали Силой, который тоже писал стихи и, убеждая Зину выйти за него замуж, говорил ей: «Вы sila, и я sila; вместе мы горы сдвинем».

Этот Сила и уговорил юного Мережковского остаться, и в тот же вечер через знакомого гимназиста передал Зинаиде, что у него живет буддист из Индии, ходит в халатах и ни с кем не разговаривает. Зина гимназисту расхохоталась в лицо: «Это вздор. Никакого нет буддиста, ни халатов, а живет у него просто Мережковский». Почему «выскочило» это имя, она никогда не узнает: интуиция, провидение, мистика.

Но ровно через десять дней как-то само решилось, что они с Мережковским поженятся.

«Он просто говорил весело, живо, и интересно — об интересном». Смущало одно: «Он — умнее меня. Я это знаю, и все время буду знать и терпеть».

Из церкви новобрачные пешком отправились домой, где их ждал просто завтрак, только с шампанским, а затем день прошел, ровно как вчерашний. «Мы с Дмитрием продолжали читать в моей комнате вчерашнюю книгу, потом обедали». Вечером он ушел в гостиницу, а она легла спать и, как пишет, забыла, что замужем. Да так забыла, что наутро едва вспомнила; просто мать крикнула ей через дверь: «Муж пришел. Вставай!» «Муж? — пишет она. — Какое удивленье!..»

Так что же, и брачной ночи не было? — спросите, возможно, вы. Не было. Ни свадьбы, ни ночи. Комплексы, патология, упрямство, презрение к «общим местам» даже в чувственной сфере? Не знаю. И никто уже не знает! Беспримерный поединок с собой, некое самоисследование, научный опыт и одновременно эксперимент на себе начался у нее прямо из-под венца…

Не ведаю, восстать иль покориться,

Нет смелости ни умереть, ни жить…

Мне близок Бог — но не могу молиться,

Хочу любви — и не могу любить.

Я к солнцу, к солнцу руки простираю,

И вижу полог белых облаков…

Мне кажется, что истину я знаю —

И только для нее не знаю слов…

Ее книгами зачитывались…

Капризы

«Славянский базар» — этот московский дом на Никольской улице пока еще цел, хотя давно уже не тот. А ведь здесь, в уютном отеле, состоялась когда-то встреча двух светил поэзии, двух идеологов модерна, двух «прокуроров» русской поэзии — Зинаиды Гиппиус и Валерия Брюсова.

Было 12 часов солнечного декабрьского дня, вспоминал Брюсов. «Вхожу, и первое, что вижу, раздетой Зинаиду Николаевну. Разумеется, я постучался, получил «войдите», но зеркало так поставлено, что в нем отражается вся спальня. «Ах, мы не одеты, но садитесь»…

Она в этот приезд поразит Брюсова и тем, что ходила только в белых платьях («у меня иного цвета кожа не переносит!»). И тем, что без московского жеманства прямо призналась, что у нее болит живот («не удивляйтесь, у нас принято говорить, когда живот болит»). И тем, что на лекции ее мужа о Гоголе, которая состоится в Историческом музее, поймав солнечный луч на блестящую пряжку своего ботинка, пускала «зайчики» на лбы и носы чинного президиума.

Она вообще всех поражала — это было сутью ее.

На обеде с иерархами Церкви могла капризно сказать соседу-священнику: «Как скучно! Подают всё одно и то же. Опять телятина! Надоело. Вот подали бы хоть раз жареного младенца!..» Иерарх побагровеет, поперхнется и больше никогда не сядет рядом с ней. В другой раз, зазвав к себе знаменитого Горького, поставит свой стул посреди комнаты, наведет на мешковато сидящего в углу «Буревестника» золоченую лорнетку и спросит в упор: «Ну, что вы обо мне думаете?..» Горький пробурчит что-то бессвязное, а Мережковский голосом чревовещателя пояснит: «Зинаиду Николаевну понять нелегко. У моей жены душа темная. У моей жены душа чугунная». А Зина, закинув ногу на ногу, наклоняла свое гибкое тело в сторону Горького и, не сводя с него лорнета, светлым, четким голоском будет вторить мужу: «Да, у меня душа темная. Да, у меня душа чугунная…» И, растягивая в змеиную улыбку яркий рот, наслаждаясь смущением классика, будет ждать ответа…

Но особенно удивит в Москве Брюсова тем, что в пух и прах разругает петербургского критика, искусствоведа, соредактора журнала «Северный вестник» Волынского. Брюсов и в дневнике запишет: «Гиппиус не хочет даже печататься с Волынским под одной обложкой». Почему? Он не знал, не мог знать, что Волынский еще недавно был самой большой любовью Зинаиды, что Мережковский, муж, уже солидный писатель, даже провожал ее на свидания с ним и что роман этот закончился полным поражением ее…

Петроград. 1918 год.

Увлечение

Революцию встретили в Петрограде. Они жили тогда на Сергиевской, ныне улице Чайковского. Я бы не стал поминать это, если бы угловой дом их не стоял в двух шагах от знаменитого Таврического дворца — горнила революции. Вот мимо их углового балкона в прямом смысле прошли (и стройными рядами, и безликими толпами) сначала Мировая война и революции, а потом — война Гражданская.

«Черный, грязный, усыпанный шелухой подсолнухов город, с шатающимися бандами расхлястанных солдат» — эти слова Гиппиус равно относились ко всем этим событиям. «Раскрашенная, в парике, оглохшая от болезни, — видел ее здесь Корней Чуковский. — Сидит за самоваром — и ругает с утра до ночи большевиков, ничего, кроме самовара, не видя и не слыша»…

Она и муж ее опять были «против течения», иными словами — против всех. Только теперь, увы, и все были — против них. Их как будто никто не любил уже — из недавно любящих. Ни Керенский, ни Савинков, ни Блок, ни Вырубова — никто из бывавших у них на Сергиевской. А кроме того, в этом доме закончился, распался фактически и их многолетний союз с Дмитрием Философовым, «брак», как злословили вокруг, «втроем».

Любовный треугольник (Гиппиус, Философов и Мережковский) в жизни…

Бред! Разумеется, никакого брака не было. Был союз для создания Новой, небывалой еще Церкви: резали при свечах хлеб на белой скатерти, давали друг другу пить вино из одной чаши, молились, целовали в ладонь руки друг другу и обменивались крестами. Из этого обряда родилось знаменитое Религиозно-философское общество — для свободного обсуждения вопросов Церкви и культуры. Но теперь и Философов уходил от них, вернее — от нее. Об их отношениях напишет потом Сергей Маковский, поэт:

…и на шарже Ре-Ми. 1908-1913 годы.

«Я был свидетелем завязки этой странной любви между женщиной, не признававшей мужчин, и мужчиной, не признававшим женщин. Уточнять не буду. Одно надо сказать: она сделала всё от себя зависевшее, чтобы дружба их стала настоящей любовью, в данном случае женщина победила в ней неженщину».

Она еле уговорила Философова бежать с ними на Запад. На вокзале, говорят, они теряли чемоданы, до последнего не могли пробиться в вагон, и Мережковский кричал, выдумывая на ходу: «Я член Совета. Я из Смольного!..» Но и это не помогало. Потом он взвизгнул: «Шуба!» — с него, очевидно, в толпе срывали шубу. Но потом, скрючившись в купе, куда набилось 12 человек, вместо четырех, летя в ледяную неизвестность, она, видя перед собой двух Дмитриев — мужа и Философова — не могла, наверное, не думать о том, что сформулировала уже для себя:

«Да, верю в любовь, как силу великую. Верю, но знаю, чуда нет и не будет… Не буду же просить подставить мне лестницу к облакам, раз у меня нет крыльев… Хочу того, чего не бывает. Хочу освобождения. Я люблю Дмитрия Сергеевича, его одного. И он меня любит, но… как любят здоровье или жизнь. А я хочу… Я даже определить словами моего чуда не могу».

Любовь — неисполнимость — вот что следует и из слов ее, да и из жизни ее. Все видела и, кажется, поняла главное: любовь — это лестница к облакам, или, другими словами, — недостижимое совершенство…

Эмиграция. Вдвоем до конца.

Загадка

В их парижский дом приходило все русское зарубежье: Зайцев, Бунин, Ходасевич, Георгий Иванов, Тэффи. Гиппиус — сухая, сгорбленная, вылинявшая, полуслепая ведьма «из немецкой сказки» — всех встречала на диване, под лампой. Сидела в старой, но еще элегантной кацавейке, курила тонкие папиросы, вышивала гладью, поблескивая наперстком на узком пальце. И по-прежнему «играла с людьми», словно она, как раньше, как всегда была на сцене.

Словно вновь и вновь доказывала: она — «не как все».

Любила смутить гостя бесстыдным вопросом в лоб, прямотой «от земли», вывертом. Гладя кошку по имени «Кошшшка» (с тремя «ш»), смеялась, что в итоге жизни так и не выучилась «готовить суп». Обожала парадоксы, цедила сквозь зубы: «Если надо объяснять… то не надо объяснять». И все опасались лезть с вопросами, ибо никто не хотел выглядеть дураком. Или говорила: «Один человек — это половина человека». И все смотрели на Мережковского в кресле (он и умрет в этом кресле у камина), думая, что он и есть ее «половина».

А она, кажется, смеялась внутри, а может, плакала — кто знает.

Известно точно: последними, написанными ее рукой, словами были: «Я стою мало. Как Бог мудр и справедлив». И еще известно, что, несмотря на вечного мужа, на постоянную толпу вокруг, она, оказывается, всю жизнь была страшно одинока. Об этом — каждая страница ее интимного потайного дневника. Одинока, как бывает абсолютно одиноким человек, взобравшийся на высочайшую вершину. На ледяной пик, за которым только облака, небо, Бог. Или, как ракета, оторвавшаяся от земли в поисках неземной любви.

Это не мои слова. Так сказал о ней летописец русской эмиграции Юрий Терапиано: «Она всегда была подлинной русской патриоткой, глубоко любящей свою родину, — написал он и добавил: — В ней есть холодный блеск взлетающей с земли ввысь ракеты — ракеты, обреченной неминуемо разбиться о какое-нибудь небесное тело, не будучи в состоянии вернуться назад и рассказать нам о том, что там происходит…»

Сначала умер Мережковский, а через четыре года, в 1945-м, — она. В своем парижском доме на улице Колонэль Боннэ, 11-бис. До последнего дня они ежедневно ходили гулять в Булонский лес («Гулянье — свет, — любил приговаривать Мережковский, — а не гулянье — тьма»), потом в одно и то же кафе — пить кофе. Он в потертой бобровой шубе, привезенной когда-то из России, она в шубе рыжего меха, розовой шляпке и всегда — на высоких каблуках. Глядя на них, идущих под руку, было непонятно, кто за кого держится. Уже полвека. Да и зачем это было знать другим?

Могила Зинаиды Гиппиус на русском кладбище Сен-Женевьев де Буа в Париже (под одним надгробием с Дмитрием Мережковским).

Только о себе

Мы, — робкие, — во власти

всех мгновений.

Мы, — гордые, — рабы самих себя. Мы веруем, — стыдясь своих прозрений, И любим мы, — как будто не любя.

Мы, — скромные, — бесстыдно

молчаливы.

Мы в радости

боимся быть смешны, —

И жалобно всегда самолюбивы, И низменно всегда разделены!

Мы думаем, что новый храм построим Для новой, нам обещанной, земли… Но каждый дорожит своим покоем И одиночеством в своей щели.

Мы, — тихие, — в себе стыдимся Бога, Надменные, — мы тлеем, не горя… О, страшная и рабская дорога! О, мутная последняя заря!

Счастье

Есть счастье у нас, поверьте, И всем дано его знать. В том счастье, что мы о смерти Умеем вдруг забывать. Не разумом, ложно-смелым (Пусть знает — твердит свое), Но чувственно, кровью, телом Не помним мы про нее.

О, счастье так хрупко, тонко: Вот слово, будто меж строк; Глаза больного ребенка; Увядший в воде цветок, — И кто-то шепчет: «Довольно!» И вновь отравлена кровь, И ропщет в сердце безвольном Обманутая любовь.

Нет, лучше б из нас на свете И не было никого. Только бы звери, да дети, Не знающие ничего.

Электричество

Две нити вместе свиты, Концы обнажены. То «да» и «нет» не слиты, Не слиты — сплетены. Их темное сплетенье И тесно, и мертво, Но ждет их воскресенье, И ждут они его. Концов концы коснутся — Другие «да» и «нет», И «да» и «нет» проснутся, Сплетенные сольются, И смерть их будет — Свет.

Наедине со Словом.

Юный март

«Allons, enfants, de la patrie…»*

Пойдем на весенние улицы,

Пойдем в золотую метель.

Там солнце со снегом целуется

И льет огнерадостный хмель.

По ветру, под белыми пчелами,

Взлетает пылающий стяг.

Цвети меж домами веселыми

Наш гордый, наш мартовский мак!

Еще не изжито проклятие,

Позор небывалой войны,

Дерзайте! Поможет нам снять его

Свобода великой страны.

Пойдем в испытания встречные,

Пока не опущен наш меч. Но свяжемся клятвой навечною

Весеннюю волю беречь!

8 марта 1917

14 декабря 1917 года

Простят ли чистые герои?

Мы их завет не сберегли.

Мы потеряли всё святое:

И стыд души, и честь земли.

Мы были с ними, были вместе,

Когда надвинулась гроза.

Пришла Невеста. И Невесте

Солдатский штык проткнул глаза.

Мы утопили, с визгом споря,

Ее в чану Дворца, на дне,

В незабываемом позоре

И наворованном вине.

Ночная стая свищет, рыщет,

Лед по Неве кровав и пьян…

О, петля Николая чище,

Чем пальцы серых обезьян!

Рылеев, Трубецкой, Голицын!

Вы далеко, в стране иной…

Как вспыхнули бы ваши лица

Перед оплеванной Невой!

И вот из рва, из терпкой муки,

Где по дну вьется рабий дым,

Дрожа протягиваем руки

Мы к вашим саванам святым.

К одежде смертной прикоснуться,

Уста сухие приложить,

Чтоб умереть — или проснуться,

Но так не жить! Но так не жить!

* «Вставайте, сыны отечества…» (строчка из «Марсельезы)

Лестница

Сны странные порой

нисходят на меня.

И снилось мне: наверх, туда,

к вечерним теням,

На склоне серого и ветреного дня,

Мы шли с тобой вдвоем,

по каменным ступеням.

С неласковой для нас небесной высоты

Такой неласковою веяло прохладой;

И апельсинные невинные цветы

Благоухали там, за низкою оградой.

Я что-то важное и злое говорил…

Улыбку помню я, испуганно-немую…

И было ясно мне: тебя я не любил,

Тебя, недавнюю, случайную, чужую…

Но стало больно, странно сердцу моему,

И мысль внезапная мне душу осветила:

О, нелюбимая, не знаю почему,

Но жду твоей любви! Хочу, чтоб ты любила!

Господи, дай увидеть! Молюсь я в часы ночные. Дай мне еще увидеть Родную мою Россию.

Как Симеону увидеть Дал Ты, Господь, Мессию, Дай мне, дай увидеть Родную мою Россию.

Ее книгами зачитывались… Фото: bidspirit.com

P.S.

«…Там, на земле, я женщиной считался, — напишет она в последней незаконченной поэме. — Но только что заговорю стихами, Вот как сейчас, сию минуту, с вами, Немедленно в мужчину превращался…» И непонятно у кого спрашивала: «Как знать могу, кто я? И было так до смерти. Хотите верьте мне, а то не верьте… Но я другого не могу сказать…»

Перед смертью у Зинаиды Николаевны отнялась правая рука. Та, которой писала всю жизнь. Она не успела закончить ни поэму «Последний круг», ни книгу о муже…

Мифы об Арадии — Королеве Ведьм | Обратная сторона Истории|Легенды

В различных мифах есть упоминание могущественной ведьмы — Арадии. Есть даже упоминания, что она — дочь Люцифера. Женщина занимает центральное место в современном язычестве. Во многих историях ее изображают, как Королеву Ведьм.

Кто такая Арадия?

Арадия — это имя, которое часто можно услышать в языческих историях. Она описана, как королева ведьм и лунная богиня в некоторых викканских повествованиях. Начинала, как важная личность в работе американского писателя Чарльза Годфри Леланда, которая датируется концом 1890-х годов. Говорят, что Арадия — ведьма-Мессия, призванная обучать колдовству бедных, чтобы они могли обрести освобождение от богатых и римско-католической церкви. Леланд составил «Евангелие ведьм», которое основывалось на древних знаниях, переданных языческими ведьмами из Тосканы, Италия. Автор полагал, что его Евангелие пришло из священного текста, к которому обращались языческие ведьмы. Не было подтверждено, были ли его ресурсы действительно заслуживающими доверия.

Это одна из версий происхождения Арадии. Другие фольклористы считают, что Арадия существовала еще до работы Леланда, и что она была сверхъестественным существом из Италии.

Арадия, дочь Люцифера

Согласно версии Леланда, Арадия была дочерью божества по имени Диана, которая считалась силой добра, как римская богиня луны. Тем не менее, отец Арадии был вождем дьяволов, Люцифер. Сама Арадия была прекрасной и могущественной ведьмой, и ни у одного человека не было возможности взять верх над ней.

Независимо от истинного источника, сейчас Арадия является важной «личностью» среди современных язычников, практикующих колдовство. Некоторые даже принимают ее за божество. Женщина стала занимать центральное место в современных верованиях и традициях. Со временем, однако, ее история стала фальсифицированной многими другими мифами и легендами.

Следовательно, о ней были написаны новые книги, такие как « Заряд богини» . Материалы, на которых основывались новые истории, также не подтверждены. Кроме того, большая часть этих более поздних работ основана на книге Леланда.

Колдовство: восемь мифов и заблуждений

Елизаветинский философ и алхимик Джон Ди на протяжении всей своей жизни сталкивался с обвинениями в колдовстве. В число других мужчин, обвиняемых в колдовстве, входит целитель доктор Фиан, казненный в ходе судебного процесса над ведьмами в Северном Бервике в 1590 г. © Hulton Archive / Getty Images

7. Охота на ведьм на самом деле была охотой на женщин, поскольку большинство ведьм были женщинами

В Англии большинство обвиняемых составляли женщины.В других странах, в том числе в некоторых скандинавских странах, мужчины составляли незначительное большинство. Даже в Англии идея мужчины-ведьмы была вполне осуществима. По всей Европе в годы преследований ведьм около 6000 человек — от 10 до 15 процентов от общего числа — были казнены за колдовство.

В Англии большинство обвинителей и тех, кто подавал письменные жалобы на ведьм, были женщинами.

8. Ведьмы действительно поклонялись богиням-травникам-акушерам

Никто не поклонялся богине в период охоты на ведьм, а если и поклонялся, то они не оставили никаких следов в исторических записях.Несмотря на убеждения юристов, историков и политиков (таких как Карл Эрнст Ярке, Франц-Йозеф Моне, Жюль Мишле, Маргарет Мюррей и Генрих Гиммлер), «настоящего» языческого колдовства не существовало. В очень немногих испытаниях было какое-то остаточное язычество.

Идея о том, что обвиняемые в колдовстве были повитухами или травниками, и особенно что они были акушерками, обладающими женскими знаниями, угрожающими мужскому авторитету, является мифом. Акушерок обвиняли редко. Вместо этого они с большей вероятностью работали бок о бок с обвинителями, чтобы помочь им идентифицировать следы ведьм.Это были отметки на теле, которые, как полагают, указывали на то, что человек был ведьмой (не путать с отметками, нацарапанными или вырезанными на зданиях для защиты от ведьм).

Дайан Пуркисс — профессор английской литературы в колледже Кебл Оксфордского университета

Верхнее изображение: Фрагмент картины «Ведьмы» 1508 года, изображающей шабаш ведьм
(© Science History Images / Alamy Stock Photo)

Ведьм, монстров и фей в британском фольклоре

Здесь вы найдете сгруппированные вместе статьи и очерки о ведьмах, феях и монстрах из британского фольклора.

The Pendle Witches
Возможно, самый печально известный процесс над ведьмами 16 века. В 1612 году в тюрьме Ланкастера десять человек были повешены за колдовство. Их стали называть Pendle Witches…

Ведьмы в Англии
Правдивые истории о преследовании ведьм в Англии. Не для слабонервных!

Легенда о матери Лудлам, Суррейская ведьма
Мать Лудлам была белой ведьмой, которая любезно одалживала людям предметы с условием, что предмет должен быть возвращен в течение двух дней.Однако однажды мужчина попросил ее котел одолжить…

Келпи
Келпи — водный дух из шотландской легенды, изменяющий форму. Но будьте осторожны — это злые духи, надеющиеся заманить вас в водяную могилу…

Хелен Дункан
Последняя ведьма-спиритуалист Шотландии, среднего размера (на самом деле, крупная, она весила более 22 камней (это более 300 фунтов для любого читателя из США)) и последний человек в Британии, который был осужден и осужден по Колдовству 1735 года Акт…

Испытания ведьм Питтенвим
В 1705 году в результате некоторых диких историй, рассказанных 16-летним мальчиком, три человека погибли, а другие были жестоко замучены…

Вы верите в фей?
Истории о феях изобилуют на протяжении всей истории — но в 21 веке мы, конечно, все еще не верим в них — или мы?

Лох-несское чудовище
Первый зарегистрированный рассказ о «Несси» — это столкновение с глазу на глаз ирландского святого Св.Колумба в VI веке…

Легенда реки Конуи Афанц
Афанк был легендарным валлийским водным чудовищем, которое, как говорили некоторые, уподобляли Лох-Несскому чудовищу. Афанки жили в Ллин-ир-Афанк (Бассейн Афанков) на реке Конуи…

Джек на весенних каблуках
Он терроризировал викторианское общество, но кем был этот Бэтмен 19 века?

Народные средства, обереги и зелья
Или слава богу Национальной Службе Здравоохранения! Кто такие «врачи-землетрясения», как лечить бородавки и что такое «Королевское зло»? Читайте дальше…

BBC — Наследие — Мифы и легенды — Англия — Эссекс — Ведьма-искатель ведьм?

Поворот в сказке

Хотя большая часть его жизни — это хорошо записанная открытая книга, кончина Хопкинса остается загадкой.В одном из рассказов Уильяма Эндрюса, писателя XIX века, посвященного фольклору Эссекса, утверждается, что Хопкинса обвиняли в том, что он сам был ведьмой. Эндрюс утверждает, что Хопкинс был обвинен в краже книги, содержащей список всех ведьм в Англии, которую он якобы получил с помощью колдовства. Хопкинс заявил о своей невиновности, но разъяренная толпа вынудила его пройти собственное «плавательное» испытание. В одних рассказах говорится, что он утонул, в других — он плавал, был осужден и повешен. Однако никаких записей о его судебном процессе не существует.

Согласно местной легенде, призрак Хопкинса обитает в пруду Мистли.

Хопкинса «видели» на пруду Мистли — его дух переживает своих жертв
© Предоставлено Стивеном Аблеттом

Видение в одежде 17-го века, по-видимому, бродит по местности, особенно в пятницу вечером рядом с ведьмами Шабаши.

История рассказывает, что Хопкинс был одновременно и оскорбляемой, и возвышенной фигурой в одно время — в зависимости от того, на чьей стороне было мнение дьявола.Он и другие охотники на ведьм того времени могли выполнять свою работу относительно безнаказанно в вакууме власти, существовавшем во время гражданской войны в Англии 1639–1660 годов.

Историки предполагают, что вскоре после восстановления контроля охота на ведьм и судебные процессы в значительной степени прекратились. Другие считают, что колдовство стало слишком старой шляпой для интеллигенции раннего Просвещения, и что они, как известно, высмеивали такую ​​устаревшую чушь, чтобы убедить себя в своем интеллектуальном превосходстве.

Но колдовские казни подошли к концу, последняя из которых была записана в Эксетере, когда Алисия Молланд умерла в марте 1684 года.

Ваши комментарии

1 Роджер Олив из Харвича — 13 января 2004 г.
«Гостиница« Белая лошадь »в Мистли — еще одно место, где видели призрак или фигуру Хопкинса в платье 17-го века. Однажды инвестировав туда, сказала себе хозяйка & друг, что собака паба и персонал отказались пойти в конкретную комнату в задней части паба на 1-м этаже — бильярдная.Мы пошли туда, мой друг в маскарадном костюме 17-го века и я с фотоаппаратом, чтобы посмотреть, о чем идет речь. После съемок большей части пленки, игры в бильярд и пинты мы ушли без явных привидений. Тем не менее, когда пленка была проявлена ​​(мной — в то время как внештатный фотограф), все негативы были запотеваны, и, по моему профессиональному мнению, это не могло быть связано с неисправным оборудованием камеры или партией пленки в виде пары фотографий. Я снял паб перед тем, как мы вошли, вышло нормально.К сожалению, в тумане невозможно было разобрать изображения, и у меня никогда не было возможности вернуться назад. — Возможно, загадка для «Самого преследуемого».

2 Эмма Бамстед из Мистли — 6 января 2004 г.
«Мне сказали, что он пошел и напугал семью ведьм, погибших в Мистли.
«

Колдовство в Америке — Легенды Америки

Необычайное заблуждение, записанное как Салемское колдовство, было всего лишь отражением родственного безумия в Старом Свете, которое не было устранено, пока его жертвы не были исчислены тысячами.То, что людей следует обвинить в том, что они вступили в союз с сатаной, чтобы мучить своих собратьев и свергать силы праведности, примечательно; но то, что они должны признать свою вину, непостижимо, хотя история всех популярных заблуждений показывает, что слабые умы настолько поражены, что теряют контроль над собой, и что прихоть может быть такой же эпидемией, как оспа.

Так было в 1688 году, когда колдовское безумие, которое могло быть остановлено сезонной поркой, разразилось в Массачусетсе, первой жертвой стала дикая ирландка по имени Гуди Гловер, которая была повешена в Бостоне, которая через несколько лет участвовала соседняя община деревни Салем.

Шалости, причиненные «ведьмами», обычно были пустяками, и их обвинителям никогда не приходило в голову, что существует несоответствие между их мнимыми силами и их слабыми делами или что странно, что те, кто мог жить в царственной роскоши, так жалко бедные. Им приписывались боли и боли, гниль посевов, болезни крупного рогатого скота; дети жаловались на то, что их кололи шипами и булавками, и если истеричные девушки произносили имя какой-нибудь немощной старухи, в легкомысленном разговоре они фактически приговаривали ее к смерти.Слова одиннадцатилетнего ребенка было достаточно, чтобы повесить, сжечь или утопить ведьму.

Джайлз Кори был принужден к смерти за отказ дать ходатайство

Джайлс Кори, безупречный мужчина восьмидесяти лет, был приговорен к средневековью peine forte et dure, его тело было раздавлено тяжестью камней и бревен. Он отказался выступать в суде, и когда на него положили лучи, он только закричал: «Больше веса!» Тень несчастной жертвы долгие годы преследовала место его казни и всегда приходила предупреждать людей о бедствиях.После официального осуждения повешены также пятилетний ребенок и собака. Холм Виселицы, недалеко от Салема Таун, был свидетелем многих печальных трагедий, а старый вяз, стоявший на Бостон-Коммон до 1876 года, по слухам, служил виселицей для ведьм и квакеров. Обвинитель одного дня был пленником следующего, и даже духовенство было небезопасно.

Было совершено несколько побегов, как у голубоглазой служанки Уэнама, любовник которой помог ей сломать деревянную тюрьму и благополучно перенес ее за реку Мерримак, найдя для нее дом среди квакеров; и мисс Уиллер из Салема, которая попала под подозрение, и чьи братья поспешили ее в лодку, гребли вокруг мыса Энн и благополучно даровали ее в «доме ведьм» в Пиджен-Коув.Однако многие бежали в другие города, чтобы не подвергнуться риску обвинения, что обычно означало смерть.

Когда жена Филиппа Инглиша, Мэри, была арестована, он тоже попросил разделить ее судьбу, и оба, по дружескому ходатайству, были отправлены в Бостон, где им было разрешено находиться на свободе днем ​​при условии, что они пойдут. сажать в тюрьму каждую ночь. Незадолго до того, как их должны были отправить обратно в Салем-Таун для суда, они пошли в церковь и услышали проповедь преподобного Джошуа Муди из текста: «Если они будут преследовать вас в одном городе, бегите в другой.«Хороший священник не только проповедовал добро, но и практиковал его, и в ту ночь дверь их темницы была открыта. Получив представление от губернатора Фипса губернатору Нью-Йорка Флетчеру, они направились в это поселение и оставались там в безопасном и вежливом хранении, пока жители Салема Таун не пришли в себя, когда вернулись. Вскоре после этого миссис Инглиш умерла от последствий жестокости и беспокойства, и хотя преподобного Муди в целом хвалили за то, что он подменял закон здравым смыслом и справедливостью, были фанатики, которые преследовали его так постоянно, что он переехал в Плимут.

Мастер

Согласно поверьям того времени, колдунья или волшебник сжимались с сатаной ради дара сверхъестественной силы, а взамен должны были отдать свою душу лукавому после того, как его жизнь закончилась. Акт был подписан кровью ведьмы, и ужасные церемонии подтвердили договор. Затем сатана дал своему союзнику фамильяра в виде собаки, обезьяны, кошки или другого животного, обычно маленького и черного, а иногда и неприкрытого беса. Кормить этих «фамильяров» кровью ведьмы было запрещено английским законодательством, которое расценивало это как уголовное преступление; но, таким образом, их кормили тайно, и с их помощью ведьма могла вызывать бури, поражать посевы, прерывать рождение, хромать скот, опрокидывать дома и вызывать боли, судороги и болезни.

Если она хотела причинить вред человеку, она сделала глиняное или восковое изображение по его подобию, и вред и оскорбления, нанесенные на куклу, понес бы тот, кто был околдован, нож или игла вонзили в восковое тело, что остро ощущалось живой, как бы далеко он ни был. Если поместить это изображение в проточную воду, на горячий солнечный свет или возле огня, живая плоть будет истощена, поскольку она растает или растворяется, и человек, на которого воздействуют таким образом, умрет. Эта вера все еще распространена среди тех, кто пострадал от южных суеверий вуду.Ведьма тоже обладала способностью кататься на ветру, обычно с метлой для перевозки, после того, как она намазала метлу или себя волшебной мазью, и стайка неосвященных на свои субботы в змеиных болотах или на одиноких горных вершинах имела подробно описан теми, кто утверждает, что видел это зрелище. Иногда они хихикали и бормотали всю ночь перед домами духовенства, и только на Рождество их сила подвела их. Встречи были посвящены диким и непристойным оргиям, а сношения демонов и ведьм породили потомство жаб и змей.

Скинуокер, индейская ведьма

Естественно, обвиняли индейцев, поскольку они признавали существование как добрых, так и злых духов, их знахари исцелялись с помощью заклинаний, веря, что таким образом дьяволы были изгнаны из их пациентов, а в ранней истории страны красные Белые поселенцы приписывали человеку способности, едва ли уступающие силам восточных и европейских магов средневековья. Преподобный Коттон Мэзер обнаружил связь между сатаной и индейцами и заявил, что некоторые из племен алгонкинов с детства обучались как пова, или волшебники, приобретая способность второго зрения и общения с богами и духами через воздержание от еды и сна и соблюдение обрядов.Их суровая дисциплина сделала их жертвами нервного возбуждения, а обязанности заклинания оказали на их разум эффект, подобный тому, который производят газы из разлома в Дельфосе на аполлонических оракулов, их проявления безумия или безумия, переходящие в божественное или адское владение. Когда Джон Гибб, шотландец, сошедший с ума от религиозного возбуждения, был отправлен в эту страну своими усталыми соотечественниками, индейцы приветствовали его как более могущественного волшебника, чем любой из их числа, и он умер в 1720 году, восхищаясь и восхищаясь им. их боялись из-за того, что они были знакомы с духами из Hobbomocko (ада), на что должны были указывать его бреды и выходки.Два индийских слуги преподобного мистера Первиса из Салема, пытавшиеся с помощью заклинания обнаружить ведьму, были казнены как ведьмы. Индейцы, по достоинству оценившие салемское колдовство, были поражены его смертоносным действием, а англичане, возможно, потеряли некоторое влияние на туземцев вследствие этого безумия. «Великий Дух не посылает ведьм к французам», — сказали они. Барроу-Хилл, недалеко от Эймсбери, был местом встреч индийских паувау и ведьм, и в поздние часы ночи с его вершины светился свет костров, а темные фигуры смотрели на него.Старики говорят, что огни все еще горят зимой, хотя современные сомневающиеся заявляют, что это было северное сияние.

Дочь ведьмы

Но вера в ведьм не умерла, даже когда жители Салема пришли в себя. В долине Мерримак дьявол много лет находил обращенных. Считалось, что Гуди Моз из деревни Рокс послала жука, чтобы помешать работе ближайшего отряда. Жук безжалостно летел в лица гостей, сердито жужжая крыльями.Наконец, один из участников вечеринки ударил насекомое и раздавил его ногой. В этот самый момент Гуди Моз, имевшая зловещую репутацию, упала с лестницы в своем доме. Гуди Слопер из Уэст-Ньюбери, имеющая репутацию ведьмы, хромала после того, как мужчина ударил топором по балке дома, который она заколдовала. Однако позже она спасла себя, когда спасла двух человек от утонувших в реке. Гуди Уитчер из Эймсбери, чей ткацкий станок продолжал работать день и ночь после ее смерти.Гудман Николс из Рокс-Виллидж околдовал сына соседа, заставив его бежать с одного конца дома по гребню, а затем вниз по другому концу, чрезвычайно обеспокоив семью своими странными поступками. Сьюзи Мартин, тоже из Рокс-Виллидж, была повешена в тюрьме, несмотря на ее религиозные обряды, но не раньше, чем веревка сдвинулась так сильно, что ее нельзя было привязать какое-то время. Холм под Истоном, штат Пенсильвания, называемый Хексенкопф (голова ведьмы), был описан немецкими поселенцами как место ночных сборов странных женщин, которые кружились вокруг его вершины в «связанных танцах» и пели глубокими тонами, смешанными с ужасным смехом.После того, как одну из этих женщин в городке Уильямс наказали за очарование двадцатидолларовой лошади, их празднование прошло более тихо. В Ньюберипорте в 1679 г. соседи, зевшие на нее, обвинили добрую жену Элизабет Морс в колдовстве. Один сосед даже утверждал, что она заставляла его икры танцевать на задних лапах и рычать. Они также сказали, что у нее были корзины и горшки, которые танцевали в ее доме и летали вокруг солнца. Ее приговорили к смертной казни, но в конце концов губернатор помиловал ее.

Хуан Переа из Сан-Матео, штат Нью-Мексико, летал со своими друзьями на собрания в горах в форме огненного шара. Во время этих вылазок он оставлял свои собственные глаза дома и носил глаза какого-то грубого животного. Из-за того, что его собака съела его глаза, когда он по неосторожности положил их на стол, он всегда впоследствии носил глаза кошки. В 1800-х годах старуха, которая жила в хижине на Палисаде реки Гудзон, считалась виновной в местных штормах и авариях. Еще в 1889 году два индейца зуни были повешены на стене старой испанской церкви недалеко от их пуэбло в Аризоне по обвинению в том, что они сдули дождевые облака во время засухи.Считалось, что произошло что-то сверхъестественное в том событии, которое дало название Висельному холму возвышенности недалеко от Фоллс-Виллидж, штат Коннектикут, потому что однажды утром странный черный человек был найден мертвым висевшим на дереве возле его вершины.

Кувшин Молл

Молл Питчер, успешный колдун и гадалка из старого Линна, штат Массачусетс, фигурирует в устаревших стихах, пьесах и романах. Она жила в коттедже у подножия Хай Рока, где с ней консультировались не только респектабельные люди, но и те, у кого были дьявольские планы и которые хотели заранее узнать о результатах своих замыслов.Многие корабли были покинуты в час плавания, потому что они предвещали бедствие в путешествии. Она была среднего роста, с большой головой, спутанными волосами, длинноносым и проницательным синяком под глазом. Палки, которые она несла, были вырезаны из орешника, который висел у ручья, где незамужняя мать утопила своего ребенка. Девушка, которая пришла к ней за новостями о возлюбленном, потеряла рассудок, когда ведьма, движимая злым порывом, описала его смерть в яростно драматической манере. Однажды пропавшее судно зашло в порт, и радостный шок, который испытала девушка, когда моряк сжал ее в объятиях, вернул ее заблудшие чувства.Когда Молл Питчер умерла, к ней приехала маленькая дочь женщины, которую она так сильно огорчила.

Джон, или Эдвард, Даймонд, дед Молла Питчера, был великодушным волшебником. Когда суда пытались войти в порт Марблхед, штат Массачусетс, во время сильного шторма или ночью, их экипажи были поражены, услышав трубный голос, доносящийся с неба, отчетливо слышимый сквозь вой и шипение любой бури, говорящий им, как лежать. их курс, чтобы достичь гладкой воды. Это был голос Даймонда, говорящего со своего поста на деревенском кладбище за много миль.Он всегда приходил сюда в плохую погоду и выкрикивал приказы кораблям, которые были видны ему мистической силой, когда он шагал взад и вперед среди могил. Когда воры приходили к нему за советом, он очаровывал их и заставлял забирать добычу или заставлял их беспомощно топтать по улицам, неся тяжелую ношу.

Старая мамочка Редд

Старая мамочка Редд из Марблхеда, известная ведьма, могла свернуть молоко, полученное от коровы, а затем превратить его в синюю шерсть.У нее был сглаз, и если бы она захотела, ее взгляд или прикосновение могли испортить, как паралич. Достаточно было только, чтобы она пожелала, чтобы в колыбели нашли кровавый тесак, который заставил бы маленького обитателя умереть, в то время как весь город приписывал ей неприятности повседневной работы по дому и бизнесу. Ее неприятная известность привела к ее смерти от рук сограждан, которых «тревожили» нескончаемые странные происшествия: корабли появлялись непосредственно перед тем, как они потерпели крушение, и исчезли, пока люди смотрели на них; были замечены люди, идущие по воде после того, как их удобно похоронили; ветер раздавал имена моряков, обреченных никогда не возвращаться; шаги и голоса были услышаны на улицах перед смертью великих; одного человека преследовал труп в гробу; другого преследовал дьявол в карете, запряженной четырьмя белыми лошадьми; молодая женщина, которая только что получила в подарок прекрасную рыбу от своего любовника, была поражена, увидев, как он тает в воздухе, и была убита горем, когда на следующее утро узнала, что он умер в море.Так далеко, как Эймсбери, сила дьявола проявлялась в появлении человека, который шел по дорогам с головой под мышкой, и в ветряной мельнице, которую мельник всегда закрывал на закате, но она начиналась сама собой на закате. полночь. Очевидно, пора было избавиться от Мамми Редд.

Маргарет Вессон, «старая Мэг», жила в Глостере, штат Массачусетс, пока не умерла в результате выстрела, произведенного при осаде Луисбурга в пятистах милях отсюда в 1745 году. Два солдата Глостера перед французскими стенами. города, были раздражены вороной, которая летала над ними и вокруг них, резко каркая и не обращая внимания на камни и выстрелы, пока им не пришло в голову, что птица могла быть не кем иным, как старой Мэг в другой форме, и, поскольку серебряные пули являются уважаемыми противоядием от зла ​​колдовства, они вырезали две серебряные пуговицы на своей униформе и стреляли ими в ворона.При первом же выстреле у него сломалась нога; во второй он упал замертво. Вернувшись в Глостер, они узнали, что старая Мэг упала и сломала ногу в тот момент, когда по вороне стреляли, и что она умерла вскоре после этого. Было произведено обследование ее тела, и из ее плоти были извлечены идентичные пуговицы, которые были застрелены в ворону в Луисбурге.

Котел ведьмы

Когда гражданин Нью-Хейвена ехал домой — это было во время событий в Салеме — он увидел у головы своей лошади очертания женщин, которые искренне перешептывались друг с другом и без особых усилий держали ритм рыси своего животного. .«Во имя Бога, скажи мне, кто ты», — воскликнул путешественник, и во имя Бога они исчезли. На следующий день сад человека потряс невидимые руки, и фрукт упал. На задних лапах по окрестностям бегали кабаны; дети кричали, что в них кто-то воткнул булавки; один мужчина катался по полу, как будто его толкали, и за ним нужно было следить, чтобы он не упал в огонь; когда хозяйки готовили хлеб, они находили его таким же волосатым, как в городском пансионе; когда делали мягкое мыло, оно стекало из чайника по полу, как лава; камни падали в дымоходы и разбивали посуду.Один из фермеров отрезал ухо свинье, которая шла на задних лапах, и вскоре появилось эксцентричное старое тело из окрестностей с одним ухом в муфле, таким образом убедив сообщество, что она создала проблемы. Когда женщина варила калий, он начал прыгать, и в котел был выпущен выстрел из ружья, что вызвало внезапное затишье. Утром ведьму нашли мертвой на полу. Однако убийство только усугубляло ее, потому что она переехала в заброшенный дом недалеко от своего собственного и каждую ночь устраивала безумные пирушки; Слышались скрипки, вспыхивали огни, бросались камни и крики вызывали у людей на расстоянии серию холодной дрожи, но население испробовало эффект разрушения дома, и в городе воцарилась тишина.

В начале XIX века худая старуха, известная как тетя Вудворд, жила одна в бревенчатой ​​хижине в Майнот Корнер, штат Мэн, наслаждаясь трепетом жителей этого уединенного города. Из-за нее они мало передвигались по ночам, и одна бедная девушка смертельно боялась, что таинственным искусством она не превратится за два дня в белого коня. Один гражданин удержал ее подальше от своего дома, прибив подкову к двери, в то время как другой лишил силы ее заклинаний, поставив у порога ветку «круглого дерева».Ночью она посещала большой квадратный дом, где часто можно было слышать, как плачет призрак убитого младенца, а днем ​​она накладывала чары на продукты и посуду своих соседей и превращала их сливки в пахту. «Дядя» Блейсделл поспешил в поселение, чтобы сказать фермерам, что тетя Вудворд забралась в его сани посреди дороги, и что его четыре волчьих упора не могут сдвинуть их ни на дюйм, но что после того, как она спрыгнула с одного ярма скота без усилия тянул груз дерева.И все же она умерла в своей постели.

Составлено и отредактировано Кэти Вайзер / Легенды Америки, обновлено в октябре 2018 г.

См. Также:

Салем-Виллидж, Массачусетс — Город охоты на ведьм

Призрачные легенды

Легенды, призраки, мифы и тайны

Moll Pitcher — Знаменитая гадалка

Индейские легенды и сказки

Об авторе: Чарльз Монтгомери Скиннер (1852–1907), американский писатель, наиболее известен своими сборниками мифов, легенд и фольклора, найденных как в Соединенных Штатах, так и во всем мире.Его сочинения были разнообразными, в том числе его популярные фольклорные сказки, а также руководства по садоводству и благоустройству городов и естествознанию. Этот рассказ взят из его девятитомного сборника «Мифы и легенды нашей собственной земли», опубликованного в 1896 году. Однако рассказ, как он представляется здесь, не является дословным, поскольку он был отредактирован для пояснения, дополнительной информации и простоты современного читатель. Однако контекст остается по сути тем же.

Мифы и волшебство ведьмы — архив, 1994 | Хэллоуин

Сегодня, когда дети оденутся и наденут зеленые пластиковые маски, многие взрослые внутренне будут стонать.Они вполне могут сосредоточить свои жалобы на Хэллоуине как на американском импорте с коммерческими атрибутами. Но их беспокойство может быть глубже. Является ли Хэллоуин благоприятным сезонным праздником, уходящим корнями в канун Дня всех святых, или, по мнению Церкви, побуждать детей проявлять интерес к сатанинским ритуалам более опасно?

Колдовство все еще может вызывать беспокойство. Данные о продажах специализированных журналов и принадлежностей для ведьм позволяют предположить, что практика колдовства включает в себя столько же людей, сколько и религиозные меньшинства, такие как буддизм.Он особенно популярен среди феминисток, ищущих дохристианскую религию, в которой женщины, природа и оккультизм занимают центральное место. Доктор Рональд Хаттон, автор книги «Языческие религии Британских островов», говорит: «Большинство шабашей разделяют основные принципы поклонения богиням, веру в священность природы и почитание сущностей, таких как ночь, лунный свет и женское начало. В этом отношении это контр-религия, которая почитает то, что было принижено нашей культурой ».

Спросите у окружающих, и большинство женщин, хоть немного разбирающихся в альтернативных вещах, поймут, кем были настоящие ведьмы: первобытные целители, травники, женщины-врачи, поклонники природы.Ведьмы 16-го века постоянно считаются преследуемыми невинными людьми.

Популярная переоценка ведьм датируется 1970-ми годами. Историки и антропологи отмечают, что жертвами охоты на ведьм в 16 веке были в основном «маргинальные» женщины — вдовы, незамужние и бесплодные женщины. В книге «Религия и упадок магии» Кейт Томас утверждает, что враждебность к магии во время Реформации оставила многих простых деревенских жителей совершенно бессильными перед превратностями жизни.Их чувство уязвимости нашло выражение в страхах, которые проецировались за пределы их собственного окружения. Образ аутсайдера, женщины, заключившей секретный договор с дьяволом, стал мощным козлом отпущения за беды общества.

Некоторые феминистки ухватились за эту концепцию одинокой и изолированной женщины, которую ругали за ее тайные способности. В Америке движение под названием «Ведьма» («Женщины, вдохновленные историей») утверждало, что страх и ненависть, вдохновленные ведьмой, отражают силу женственности, которая не вписывается в общество, в котором доминируют мужчины.В представлении феминисток ведьма стала мудрой женщиной и целительницей, отстаивающей традиционное понимание мира природы в противовес рациональности, науке и медицине.

Романтический период представляет собой готовую мифологию о ведьмах как доброжелательных поклонниках природы. Рационалисты Просвещения отказывались верить в существование колдовства, поэтому они рассматривали охоту на ведьм как ужасное мученичество невинных людей. Подразумеваемая критика за то, что церковь допустила это, возмутила реакционных писателей, которые нанесли ответный удар альтернативной идеей: предполагаемые ведьмы были язычниками.В то время как более либеральные писатели утверждали, что эти «посторонние» выступали за религиозную и социальную свободу в отличие от феодального государства и нетерпимой церкви.

Публичное повешение ведьм в Шотландии, 1678 г. Фотография: Коллекция Грейнджер / Alamy Стоковое Фото

В 1920-х годах египтолог Маргарет Мюррей утверждала, что нашла доказательства того, что ведьмы практиковали язычников. Позже выяснилось, что она исказила свои выводы, но к тому времени ее идеи были подхвачены отцами-основателями современного колдовства, такими писателями, как Алистер Кроули и Джеральд Гарднер.

Книга Гарднера «Современное колдовство», опубликованная в 1954 году, стала признанным руководством по искусству. Он объединил поклонение природе и интерес к древним символам и высокой магии, утверждая, что это изначальная религия язычества. Сьюзан Гринвуд, антрополог, в настоящее время изучающая современное колдовство в Великобритании, комментирует: «Он также добавил свое собственное изменение — свой интерес к доминирующим женщинам и хорошо задокументированную склонность к бичеванию».

Ведьма стала верховной жрицей викканской религии. , создавая миф о женской силе и интуитивном познании природы, столь любимом современным феминизмом.Стархок, вероятно, самая известная ведьма феминизма, обновила миф, добавив шаманизма и интереса к обычаям коренных американцев. Она придерживается идей Гарднера о колдовстве как о древней религии богини, «почитая Универсальный женский принцип, который долгое время игнорировался в нашей культуре».

Доктор Рональд Хаттон говорит, что четыре элемента, брошенные в котел Гарднера, имеют долгую историю. Это высокая магия, такая как каббала, магия изгороди (использование трав), сезонный ритуал и роман с древними.Но это никогда не составляло последовательной языческой матриархальной религии. Также нет никаких доказательств того, что женщины, преследуемые в прошлом, были язычниками, поклоняющимися природе. «Это были просто люди, у которых было много врагов. Им не повезло ».

Но если настоящие ведьмы не язычники, то кто они? Один историк-феминистка недавно поставил под сомнение идею доброжелательного почитателя земли. В «Эдипе и дьяволе» Линдал Ропер использует психоанализ для интерпретации фантазий, связанных с обвинениями в колдовстве.Из своего исследования охоты на ведьм в Германии XVI века она пришла к выводу, что «даже несмотря на то, что судебные процессы проводились мужчинами, большинство обвинений сначала выдвигалось женщинами против других женщин, которые, как считалось, причиняли вред, обычно ребенку. Эти обвиняемые женщины часто холодно и бессердечно относились к смерти других женщин. Было много отрицательных эмоций ».

Ропер считает, что обвинения в колдовстве коренятся в завистливых и враждебных фантазиях, связанных с материнством. В Германии она обнаружила, что акушерки были чрезмерно представлены в группе преследуемых женщин.Среди обвиняемых были и другие типы женщин, но «их объединяет то, что они часто находятся в каких-то материнских или зависимых отношениях с обвинителем».

Аналогичная картина наблюдается в Англии, где обвиняемые женщины включали бабушек, бездетных женщин и, в частности, рожениц, которые помогали при рождении ребенка. Такие женщины были особенно уязвимы для фантазий и тревог, возникавших в то время.

«В то время, когда женщина рожала ребенка, первые шесть недель были странным временем.Женщина не была «воцерковлена», то есть очищена и возвращена в христианскую общину. Ее окружали в основном женщины. Если ребенок умер, его нельзя было похоронить. Няня кормила и ухаживала за ребенком, так что если с ребенком что-то пошло не так, то почти наверняка это было связано с едой. Большинство обвинений касалось пищевых отравлений, особенно детей. Также поступали обвинения в недомоганиях и приметах на детском теле. Одну женщину обвинили в том, что у ребенка растут соски.И если позже что-то пошло не так, женщины оглянулись на тех, кто, возможно, враждебно относился к ним и завидовал им во время их беременности ».

Ропер считает идеи Мелани Кляйн особенно полезными. «Обычные оговорки относительно того, что Кляйн приписывает психотическое поведение нормальным младенцам, на самом деле не верны. Обвинения и встречные обвинения в колдовстве носят психотический характер. Они происходят из примитивного страха быть брошенным. Это пробуждает агрессию, которая, в свою очередь, вызывает страх возмездия со стороны матери.Враждебность к матери часто пробуждается вновь после рождения у женщины собственного ребенка. А если есть болезнь или опасность, эти пугающие негативные эмоции передаются кому-то в своего рода материнских отношениях с ребенком ».

Идеи Ропера о фантазиях злобной матери проливают свет на объяснение того, почему обвинения были настолько сильными. «Я пока не могу это подтвердить. Но я думаю, что изменение статуса Марии как для протестантов, так и для католиков может иметь значение ».

Подобные размышления лишают современную ведьму исторических предшественников, связывающих ее с древними поклонниками природы.Но они вряд ли подорвут современное колдовство.

Доктор Хаттон считает, что современное колдовство успешно зарекомендовало себя как религия меньшинства, потому что оно отвечает реальным современным потребностям, «это зеленая вечеринка на молитве». Но он не станет отрицать, что термин «ведьма» по-прежнему вызывает крайнюю негативность. «Многие современные ведьмы были довольно наивны. Но сейчас многие вообще избегают употребления слова «w». Когда смутные семьи Нью Эйдж теряли своих детей из-за обвинений в сатанинском насилии на Оркнейских островах, это сосредоточило их умы.Это показало язычникам, насколько они уязвимы, если такое стечение обстоятельств когда-либо повторится ».

Ведьмы и волшебники | Encyclopedia.com

Национальность / Культура

Различные персонажи

Альтернативные имена

Колдуны, колдуны

Появляется в

Различные мифы по всему миру

Происхождение
8

9022

Ведьмы и волшебники — это люди, которые, как считается, обладают магическими способностями или командуют сверхъестественными силами.Они появляются в мифах и сказках многих культур. Слово «ведьма» обычно относится к женщине, хотя в некоторых традициях существуют ведьмы-мужчины. Мужчин, обладающих способностями, связанными с колдовством, часто называют волшебниками или колдунами.

Во многих мифах и легендах ведьмы злые, нечестные или опасные. Некоторые культуры не считают их полностью людьми. Ведьмы могут быть одержимы демонами или злыми духами, решившими причинить вред людям, если они не злы по своей природе. Тем не менее, обычные мужчины и женщины могут изучать магию с целью причинить вред другим.Таких людей иногда называют колдунами и колдуньями, а не волшебниками и ведьмами. Африканская традиция проводит различие между хорошими магами или знахарями и плохими магами или колдунами. Оба типа отличаются от нечеловеческой ведьмы.

Не все ведьмы и волшебники злые. В некоторых мифах и сказках упоминаются добрые духи или волшебники, которые помогают людям. Говорят, что они практикуют «белую магию», а не «черную магию» злых ведьм и волшебников. «Чудесный волшебник из страны Оз», современная детская книга, ставшая знаменитым фильмом, рассказывает о ведьмах обоих типов.Их легко отличить друг от друга: злая ведьма — это старая ведьма, одетая в черное, а добрая ведьма — красивая женщина с мягким голосом, одетая как принцесса.

Однако маги, которые появляются в мифах и сказках, не всегда четко обозначены. Они могут быть непредсказуемыми и неопределенного характера — ни полностью хорошими, ни полностью злыми. Их обращение с людьми может зависеть от того, как с ними обращаются. Часто люди встречают старушек, не подозревая, что имеют дело с ведьмами.В таких случаях ведьма может вознаградить за доброту и наказать за грубость.

Легендарные ведьмы и волшебники Ведьмы принимают разные формы. Традиционный образ в европейском и американском фольклоре — морщинистая старуха, возможно, в черной мантии и конической шляпе. Эти ведьмы общаются со злыми духами, называемыми фамильярами, которые часто принимают форму черной кошки. Согласно легенде, у японских ведьм есть совы в качестве фамильяров, а у африканских ведьм — обезьяны.

Полет часто ассоциируется с колдовством.В американских сказках ведьмы обычно путешествуют по ночному небу на зачарованных метлах. В некоторых частях Африки ведьмы летают на летучих мышах. Африканские ведьмы часто принимают форму животных и едят человеческое мясо. В мифологии некоторых культур ведьмы могут превращаться в животных, чтобы охотиться на своих жертв.

Колдовство древние. Книга Самуила в Ветхом Завете Библии содержит рассказ о волшебнице по имени Эндорская ведьма. Саул, первый царь Израиля, изгнал магов из своего царства, но в конце концов попросил совета у Эндорской ведьмы, у которой был «знакомый дух».Уверенная, что она не будет наказана за магию, ведьма вызвала дух Самуила, мертвого пророка израильтян. Дух предсказал поражение Саула в битве, которая должна была произойти на следующий день.

В «Одиссее», эпосе древней Греции, герой Одиссей (произносится «о-ДИС-и-у») и его люди встретили ведьму по имени Цирцея (произносится «СУР-см»). Дочь бога и нимфы океана, Цирцея обладала силой превращать людей в животных и монстров.Ее островной дом был населен львами, медведями и волками — все они когда-то были людьми, но были преобразованы ее магией. Хотя она превратила некоторых людей Одиссея в свиней, герой использовал особую траву, которая защищала его от ее магии.

Колдовство и магия сыграли важную роль в легендах о короле Артуре Британии. Мерлин , могущественный волшебник, руководил и влиял на короля Артура на протяжении всей его жизни. Ведьма по имени Морган Ле Фэй также фигурирует в легендах и заботится об Артуре после того, как он был ранен в бою.

В славянском фольклоре Восточной Европы и Западной России есть ведьма по имени Баба Яга (произносится БАХ-бух йух-ГА), худощавая старуха, прозвище которой означает «костлявые ноги». Баба Яга живет одна в избе в глубине леса. Хижина стоит на куриных ножках и окружена забором, украшенным черепами. Посетители, желающие войти, должны произнести магическую формулу. Хотя Баба Яга иногда помогает герою или героине сказки, в целом она опасная фигура, которую нужно перехитрить.

Одна история Бабы-Яги касается князя по имени Иван, которому нужен был очень быстрый конь, чтобы спасти свою жену из лап чудовища. Иван узнал, что у Бабы Яги есть особые лошади, и попросил ее использовать одну. Ведьма сказала, что сначала он должен сторожить ее лошадей на три ночи. Она была уверена, что Иван не справится с заданием, потому что приказывала лошадям уезжать галопом каждую ночь. Однако Иван проявил доброту к разным животным и насекомым, и они собрали для него лошадей.Наконец Иван схватил одну из лошадей и поскакал спасать жену. Баба Яга гналась за ним, но он ее обогнал.

Ведьмы и колдуны часто встречаются в мифах американских индейцев. В отличие от шаманов и целителей, они страшные и разрушительные существа. У навахо на юго-западе Америки есть истории об адилгасии, ведьмах, которые путешествуют по ночам в шкурах койотов или других животных и используют яд, сделанный из наземных костей младенцев, чтобы нанести вред живым. По-английски адилгашии называют перевертышами.

Тлинкиты с северо-запада Тихого океана верят, что мужчина с неверной женой становится ведьмой, выпив из черепа мертвого шамана. Эта первая ведьма затем создает других ведьм, как мужчин, так и женщин. Они приобретают темные силы, скрываясь на кладбищах и обращаясь с мертвыми. В соответствии с темой, которая повторяется в историях из многих культур, тлинкитские ведьмы делают кукол из волос, одежды или еды тех, кому они хотят причинить вред. Помещая этих кукол в могилы, чтобы они гнили вместе с трупами, ведьмы заставляют своих жертв заболеть.Ведьма может отменить заклинание и вылечить жертву, ополоснув куклу в соленой воде.

Ведьмы и волшебники в контексте

Во многих культурах мира есть легенды или мифы о ведьмах и волшебниках. То, как культура обращается к идее магии, отражено в этих мифах. Например, в христианских культурах магия почти всегда считается действием дьявола. Таким образом, в христианских историях ведьмы — это злые существа, которые стремятся только причинить вред. Стоит отметить, что в христианских историях описано много полезных магических событий, но они почти всегда называются «чудесами», а не магией.

В средние века в Европе вера в ведьм была широко распространена. Говорят, что ведьмы поклоняются Дьяволу. Тысячи женщин и несколько мужчин были замучены и казнены по обвинению в колдовстве. Англичане, обосновавшиеся в Северной Америке, принесли с собой страх перед ведьмами. Охота на ведьм в Салеме, штат Массачусетс, в 1692 году привела к казни девятнадцати человек. Даже сегодня обвинения в колдовстве могут привести к насилию в некоторых частях мира.

Во многих системах верований, например в индуизме, магия рассматривается как нечто хорошее или плохое.В этих культурах волшебники и ведьмы могут считаться полезными персонажами или даже героями. Очень часто встречаются маги, единственной целью которых является борьба со злой магией или защита кого-либо от ее воздействия. Волшебник Мерлин, фигурирующий в римско-британских легендах, использует магию по причинам, которые в большинстве случаев представлены как положительные или полезные. В наше время ведьм и волшебников смотрят довольно положительно, во многих фильмах, телешоу и видеоиграх такие персонажи фигурируют в качестве героев.Это может отражать ощущение, что к магии и другим сверхъестественным силам относятся менее серьезно, потому что благодаря достижениям науки они больше не считаются причинами трагических событий.

Ключевые темы и символы

Центральной темой рассказов о ведьмах и волшебниках является способность сверхъестественным образом управлять людьми, объектами и событиями. Это включает в себя все: от исчезновения объектов до тайного причинения болезни человеку. В большинстве историй этот контроль мотивируется желанием больших богатств и власти или желанием мести.Иногда мотивация — любовь, как в хорошем, так и в плохом смысле. Цирцея превратила красивую нимфу Сциллу (произносится как СИЛ-а) в монстра, когда мужчина предпочел ее Цирцею.

Одним из символов, наиболее часто ассоциируемых с колдовством в европейских культурах, является метла. Это объект, традиционно связанный с женщинами и их домашними обязанностями, и поэтому отражает мнение о том, что женщины считались более склонными к сверхъестественному. Другой распространенный символ во многих культурах — это палка или жезл, используемый ведьмой или волшебником; Часто это ветка дерева или что-то из дерева или кости, что символизирует важность природы в передаче магии.

Ведьмы и волшебники в искусстве, литературе и повседневной жизни

На протяжении всей истории ведьмы и волшебники всегда поражали воображение писателей и художников. Художники традиционно изображали ведьм как отвратительных ведьм, хотя некоторые персонажи, такие как Цирцея, изображаются красивыми и соблазнительными. Такие авторы, как Эдмунд Спенсер, Уильям Шекспир и сэр Томас Мэлори, включили волшебников и ведьм в качестве ключевых персонажей в некоторые из своих самых важных произведений. В наше время Л.Фрэнк Баум, Стивен Кинг и Дж. Р. Р. Толкин создали подобных запоминающихся персонажей. Многие телешоу основаны на представлении о ведьмах и волшебниках, тайно существующих как часть основного общества. Некоторые известные примеры включают Bewitched; Сабрина, маленькая ведьма; и Wizards of Waverly Phce.

Читайте, пишите, думайте, обсуждайте

Истории о ведьмах и волшебниках продолжают очаровывать публику и вдохновлять писателей. Помимо создания потусторонней атмосферы, такие истории часто раскрывают правду об обычном человеческом существовании.В серии современных фэнтези-книг о Гарри Поттере британская писательница Дж. К. Роулинг описывает целое общество, связанное с магией. Читатель следует за Гарри, обычным мальчиком, который учится в школе чародейства и волшебства Хогвартс. Между приключениями, наполненными драконами, , волшебными зельями и летающими метлами, Роулинг показывает, как Гарри узнает о таких ценностях, как дружба, верность и храбрость. Первая книга в серии из семи книг — «Гарри Поттер и философский камень» (также известная как «Гарри Поттер и философский камень»).

СМОТРИ ТАКЖЕ Circe; Дьяволы и демоны; Мерлин

Читать «Ведьм и волшебников в Интернете» Люси Кавендиш

Автор

Знакомство с

Ведьмы и волшебники

Люси Кавендиш

Соберитесь, друзья, на этих страницах есть сказки о волшебниках заклинание Зерна, ведьм, вызывающих духов для исцеления и причинения вреда. Шокирующие истории о советниках Королев, о хитрых мужчинах и женщинах на продуваемых ветрами холмах, о полубезумных магах, призывающих богов древнего Египта, их котлы, жезлы и магия все еще окружают нас каждый божий день.

Имейте в виду — это не книга фантастики. Оккультные легенды, которые вы откроете для себя на его страницах, реальны. Эти легенды когда-то были (а некоторые до сих пор) из плоти и крови, как ты и как я. Они жили и любили, страдали и побеждали, и все они занимались магией своим собственным, а иногда и очень своеобразным способом. Каждый из них по-своему увлекателен, но вместе они являются самим материалом легенд, правдой, скрывающейся за фантазиями, пронизывающими нашу жизнь.

Я изучаю этих существ очень давно.История, и в частности жизни магических людей, являются для меня чем-то вроде навязчивой идеи. Эта книга — результат многолетних исследований, путешествий в довольно малоизвестные, а иногда и странные места, исследований в старых библиотеках и затхлых фолиантах, и все это для того, чтобы по-настоящему понять, кто эти люди.

Когда я впервые начал узнавать об этих удивительных магических людях, их страстях, их славе и трагедиях и их могущественном влиянии, мне действительно не с кем было поделиться своими открытиями.Я была обычной и немного странной девушкой, которая жила в обгоревшем пригороде Сиднея, и никого из моих знакомых не интересовало то, что меня так привлекало — Магия, мифы и тайны поглотили меня! Со временем я стала практикующей ведьмой, а затем и публичной. Мой первый тренировочный круг был еще в 1987 году, и моей первой колодой Таро, купленной в том же году, была колода Кроули-Тота с рисунками леди Фриды Харрис. Я путешествовал по Авалону и прошел путь Друидов и Волшебников, и с этим обучением я все больше и больше увлекался слоями, лежащими за легендарными ведьмами и волшебниками.Прогуливаясь по улицам Сиднея, я думал о Розалин Нортон, ведьме Кингс-Креста, которая возится со своим искусством на тротуарах, чтобы заработать достаточно денег на свои холсты. Прогуливаясь по лабиринту эзотерических книжных магазинов в лондонском Ковент-Гарден, я размышлял о членах Золотой Зари и печально известном Алистере Кроули, а в огромном Британском музее я снова и снова выискивал небольшой шкаф с магическими инструментами доктора Джона Ди , волшебник елизаветинской эпохи, чьи работы сегодня имеют еще большее влияние, чем когда-либо прежде.

Какими бы ущербными они ни были, я был воодушевлен этими невероятными людьми и их пренебрежением к условностям в гораздо более опасные времена, чем те, в которых я живу. Я нашел в них вдохновение, когда начал публично работать как Ведьма и столкнулся с неизбежной негативной реакцией, недоразумениями и мелкими предрассудками, которые может принести выход из шкафа с метлами. И, конечно же, я узнал, что есть много таких, как я, людей, которых заинтриговали и увлекли эти оккультные легенды.

Теперь, когда такие книги, как сериал о Гарри Поттере и экранизация «Властелина колец» в блокбастерах, пользуются огромным успехом, многие люди жаждут правды, скрывающейся за этими фантазиями.И хотя они вымысел, в их основе лежит настоящая древняя магия. За этими бесчисленными книгами, стихами, картинами, фантастическими телесериалами и блокбастерами стоит замечательная группа реальных людей.

Видите ли, магия — это не фантастика, как и ведьмы и волшебники. Из их историй вы обнаружите, что они не только могущественны, но и временами слишком человечны. Есть что-то милое и трогательное в знании того, что величайшие и самые одаренные ведьмы и волшебники борются так же, как и мы с вами.Мы часто предполагаем, что, когда люди глубоко подключаются к Магии внутри и снаружи, сверху и снизу, они каким-то образом становятся невосприимчивыми ко всем урокам обычной жизни. Но это не так, ни для последних, ни для величайших из нас. Их вражды, их любовные связи, их пристрастия, их конфликты, их ошибки и их противоречия находятся на этих страницах не для того, чтобы указывать пальцем, а для того, чтобы увидеть, насколько мы все люди. Иногда, несмотря на все свои награды, роль ведьмы или волшебника делает человеческую жизнь еще более сложной, а иногда даже совершенно опасной.Для этих легенд приспособление могло быть более безопасным вариантом, но это никогда не было реальной возможностью, учитывая их магическую природу. Так что они вдохновляют всех нас, кто чувствует себя временами более чем немного странно в соответствии с требованиями мейнстрима.

Так много людей заслуживают того, чтобы им рассказывали свои истории, а эта книга никоим образом не является полной историей. Так много людей умерло во время Burning Times, было заключено в тюрьму во время Салемского процесса над ведьмами или повешено на холмах, как ведьмы Пендла.Многие из них были упущены из виду, забыты. Так что, помимо историй об известных и печально известных людях, я включил небольшие личные истории. Я включил их, чтобы в их жизни было хоть немного уважения, которым они заслуживают.

В конце девятнадцатого и двадцатого веков появились яркие ведьмы и волшебники, некоторые из которых напрямую привлекали внимание, и их энергичность, смелость и революционность проложили путь, по которому мы все идем по сей день. Возможно, они даже изменили ход истории.Могли бы нацисты добиться успеха без Магической битвы за Британию? Без членов Общества Золотой Зари у нас может не быть карт Таро и гаданий. Без Джона Ди, Мерлина из Мортлейка, было бы так много людей сегодня, пытающихся поговорить с Ангелами?

Пожалуйста, знайте, что я не собираюсь делать «Ведьмы и волшебники» каким-либо образом исчерпывающей академической работой или удовлетворительной биографией каждого человека, представленного в ней. Вместо этого эта книга пытается вернуть их в контекст, который не упрощает их реальность.Такие люди, как Алистер Кроули и Розалин Нортон, никогда не уходили от сенсации таблоидов, но они заслужили уважение, внимание и признание как проводники удивительных социальных изменений. Другие просто заслуживают того, чтобы им рассказали свои личные истории, например, девятнадцатилетний Гобелен из Верцберга, Германия, охваченный безумием охоты на ведьм, вдохновленной Маллеусом Малефикарумом, или Эдвард Келли, шарлатан или величайший ченнеллер, или Дорин Валиенте, лучшая певица. современная мать чародейства.

Я надеюсь, что через общение с этими удивительными душами и их историями вы вдохновитесь жить своей собственной жизнью с немного большей смелостью.Быть немного более смелым, немного менее послушным условностям и осознавать, что ваша борьба и проблемы делают вас героем, и что вы маг, а людям с магией не всегда легко — но у них почти всегда есть такая жизнь. богаты и значимы.

Желаю вам прекрасного чтения и счастливой магической жизни. Возможно, вы тоже являетесь одной из этих Ведьм и Волшебников, и миру нужно, чтобы вы сейчас заняли ваше место и сыграли свою роль в этой эволюции человеческого духа.

С величайшими благословениями

Люси Кавендиш

Кровавая Луна, 2015

Змея ползла

Предыстория — Темные века

До того, как наступил террор, было перемирие между путями Старых Богов и Новых … в Темные века был свет в форме гармонии, и сеть Вирда уважалась всеми — даже христианскими королями.

Волшебник стоит неподвижно в поле на рассвете, его глаза устремлены на горизонт, все чувства ожидают первых лучей восхода солнца, чтобы выбрать идеальный момент для начала древней церемонии.Он тихо бормочет заклинания в неподвижном воздухе, каждый стих набирает силу по мере того, как солнце приближается к краю горизонта. У его ног лежат четыре дерна, зашитые семенами, в поле стоит красиво вырезанный плуг. С каждым мгновением его голос становится все сильнее и дикее, и вскоре люди, собравшиеся вокруг, начнут понимать, что он говорит. И они жаждут услышать — потому что он произносит старые слова над землей, магические звуки, которые вернут поля к жизни, молитвы, которые принесут зерно и овощи, фрукты и семена, которые обеспечат каждый один из них с жизнью на протяжении всего сезона — и времен года — впереди.

Каждый член крошечной общины привнес что-то в этот грандиозный ритуал — ритуал, известный как AEcerbot, или «Средство», чтобы принести плоды на поля. Чары Field Remedy — это не прихоти и не игра с Магией. Это круглосуточный процесс, который начался на закате накануне вечером, и Волшебник работал не один. Ибо священник новой церкви работал и молился над четырьмя грядками земли, взятыми с полей прихожан. Он пропитал их корни припарками из меда, масла, молока и трав, сделанных Мудрыми женщинами.Он помолился над дернами и отслужил за них мессу. Он взял четыре распятия и вложил их в каждый дерн в Церкви, написав имена святых на каждом кресте. Волшебнику не нравится это изменение в заклинании — ведь когда-то руны были написаны на дернах, но сейчас они согласились, что святых тоже нужно попросить благословения, и это облегчает разум священника, зная, что поля будут засеянные благословениями святых и матери земли,

.